home
user-header
"Чума". Часть вторая. Туго идет, материалов мало. Но старалась максимально приблизиться к эпохе...
24 июня 2018 г., 22:45 412

                                                            2

- Бабонька, ишшо сказку скажи али стАрину каку, - Ванятка поерзал под лоскутным одеялом, подбил его под бок, кулачком взбил подушку и приготовился слушать.

            - Дык, милок, я те ужо все рассказала. Таперечи позавтрему. А щас спать пора, - Авдотья заботливо подоткнула одеяло с другого бока.

            - Ну, бабонька, ну ишшо капельку, - капризно задергал длинными ресницами Ванятка. Уголки губ поползли вниз, и глаза наполнились влагой. – И маманьки нету. Она бы мне точно рассказала.

Авдотья улыбнулась, провела шершавой, жилистой рукой по запутанным русым вихрам внука.

            - Спи, горюшко мое мыканное, спи, теленок мой. Маманька за папкой ходит. Скоро вернется с хоспитали. Усталая. А ты не спишь, пострел такой. Осерчает маманька-то.

            - Бабонька, а Петрушка-засрушка спит ужо? – Ванятке шибко спать не хотелось. И он всячески оттягивал момент, когда бабка свечку задует. Ему было восемь лет, и очень Ванятка темноты боялся. Но он был старшим, поэтому страх свой открыто выказывать стеснялся. Ужас накатывал как только наступала темнота. Из всех углов ползли к Ванятке скользкие чудища-драконы, мерзкие горбатые колдуны тянули свои костлявые руки, норовя схватить Ванятку за горло. И тогда он начинал тихонько поскуливать, накрывшись с головой одеялом. И всегда приходила маманька, ласково целовала в макушку, брала прохладной ладонью Ваняткину потную ручонку и сидела, пока сын не засыпал… А сегодня она поздно придет. И Ванятка стыдился признаться бабке, что заснуть не сможет без мамки. Вот и тянул время, вдруг маманька вернется.

            - Ты пошто на брата так ругаишьсси? Мал он ишшо, вот и какает много. Сам-то поболе ево серил. Ишь, старшой называется. Спи ужо, проказа, - Авдотья брови нахмурила. Решительно дунула на свечу и вышла из спаленки.  Ванятка зажмурился истово, аж поплыли радужные кружочки. «Уж лучше кружочки, чем эта нечисть». Он судорожно вздохнул, перевернулся на другой бок, не открывая глаз, стал думать о том, что завтра накидает люлей противному соседскому Федьке за то, что ихней кошке хвост хотел поджечь. Сладостное чувство мести прокатилось в голове Ванятки, и он собрался, было, заснуть, как вдруг послышался скрип двери. «Маманька вернулась!», - радостно подумал Ванятка и стал  прислушиваться…  

            Настасья потянула за ручку, вошла в сенки и прислонилась к дощатой двери в изнеможении. Так долго сдерживаемые слезы потекли ручьями по щекам, скатывались на подбородок, горячо щекотали шею. «Господииии! Что с нами будет-то таперича? Царица небесная, заступница, помоги, сына своего заради. Пощади моих детушек!» Настасья, уже не сдерживаясь, опустившись в темноте сеней на корточки, тихонько подвывала, боясь разбудить домашних. Наконец, взяв себя в руки, оттерев рукавом душегрейки глаза, решительно переступила через порог. Авдотья дремала за столом. Она ждала Настасью. Свеча оплывала на подстойник крупными сальными каплями. Зудел сверчок, да было слышно, как за стенкой ворочался Ванятка.

            - Ох, матушка, явилася. Чо так долго-то? – Авдотья, проснувшись, засуетилась. Достала кринку с молоком, завернутый в белую, чистую тряпицу хлеб.

            - Вечерять-то будешь? Молочком я разжилась седни. Тюрю хошь? Деток я накормила. Вот, тебе оставила. Садися, поешь с устатку. Она отрезала ломоть, налила в деревянную чашу молока, достала ложку. И вдруг замерла. Не слыша ответа Настасьи резко обернулась. Настасья с меловым лицом сидела на лавке, закрыв глаза.

            - Ты чо, девка, что притулилась-то? – беспокойно зашептала Авдотья. – Чо сдеелось-то? Евсеюшка плох? Али чо? Да не молчи ты, колода, - Авдотья схватила Настасью за плечи.

А Настасья повалилась с рыданием на Авдотью, уткнувшись в мягкое плечо.

            - Мамонька, плохо все. Ей-ей, помрем в одночасье. Бубонка в хоспитали. Евсея седни обмывала, вшей нашла да ранки черные. Ой, мамонькаааа, как же детушки-то наши? – запричитала Настасья.

            - Тише ты, девка. Толком говори, не голоси понапрасну, - Авдотья, все еще держа в руках деревянную ложку, уселась рядом.

            - Мамонька, чума там. Евсей тоже занедужил. Гонит меня от себя. Говорит, детей могу заразить. А вокруг, мамонька, тама вонь, грязь. Вши проклятые так и снуют, так и снуют по койке. А Евсеюшка ужо совсем плохой, весь огнем горит. Бред начался, не знамо чо молотит язык-то, - Настасья снова залилась слезами, судорожно всхлипывая.

Авдотья посуровела. И вдруг ложкой стукнула невестку в лоб. Та от неожиданности икнула, но рыдать перестала. В немом недоумении уставилась на свекровь.

            - За что, мамонька?!

            - Ииии, дура-баба. Ты заразу-то куды приперла, дубина стоеросовая? У тя ж детки малые, холера ты. А ну-ко, скидай одёжу, - Авдотья ушла в сенки, запалила там лучину. «Вот жеж дура. Мальцов не пожалела, баляба немощная» - ругалась Авдотья, сгребая в кучу мусор, щепки, в изобилии валяющиеся во дворе…

            Ванятка не спал. Он чутко слушал, о чем говорили взрослые. Когда раздался звонкий звук ложки об лоб, хотел, было, выскользнуть из спаленки на защиту матери. Потом подумал, залез назад под одеяло. «Не, маманька точно осерчает, что не сплю ишшо. И бабонька вдруг тоже ложкой заедет по лбу. Подожду покуда». Ванятка снова навострил уши. Когда мать зарыдала, он совсем испугался. Неужто помирать папка собрался?! А мамка? А бабонька? А Петрушка-засрушка? Ему погрустнелось. Они, значит, помрут, а Федька-басурман ихнюю кошку сожгет. Ванятка умирать не собирался. Да и не знал, толком, как это – умереть. Он накрылся с головой одеялом и тихо заплакал. Хотел помолиться, но слова молитвы вылетели в одночасье. «Пожалуйста, боженька, сохрани нас. Не дай нам помереть. Папка жи воевал с иродами. Он ранения получил. Петрушка-засрушка ишшо совсем маленький. Дай здоровьюшка мамоньке и бабоньке. И меня не забудь, Отец небесный! А я обещаю, Петьку обзывать не буду. И бабоньке обещаю помогать. И даже козу пойду пасти, если бабонька скажет»…

            Костер разгорелся. Авдотья воткнула жерди по кругу, развесила Настасьину одежду на них. Саму невестку в сенках натерла золой печной, окатила водой бочковой, и, дрожащую, почти в полуобмороке, утащила в постель. Влила в беспомощный рот настойки на полыни, укрыла двумя одеяльями. Вернулась в горницу и, горестно уткнув руки в голову, задумалась…

             А в госпитале чума шагала свободными, метровыми шагами, не ощущая особых  препятствий. Близость госпиталя к Суконному двору, ибо за ранеными ухаживали жены и добровольные  сестры милосердия именно из Замоскворечья, позволила ей перешагнуть порог лазарета. Афанасий Филимонович Шафонский, начальник госпиталя, первым понял масштаб катастрофы. Запретил гражданским находиться на территории госпиталя, распорядился перенести выгребные ямы подальше, расставил караулы возле ворот. Но крысы, привезенные с фуражом и остатками продовольствия с фронта, продолжали незатейливо куражиться уже в госпитальных подвалах. Вши поползли на поиски новых хозяев, с каждым укусом вовлекая в ряды больных моровой язвой все больше и больше людей. Свалились в лихорадке врачи и сестры. А вши нестройными, нацеленными на экспансию рядами, поползли в Суконный двор. Доктор Шафонский, пытаясь предотвратить проникновение чумы в город, чуть ли не грудью кидался на каждого покидающего госпиталь. Написал письмо в Сенат с просьбой о помощи. Из Сената ответ не замедлил появиться с суровым оптимизмом. «Ваши страхи преувеличены. Чумы в городе нет и быть не может. Не пугайте людей. Вас призвали лечить. Вот и лечите. И не лезьте не  в свое дело». Шафонский махнул рукой, заперся у себя в кабинете и выходил только на операции. Единственное, что он мог сделать, это хоронить умерших от чумы не в пределах городского кладбища, а далеко от Замоскворечья. А больных становилось все больше и больше. Иногда приходилось в гроб класть по двое. Но власти молчали. В отчаянии Шафонский написал прошение напрямую Екатерине, минуя Сенат. Но Екатерина, отчаянно веселясь в Петербурге по случаю Крымского соглашения, плохие письма откладывала на потом. Мало того, даже делала вид, что в Москве все в порядке. В письме подруге матери она писала: «Mein Herz, тому, кто вам скажет, что в Москве моровая язва, скажите, что он солгал; там были только случаи горячек гнилой и с пятнами, но для предотвращения панического страха и толков я взяла все предосторожности, какие принимаются против моровой язвы». Это была фикция чистой воды! Никаких распоряжений императрица не сделала на этот счет. Она даже беспечно проигнорировала слезное, полное тревоги и отчаяния письмо губернатора Салтыкова, который не получив ответа от Матушки, слинял в подмосковное имение, оставив город спасаться собственными силами. Силами, которых, в принципе, не было…

            - Бабонька, а мамка спит, чоли, ишшо? – Ванятка присел на лавку за стол. Авдотья, не отвечая, положила перед ним кусок ржаного хлеба, налила квасу.

            - Бабонька, чо молчишь, язык съела? – Ванятка пошел ва-банк, специально разговаривая грубо.

Авдотья и на это не отреагировала, продолжая суетиться по хозяйству. Ванятка совсем сник.

            - Баба, ты меня хоть к Петруше пусти. Чо он там лежит-то один, молчит все время, я хоть с ним поговорю, - Ванятка вяло посмотрел на хлеб и отодвинул на середину стола.

            - Не хочу я, бабонька. Ну можно к Петруше мне?

Авдотья беспокойно пошарила по лбу внука, внимательно осмотрела, задрав рубаху, худое тело. Ванятка не сопротивлялся осмотру, послушно поднимал то одну руку, то другую, удивляясь бабкиным действиям. Да как-то все равно было. Без рубахи даже лучше. Жарко что-то в доме. Он все время обливался потом. Хотелось увидеть мамку. Ну, или Петрушу. А папка помер. Царствие небесное ему там. А где – там,  Ванятка и не понимал. Так кораблик и не успел смастерить. Обещал же.

            - Иди, ладушко, приляг. Петрушу я к Матрене снесла. Мамка же занемогла. А с мамкой, бог даст, скоро свидишься.

            - Точно, бабонька? К мамке пустишь? – Ванятка сонно растекся по столу. Жар давил, не давал воздуха, казалось, что колдун среди бела дня схватил его за тоненькое горло.

            - Пущу, касатик, пущу, родной, - Авдотья смаргивала слезу, истово молясь на икону. Потом подхватила почти невесомое тельце на руки, снесла в спаленку, укрыла одеялом и, перекрестив, вышла. Только бы бог не прибрал ее раньше. Она уже чувствовала дыхание бубонки рядом. Почти ощущала ее неслышные шаги вокруг себя. Видно бог ее напоследок приберег…                                                                

 

 

 

Избранное
  • 25 июня 2018 г., 00:13
    Nik17   Пожаловаться

    Почитайте в Вики про "Вспышка чумы в станице Ветлянской". Может поможет с материалом.

    • Автор

      Nik17, спасибо.Так-то знаю, о чем писать, но исторических сведений не хватает. Обязательно посмотрю! 

      • 25 июня 2018 г., 00:49
        Nik17   Пожаловаться

        Невидимка_, я когда узнал про этот случай в Ветлянской, у меня волосы на голове зашевелились! Особенно впечатлило описание вымершей больницы, где вместе с больными умерли и медики.

  • Прочитала на одном дыхании! Спасибо!

  • Тоже прочитала Википедию. Про чуму знаю многое, но вот о той вспышке так подробно впервые читаю. Там многое наложилось и халатность и быстрый переход в легочную форму. А это с одной стороны увеличивает летальность и заразность, а с другой в тех условиях затрудняет диагностику. Бубонов то нет((

    • Автор

      Daughters_fairytailes, да. В случае с Ветлянкой это и осложнило выявление диагноза. Но везде написано про стыд властей перед Европой, якобы какая там цивилизация, если чума бушует. Хотя случаи заражения есть и в наше время.

  • Даже Кох выходит не смог распознать личину чумы выходит. Ужас ужасный, да.

    Вот так всегда, перед соседями стыдно, а у самих попа голая(((

    Случаи чумы сейчас в основном единичные в эндемичных районах, хотя в бедных странах бывают вспышки.

  • Автор

    Ну да. Хотя в Средней Азии случается. И в Латинской Америке. И в Африке. И у нас Тыве и Дагестане. Причем смертность все еще существует. Но меньше процент. Намного. До десяти процентов.

Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться
с помощью аккаунта в соц.сети
Читайте также
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации