home
user-header
Это я так сегодня ехала на работу. Навеяло)) И все-таки - хорошие у нас люди!
3 марта 2018 г., 01:17 665

                                                                                                       В автобусе

            Еду в автобусе на работу. Глаза закрываются сами собой. Приятная дремота. В голове мелькают обрывки каких-то мыслей, идеи, как представить новый проект, как получить на него деньги, что сказать руководству. Автобус мерно покачивает. Тепло и уютно. Эти полчаса мои. Пока колеса не остановятся на нужной остановке. А мысли перетекают в другое русло. Все-таки зря Ленка купила это платье. Что-то как-то зеленый старит ее, что ли…


            - Женщина, ноги ребенка уберите. Не видите, он пинает же меня!

Я очнулась от истеричного громкого возгласа. Сонно повела по сторонам взглядом и снова упала в теплое небытие.

            - А вы не выставляйте свои ноги вперед! – последовал спокойный ответ.

Я даже не открыла ни одного глаза. Пребываю дальше в утренней нирване.

            - А вы мне не указывайте, что делать! Без вас знаю. Понарожают тут, а потом воспитывать не хотят, - истеричный голос  выдал ответку, уверенный в своей правоте. Типа, отомстила. А я уже не прислушиваюсь даже, потому что сон какой-то меня накрыл. Что-то такое приятное и удивительное, но вполне логичное для сна.

            - Слышь, ты, старая корова, ты че разоралась тут? – спокойный ответ повысил голос в обиде на «понарожают». Я открыла глаза. Вот что за люди?! Еще целый день впереди, а они уже собачатся. Я поерзала на сиденье, завернула подол шубы на коленки и снова собралась подремать. Не тут-то было.

            - А вот это вообще не ваше дело! Кто кого рожает, - спокойный голос стал совсем неспокойным, и приблизился по диапазону к истерическому. Народ притих, ожидая развязки. Я вытянула шею. Истерический голос принадлежал даме в норковой шляпе. Больше я не разглядела – спиной ко мне дама сидела.  Спокойный голос оказался молодой мамой в обычном черном пуховике с дитенком лет трех, который весело махал ножкой, стараясь задеть тетку в шляпе.

            - Нет, ну вы посмотрите! Он же специально пинает меня! – завопила шляпа, а малыш заулыбался и еще энергичнее лягнул. Пассажиры в смущении отвернули головы.

            - Он же не нарочно, - вступил в борьбу за молодое поколение пушистый помпон, сидевший впереди меня. Тетенька с ярко накрашенными губами и в платке поверх плеч с претензией на изысканность, стоявшая рядом с помпоном процедила:

            - А вам-то какое дело? Детей надо воспитывать, а не потакать им.

Помпон возмущенно засопел. Помолчал и выдал:

            - У вас, наверно, своих детей нет. Вот вы и возмущаетесь! Своих-то воспитывали, если они есть?

Изысканная тетенька презрительно отвернулась, но губы ее задрожали. Елки-палки! Лююдиии! Ну вы же люди. Ну зачем вы так друг с другом?!

            - А в наше время ремня бы ему всыпали, засранцу маленькому.

Народ, как по команде, повернулся в сторону деда на переднем сиденье, который сидел напротив зачинщика скандала. Колоритный такой дед. В совдеповском овчинном полушубке и армейской цигейковой шапке. Малыш с интересом взглянул на деда. Мамаша возмущенно выдохнула воздух:

             - Оно и видно. Мало, видать, вас в детстве стегали. От того и злой такой сейчас.

Изысканная дама, почувствовав поддержку, воспряла духом:

            - Даже дедушка вам говорит. Хоть старшее поколение-то послушайте.

А дедушка, обидевшись. Замолчал. Минуту ехали в тишине. А малышу, стало опять скучно и он снова пинанул унтиком  шляпу. Та взвилась, как стрела из тетивы, словно ожидала:

            - Ну я же говорила! Это же вредитель какой-то, а не ребенок. Мамаша, обратите внимание, пока не поздно. Потом локти будете кусать!

Мамаша отвесила подзатыльник чаду, но настроена была решительно:

            - Да вы-то кто такая?! Че вы мне тут устраиваете показательные выступления? Он заигрывает с вами, а вы реагируете, как старая дева!

Помпон передо мной согласно закивал и в знак солидарности, покопавшись в сумке, вытащила чупа-чупс, и демонстративно вручила его маленькому хулигану. Он, довольный, победно взглянул на шляпу. Дед неодобрительно крякнул. Изысканная дама пробормотала «Черте че». А шляпа завопила:

            - Товарищ водитель! Тут оскорбляют! Наведите порядок.

            - Да ты заколебала, старая курица. Сиди уже спокойно.

            - А ты заткнись, малолетка шалавная. Залетела по пьяни, а сейчас на переднем сидении у стариков место отнимаешь!

            - Да где тут старики-то?? Один дед. И тот сидит.

Скандал нарастал. Изысканная дама ругалась с помпоном. Дед в ушанке, приговаривая «Тохто, тохто», пытался успокоить все враждующие стороны. Подтянулась задняя площадка. Разделились на два лагеря. Помпон был гегемоном за молодых мамаш, изысканная дама возглавила оппозицию воспитания недорослей. Водитель призывал в микрофон пассажиров успокоиться. Входящие на новых остановках тут же включались в процесс, даже не разбираясь в чем суть конфликта. Сон пропал. Я с возмущением приняла сторону воспитания и составляла в уме хлесткую фразу. Что такое-то?! Ну рожайте на здоровье, сколько влезет. Вернее, вылезет. Но прививать-то навыки воспитания нужно. Градус  общения в автобусе нарастал. Шофер обеспокоенно поглядывал в зеркало, выключил записанные объявления остановок и социальную рекламу.  Орал, что пора прекратить сориться, матерно ругался сам и время от времени просил упокоиться. А вы попробуйте толпу усмирить. Помпон в ажиотаже спора задела руками сумку изысканной дамы. Дама нахмурилась и этой же сумкой огрела помпона по плечу. Дед воинственно привстал, поправил ушанку и двинулся в гущу противников. Народ ахнул. Молодежь с рюкзаками наперевес с задней площадки шла на выручку деду, аккуратно раздвигая толпу в салоне. А я думала сидела. Все-таки дружный у нас народ. Ну, ругаются, ну, скандалят. А стариков-то уважают. Прислушиваются. Пока я думала, изысканная дама, махая офисной папкой, как флагом, и доказывая, что ребенку нужен личный пример родителей, задела помпона по помпону. На секунду война остановилась, потому что неизвестны были дальнейшие действия враждующих сторон. Изысканная дама припухла в испуге. Помпон с достоинством поправил шапку. Пауза. Неужели подерутся?  Скоро моя остановка.

            - Мама, я зе посютил. Я не буду тетеньку пинать больсе. Мам, я хоёсый. Пусть они не югаются.

Салон замер. Водитель заулыбался. Малыш сполз в материных коленей, подошел к шляпе и протянул ей облизанный чупа-чепс.

            - Хочес? Возьми. Мне не жалко.

Шляпа молчала от растерянности. Помпон тыкнул ее в бок.

            - Бери. От чистого сердца же.

Шляпа взяла и поднесла тоненькую палочку с леденцовой пупырышкой ко рту. Малыш заулыбался. Народ выдохнул. Дед уселся на свое место. Мамаша, поглядывая на шляпу, сказала:

            - Вы извините нас.

            - Да ничего. Я же понимаю, ребенок.

Изысканная дама улыбнулась и похлопала примирительно помпона по плечу. Помпон встала:

            - Садитесь, пожалуйста.

            - Да сидите, что вы!

Удивительно. И у меня куда-то злость испарилась. Я окончательно проснулась.  Впереди был день. Новый день. И этот мальчонка не выходил у меня из головы. Он рассорил и примирил в одночасье. А мы выпустили пар и разошлись по своим делам. Наверно, с хорошим настроением.

             

                 

               

                

                                                                                                                                               

                                                                                                                                               

 

 

 

 

 

 

 

     

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться
с помощью аккаунта в соц.сети
Читайте также
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации