home
user-header

                        
                        
Пес, портвейн и два ствола (полная версия)
23 марта 2017 г., 10:08 595

Картинки по запросу жил-был пес


 

         1997 год весна. Усть-Алданский район. Маленькое село в 70 км от районного центра. В тот год я не сдал три экзамена и с апреля по май работал на лесоповале у деда. Он мне 21-летнему оболтусу так и сказал: «Не хочешь учиться, будешь работать». Когда мы закончили работу по трелевке делового леса, дорога в Борогонцы окончательно пришла в негодность. Все реки вышли из берегов, смыло несколько мостов, народ ходил пешком или на лошадях.

 

Я с двоюродным братом Дьулустаном быстро накололи дрова и поставили поленницы. Это был наш «дембельский аккорд», начиналась утиная охота. Дед мне дал старую курковую двухстволку-горизонталку 16 калибра. Дьулустан украдкой взял отцовский ИЖ-43 12 калибра. У каждого было по 50-60 патронов. Запаслись продуктами и другим бутором. Единственной проблемой была отсутствие водки на открытие сезона. Так как не было дороги, водки в деревне не было. Мы помыкались туда-сюда, бесполезно. Уже смирились с этим. Утром в 6 часов надо было выходит на тропу охоты. Наша база находилась в 20 км от села, и мы хотели до темна, дойти до него.

 

Сижу значить я с племянником играю в Нинтендо, время убиваю, и тут забегает запыхавшийся Дьулустан и зовет на разговор тет-а-тет. 

- Я нашел водку. – Говорит Дьулустан.

- Откуда?

- Места надо знать.

- Давай выкладывай.

- Короче, водка есть, но есть одна закавыка.

- Не тяни кота за шарики.

- Я поговорил с Прохором, он согласен дать две бутылки водки, если мы убьем его старую собаку.

- Как это убьем собаку?

- Помнишь, у него была собака по кличке Пёс?

- Ну?

- Так вот этой собаке лет шестнадцать, а старик Прохор не может сам. Рука у него не поднимается.

- И ты будешь стрелять в собаку?

- Я думал, ты сможешь, ты же рассказывал, как там разделывали крыс, лягушек.  

- Препарировали.

- Что?

- Не разделывали, а препарировали.

- Да какая разница, короче, стреляем собаку и Прохор дает две бутылки водки, других вариантов у нас нет. Я ему уже сказал что, ты в этом профи.

- Ну, ты и идиот. Ладно, давай сходим к Прохору.

- Вот это другой разговор.

 

 

 

Мы пришли к старику, когда вошли в старую избу, Пёс даже голову не приподнял, только приоткрыл один глаз, лениво посмотрел и закрыл глаз.

Прохор вышел с комнаты и пригласил нас к столу. Из глубины старого буфета вытащил бутылку портвейна «Агдам» и два граненых стакана. Молча, разлил, подвинул нам.

- Нынче воды очень много, вы ребята молодые, не сидите в скрадке, лучше обходите озера, речки, больше набьете. – Прохор, посмотрел куда-то в даль и продолжил. – Этому меня научил отец, когда много воды, только ноги прокормят охотника.

Мы сидим, слушаем старика и потихоньку выпили по стакану, старик разлил поровну остатки портвейна. Мы закурили. От портвейна натощак в животе стало тепло, в голове зашумело.

- Давайте ребята так договоримся, сейчас я вам даю ружье, два патрона и рыбную консерву. Вы ведите собаку к старой свалке, привяжите к дереву и дайте ей последний раз покушать. Стреляйте в затылок, чтобы не мучилась. Стреляйте наверняка с близкого расстояния.

- А водку когда дадите? – Спросил я.

- Вот как пойдете утром на охоту, по дороге зайдете, я вам и дам бутылки.

- Что-то дешево оцениваете.

- Хорошо, сейчас дам еще одну бутылку портвейна, выпьете за упокой там на месте. А теперь выйдите, я попрощаюсь.

Мы допили портвейн, и вышли курить на улицу.

 

 

Минут через десять вышел Прохор, молча, дал Дьулустану ружье и остальной скарб, а мне передал бечевку, к которому была привязана собака. Смахнув слезу старик, быстро зашел в избу.

Мы молча пошли в сторону старой свалки. На душе было как-то тяжело. Пёс шел, еле-еле ковыляя, да и мы не спешили.

- Короче Дьулустан, делай что хочешь, но я стрелять не буду.

- Давай сделаем так, там выпьем для храбрости и решим по мужски, кинем монету.

Я промолчал.

От избы старика старая свалка находилась метрах в пятистах. Я привязал собаку к дереву. Молча, достали портвейн и начали пить с горла.

- Дьулустан, а помнишь я приезжал на летние каникулы и мы орава детворы с этой собакой охотились на бурундуков?

- Конечно, помню, как такое можно забыть?

- А теперь вот, нам надо его пристрелить.

- Давай покурим.

За раз выкурили наверно по три сигареты, оттягивая процесс умерщвления старой собаки. Долго справляли малую нужду. Дьулустан открыл банку якутским ножом и подвинул к собаке. Пёс, вяло помахал хвостом и начал медленно кушать.

- У тебя есть монета? – Спросил я.

- Нет, я думал, у тебя есть.

- Блин, я с города приехал полтора месяца назад, откуда у меня деньги.

- Тогда давай на пальцах.

- У кого меньше, от него и начинаем счет, на кого указали, тот и стреляет, согласен?

- Давай. На счет три. Раз, два, три.

Дьулустан показывает четыре пальца, я один. Жребий выпал на меня.

- А давай по три раза?

- Не было такого уговора. – Не сдается Дьулустан.

Опять покурили, собака за это время вылизала всю банку и смотрела на нас. Я достал патроны и зарядил ружье. На негнущихся ногах подошел к собаке и прицелился. Пёс посмотрел на меня, тихо и глубоко вздохнул и отвернулся.

 

 

Перед моими глазами встали картинки с детства, когда мы с рогатками шли на колхозный склад и охотились целый день на бурундуков, Пёс тогда был нашим верным другом. Он был азартный охотник, в порыве азарта мог на пару метров залезть на дерево. Меня еще тогда удивляла его кличка – Пёс. Были разные Шарики, Бобики, Барбосы и т.д., а он был один такой. Ребята рассказывали что, Пёс приходил минута в минуту к окончанию большой перемены во двор школы. Дети выходили и выносили ему что-нибудь покушать. Я ни разу не видел, чтобы он лаял на людей или бросался. Добрый был.

- Слушай Дьулустан, у меня есть идея.

- Какая?

- Давай оставим собаку здесь, а утром когда пойдем на охоту его отвяжем. Пока мы будем на охоте, Прохор найдет другого душегуба.

- А как же с водкой?

- Да вернем ему потом, он же все равно не пьет.

- Так давай, тогда сделаем выстрел в воздух, старик наверняка услышит, тут же рядом.

- Давай, подкидывай бутылку.

Дьулустан бросил бутылку, я прицелился и выстрелил. Не попал. Блин.

- Косоглазый охотник, еще на утку собрался. – Начал подначивать Дьулустан, я решил ничего не говорить, а то достанет, лучше потерпеть. Скоро пришли к старику и отдали ружье.

 

 

- Как все прошло? – спросил Прохор.

- Сделали в чистом виде, пока кушал, грохнули, сразу в рай полетел.

- Завтра во сколько идете?

- К шести часам подойдем.

- До завтра. - Старик пошел к себе. А мы с легкой душой, немножко хмельные разбежались по домам.

 

 

Утром наскоро позавтракав, я пошел до Дьулустана. Он уже ждал возле своей усадьбы. Весело разговаривая, дошли до старика, при входе в избу, сделали скорбные лица, молча, взяли две бутылки водки. Пожали Прохору руку, и пошли до старой свалки. Дьулустан, оказывается, взял рыбную консерву, им покормили собаку и отпустили с Богом домой. Пёс по-стариковски опустив голову, медленно пошаркал к себе домой. Мы же перекрестили собаку, перекрестились сами и пошли своей дорогой. Оба знали, что Прохор нам спуску не даст.

 

Потом мы славно поохотились, но об этом как-нибудь потом напишу.

Через шесть дней мы услышали, как к нашей базе подъехал трактор, с трактора вышел мой дядя Мисэ.

- Здарова, племяши, как охота?

- Нормально, какими судьбами?

- Дед твой отправил, возле деревни дамбу прорвало, пешком не перейдете. Завтра поедем домой.

- Оо, зашибись, а то я ноги натер жеско, думал как дойду. Какие новости в деревне?

- Да, особых новостей нет, все мужики на охоте. Бабка Марья, наша соседка представилась, уже похоронили.

- Оо, а сколько ей лет было?

- Много, говорят 87.

- Пожила бабушка Марья нормально оказывается, я с детства помню, она всегда была старушка.

- Кстати там вас спрашивал дед Прохор, серьезно так спрашивал. Что натворили?

- Да нет, ничего особенного в долг водку взяли.

- Ээ, кстати, насчет водки. – С этими словами дядя Мисэ достал бутылку водки. - Этот скряга вам так и дал, ну-ка колитесь.

Под водочку с утятиной мы рассказали все дяде. Он хохотал до слез.

- Вот вы попали, вот вы придурки – и опять хохот.

Мы уговорили дядю завтра выехать после обеда, чтобы в село приехать затемно.

 

 

Последующие несколько дней мы по селу передвигались только дворами, в северной части села вообще не показывались. У нас была информация, что дед готовит нам жесткую ответку. Хотя одна бабка говорила, что когда вернулся Пёс, дед Прохор плакал от радости и досыта накормил собаку, сотрясая кулаком воздух в наш адрес.

Потом наступила пора охоты на турпана, и мы с Дьулустаном попросились в самую дальнюю бригаду и уехали с ними на неделю. Бригадир заставил нас рассказать историю раза три, вся бригада лежала от хохота. Все знали какой склочный характер у Прохора.

 

 

По приезду с охоты, я дня через три пешком пошел до Борогонцев. Там снял деньги с книжки, которые заработал весной. Первым делом купил 4 бутылки водки и отправил Дьулустану. Ведь ему там дальше жить.

Много с тех пор времени прошло, я Дьулустана встречал всего пару раз, один раз вместе ехали, второй раз он гулял у меня на свадьбе, но я так и не узнал, передал ли он долг Прохору. Лет десять назад не стало его. Прохора давно тоже нет в живых.

Пёс пережил то лето и умер во сне.

 

Кстати, дед Прохор был прав, в ту весну мы с братом по количеству добытых уток заняли 3 место в селе. Мы не строили скрадок, не кидали манков, просто с утра до вечера обходили ближайшие озера.

 

© Bootup

 

 

 

 

 

Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться
с помощью аккаунта в соц.сети
Читайте также
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации