home
user-header
Привет всем! И опять история. Правда, финал я переписала. Но, надеюсь, вам понравится.)))
1 марта 2018 г., 22:56 646

                                                                                            Пшеничное поле     

            Они познакомились случайно. На совершенно неинтересной, официальной вечеринке в честь пятилетия их компании. Нудные тосты, неискренние улыбки, море спиртного, а из закуски только тарталетки и фрукты, с претензией на запад. Борис откровенно скучал, потягивая  шампанское и неспешно обводя зал глазами. За пять лет он узнал всех своих коллег, с некоторыми даже переспал, и поэтому ничего приятного и неожиданного от сегодняшнего вечера не ждал. Он водил взглядом по присутствующим, и вдруг за что-то зацепился. Точнее сказать, за кого-то. «Кто такая? Почему не знаю?» В конце зала, облокотившись спиной об подоконник, стояла девушка, держа бокал с каким-то напитком и рассеянно глядя  поверх голов. В глазах неприкрытая скука и желание побыстрее попасть домой. Борис заинтересовался. Миленькая. Личико светлое, открытое. Фигурка точеная, стройные коленки чуть-чуть, лукаво, но так соблазнительно, выглядывали из-под подола платья. Но что его больше всего поразило – так это коса. Золотистая, тяжелая коса почти до талии. «Так сейчас не носят молоденькие девушки. Раритет какой-то». Полный самого здорового интереса Борис решительно двинулся сквозь толпу, сплоченную в танце Стасом Михайловым.


            Она не стала ломаться и строить из себя барышню-недотрогу типа «ой, я не знакомлюсь». С удовольствием протянула ему руку, обрадовавшись, видимо, возможности скрасить затянувшийся, неинтересный вечер. Лана. Странное имя. Наверно, сокращенное от Светлана. Лана. Звучало интригующе, звонко и притягательно. Борис словно пробовал на вкус это имя, перекатывая его во рту и смакуя, пока они болтали. Обо всем и ни о чем. Ей двадцать четыре. Живет с мамой. В компании всего третью неделю. Она смотрела на него серыми с рыжими лучиками глазами, и Борис в них читал симпатию, доверие и что-то еще, чего он никак не мог разгадать. Удачный анекдот оживил ямочки на персиковых щечках, и Лана стала еще милее и симпатичнее. Борис не понимал, почему ему так легко с этой девушкой, вспомнилось расхожее выражение - «словно они всю жизнь знали друг друга». Такая большая разница в возрасте, а он чувствовал себя с ней ровесником. И вечер уже не казался нудным и скучным, время летело, отстегивая минуты, согреваемые ее улыбкой. Лана работала младшим менеджером в отделе продаж, и он обещал завтра заглянуть к ней в обед.

            Борис ехал домой в приятной полудремотной истоме, непонятно чему улыбаясь и представляя милое, улыбчивое лицо. Лана. Красивое все-таки имя! Он и уснул, повторяя мысленно четыре симпатичных буквы. Рядом привычно посапывала жена с бигудевыми наростами на голове, свет от фонарей прорывался в привычную, знакомую до мелочей спальню, а Борис спал, и на лице его светилась до самого утра тихая, счастливая улыбка…

            На следующий день, едва дождавшись, когда стрелки сомкнулись на заветных цифрах обеденного перерыва, Борис помчался в отдел продаж, пугая сотрудников и включая тревожные кнопки в их головах. Замдиректора по финансам несется сломя голову на первый этаж, где незаметно и ненавязчиво трудились мелкие клерки. Что-то случилось, – народ забеспокоился. Не обращая внимания на недоуменные взгляды, рывком открыл дверь. Лана стояла у стола, оттопырив розовый мизинчик с лакированным ноготком, держа у уха телефон, кому-то о чем-то весело, со смехом, рассказывала. Увидев Бориса, осеклась, разговор свернула и пошла ему навстречу, радостно улыбаясь. Борис хотел купить цветов по дороге на работу. Долго мялся, не зная, какой букет выбрать. Он давно уже никому не дарил букетов, кроме жены. Ну, на Восьмое Марта и день Рождения – свято, конечно. А сейчас растерялся. Выбор остановил на длинной алой розе, гордо вскинувшей свою прекрасную головку в равнодушном презрении к остальной цветочной братии. Вот такая королева цветов ей подойдет! Уже достал карту, чтобы расплатиться, но тут вдруг представил, как он зайдет в офис с этой розой, как пройдет в кабинет мимо Валентины, секретарши. И постеснялся. Поспешно вышел из магазина. Постеснялся и Валю попросить заказать розу прямо в офис по той же причине. Валя знала, что Борис Николаич давно, глубоко и надежно, как ей казалось женат… Поэтому они с Ланой просто пообедали в кафе, непринужденно болтая, выпили кофе и пешком прогулялись до офиса. Лана даже не пыталась флиртовать, как делали другие женщины, почувствовав его интерес к себе. Единственное, что она себе позволила, так это взять его под руку. И опять Борис застеснялся. На этот раз ему пришло в голову, что их воспринимают как отца с дочерью, уж очень Лана молодо выглядела. Он отбросил эти мутные, неприятные мысли, расправил плечи и галантно повел свою даму, время от времени прижимая ее локоток к себе…                           

            Их роман закрутился так стремительно, что Борис сам не понял, как влюбился. Влюбился по-настоящему. Мучительно, серьезно, счастливо и преступно. Раньше связи на стороне его не трогали, не напрягали своей ответственностью и обязательствами. Такие встречи не требовали  заметного отрыва времени от семьи. Татьяна, может, и догадывалась, зная любвеобильную натуру своего мужа, но мудро молчала, не затевала бесплодных и бесполезных скандалов. Так и жили, не просто супругами, но и надежными друзьями, спутниками по жизни во всех смыслах. А сейчас Борис не знал, что делать. Хорошо еще жена, хирург, уходила на ночные дежурства. Дети давно выросли, самостоятельно топтали тропу жизни, хотя и не без отцового старта. Но тогда возникала другая проблема – Ланина мама, с которой она знакомить Бориса категорически и довольно жестко отказалась, ссылаясь на мамино совдеповское воспитание. Съемные квартиры, торопливые встречи, тайные перезванивания  - все это настолько измотало Бориса, что он решился. И решение это далось не просто. Три ночи почти не спал. Взвешивал, рассуждал, планировал. Да какие, к черту, планы?! Не мог он уже без Ланы. Просто физически не мог. Давление подскакивало, тошнило, в сон клонило. А как она появлялась, все как рукой снимало. И опять молод, бодр и весел. Борис понимал все. Через год ему пятьдесят. Она молода, красива, задорна в своей юности. Как распустит свое пшеничное поле по плечам, так он не то что думать, дышать забывал как. Что он ей может дать? Денег немного, стабильности никакой, ибо с этой работой придется попрощаться, наверно. Компания хоть и молодая еще, но директор строгих правил, дорожит репутацией. Хотя, по идее, кому какое дело. Но варианты нужно предусмотреть разные.  Даже если и оставит, переведет пониже. Это опять-таки меньше денег. А ему хотелось баловать Лану, завертывать в шелка и меха, осыпать драгоценностями, чтобы ее красота сверкала для всех, но освещала гордостным блеском лишь его одного… Решился.

            Весь следующий день провел в лихорадке. С Ланой не удалось увидеться до самого вечера. Извелся весь, боясь перемениться, передумать. После работы стояли в подворотне, обнявшись, молчали. Борис сжимал ее как в последний раз, пытаясь вобрать в себя ее хрупкое тело, впитать в свой мозг ее запах, оставить навечно в себе и никогда не выпускать. Договорились встретиться утром, перед работой. Пока он забронировал номер в гостинице, потом квартиру снимут, он подаст на развод, а дальше видно будет.

            Татьяна была на дежурстве. Это к лучшему. Борис хотел уйти незаметно, не прощаясь, оставив лишь записку, чтобы не видеть родных глаз, наливающихся слезами. Уходил, как вор. Поймал себя на мысли, что даже шуметь старался меньше пока собирался. Бритва, зубная щетка, любимые костюмы, пижама, банный халат, тапочки. Что еще? Возле тумбочки остановился в нерешительности. В ней лежала карта банковская. Они давно копили деньги на дом. Собственный дом. С бассейном, теннисным кортом, задним двором, на котором жил бы большой добрый пес, и цвели розы и пионы.  Чтобы белые тюлевые занавески развевались от ветра под тяжелыми красными бархатными шторами над овальными окнами. Это Таня так в деталях представляла их будущее жилище, блестя глазами от удовольствия, придумывая на ходу все новые подробности.  Борис присел на кровать. Задумался. Что он делает? Куда несет его жизнь? И будет ли вообще эта жизнь такой, какой он себе напридумывал? Столько вопросов, а ответы все в будущем… Он открыл ящик тумбы, достал карту и сунул ее в карман. Собственного дома не будет. Татьяне одной он ни к чему. А деньги сейчас нужны им с Ланой.

            Совесть орала благим матом, когда Борис щелкал ключом в замке. Предатель. Дважды предатель. Он вспомнил про детей. Нет, трижды предатель. Тьфу ты, примитивщина. Он просто хотел жить с любимой женщиной, хотел каждое утро видеть ее припухшее от сна лицо, хотел видеть в ванной ее крема и шампуни, хотел раскладывать по местам разбросанные лифчики и расчески. Он хотел о ней заботиться, баюкать перед сном, как ребенка, и любоваться красотой ее лица. Все. В записке, оставленной на столе, слов прощения не написал. Понимал, что за такое простить нельзя. За такое убить мало. Просто сказал жене добрые слова, которые показались ему тогда такими неискренними, такими мизерными, что тошно стало…

            Машину брать не стал. Нужно было успокоиться. Отогнать неприятное, ненужное, неглавное, подумать. Отбросив самоуничижение, попытался почувствовать себя счастливым. Бывает же так, вот делаешь что-то, делаешь, а вдруг останавливаешься и ловишь себя на мысли, что жить невообразимо хорошо, и накрывает тебя волна удивительного счастья, которое ты не можешь объяснить. Просто хорошо – и все! Потому что знаешь, что дальше будет еще лучше. Но сейчас Борис, как ни старался, волна эта плескалась где-то вне его. Даже шум отдаленного прибоя не слышался.

            Вечером после работы домой поехали вместе. Лана немного была смурная, грустно смотрела в окно машины, глубоко уйдя в свои мысли. Борис боялся звонка жены. Он был уверен, что она позвонит. Будет плакать, умолять, грозить, ругаться. Но она не звонила. Вот это-то и тревожило. «Ладно, разберемся. Пока это даже хорошо. Пусть отмолчится, переварит». В номере наскоро разложили вещи, переоделись и спустились в ресторан. За ужином  были немногословны, Борис невольно возвращался мыслями к жене, о чем думала Лана, он не знал и не старался угадать. Наверно, тоже о чем-то не очень приятном. После ужина по очереди сходили в душ, а потом, надев пижамы, разошлись по разным сторонам огромной кровати. Она с журналом, он с книжкой. Через час пожелали друг другу спокойной ночи, чмокнулись в щечки и, повернувшись на разные бока, затихли. Борис лихорадочно думал, делая вид, что заснул. «Что не так? Что я делаю не так?» Ничего более-менее разумного в голову не приходило. «Надо было купить цветы. Совсем отупел уже». Это было последнее, о чем он подумал, и действительно уснул сном младенца, совесть которого еще чиста, как первый снег…

            Денег с карточки хватило, чтобы оплатить аренду квартиры на полтора года вперед. В своем, хоть и временном, жилище Лана заметно повеселела. Она с упоением и каким-то залихватским транжирством обустраивала их семейный очаг, без устали бегая по магазинам, каждый раз удивляя и умиляя Бориса размахом своей фантазии. Лана заказала в дорогущем салоне тяжелые, цвета кофе с молоком, парчовые шторы, которые нелепо сочетались с тюлем из золотистой, тончайшей органзы. Борис машинально подумал, что Татьяна такое бы никогда не повесила в стандартной квартире с высотой потолков два восемьдесят. Но видя Ланин искренний восторг, снисходительно поцеловал ее в чистый, не замутненный ненужными мыслями  лобик, и ушел читать газету на кухню. А ее дизайнерский пожар полыхал с каждым днем все сильнее. Когда появилась новая  мебель в спальне, Борис забеспокоился. Нет, мебель хорошая, стильная, цвета слоновой кости, но цена баснословная, да и пространства совсем не осталось свободного. До кровати нужно было боком пробираться между комодом и тумбочкой с лампой, одетой в кокетливый, почему-то оранжевый абажур. Деньги таяли, даже не каплями, а целыми потоками уплывая в мебельные салоны, дорогие бутики сантехники, в антикварные магазины. По утрам, сонный еще, Борис натыкался лодыжками и коленями на углы какой-нибудь  этажерки  « как у Кадышевой» или пуфика а-ля « из интерьера Тани Булановой». Но Лана так смешно махала ладошкой и целовала с полной серьезностью его очередной синяк, что Борис таял и, примирительно покашливая, снова доставал кошелек.

             Да бог с ней, с мебелью. Через две недели должен быть развод. Борис окончательно и бесповоротно принял  решение женится потом на Лане, и они проживут вместе долго и счастливо. А Татьяна так и не звонила… На работе было все спокойно, как-то особо и не заметили даже перемен. Лишь Валентина иногда бросала укоризненные взгляды и тихонько вздыхала, когда Борис по телефону воркующим тенором спрашивал Лану, что купить по дороге домой. Готовить его молодая будущая жена не умела совсем, поэтому питались бутербродами, привычной для всего мира яичницей и готовыми пельменями. Иногда по выходным выбирались в ресторан. Для Ланы это было большим выходом в свет. Она уволилась, полагая, что теперь  должна находиться в статусе домохозяйки, вить семейное гнездышко и во всем поддерживать мужа. Поэтому готовилась к таким походам основательно. Покупала новое платье. Делала прическу в салоне. Свою косу она давно состригла,  даже не посоветовавшись с Борисом. А он очень скучал по тем переливающимся в его ладонях золотым прядям, которые  ему напоминали ту задорную, открытую, веселую девочку со скучной, совершенно неинтересной вечеринки…

            Денег не хватало для той жизни, которую он себе рисовал. В тайне от Ланы стал оказывать услуги аудитора. Времени тоже стало не хватать. Брал работу домой, стараясь не обращать внимания на надутые губы и демонстративно наглухо забаррикадированную в шелковое одеяло перед сном Лану. Почему-то он не мог ее мысленно назвать женой. Татьяну до сих пор называл женой, а Лану не мог. Время, наверно, мало прошло. Он иногда пытался заговаривать о ребенке, но Лана зажимала ему шутливо рот и отмахивалась, говоря, что они все успеют и надо пожить для себя. Борис соглашался, но подспудно думал, что она просто не хотела себя обременять заботами. Хотя, молодая еще, успеет с пеленками попрыгать в бессонные ночи. Берег ее. Но понимал, что года его утекают, как песок в песочных часах, и времени уже оставалось не так много…

            Однажды, за несколько дней до развода, о котором он думал постоянно в последнее время, Борис проводил крупную финансовую операцию на довольно приличную сумму. Он просматривал договора, условия поставок, условия выполнения контракта. И неожиданно поймал себя на мысли, что думает о том, как он бы потратил эти деньги. Его бросило в жар. Борис неторопливо вытер платком лоб и внимательно присмотрелся к цифрам. Поставляющая сторона предоставила номер счета, на который через три дня должна поступить сумма. Все просто. Борис подошел к окну. Задумался. А если уехать, прямо сегодня вечером уехать, куда-нибудь подальше. Загранпаспорта у них есть, а там новые купить. Это же несколько лет можно не беспокоиться, жить в удовольствие рядом со своей любимой девочкой. Борис нервно, в возбуждении ходил от окна к столу и обратно. Мозг лихорадочно работал. Если он сегодня переведет деньги на свой счет, вечером снимет, счет потом заморозит, а утром они улетят, то их уже не достать никому и никогда. Нет, лучше так. Улететь в Германию. Там у него одноклассник живет. Сделать там другие паспорта, и махнуть сразу же куда-нибудь в Италию, в провинцию, поближе к морю. Там легко затеряться. Он вздрогнул от телефонного звонка. Звонила Лана, просила купить по дороге домой картошки. В последнее время она освоила некоторые нехитрые кулинарные навыки, и очень этим гордилась. Борис сказал, чтобы собирала вещи, они срочно улетают завтра утром. Говорил быстро, словно боясь, что передумает, даже рявкнул, когда Лана попыталась напомнить про развод. Кому он нужен сейчас этот развод?! Впереди другая, совершенно безоблачная и прекрасная жизнь, в которой нет места ничему, кроме радости и любви…

                                                                                               ………..

            Утро. Совсем почти не спал. В полуподвальной квартирке из двух комнат и крохотной кухоньки пахло морской сыростью, жареными яйцами и дрянным кофе. Борис, кряхтя и разминая затекшие за ночь ноги, с трудом поднялся с кровати. Долбаный климат! Его артрит совсем не терпел этой ночной свежести. А если не открывать окна, можно задохнуться. Он накинул застиранный махровый  халат и вяло поплелся на кухню, из которой раздавались бодрые итальянские новости. Опять радио, будь оно не ладно. Просил же не включать утром так громко. Лана в переднике вокруг все еще тонкой и соблазнительной талии, с сигаретой в зубах, щурясь одним глазом от дыма, резкими движениями скидывала яичницу по тарелкам. Пустая яичница, даже без бекона. Вместо утреннего приветствия Борис спросил:

            - А где бекон?

            - А ты его купил? – Лана презрительно взглянула на него и швырнула на стол хлеб.

            - Ланочка, детка, я же стараюсь. Сегодня иду на собеседование. В одной компании нужен менеджер по продажам.

Борис не хотел начинать это утро так же, как всегда в последнее время. Тем более,

действительно обещали, хотя ему раз в два дня обещали. Он намазал масло на хлеб и принялся завтракать, не обращая внимания на флюиды гнева, метавшиеся по кухне, выпускаемые из уст своей подруги. Подруга. Официально они женаты. Боб и Лана Каребски. Эмигранты из Германии. Здесь слово «эмигранты» не употребляли. Просто не понимали, как можно эмигрировать из Германии. Борис прихлебывал кофе. Боже мой, какая гадость…

            Борис тяжело поднялся и пошаркал в спальню одеваться. Достал единственный, еще выживший, но уже лоснящийся на рукавах от постоянной носки, костюм. Осмотрел его, одобрительно хмыкнул, сдул с воротника ворсинку. Посмотрел в зеркало. Отекшее лицо с мешками под глазами, расплывшийся живот. Ничего, мы еще поборемся! Он убеждал так себя каждое утро, собираясь на поиски работы.  И обходил контору за конторой. За несколько недель он исследовал почти весь городок пешком, экономя на транспорте. Потом начинал сначала. Иногда удавалось заработать несколько евро на разгрузке товаров в маленьких магазинчиках. Этих денег хватало на пару дней, которые он по праву кормильца, принесшего пищу, сидел дома в кресле-качалке, баюкая натруженные ноги. Лана злилась. Она устроилась работать в цветочную лавку недалеко от дома, и ей приходилось уходить каждый день. Тоже работка не из приятных. Но жить-то нужно.  Эти редкие часы спокойствия, без тычков и напоминаний о прошлой жизни, Борис проводил в блаженстве. Он беспечно вываливал на сковороду недельный запас мяса, готовил бефстроганов по-российски, с луком, морковкой и картофелем на гарнир. На припасенные монеты покупал хороший кофе, толстую сигару и, закрыв глаза от удовольствия, наслаждался. Приходила Лана, устраивала выволочку за мясо, потом они ужинали, не глядя друг на друга, и  устраивались перед телевизором. Единственное развлечение, которое они могли себе позволить.

            Однажды, весь день бесплодно проплутав, Борис, еле волоча больные ноги, вернулся в пустую квартиру. Ланы дома не было. Не пахло ужином. Не пахло плохим кофе. С тяжким предчувствием он открыл скрипучие дверцы шкафа, чтобы повесить костюм. Одежды ее тоже не было. Ночь провел без сна, ворочаясь и предполагая самое худшее. Наутро, кое-как собрав себя в кучу, пошел в лавку, где Лана работала. Бойкая девица, белозубо улыбаясь, протараторила  «Uomo adorabile!  Uomo ricco!» Какой мужчина?! Внутри все похолодело. Сбежала. Бросила. Девочка, моя, ну зачем же так-то?

            Потянулись скучные, длинные, долгие дни. Мутные и безрадостные. Сначала он еще пытался что-то делать, по новому кругу обходил конторы и банки, букмекерские заведения и даже общепитовские забегаловки. Но везде он получал короткое и равнодушное «Nessun posto vacante». Да и кто позарится на такого работника? Два дня вообще не выходил из дома. Просто валялся в постели да пялился в телевизор, не брился и не включал радио. Когда кончилась последняя мелочь, отнес в ломбард телевизор. В приподнятом настроении сходил на рынок, купил сигару, кофе, и ему показалось, что жизнь вернулась в прежнее русло. Пахло едой, в раскрытые окна веяло морской прохладой, такой губительной для его здоровья. Но Борис, глядя на розовеющее в закате море, вспоминал ту самую совершенно неинтересную, скучную вечеринку…

            Потом он отнес в ломбард свой единственный костюм, растушевав гуталин на лоснящиеся места. А через пару дней пошел на центральную площадь возле театра, и, неловко протягивая руку и сглатывая ком в горле, стоял, бормоча «Aiuto di quanto puoi». То ли внешность у него была колоритная, то ли в глазах было что-то такое, но подавали монетки. Нечасто и немного, но подавали. ..

            Однажды, когда он стоял на своем обычном месте возле мраморной колонны входа в центральный магазин, подъехала машина. Шофер вышел и открыл дверцу. Борис заинтересовался, если успеть подскочить, может быть, повезет. И остолбенел. На асфальт ступила бежевая лакированная туфелька, а потом появилась такая знакомая лодыжка, которую он узнал бы из сотни тысяч. Она! Лана! Закутанная в модное драповое пальто, не глядя по сторонам, она достойно несла себя. Борис робко подошел, стесняясь своего вида. Лана испуганно отпрянула, через секунду в глазах появилось что-то знакомое, и она схватила его за руку. Смотрела, не отрываясь секунду, потом открыла сумочку, лихорадочно в ней порылась, достала бумажку и сунула ему. Подоспел шофер и с криком «Esci di qui!» оттолкнул Бориса от хозяйки. Он смотрел, как они вошли в магазин. Лана не оглянулась. Борис разжал руку. Купюра в пятьсот евро. «Ты мое пшеничное поле…» Он закашлялся и, сгорбившись, побрел восвояси.

                               

             

                 

                   

Избранное
  • 1 марта 2018 г., 23:18
    xotyyna   Пожаловаться

    продолжение будет?
     

    • Автор
      1 марта 2018 г., 23:22
      Невидимка_   Пожаловаться

      xotyyna, а нужно?)) Мне кажется, дальше уже все печально будет... На Родину ему не вернуться. Может, удастся в другой город переехать. Попробовать сначала начать. Но вряд ли.

      • 1 марта 2018 г., 23:26
        xotyyna   Пожаловаться

        Невидимка_, да,нужно)хочу,чтобы его встретил сын,где-нить и увез с собой,чтб жена простила и приняла обратно))чтб он птм умер от рака болезни и будучи при смерти попросил прощения.воть
         

        • Автор
          1 марта 2018 г., 23:36
          Невидимка_   Пожаловаться

          xotyyna, аха, понимаю)) Я тоже хотела бы, чтобы у него было все хорошо. Он не виноват ни в чем. Он полюбил. И не смог с этим справиться. Просто слаб был.

          • 1 марта 2018 г., 23:39
            xotyyna   Пожаловаться

            Невидимка_, любовь зла)и?будет нет?
             

            • Автор
              1 марта 2018 г., 23:47
              Невидимка_   Пожаловаться

              xotyyna, мне кажется, в этой истории поставлена большая жирная точка. В жизни редко встречаются хепи энды. Мне хотелось бы сказать эти рассказом, что нужно ценить то, что имеешь. Здесь и сейчас. А иначе рискуешь потерять все.. Ну как-то так))

              • 1 марта 2018 г., 23:58
                xotyyna   Пожаловаться

                Невидимка_, здесь какая-то недосказанность.ведь неизвестно,что в последующем стало с ним.но, автору виднее;) 

                 

                • Автор
                  2 марта 2018 г., 00:05
                  Невидимка_   Пожаловаться

                  xotyyna, а вы как думаете, что с ним стало? В чужой стране, с невозможностью вернутся домой. Он вор. И где лучше? Дома в тюрьме или на чужбине нищим?

                  • 2 марта 2018 г., 00:13
                    xotyyna   Пожаловаться

                    Невидимка_, мужик он не глупый,умный.мог бы взять себя в руки.на худой конец шантажировал бы любовницу,грозясь рассказать нынешнему хахалю обо всем.попросил бы,чтб помогла встать на ноги с арендой жилья и приличными шмотками.птм уже искал бы работу.всего то
                     

  • 2 марта 2018 г., 07:59
    vsk   Пожаловаться

    пойду,подам мужу дырявые носки и старые труселя.

  • 2 марта 2018 г., 09:25
    g_andy   Пожаловаться

    Самое интересное: как удрали в Германию без шенгена, как прятались, как поменяли фамилии...

  • 2 марта 2018 г., 13:37
    aaanam   Пожаловаться

    Отличная написанная история и конец её логически завершает историю. Просто сильно романтичное начало мало соответствует действительности, сразу воспринимается как «мыльная история». Более жизненно было бы, если бы героиня умела создавать домашний уют и хорошо готовить, затем охмурив героя и выжав из него все «соки» бросить на улице. Реальный успешный 50-летний мужчина знает цену жизни и «шило на мыло» менять не будет.

    • Автор
      2 марта 2018 г., 18:07
      Невидимка_   Пожаловаться

      aaanam, спасибо за отзыв! Седина в бороду - бес в ребро, как говорится)) Иногда можно клюнуть лишь на обертку блестящую, которая ослепляет временно.

      • 2 марта 2018 г., 23:37
        aaanam   Пожаловаться

        Невидимка_, 50-летний мужик-это полностью зрелый и циничный человек, его на «мякине» не проведёшь, нехозяйственную будут с удовольствием только пользовать. Голой страстью не возмёшь, нужно затуманить мозги комплексно, то есть создать иллюзию, что с ней будет лучше во всех ракурсах. Примеров счастливых и несчастных «вагон и маленькая тележка». Ваша история  как сказка и поэтому читается легко, трагизм ситуации для  человека потерявшего всё что можно из-за любви воспринимается не так сильно. 

        • Автор
          2 марта 2018 г., 23:52
          Невидимка_   Пожаловаться

          aaanam, вы знаете, я встречала человеков, мужчин, которые из-за страсти теряли все. Честно. именно в таком возрасте. Потому что, пока ты молодой, ты не смотришь на причины, на посылы, на условия. Принимаешь то, что есть. Потом начинаешь ковыряться, искать, отбраковывать. И лишь в возрасте понимаешь, что это последний шанс, как говорят. Цепляешься за него. Но не всегда это то, что тебе нужно. Как-то так)))

          • 3 марта 2018 г., 10:54
            aaanam   Пожаловаться

            Невидимка_, согласен. Вы очень хорошо пишете, просто, я думаю, можно было добавить перчинки для остроты в виде коварства и хитрости, а не только глупость мужчины.

  • 2 марта 2018 г., 16:08
    зяблик1   Пожаловаться

    Поучительная история и главное в общем и целом жизненная. Когда читаешь, постоянно ловишь себя, что так и хочется остановить героя, сказать вовремя: "Ну что же ты делаешь, ну ведь это тупик отношений, как так можно?".

    Очень напомнило "Сестру Керри" и Герствуда. Хотя его было больше жаль, всё же он жил в семействе, где все только хотели от него денег и положения, а здесь российская действительность и всё много мягче и человечнее. И жену Бориса по человечески жаль.

    Вот любовь... Любовь ли это на самом деле. Не знаю. И право мнение, что любовь у каждого своя и такая она тоже любовь. И всё же такая любовь ближе к эгоизму. В настоящей любви человек старается стать лучше, чище для самого себя, для своей половинки. А вот когда начинают искать выгоду, ходы, обман, прикрывая всё это любовью - это то видеть тяжелее всего.

    • Автор
      2 марта 2018 г., 18:12
      Невидимка_   Пожаловаться

      зяблик1, спасибо, милая!)) Осуждать любовь нельзя, наверно. Но поучиться можно. Со стороны. Наверно, эта девочка тоже его любила вначале. Ведь не бросила же сразу, как деньги кончились. Поддерживала, заботилась. Наверно, просто надоел он ей. Старый, больной. По поводу "Сестры Керри" ответила ниже. Чтобы два раза не писать)) Уж прости, только с работы пришла))

  • 2 марта 2018 г., 16:11
    Смаг   Пожаловаться

    Напомнило немного "Сестру Керри", Герствуд тоже украл деньги ради Кэрри(

    • Автор
      2 марта 2018 г., 18:16
      Невидимка_   Пожаловаться

      Смаг, эта история составлена из двух историй. Первая, реальная. Вторая домысленная, навеянная заметкой на каком-то женском сайте. Там женщина рассказала о своей знакомой, история многолетней давности. Типа, ее муж, когда еще не был мужем, совершил преступление финансовое. В общем, сборная солянка)) И, наверно, этот сюжет не нов под луной. Люди иногда преступают закон ради своих возлюбленных...

Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться
с помощью аккаунта в соц.сети
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации