home
user-header
Сократила свой "жалостливый рассказ". 2990 знаков. Уложилась))
3 июня 2018 г., 14:29 491

                                                          Еще один день

            Анна Сергеевна проснулась затемно. Привычка уже такая. Проснутся-то проснулась, а зачем? Новый день не сулил ничего неожиданного и хоть сколько-нибудь приятного. Села на кровати, разминая затекшие за ночь ноги, пошевелила скрюченными пальцами с ястребиными ногтями – не могла уже сама стричь, суставы отказывались сгибаться в нужную позу. Потому и прятала всегда их в толстые чулки и вязанные носки.


Кое-как встала, держась на спинку кровати, пошарила рукой, не зажигая света, нащупала старенький байковый халат. Сильно шаркая,  побрела на кухню. Тусклый, годами не мытый абажур, осветил старинный пузатый буфет с скукоженной набок дверцей,  зиловский холодильник, круглый стол, с выцветшими и затертыми временем розочками на клеенке. Она включила газ, достала шоколадный маргарин, хлеб, две сушки. Щепотку чаинок кинула прямо в стакан. Напившись чаю, шла смотреть новости. Телевизор – единственная вещь, которая выбивалась из общего интерьера своей новенькой плазменной современностью. На юбилей Победы Совет ветеранов подарил.  

  Пора было собираться на ежедневный променад до магазина. О, для Анны Сергеевны это был целый ритуал, сложенный годами одиночества. Она выключила телевизор. Опять теракт, опять наводнение, разбился самолет. Анна Сергеевна досадливо цокнула и пошла переодеваться. Не хотелось выглядеть нищей замухрышкой. Вдруг знакомые встретятся. Хотя все знакомые Анны Сергеевны, мнением которых она дорожила, уже не встретятся никогда на пути в магазин. Но она изо дня в день скрупулезно надраивала до лаковой зеркальности боты, электрическими щипцами накручивала легкие, одуванчиковые локоны, подкрашивала сморщенные, как куриная гузка, губы . Шляпка с вуалью и затрапезный жакет, с которого она раз в неделю артритными пальцами сдирала противные шерстяные катышки, завершали ее образ.

            Собственно, магазин не был жизненно необходим. Иногда, когда до пенсии оставались считанные рубли, Анна Сергеевна просто заходила в помещение, крутилась с любопытством возле прилавков, создавая ощущение причастности к покупательской суете. Но сейчас у нее была цель. Завтра день Рождения, и Анне Сергеевне очень хотелось запечь курицу. Придут девочки, Аля с Олей, дети младшей сестры. Как всегда, не заморачиваясь на подарок и мыслях о насущном, принесут легкомысленный бизешный тортик. Анна Сергеевна вздохнула. Курица пробьет в ее бюджете солидную брешь. Рублей на четыреста потянет. Она долго бродила вдоль витрин подслеповато щурилась на ценники, опять вздыхала, но шляпка и жакет не позволяли малодушничать. Наконец выбрала средненькую.  Не дохлую, конечно, но и не роскошную. А потом у кассы долго путалась в своих сторублевках, немного выбитая из колеи ценой этой «не дохлой» птички. Импортная, оказывается.

             На обед сварила серой, клейкой лапши, чуть спрыснула нерафинированным растительным маслом.  Без удовольствия поела. Эта дурацкая курица не давала ей войти в привычный мыслительный ритм. Анна Сергеевна опять вздохнула. Да бог с ней, с курицей этой.

            После обеда немного подремала в кресле перед телевизором. Вечером попила чаю с сушками, достала альбом. Анна Сергеевна каждый вечер его доставала. Не фотографии смотреть. Общаться. С Илюшей, с Алешенькой, Катей. Она пережила всех. Пережила мужа и сына. Пережила младшую сестру и ее мужа. Человеку нельзя так долго жить. Анна Сергеевна устала. И боты скоро развалятся, и маргарин надоел бесконечно, и поблекшая вуалька на шляпке не скрывает прожитые годы, которые старческой слезливой влагой отражаются в белесых глазах 

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться
с помощью аккаунта в соц.сети
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации