home
user-header
Воспоминания себе на будущее
7 октября 2016 г., 03:30 396

                             В детском саду у меня была воспитательница. Анна Гаврильевна. Тучная женщина с нарисованными тонкими бровями. Одевалась всегда в черное просторное платье в горошек, которое висело на ней как тряпка на куске валуна. Постоянно жевала жвачку и много улыбалась. Но нам жевать жвачку не разрешалось. 

                             Она учила нас одну половину дня и это были самые худшие часы. Когда рядом были взрослые она всегда вела себя радостно и приветливо. Но как только мы оставались с ней наедине она превращалась в ужасную мегеру. Помню однажды мы ставили сценку. Я был главным героем-зайцем, а мой одноклассник играл волка. Еще одна одноклассница читала сценарий как закадровый голос. Мы втроем с ней репетировали в детском спортзале. Она сидела у пианино (да у нас было пианино) опершись одной рукой, а в другой держала текст. И спрашивала. 

                             Всё всегда начиналось довольно безобидно. Она с улыбкой спрашивала, выучили ли мы текст. Получив отрицательный ответ, её взгляд сразу же менялся. Рот, который жевал жвачку начинал двигаться медленнее растягиваясь всё шире. Потом она спрашивала почему мы не выучили текст, со взглядом и интонацией из-за которой у меня холодела спина. Нам с одноклассником тогда досталось. Мы как актеры должны были знать текста наизусть. Незаметно простой разговор перешел в крики. Она кричала на нас. Я даже не вслушивался в то, что она орала. Испуг парализовал всё тело и мозг. Помню как она тормошила меня схватив за плечо и слюни её брызгали в лицо. Я стойко проходил этот этап и уходил учить текст, чтобы потом опять его забыть во время сцены. Мой друг же, Тэш, не смог выдержать её нападок и постоянных тормошений. Не знаю, что она сделала такого, но он заплакал. Мне стало так жаль его. Он стоял, плакал в маске волка и смотрел в пол, в то время как Анна тормошила его за плечо и орала, чтобы он перестал плакать. Хороший способ успокоить ребенка. И вот мы опять репетируем одну и ту же сцену.

                            Мой друг стоит передо мной, плачет и говорит: "ну заяц берегись!". Это должно звучать угрожающе, но из его рта лишь вырываются всхлипы и слюна стекает на грудь. И опять она на него орет. Трясет и орет. По идее это я, как заяц, должен был бояться и плакать. Но мы как будто поменялись ролями. И однокласснице тоже досталось. Но ей всё было нипочем, ведь она читала. Книги я имею ввиду. И именно из-за этого её выбрали в качестве закадрового голоса.

                            Таким образом проходил почти каждый второй день. Анна Гаврильевна ассоциировалась у меня с чудовищем. Я рассказывал об этом родителям, но они лишь смеялись.

                            Позже, повзрослев я узнал, что она была больна. Диабет или что-то еще. Она облысела. И каждый раз при виде меня улыбалась и закатывала речь, типа "какой хороший мальчик". Я улыбался в ответ и смотрел на её брови. На эту черную обводку над глазами. На этот черный балахон. И вспоминал, что она испортила мое детство. И не мог ответить ей, "а вы были хорошей воспитательницей". Никогда, ни разу. Её образ всегда живет во мне. Это черное пятно, как камень на душу. По своему мне жаль её. Она, если подумать, была так несчастна и глупа. Она отыгрывалась на нас и наверное не понимала, что уже тогда мы умели запоминать. Не текста, но людей и их поведение.

                            Люди порой так жестоки, когда чувствуют свою власть над другими людьми. Но, однако, спасибо ей. Она дала мне богатый опыт взаимодействия с людьми. Наверное

Избранное
  • 7 октября 2016 г., 09:32
    NIKA_SOVA   Пожаловаться

    Быть может опыт терпимости?

     

    Вообще грустно когда так бывает и наверно хорошо, что я не помню этот период своей жизни. Меньше потрясений)

  • 7 октября 2016 г., 09:55
    Зефирчик   Пожаловаться

    Вот ж дрянь

  • 7 октября 2016 г., 10:23
    Aliat   Пожаловаться

    Травма на всю жизнь. Вас и друга Вашего реально жалко, аж сердце обрывается. Бывают же такие страшные женщины, как можно орать на ребёнка, который даже ответить не в состоянии?

     

    Помню, я в детском саду дико боялась повариху, когда она выходила из кухни и спрашивала меня, почему я ничего не съела, неужели невкусно, и мне не нравится. Причём она спрашивала-то, наверное, с искренним беспокойством, но я всё равно боялась сказать правду этой женщине, необъятной, как просторы нашей родины. Боялась, что если я скажу мою правду, она обидится, ударит меня поварёшкой по голове, и я умру. А моя правда была такова: я ненавидела этот молочный суп, в котором варёного лука было вдвое больше макарон, и это зелёное гороховое пюре с шелухой, и яичную запеканку, облитую похожей на сопли глазурью. Мне это всё было невкусно, противно даже. Я с радостью съела бы небольшой кусок отварной курицы или варёного яйца, я даже пшённую и перловую кашу бы ела, но только не варёный лук. Первые несколько раз я сидела, красная, как помидор, и молча угрюмо сопела, не в силах соврать и в то же время боясь сказать правду.

    А потом начала потихонечку врать. Сперва молча, просто отрицательно мотала головой или кивала, соглашаясь. Ты опять ничего не съела. Кивок. Ты не хочешь есть? Кивок. Ты наелась? Кивок.

    Поняв, что ложь не раскрыта, и никакая кара небесная меня не постигла, я уже начала врать смелее. Как только повариха показывалась из кухни и направлялась ко мне и воспитателю, я сразу говорила, что я наелась, что всё было очень вкусно, но спасибо, мне больше не хочется. Повариха удивлялась: "Но ты же даже половину не съела!" Я отвечала, что я не проголодалась, и мне хватило одной ложки. Наверняка они знали, что это ложь, но никто не хотел докапываться до истины, и меня оставляли в покое.

    На самом деле в то время я всегда была очень голодна. Я радовалась, когда мне удавалось сесть за стол раньше других детей и ухватить себе два крошечных кусочка хлеба с маслом вместо одного. Иногда я не успевала, и мне вообще не доставалось хлеба, в такие дни я мучилась от голода сильнее. Однажды от безысходности даже заставила себя съесть тарелку комковатой манной каши, но потом мне было очень плохо.

     

    Поэтому я невероятно обрадовалась, когда выяснилось, что мама ушла с работы, и мне больше не придется ходить в садик. До сих пор помню то чувство благодарности и облегчения от осознания, что меня миновала тяжкая участь.

    • 7 октября 2016 г., 11:14
      NIKA_SOVA   Пожаловаться

      Aliat, бедное дитя :( Прям так и хочется сказать "иди обниму", без сарказма :(

      • 7 октября 2016 г., 11:29
        Aliat   Пожаловаться

        NIKA_SOVA, обнимите, я не против :)

         

        Продлись это больше года - научилась бы, наверно, не только врать, но и есть, не глядя и не жуя. Этим полезным навыком я в итоге тоже овладела, только намного позже. Зато сейчас могу есть практически всё, даже варёный лук, если надо.

        • 7 октября 2016 г., 11:42
          NIKA_SOVA   Пожаловаться

          Aliat, зато могли заработать язву или гастрит :(

          А вообще...обнимашек вам тёплых!

           

           

           

          • 7 октября 2016 г., 11:54
            Aliat   Пожаловаться

            NIKA_SOVA, спасибо :) Вам тоже теплых обнимашек и хорошего дня, спасибо за участие и заботу!

            Слава богу, гастрит не заработала, всё-таки хватило инстинкта самосохранения - честно пыталась что-нибудь есть, тот же хлебушек.

            Удивляюсь, почему я родителям тогда ничего не рассказывала. Они были в ужасе, когда услышали эту историю от взрослой меня. Наверно, потому что была воспитана в лучших традициях непререкаемого авторитета взрослых и всех их действий, мне даже в голову не пришло, что можно пожаловаться на невкусную еду. Думала, что так и надо, раз мама с папой каждое утро меня в садик отводят, то они всё знают и про садиковскую еду, а раз они знают и всё равно отводят, значит, это правильно.

             

            Своих будущих детей, когда они появятся и подрастут, обязательно буду спрашивать, нравится ли им еда. А то могут ведь в меня пойти, будут голодать и молчать, как партизаны. :)))

    • Автор
      7 октября 2016 г., 11:49
      LordPalaris   Пожаловаться

      Aliat, тоже отказывался есть капустный суп и манную кашку. Печенье если есть и какое-нибудь второе. Будь проклят мой язык, который отказывался есть нормальную еду и оставлял меня голодным

      • 7 октября 2016 г., 11:59
        Aliat   Пожаловаться

        LordPalaris, у вас был капустный суп? И печенье давали? Здорово.

         

        Нет, если говорить откровенно, то от того супа с молоком и луком и от страшной запеканки меня бы и сейчас своротило. Съесть бы съела, конечно, но без удовольствия.

  • 7 октября 2016 г., 11:38
    karapot   Пожаловаться

    Плюс при желании можно увидеть и в Анне Гаврильевне - она осталась в прошлом. А моя нервная злая воспитательница, оказалось, не просто жива и здорова, дай ей бог долгих лет жизни, она всё еще работает, теперь первоклашек в школе (м)учит. Дорогой бог, если ты есть, пусть в следующем учебном году она не будет вести первые классы. Не хотелось бы видеть ее первой учительницей моего ребенка.

  • 7 октября 2016 г., 13:10
    Анастася   Пожаловаться

    психологический триллер однако =(

  • 9 октября 2016 г., 13:48
    Николай2017   Пожаловаться

    до сих пор ненавижу садик. изображаю дружбу с бывшей воспитательницей, которая заставляла тех, кто не спит днем, сидеть на спинках кровати

Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться
с помощью аккаунта в соц.сети
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации