home
community-header

                    
                    
«Погружение с нильскими крокодилами – самое страшное, что я делала в жизни. Это воистину русская рулетка».
Africatours - 15 марта 2017 г., 16:32 в Дикари 663

 

 

«Погружение с нильскими крокодилами – самое страшное, что я делала в жизни. Это воистину русская рулетка».

Я люблю белых акул. Они куда прекраснее и более предсказуемы, чем нильские крокодилы. С акулами работать намного легче. В Окаванго, где я два года подряд погружалась с крокодилами, под водой царит настоящий ад. 

Ты погружаешься в воду и никогда не знаешь, что тебя ждет. Чаще всего это скудная видимость, сильное течение и куча сюрпризов, например, отдыхающие гиппопотамы на дне.


Ольга Мичи

Ведущая и соавтор документального проекта о диких животных «Экстремальный фотограф» на телеканале «Живая Планета». Первая и единственная женщина-путешественник, осуществившая дайвинг с нильскими крокодилами в их естественной среде обитания. Без какой-либо страховки и защиты. Американский фотограф-анималист Нахум Амос (обложки журналов BBC Wildlife, National Geographic, Discovery, Time, Life) назвал Ольгу после погружения с крокодилами «новой Валентиной Терешковой, только не в космос, а в мир дикой природы, который на самом деле не так опасен как нам кажется». 

Именно это желание сломать привычные стереотипы о диких и опасных местах, куда не ступала нога человека – главная тема фоторабот Ольги Мичи. В ее портфолио – снимки более чем из 70 стран. Но особое место в нем занимает Африка… Это не только дикие животные, но и дикие племена Черного континента. Церемонии вуду в Бенине и Того, жизнь среди масаи в Кении и Танзании, съемки деревень Химба в Намибии, фотопроект «Женщины племени Хамер» в Эфиопии, пигмеи Баака в ЦАР, где был снят последний документальный фильм с участием Ольги Мичи…. 

На фоне мужчин-фотографов ее работы отличаются особой трогательностью, интимностью, быть может, даже большей лирической глубиной. В этом, наверное, и есть свой «женский взгляд» Ольги Мичи на мир Африки.

«Я бы отправилась в Индию как Мать Тереза, подалась бы в Африку вершить революцию как великий Че Гевара».

Не знаю, кто сказал, просто понравилась фраза: «Есть только одна достопримечательность – природа». 

Каждому свое. Я знаю многих людей, которые совершенно далеки от природы и жить не могут без городского шума и суеты. Другие – боготворят Европу с ее операми, театрами, музеями и вернисажами. И я верю, что в моей жизни тоже наступит период, когда я осяду где-нибудь на Piazza della Rotonda c бокалом сухого Бароло, а суета сует будет проходить мимо. Но это будет не скоро. Сейчас я живу приключениями. 

«Я испытываю себя, без защиты погружаясь с нильскими крокодилами, белыми акулами, косатками, гигантскими осьминогами и прочими морскими и речными монстрами.» 

Мне интересно узнать, где предел моего страха. Альберт Камю сказал: «Путешествие, как самая великая и серьезная наука, помогает нам вновь обрести себя». В каждой поездке я узнаю о себе много нового, расту над своими страхами, слабостями и становлюсь лучше.

Если говорить об одиночной экспедиции, то это: выключенный телефон, звенящая тишина, изредка прерываемая звуками дикой природы, осознание своей ничтожности в масштабах мира, огромное небо полное звезд и размышления о смысле жизни. 

Если это экспедиция в составе группы людей с общей целью, то это: интересные люди с уникальными историями, гитара и осознание своей важности, ведь в серьезной экспедиции каждому участнику отведена своя роль, и это, несомненно, командная игра. 

Считается, что мужчины лучше приспособлены к походным условиям. Женщинам должно быть сложнее, но по тебе этого не скажешь. Расскажи читательницам Арриво, как выглядеть так же красиво. 

Мой опыт показывает, что это не зависит от пола. Это зависит от личности, от походного опыта, самоконтроля и физической подготовки. Я встречала совершенно неподготовленных людей как среди мужчин, так и среди женщин. С годами я научилась с такими не связываться: в серьезных поездках они, как правило, становятся обузой.

Я знаю многих женщин прекрасных внешне, но со сталью внутри, и они добились высот в разных профессиях. Например, Кристина Зенато – милая женщина, но такое творит с акулами! (еще два воскличательных знака – прим. Арриво). Настоящая Заклинательница акул. Лени Рифеншталь – мой кумир, гениальный фотограф и невероятная личность.

Но есть люди, которых я считаю великими, и бесконечно уважаю. Например, Федор Конюхов. Сильный духом человек! Проводить столько времени в тяжелых одиночных экспедициях и не впадать в уныние сможет далеко не каждый. Виталий Сундаков, совершивший ряд выдающихся путешествий и открытий. Это, если говорить о ныне здравствующих. В наши дни совершать путешествия в неизведанные места гораздо сложнее. Все дело в том, что таких мест практически не осталось.

«Цель моих путешествий не открыть что-то новое, а сохранить то, что находится на грани исчезновения. Сохранить это можно только путем привлечения всеобщего внимания»

Я вообще считаю, что если человек в чем-то талантлив, то и другие занятия будут даваться ему легко. Я легко учуть и хочу все знать, хотя и живу по принципу Шерлока Холмса: «Человеческий мозг похож на маленький пустой чердак, который вы можете обставить, как хотите».

Знание объекта съемки – это 70% процентов успеха. Знание всегда стоит над страхом. Я бы не сунулась к крокодилам, если бы не изучила их повадки. И так с любым животным. Незнание порождает страхи, а страх заставляет делать ошибки. В тех условиях, в которых я работаю, любая ошибка может стоить жизни. В дикой природе, с опасными животными, расслабляться нельзя. Здесь царят свои правила, и любой человек – гость. Нужно быть сконцентрированным и собранным. Потеря бдительности может стать роковой даже для профессионала. Пример тому – история гибели натуралиста и эксперта в области дикой природы Стива Ирвина. Он погиб от смертельного удара хвостом ската-хвостокола в сердце. Именно с таким видом я обнимаюсь на этой фотографии. Я позволяю себе такие «трюки» только потому, что знаю, как правильно работать с опасными животными.

Например, я больше всего боюсь потерять своих близких, но за себя я практически не боюсь. Я редко сдаюсь на полпути. Зачастую мне даже нравится испытывать себя и смотреть страху в глаза. 

Что касается моей поездки в Западную Африку, то она не являлась для меня пугающей, туда меня вело страшное любопытство. С детства я обожала смотреть фильмы ужасов, а фильмы про культ Вуду пугали и притягивали одновременно. Отправиться туда, чтобы понять, что такое Вуду – колдовство, религия или просто способ управления мнительными и ведомыми людьми, для меня было мечтой многих лет. Я ехала с трепетом в душе, но не со страхом.

Мое сердце в Африке. Африку я искренне люблю, уважаю и никогда не устану познавать… Моя душа там, где мои корни, где мои предки, где моя вера – в России, а вот разум, как считает моя мама, иногда остается «дома, на хозяйстве», иначе бы я не совалась к крокодилам, акулам, племенам, болеющим разными заболеваниями, от которых нет лекарств, не ездила бы в опасные африканские страны, да и вообще занималась бы всеми теми делами, которыми занимаются обычные женщины. 

Мы знаем тебя как Ольгу. Кто называет тебя Найсула? Что значит твое африканское имя? 

Найсула – имя, которое мне дали масаи. Оно означает «Победительница». В январе этого года мне удалось не просто пожить среди представителей этого племени, но и пройти все те испытания, с которыми они ежедневно сталкиваются.

С пустыми руками в гости не ходят. Каким на твой взгляд должен быть идеальный подарок жителям племени? Как завоевать их доверие и главное – не растерять? 

Завоевать доверие племени можно только одним способом – чистотой своих намерений. Зачастую в племенах к любым подаркам, принесенным из нашего мира, относятся негативно. Впрочем, это не касается медикаментов. Это и есть главный подарок, который часто помогает спасти жизни. Таблетки от малярии, глазные капли, жаропонижающие детские средства, антибиотики. 

В иных местах, где, например, есть школы, отличным подарком станут тетради, ручки, карандаши, мелки, ластики, краски и прочие канцелярские принадлежности. 

Часто я вижу, как туристы ошибочно везут сладости, не понимая, что во многих местах медицина отсутствуют напрочь. Такие «подарки» могут создать массу проблем с зубами. Например, масаи не употребляют в пищу ничего, кроме мяса, молока и крови коровы, при этом являются долгожителями среди племен, до старости имеют здоровые белые зубы и отличаются отменной выносливостью. Это касается не только масаев, но и других кочевых народностей, которые живут за счет скота. 

Мне кажется, русский сарафан чем-то напоминает традиционные наряды африканских племен. Похожи ли они на нас внутренне? 

Забавно, никогда об этом не задумывалась. Похожи ли они на нас внутренне? Несомненно. 

Обычно в племенах вся самая тяжелая работа ложится на плечи женщин. Мужчины больше занимаются «мыслительной» деятельностью. Так же, как и у нас, хрупкие женщины носят тяжелые авоськи с провиантом и емкости с водой, воспитывают детей, следят за очагом, засыпают, рассказывая детям сказки. 

«В племенах есть лидеры и слабые. Герои и трусы. Мы все люди со своими страхами, переживаниями и хлопотами»

Так однажды сделал мой добрый знакомый Луис Сарно для уникальной народности баака: он свозил их в Париж. Франция узнала о проблемах этих маленьких людей, а сами пигмеи о том, что есть мир вокруг их мира, и что в этом огромном мире о них знают, за них переживают и готовы протянуть руку помощи. Эта история, рассказанная поздним вечером у костра, меня очень впечатлила. Мне захотелось подарить сказку таким же простым и чистым людям, никогда не покидавшим пределов родной страны. 

Для них это была мечта, а мне это показалось еще и интересным экспериментом. Так появилась идея сравнить два мира и в итоге понять, кому тяжелее приспособиться к чужим условиям жизни. Правда, воплотить идею в жизнь оказалось не легко. Пришлось делать всевозможные документы и справки. У масаев совершенно не было теплой одежды и навыков жизни в городе. Но мы все преодолели и выиграли настоящую битву с бюрократической системой Кении. 

Лампочки на деревьях! Будь я одним из масаев, я бы тоже сильно удивился. Чему еще удивлялись масаи в столице. 

Многим вещам, очень многим. Например, их очень сильно удивило метро. Когда они спустились в подземку, первое, что произнесли, было: «Теперь мы понимаем, где живут и прячутся все люди!» 

«Масаи очень боялись эскалаторов и лифтов. Архитектура их интересовала мало, зато они были в восторге от искусственных коров на Новом Арбате.»

Масаи – мудрые люди, несмотря на простую жизнь и самобытность. Одна фраза меня не только удивила, но и изменила мое отношение к материальным ценностям. Звучала она так: «Ольга, нам так сложно понять, для чего вам столько лишних вещей, например, в ванной комнате так много пузырьков, а кровать в номере такая огромная… Для чего всего так много, когда для жизни и счастья надо намного меньше?» 

А ведь они правы! Мы сами создаем себе проблемы в борьбе за обладание тем или иным благом и зачастую становимся рабами вещей, без которых с легкостью могли бы жить счастливо!


 

 

Нравится
  • 15 марта 2017 г., 16:40

    Так однажды сделал мой добрый знакомый Луис Сарно для уникальной народности баака: он свозил их в Париж. Франция узнала о проблемах этих маленьких людей, а сами пигмеи о том, что есть мир вокруг их мира, и что в этом огромном мире о них знают, за них переживают и готовы протянуть руку помощи. Эта история, рассказанная поздним вечером у костра, меня очень впечатлила. Мне захотелось подарить сказку таким же простым и чистым людям, никогда не покидавшим пределов родной страны. 

     

    Подарили людям не сказку а разрыв шаблонов!!!

    теперь они думают что кто то там живет лучше их!!!

     
    • 15 марта 2017 г., 16:51

      Yanes, немножко не так. 

      Главная мысль: Ольга, нам так сложно понять, для чего вам столько лишних вещей, например, в ванной комнате так много пузырьков, а кровать в номере такая огромная… Для чего всего так много, когда для жизни и счастья надо намного меньше?» 

       

       
      Автор
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации