home
user-header
Новая повесть. Пока только первая часть. Надеюсь, понравится)
2 февраля 2018 г., 01:23 461

                                                                                               Волчица

                                                                                                      1     


Ах, как любила Женька осень! Пушкина понимала, потому и Пушкина полюбила тоже. Ну, правда же – «Очей очарованье». Мелкие затяжные осенние дожди не навевали уныние и грусть, а наоборот, хотелось двигаться, что-то делать под монотонный стук капель по подоконнику. А запах какой! Сыро, свежо, прохладно. В такие дни хорошо укутаться в ворсистый плед, приготовить что-нибудь вкусненькое и залечь на диване с книжкой или с телевизором. И пусть весь мир подождет! А лес? Это же просто красота неземная! Золотой, багровый, лиловый. Какое еще время года выкрашивает природу в такие краски? Летом зелено, зимой бело, весной серо и черно. И только осенью такой колор, такое разноцветье. Соберешься в лесок в погожий денек, тишины такая – хоть пей ее. Приляжешь на пружинистый мох, закинешь руки за голову и глядишь в бездонное синее небо в обрамлении червонных крон берез. Золото в лазури! И спокойно так на душе, радостно, что еще далеко до белых морозов и седых туманов. И все хлопоты любила, связанные с осенней страдой. Картошку копать, так это вообще любимое дело. Подковырнешь раскидистый куст лопатой, потянешь, встряхнешь от земли, и скорей считать, сколько в лунке картошек народилось. Слева подроешь, справа. А вот она, розовеет молодой жизнерадостной кожицей. И заготовки ей нравилось делать. И варенье из кабачков, и ассорти из помидорок с огурчиками, и салаты всякие. Откроешь зимой баночку, и такой аромат по квартире плывет, словно лето на минутку вернулось. Но особенное удовольствие Женьке доставляли поездки за грибами. В грибах она знала толк с детства. Грузди, подберезовики, лисички, волнушки. Особенно любимы были белые маслята. Они в банках такие красивые получались, как на картинке. А с молодой картошечкой, да на сливочном масле, да с укропчиком и зеленым луком? Это песня просто, а не еда!

            Вот и сегодня, в свой законный выходной, Женька собралась за грибами. Одна, и на автобусе. Не любила просить никого с машиной помочь. Бывало, полдня просидишь, прождешь, а к вечеру уже что там искать? По оборышам только ходить. Да и куриная слепота ее мучить начинала, как только смеркалось. Поэтому привыкла никого не просить, а встать пораньше и на автовокзал, пока солнце припекать не начало, хоть и ласково, по-осеннему, но в лесу жара ощущалась сильнее – ветра не было.

            Встала рано. Пичужки за окном почирикивали, обсуждая активно свои пичужьи дела, на небе ни облачка. Хороший день сегодня будет! Дожди всю неделю почти лили. А сейчас солнышко. Полезут, миленькие мои, пробьются сквозь мох замшелый, опавшую листву да корчажки разные. С нетерпением собирала корзину. Бутерброды, вода, сигареты, ножик, мешочек полиэтиленовый. А вдруг на место нападет, вдруг  корзины не хватит. Ну, все, собралась, вроде. Хотя уже отработано годами. Никогда уже ничего не забывала. Волосы под резинку в хвост, чтобы за ветки не цеплялись. Женька бежит, торопясь на первый автобус. Обычно ездит она в Старую Табагу. До заветного распадка километра два пешком. Но ей не в тягость. Не жарко, комаров почти нет, солнце разливается неярким и каким-то неспешным светом. В лес Женька входит, как в храм. С каким-то благоговением и робостью. И кажется ей, что когда-то она здесь жила, знала каждую тропинку, каждое дерево. И сейчас тоже странное чувство возникло, словно пришла в дом, в котором все знакомо, но просто забылось от времени. Огляделась вокруг. Нашла ветку, валявшуюся на земле, очистила ее от мха и сучков. Это перво-наперво что она делала, заходя в лес. Ну, во-первых, листву ворошить удобно, выискивая упругие коричневые шляпки маслят или бахромистые нежно-желтые края груздей. А во-вторых, паутину убирать. Идешь и впереди себя веткой этой машешь. Путь расчищаешь. Ну, с Богом.

            Шла Женька и думала. Это в городе еще сон да ленивость сентябрьского утра. А здесь, в лесу, уже жизнь кипит. Рано просыпается лесной народ. Много забот о хлебе насущном, к зиме надо подготовиться. О! Вот он – первый гриб. Аккуратно надкусанный с одного бока. Бурундучок трапезничал. Белка сразу на ветку волокет. А этот с краев надкусит. Прямо, как в анекдоте. Что не съем, то покусаю. Женька шла дальше, вороша палкой сухие прелые листья, разрывая мшистые припухлости. Пока пусто. Зрение в лесу обостряется. Видишь и в бок, и вперед. Вот что-то показалось беленькое за корягой. Женька идет туда, не забывая поглядывать в стороны. Ну, вот он. Первенец. Груздок, вылез кусочком желтоватой волнистой шляпки сквозь коричневую листву. Ах, ты красавец! Ни чревоточинки. Молочно белая, не испорченная червивыми тоннелями, ножка. Значит, здесь еще где-то есть. Не растут грузди в одиночку. Им компания нужна. Покрутившись вокруг, Женька еще с пяток нашла. Молоденьких, ядреных, засыпанных хвоей, но таких симпатичных. Глянула в сторону. Елки-палки, ну, красавец же! Раскинулся бледно-лимонными полями шляпки почти на полметра, в ямочке посередине прозрачная водица, в которой плавали жучки. Легкие осенние листья прилипли к бочкам. Нет, ну этот наверняка уже никакой, изъеден, скорее всего. Женька не поленилась, пролезла через лом поваленных ветвей. Надрезала. Ну конечно, червивый. Ничего, лесные ребятишки не такие привередливые – подберут.

            Женька медленно, но верно уходила вглубь леса, сама того не замечая. Ориентировалась она плохо на местности, могла в трех соснах заблудиться. Обычно не уходила дальше слышимости дороги. А тут отвлеклась. И шума машин уже не слышала. Отмахивалась от мысли, что заблудилась. Лес поредел. Ельник. А в ельнике моховики и маслята всегда были. А вот и поляна с моховиками. Среди бледно-салатного мягкого ковра выглядывают оранжевые шляпки. От них особенно грибной дух идет. Корзинка тяжелела, настроение ползло вверх. Еще бы груздочков и маслят насобирать. Пакет-то есть. А дорога обратно как-нибудь найдется. Женька уходила все дальше в лес, влекомая азартом. Солнце проникало сквозь деревья. Становилось жарко, и Женька часто прикладывалась к бутылке с водой. Захотелось есть. Расположилась на пеньке, раздобленном пожаром и временем. А аппетитом съела два бутерброда, запила водичкой из бутылки. Неспешно, с удовольствием покурила, слушая шум леса. Солнце пригревало, перевалило точно за полдень. Времени еще валом. Женька посчитала время, движение солнца и пошла, как ей показалось, в обратную сторону. Пошли подберезовики. Она уже выкидывала из корзины крупные грибы, оставляя мелкие. Они вкуснее. Пришла очередь пакета. Женька ликовала. Грибы попадались на каждом шагу. Бывали места, что ступить боялась, не раздавить бы. А день набирал силу. Жужжали пчелки лесные, кто-то там в кустах чирикал и пел на все лады. Лес жил. Женька устала. Куртку расстелила и прилегла. Сама не поняла, как провалилась в глубокий сон. Очнулась, когда уже солнце на макушках самых высоких сосен висело. Прохладно стало. И выбираться надо. А куда идти? Шума дороги давно не слышно. Увлеклась, потеряла бдительность. Ну, надо как-то выбираться.

            Женька бродила по лесу, пытаясь вспомнить меты. Ну, типа особенных, сломанных деревьев, срезанных грибов, каких-то полян. Но сумрачный лес не давал никаких опознований. Женьке казалось, что она уже была здесь, но через несколько минут понимала, что это совершенно незнакомое место. Она волокла за собой корзину и пакет, полные грибами. Тяжело. И главное, она не знала, куда идти. Уже совсем смеркалось. Солнце пряталось за кустарники. Спина болела, ноги плохо слушались, то и дело запинаясь за коряги. Женька запаниковала. Бросила пакет с грибами без сожаления. Она должна выйти к дороге, а там уж все решаемо. Но дорога не слышалась. Женька заблудилась. Причем заблудилась конкретно. Телефон связь не показывал. И неизвестно, хватит ли зарядки до утра. Она была дитя прогресса, смотрела телевизор, иногда попадала на передачи по выживанию в экстриме. Женька поняла, что сегодня ей не выбраться из леса. Придется ночевать. Ножом срезала еловых лап. Нашла куст, укрывающий ее от внешних признаков. Приволокла ветви под куст, срезала еще. Навалила сверху на раскидистые ветви. Что-то вроде шалаша получилось. Насобирала мховистых кустиков, сухих более менее  веток, развела костер. Господи, спасибо тебе, что курить я так и не бросила. Хоть огонь есть. Женька смотрела на огонь и размышляла спокойно. Это не тайга. Ее хватятся в понедельник, если она на работу не выйдет. Значит, будут искать. Какая  глупость! Поехать за грибами и потеряться. И где?! Не в тайге, а в трех соснах.  Женька костер не загасила, наоборот подбросила чурбанов, которых насобирала вокруг. Сырые были, чадили больше, а не горели. Женьке даже интересно стало. Как скоро ее найдут. Ну и спать пора. Забравшись под еловые лапы в свой наскоро сооруженный шалаш, Женька заснула, нервно елозя во сне и отгоняя из сознания навязчивые поляны с грибами. Ночь. А утром будет видно.   

   

             

           

            

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться
с помощью аккаунта в соц.сети
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации