home
user-header
И еще рассказ. Не знаю, как воспримите. История реальная. Только комментировать не знаю как...
26 января 2018 г., 22:36 642

                                                                                                    Логика

            Из трехнедельного запоя в этот раз я выходил тяжело как никогда. Вторую ночь не мог спать, какой-то беспричинный страх мучил, картинки безрадостные проплывали в заплывшем водкой мозгу. Словно я много дней был там, где не было воздуха и света, как в подполье с картошкой. Ни разу так не было хреново. А мысли всякие дурацкие добавляли еще больше непосильного душевного гнета. С Танькой в контрах, тещенька вчера послала куда подальше, она это виртуозно умеет делать. Так я всего-то хотел на жизнь свою беспросветную пожалиться, а она послала, старая грымза, еще и телефон отключила. На свои же пью, у нее не прошу. Хоть какое-то человеческое участие могла бы проявить. К Таньке бесполезно соваться, она в такие дни меня вообще за человека не считает, не то что за мужика, молчит ходит, но жрать готовит исправно. Ну с паршивой овцы, как говорится. Хотя жалко ее по сути-то. Хорошая баба. Только непримиримая тихушница. Че не по ней, молчит. День молчит, два молчит. Только с дочерью разговаривает. А я же тоже живой человек. Выпимший, но разговаривать-то могу и хочу. Правда, с утра только, пока еще могу сообразить и слова членораздельно выдохнуть. А она надуется, как мышь на крупу, и шныряет по дому хмурая, заначки мои ищет. Ага, обрадовалась. Я так могу ныкнуть, что кинолог с собакой не найдет. А Танька злится от этого еще больше. Ишь, в зал меня выперла на диван. А я имею полное свое законное право на место под солнцем. В смысле, на супружеской кровати. Подумаешь, храплю, подумаешь, перегар. Первый раз, что ли?! Вот как тут не сорваться? Решил же, что завяжу. Таньке поклялся. А она все равно молчит. Ну, я и не выдержал, и по-новой. Ох, страшно-то как. Сердце колотится так, что видно, как ребра шевелятся. Того и гляди, через горло выпрыгнет. Накатить? Может, отпустит? Не. Решил, значит, решил. Мужик я или где? Главное, чтобы как в прошлый раз паучки не ползали по стене. Чуть не обхезался со страху. Боюсь я всякую нечисть эту ползающую и летающую. А когда из запоя выходишь, мерещится то, чего больше всего боишься. Закон подлости. Насмотрелся я таких жутиков за всю свою жизнь достаточно, хоть книгу пиши. Мысли стали обрываться, сонное тепло поползло по каждой жилочке, и я провалился в такой желанный и спасительный сон…


            Проснулся неожиданно от боли и холода. Все мышцы свело судорогой, не могу разогнуть ни руку, ни ногу. Господи, что это такое?! Одеяло свалилось на пол, а я не могу его даже поднять – рука не шевелится. Парализовало! Ужас взорвал мозг, хотелось заплакать, но не получалось. Я чувствовал, как струйки пота заливали лоб, глаза, катились на подушку, в ямочки над ключицами. Пытаюсь крикнуть, но горло тоже свело, даже хрипа не могу издать. Во рту стало солоно. И тут я услышал звук, исходящий откуда-то сбоку. «Тук-тук-тук-тук».  Это моя рука колотится о подлокотник дивана. Помогите, кто-нибудь… Дальше не помню ничего. Очнулся. Надо мной склонились врачи, что-то суетятся, шприцами быстрехонько орудуют. Оглядываю комнату. Танька стоит в ногах у меня. Зареванная, бигуди топорщатся, руками горло обнимает. Бедная моя, испуганная птичка. Потом рассказала, что проснулась от странного стука. Выползла из спальни, протирая глаза, включила свет и увидела, как я колочусь об диван, весь скукоженный, мокрый от пота. Еще и описался. И язык прикусил. Таньку-то больше всего подушка окровавленная напугала. Увезли меня на Скорой. Утром выпустили с предварительным диагнозом – эпилепсия на фоне алкогольной интоксикации. Допился я, граждане хорошие. Чего-то мне там кололи, капельницу ставили, и утром я себя почувствовал превосходно. Ну, думаю, надо это печальное событие залить, так сказать, горькой. По дороге взял чекушку. Явился домой бодрый, полный сил и стремления к новой, трезвой жизни. Танька водку увидала и опять в молчанку ударилась. Вот что за баба! Ну, хоть бы поскандалила для приличия. И решил я, что пью сегодня в последний раз. Выцедил две рюмки и вылил остальное в раковину. И были эти две рюмки самыми долгими и горькими за всю мою пьяную жизнь. Танька на меня подозрительно покосилась, потом неожиданно разулыбалась и с воплями и рыданием бросилась мне на шею. Ничего, Танюха, заживем теперь!..

            А зажить не получалось. Бросил пить – болячки полезли. Гипертония, гастрит, желчь перла все время, руки подрагивать стали. Тьфу ты. Пил – руки так не дрожали, чтобы стакан с чаем расплескивать. Но я гордился собой! Я смог, я это сделал! И я не как не мог понять, почему мною не восхищались, почему меня не хвалили. Все восприняли это как должное. Мало этого, на мои недуги обращали меньше внимания, чем когда я пил. Даже мама перестала звонить каждое утро и спрашивать про мое самочувствие. Не, я все понимаю, но человека же поддержать надо в таком важном и эпохальном для всех решении. Как будто я для себя это только делал. Злиться я стал сильно. Вот словно бес в меня вселился. Мне говорят одно, а я делаю по-другому. А потом ору до хрипоты, что я прав. Тещенька звонит, просит мусор вывезти с дачи, а я говорю, мол, времени нет. А время-то есть. Кстати, времени у меня прибавилось в разы. Забор на даче новый поставил. Правда, с Танькой из-за него разругались. Ну, фигли его красить в синий, если веранда зеленым окрашена?! Надо же, чтобы все в тон было. А Танька обиделась, расплакалась, еще и упрекнула, что я в бабские дела лезу. А причем здесь это? Любой же поймет, что если веранда зеленая, то и забор зеленым должен быть. Ну, это же как ясный день. Опять молчали несколько дней. Вообще, у меня такое чувство возникло, что ничего не изменилось, как я бросил пить. Все равно молчанки, споры, ссоры, слезы. Но я держался. Нет уж. Не дождетесь! Чтобы потом, после очередного раза мне просто Скорую не вызвали? А вот индейское жилище вам в руки. Не буду пить, и точка.

             А выпить хотелось. Очень. Мне иногда снилась запотевшая, из холодильничка, бутылочка с родной такой цветастой этикеткой на стройном, стеклянном пузе. Эх, как махнешь стопарик да как занюхаешь его маминым солененьким груздочком, а потом как захрустишь ядреным кусочком – прям песня, а не закуска. А сальце, лоснящееся розовой сытостью, с запахом чесночка и укропа? Вообще шедевр! Почему-то я не воспринимал эти закусочные изыски как самостоятельные продукты. В трезвой жизни ни грибы, ни сало соленое терпеть не мог. Вот просто с души воротило. Самому было удивительно. Аппетит странный стал. Точнее сказать, я вкус перестал чувствовать. Все казалось несоленным, недоперченным, пресным. Но я же не мог это признать. Ругался на Таньку, что готовить разучилась. Опять слезы, опять молчание. Вот нет, чтобы спросить по-человечески, что, мол, у тебя случилось. С Аленкой тоже непонятки начались. Ну, отец же имеет право знать, чего они сейчас по истории изучают, например. Ответить, что ли, трудно? Дергаться начинает. Просто возьми и выучи даты, а не дергайся на отца. Я же вижу, что не знает, а вид корчит, будто я ее поймать на чем-то хочу. Отбилась от рук, пока я не тем делом был занят. Ничего, у меня теперь и времени, и сил много стало. Наверстаю. Распустились тут обе, во главе с тещенькой.

             Время шло, а раздражение мое никуда не девалось. Даже усиливалось местами. Особенно в выходные. Танька звала на дачу. Шашлыки пожарить, на грядках покопаться, сарайку перебрать. Глупая. Ну какие шашлыки без водки?! Первый запал прошел, и мне уже дача стала неинтересна. Да пусть они свои заборы хоть серебряной краской для оградок кладбищенских покрасят. До Эвереста. Выпить, вроде, не хотелось уже. Но все стало как-то до лампочки. Никто не видел моих жертв. Никто не оценил. Я здоровьем рисковал. Пить бросил ради них. А они вот так, равнодушно, без сочувствия, без понимания. Танька советовала сходить к наркологу, видя мою апатию. Или к психологу. Но я решил. Сам бросил, сам переживу этот кризис. Я видел, что ей тоже было нелегко терпеть меня. Но я-то не виноват, что она такая слабохарактерная. Я же смог измениться. Почему она не может? Вот это и перерастало в обиду. А моя новая позиция в семейной жизни не могла, конечно, добавить позитива в расстроенное сознание. Мне казалось, что меня перестали уважать, что терпят только ради моего заработка. А руки у меня были золотые. И слесарил, и плотничал, и по электрике кумекал. Халтуры сыпались. Живи – не хочу. Но не мог я терпеть их закидоны. Мы же семья все-таки. Значит мое слово здесь хоть что-нибудь или нет?

            Ту далекую, развеселую и беспроблемную жизнь вспоминал с улыбкой. Никакой ответственности. Про запои я, конечно, забыл, как забывается все неприятное и остается лишь самое хорошее. Просто помнил, что тогда мне было комфортно в этой жизни, потому что не надо было ничего решать. Про алкоголь я забыл напрочь. Будто и не я это был вовсе. В других тоже это не принимал. Не от зависти, а от правильности выбранного пути. В компании мы не ходили. Татьяне на корпоративах тоже нечего было делать. Аленке всыпал ремня после выпускного, когда пришла под утро, веселая и грустная одновременно. Не стал разбираться в причинах грусти, просто всыпал ремня и все. Пусть знает, что отец – это отец. А утром они ушли. Обе. Танька оставила записку. До сих пор ее храню. Сначала было смешно, даже похихикал. А потом…

            «Юра! Мы уходим от тебя, потому что больше невозможно с тобой жить. Ты не видишь никого и ничего, кроме себя, своих интересов, своего «я». Мы устали. Разговоры тут не помогут, я не раз пыталась с тобой об этом поговорить, но ты слышишь только себя. Будь счастлив. Наверно, Аленка тебе позвонит потом. Подумай, правильно ли ты строишь свою жизнь»

            А потом мне стало хреново. Только не так, как в те времена. Много хуже. Потому что сейчас мое сознание было со мной. И вытаскивало из закромов безобразные сцены моего «царизма» в семье. И все-таки странно. Я был пьян, сран, невменяем, а меня терпели и пытались вытащить из небытия. А сейчас, когда я здоров и вполне адекватен, меня бросили. Бабы – дуры? Или я чего-то не понимаю. Где логика?!          

                

                

   

            

Избранное
  • 26 января 2018 г., 22:48
    AVP   Пожаловаться

    мде... я сломал свой моск !

  • 26 января 2018 г., 23:40
    Nik17   Пожаловаться

    Наверное, они увидели, что и трезвый он невыносим и сбежали от него.

    • Автор
      26 января 2018 г., 23:42
      Невидимка_   Пожаловаться

      Nik17, верно! Пасибки)) Пьяного пытались спасать, некогда было думать о мотивации. А потом стало понятно, что к чему..

      • 26 января 2018 г., 23:45
        Nik17   Пожаловаться

        Невидимка_, скорее всего, они списывали все его выкрутасы на пьянку, а он по жизни таким оказался и они не выдержали этого.

        • Автор
          26 января 2018 г., 23:47
          Невидимка_   Пожаловаться

          Nik17, умничка!)))) Вы правильно чувствуете текст)

          • 26 января 2018 г., 23:56
            Nik17   Пожаловаться

            Невидимка_, спасибо! :)

            Про бомжа тоже читал, но постеснялся комментировать. Мне он представился человеком-раковиной, который скрылся от всего мира, спрятался в раковине. Только иногда тайком вылезает из неё за едой/одеждой/деньгами. Он сам как мусор, как сломанная кукла, которую выбросили за ненадобностью. У него типичный "кароси", загнанный работой, но он выжил. Ладно работа, это можно пережить, но предательство семьи - это тяжёлое испытание, которое его окончательно надломило.

            • Автор
              27 января 2018 г., 00:05
              Невидимка_   Пожаловаться

              Nik17, вы вправе так предполагать. Читатель тоже соавтор. Сколько читателей - столько мнений. Да, его выбросили. Но он и там нашел свое место. И ему там комфортно. Еще раз спасибо!)

      • 27 января 2018 г., 10:36
        khabir   Пожаловаться

        Невидимка_, знаю чувака который когда трезвый невыносим, а когда бухой сама доброта!

  • 27 января 2018 г., 01:21
    pasuk   Пожаловаться

    Как правило, если алкоголик тихий, то по трезвянке он еще тише. И наоборот, если он смог взрослую дочь после выпускного высечь ремнем, то в пьяном состоянии он должен был всех отъебошить и полдома вынести. Тут все в характере. Тихий - буйный. Алкоголь просто все социальные лифты напрочь выносит.  Пьяный это песни, секс, драки. На самом деле, он в пьяном состоянии давно бы тещу отмутузил, тихоню жену забил бы до скотского состояния и дочь довел бы до суицида. И никто бы за него не боролся и не вытаскивал бы от пьянки.

  • 27 января 2018 г., 03:03
    Mikula   Пожаловаться

    А собственно жена с дочерью что делали кроме того как пилили и презирали молча мужика?

    • Автор
      27 января 2018 г., 12:14
      Невидимка_   Пожаловаться

      Mikula, здесь не в жене дело. И не в дочери. Герой -- маргинал в семье. "Что хочу - то и ворочу".

      • 27 января 2018 г., 14:44
        Mikula   Пожаловаться

        Невидимка_, я не спорю, что он вёл себя как мудак , когда пил.просто ведь бороться с зависимостью это и правда очень тяжко. мне смутило ,что мужику поддержки не было от семьи хоть он и бросил ради них. И да, пока ломка идёт , человек ещё хужеиначинает себя вести, но это как бы естественно .

  • 27 января 2018 г., 10:32
    khabir   Пожаловаться

    Мля... страшно бухает, "до чёртиков!", любая бы ушла даже с нервами как стальные тросы.  

  • 27 января 2018 г., 11:07
    Эпин   Пожаловаться

    Герой хочет, чтобы его на руках носили за то, что он не пьет.  Терпеть его вечное недовольство, придирку, упреки -это невыносимо.  Чем же он интересен жене, детям.Чем? Почему все должны его понимать? За что? Жизнь- то одна. У нас всегда так. Пьянь никогда не виновата. Виноваты все: жена, дети, коллеги по работе, директор предприятия, врачи, не успевшие ему помочь. Все, кроме алкоголиков. Пьянчуги-самые святые , обездоленные люди. Их надо жалеть и любить. 

  • 27 января 2018 г., 22:33
    Laki83   Пожаловаться

    Логика алкоголика непостижима непьющим. Зря что ли есть поговорки «Иирдин дуу, итирдин дуу?», «Что у пьяного на языке, то у трезвого на уме».

  • 3 февраля 2018 г., 23:21
    aaanam   Пожаловаться

    Всё верно и такие ситуации бывают в жизни. В моём понимании это деградация личности из-за долговременного безмерного употребления алкоголя. Человек выходит их алкогольного тумана с их изменённой психикой и чем больше он злоупотреблял, тем больше изменения и не всегда в лучшую сторону, как говориться: «Чужая душа- потёмки».

     

Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться
с помощью аккаунта в соц.сети
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации