home
user-header

                        
                        
Сигарета. рассказ.
30 августа 2016 г., 19:09 280

 

 Можно меня
  С кайфом посасывать,
  Можно истории
  На ночь рассказывать.
  Можно курить
  И мечтать о приятном,
  Пуская колечки
  Незамысловатые.
  Можно зажать меня
  Нежно, губами.
  Главное – прятать
  Подальше …
  Даже не знаю,
  Что будет с нами...

 Я – сигарета. М. Кёлер


       Джей уже просто ненавидел свою соседку, так некстати проходившую мимо его дома и задержавшуюся поговорить.  Ее присутствие раздражало безмерно, но правила приличия не позволяли оборвать  пустую болтовню, да и не стоило своим волнением привлекать к себе ненужный интерес любопытной женщины. Радовало одно – наступал комендантский час и ей пришлось уйти. Облегченно вздохнув, Джей зашел в дом, запер дверь и, проверив включение сигнального датчика, отправился в гостиную.  Расслабившись на диване у «зомбоящика», он терпеливо ждал приближения момента, когда можно будет приступить к "таинству" этого вечера.  

        Прозвенела сирена комендантского часа. Мужчина облегченно вздохнул, зная, что теперь уже никто не помешает ему в задуманном.

        Джей поднялся с дивана, потянулся и неторопливо прошел на кухню. Достав из холодильника сок и лед, наполнил бокал. Некоторое время постоял у окна, потягивая прохладный напиток и наблюдая, как патрульная машина проезжает мимо дома. Все, теперь можно!

        Для начала, посещение ванной: душ, бритье, чистка зубов - со стороны казалось, что он собирается на свидание, да в принципе так оно и было. Вот только парфюмом пользоваться не стал – "там" ни к чему посторонние запахи.

        А вот переодеваться он не стал и, как был, в банном халате, прошел в кладовую, размещенную на первом этаже под лестницей. Заперев за собой дверь, он привычно развернулся в тесном пространстве, отодвинул стоящий в углу ящик и потянул ручку люка под ним. 

      Спускаясь по узкой лестнице, он вспоминал, как несколько месяцев продумывал и строил свой маленький личный бункер, как, маскируясь, приносил домой все необходимое, как самостоятельно учился делать то, для чего не мог пригласить специалистов. Оказавшись в небольшом коридорчике со встроеной в нише душевой кабинкой , Джей подошел к двери в дальней стене.

      Сбросив халат на пол, Джей взял с полки фонарик и потянул на себя тугую дверь. 

      Подсвечивая неярким светом, Джей прошелся по периметру небольшой комнаты, зажигая свечи, расставленные на подвесных подсвечниках. Погасив фонарь, мужчина оглянулся и удовлетворенно хмыкнул -на стенах уже довольно сильно выцветшие от времени постеры с изображением девушек и мотоциклов, в углу - имитация камина и большое старое кресло, обтянутое черной кожей.  Журнальный столик у кресла – таких не делали уже лет пятьдесят.  

      Подойдя к камину, Джей открыл неприметную дверцу сейфа и достал из него пачку WINSTONа. Одобрительно оглядев несколько блоков с сигаретными пачками, лежащих в сейфе, Джей сел в кресло, привычно вздрогнув от прикосновения прохладной кожи к обнаженному телу. 

      Неторопливо достал из пачки сигарету, повертел в руке заветную палочку, поднес к лицу и втянул легкий запах табака…

      Когда лет сорок назад Джей был безбашенным подростком, гоняющим на мотоцикле и пьющим пиво в компании таких же сорвиголов, тогда курили почти все, независимо от возраста, пола и социального положения. Запах никотина, казалось, впитался в общую атмосферу, улицы были засыпаны разноцветными фильтрами окурков. Сигареты могли купить все желающие и курили, где хотели. Именно тогда появились "Они" – ярые противники курения, которые  довольно быстро внедрились в Правительство и тогда же начались "ЭТИ ЗАКОНЫ". Сперва вышел запрет на курение в медицинских и детских учреждениях. Далее меры ужесточались, вплоть до запрета курения на улице. Через несколько лет одна за другой стали разоряться и закрываться табачные фабрики.  И наконец, - последний Закон о запрете курения вообще, наказывающий жестко и весомо. За нахождение у человека всего лишь пачки выплачивался внушительный штраф, за большее – принудительные работы на "благо государства" либо уголовное наказание.

      Одержав первую победу, "Они" продолжили распространять свои принципы и на остальное, – на спиртное, на одежду, на музыку, на транспорт - не вписывающееся в Их рамки социала. В итоге общество стало напоминать безликое отдрессированное животное. Никаких эмоций, никаких реакций. Чистенькие одинаковые города, чистенькие одинаковые дома, чистенькие одинаковые люди. 

      Нарушители «извлекались» быстро и беспощадно, за всем тщательно следили патрули. Комендантские часы были установлены по каждому слою.

      Даже таким бунтарям, как Джей, пришлось покориться: наказание за отступ от правил настигало не только нарушителя, но и его близких – "Они" знали свое дело.

      Пару лет назад Джею несказанно повезло: разбирая на стройке старый дом, в подвале он нашел несколько блоков запретного никотина. Рискуя своей свободой, а за неимением семьи рисковать больше было нечем,  в несколько приемов он пронес сигареты в свой дом. Но просто насладиться почти забытым удовольствием он все-таки не решился, поэтому и появился этот тайный уголок. Даже при экономном использовании сигарет хватало не на такой уж и долгий срок и поэтому каждый раз, спускаясь в тайник, Джей ощущал тот трепет первого свидания, что еще помнился его душе.

      Щелчок зажигалки, искра по краю бумажной трубочки… Первую затяжку, как и все последующие,  Джей делал неглубоко, растягивая удовольствие. Прикосновение постепенно нагревающегося фильтра к губам – как поцелуй. Затяг, подержать в себе, выдох – и сизый дымок клубится над запрокинутой в наслаждении головой. В комнате слышно только ровное дыхание курящего и легкое потрескивание горящих свечей. Полностью погружаясь в процесс,  Джей чувствовал уже знакомое головокружение, перед глазами слегка поплыло – сказывалась эйфория от воздействия легкого никотинового наркотика после долгого перерыва. Докурив сигарету до фильтра, мужчина тщательно затушил окурок пальцами и еще некоторое время сидел в кресле, расслабившись и наслаждаясь запахом никотина.

      Когда в голове прояснилось,  Джей встал и подошел к камину.  Вернув пачку в сейф, достал оттуда плотно закрытую банку. Открыл крышку, поморщился от ударившего в ноздри резкого запаха использованного табака, положил туда окурок и тщательно закрыл. 

      Затушив свечи и выйдя из комнаты, Джей сразу отправился к душевой кабинке. Намыливаясь и смывая с себя  запах «преступления», он постепенно переключался на установленный режим жизни, оставляя позади те редкие минуты отступления от навязанных правил, что давали иллюзию «себя настоящего».  Вымывшись и надев халат, он поднялся в кладовую, замаскировал вход. 

      Оказавшись в спальной комнате, мужчина потянулся в удовлетворенной истоме и лег спать. На завтра предстоял новый день, похожий на все остальные, за исключением тех, когда душа не выдерживала и требовала нового «свидания».

      За окном коротко взвизгнула патрульная сирена - задержан нарушитель установленного режима. Но Джей этого уже не слышал - ему снились молодость, мотоцикл и свобода. В этой жизни лишь во сне он мог стать тем, кем и должен быть каждый - личностью.

 

Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться
с помощью аккаунта в соц.сети
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации