home
user-header
Дом и его мечта
27 августа 2017 г., 09:05 367

Он стоит в глубине лесистого участка, тихий, печальный, всеми забытый. Его шиферная крыша, крашеные светлозеленым ставенки и наличники, потемневшие бревна, помутневшие окна маленькой веранды молчаливо грустят о былых временах. Забор - низенький, крашеный в тон дому штакетник - местами обвалился. Держатся на честном слове деревянные ворота. Темные остовы теплиц и старые детские качели на высоких лиственничных столбах давно не использовались по назначению.

В уголочке приютился сарай с подвалом, дровянник с рассохшимися чурками, козлы для распилки дров. Напротив стоит верстак, спрятался в зарослях шиповника уличный туалет с сердечком-окошком на двери. Почти посередине, у забора, угадывается заросшая травой и акациями песочница и деревянная самодельная "шведская стенка". Сбоку от дома, в передней части участка стоит гаражик с обитыми металлом воротами. По соснам бегают белки, а перед домом растет огромная черемуха. Растут и смородина с рябиной. Только никто не собирает с них ягод, никто не подрезает их ветви.

Это дача когда-то была отдушиной Светланы Прокопьевны и ее мужа Егора Васильевича. Просторный участок много лет назад подкупил их своей красотой, близостью к автобусной остановке и отдаленностью от шумного Сергеляхского шоссе. Как же Свете завидовали подруги! Дача утопала в любовно высаженных цветах, стол ломился от урожая овощей и ягод. Яркие занавески на окнах, ажурные скатерти, даже абажуры - все было сделано руками счастливой хозяйки. Вскоре, поступив в ВУЗы, друг за другом на материк уехали дети - сын в Ленинград, дочь - в Москву. Костя вскоре женился и осел в городе на Неве. А Лена после первого курса приехала на каникулы, быстренько родила, и оставив своим родителям новорожденную девочку уехала обратно. Зашушукались в близком и дальнем окружении, мол, дочь Антоновых-то принесла в подоле. Но удивительная красота зеленоглазой Юленьки заставила всех прикусить недобрые языки - внучка у Светланы с Егором получилась что надо. Пришлось молодой бабушке уйти на пенсию, а дедушке - мастерить крошечные стульчики и табуреточки, песочницу, детский уголок на даче.

Лена же в Якутск приезжать перестала. Говорили, что вышла замуж и уехала в Ригу. Про дочь вспоминала видимо редко, т.к. гостинцы для нее присылала только на новый год и на день рождения. Костенькина жена - белесая, дородная блондинка, родила ему сына Игоря. Молодые привозили его один раз к бабушке с дедушкой, но пробыли тут совсем недолго - местные комары искусали малютку и ускорили отъезд молодых Антоновых.

А потом грянула перестройка, развал Союза, и Егору Васильевичу не нашлось места в новом политическом раскладе. Пришлось ему покинуть высокопоставленный пост и уйти на пенсию. Внучка же, отличница и призер городских олимпиад по английскому языку, стала грезить об учебе за границей. После школы, в середине 90-х, Юленька уехала учиться в Америку. Остались старики одни.

Постепенно подкрались к ним старческие болезни и вскоре оба слегли, да так и не оправились, ушли друг за дружкой.

Приезжали на похороны Лена с Костей со своими семьями, приезжала красавица Юля с огненно-рыжим женихом. Плакали, обнимались с родней и друзьями детства, вспоминали родителей, бабушку с дедушкой добрым словом. Квартиру продали за символическую цену близким родственникам, а дачу Костя оформил на себя. Грудью встал, что это память о маме с папой, что не продаст. Зашел в дом, построенный отцом. Включил свет. Зажглись мамины абажуры, защемило в сердце у сына. Обнял побеленную мамой кирпичную печку, да так и прорыдал без остановки два часа, вспоминая свое счастливое, беспечное детство, родителей, представляя как они жили тут без него. Снял занавески, убрал посуду из деревянного буфета, собрал газеты и журналы "Наука и жизнь". Часть вещей забрал с собой, чтобы увезти в Питер, а все остальное бережно сложил в коробки на чердаке. Потом спустился в подвал и обнаружил в нем запасы льда, аккуратно уложенные отцом... А затем уехал в свой Санкт-Петербург. Мечтал, что будет приезжать летом на дачу, планировал отремонтировать прохудившуюся крышу, да так ни разу до сих пор и не приехал.

Так и стоит одинокий домик на заросшем участке, осиротевший без хозяев, ждущий с надеждой каждую весну и лето, что отмоют окна ласковые руки, что зазвенят электрорубанки, как у соседей, что покроется крыша яркой металлочерепицей или ондулином, что распашут и засеют картофельное поле, что зазвенят детские голоса и залает звонко щенок...

Избранное
  • Ибо нефиг молодым родину бросать.....Все,как потерпевшие, валят куда то,валите валите,чище будет...

     У уезжающих из страны я бы на границе забирал российский паспорт,навечно.Обратной дороги нет,только туристом на пару недель.

    А по поводу внутренней миграции.Одно дело пенсионеры уезжают с тяжелого климата в изобилующие дешевыми продуктами центральные и южные регионы,где жизнь дешевле и климат мягче,другое дело молодые .Хреново всё это.

     

  • 27 августа 2017 г., 10:14
    IvanIvanov1   Пожаловаться

    Глобализация - это пылесос.

    В центры засасывает всё, что не имеет корней.

Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться
с помощью аккаунта в соц.сети
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации