home
user-header

                        
                        
Завтра не наступит никогда: Глава 7 — Летний дождь
17 октября 2017 г., 08:00 в Клуб_писателей 199

Глава by Ворон 

 

 

Приятного прочтения :) Будем рады отзывам!

 

 

 


 

      Мы почти перестали разговаривать. Шли, ели, спали, снова шли. За все время мы встретили всего двух ускоренных, и оба они оказались убийцами. Жизнь в ускоренном времени сделала из них маньяков. Но и наши руки теперь тоже в крови. Пусть это и была самооборона, мы все равно убили человека. Человека, который не видел выхода. Застрял внутри своих собственных чувств и эмоций.

      Имеем ли право говорить, что мы лучше, чем они? У Лешего и школьницы были цели. Благородные, в каком-то смысле, цели, к которым они стремились. Без возможности их осуществить, пропал всякий смысл продолжать жить дальше. Девочка выбрала трусливое решение. Леший пытался по крупице вернуть то, чего лишился, но цена была слишком высока.

      Если подумать, я не сошел с ума лишь потому, что моя жизнь до и после феномена не слишком изменилась. Первое время было скучно без интернета — вот то, что меня заботило. Пришлось привыкнуть к доступным способам развлечений: книгам, алкоголю и прогулкам. У меня не было стремлений, не было желания кому-то помочь, не было жизненной цели. И я ничего не потерял. Для меня весь мир и так стоял на месте, а то, что произошло, лишь стало наглядной иллюстрацией. Жизнь овоща, который постоянно ворчит на мир, чтобы хоть как-то оправдываться в глазах родственников и друзей. Вот так было «до». А «после» отпала нужда ворчать и скрывать ото всех, кто я.

      Единственной проблемой было одиночество. Но даже оно улетучилось с появлением Кирилла. И стало все совсем прекрасно. Ровно на год.
 

***



      Небо хмурилось. Чем ближе мы подходили к городу Н., тем больше дождевых туч зависало над нашими головами. И вот впереди стала заметна стена летнего дождя. Никогда прежде не видел столь четкой границы, на одной стороне которой асфальт сухой, а на другой весь в крапинку от крупных дождевых капель. Край облака. Я посмотрел вверх. Туч не так уж и много. Этот дождь бесконечный для нас, продлится совсем не долго для них.
Капли зависли в воздухе. Тысячи, а может быть миллионы прозрачных шариков размером с горошинки, висели по ту сторону границы. В каждой из них отражались пшеничные поля, раскинутые справа и слева от дороги. Кирилл тоже остановился, открыв рот и созерцая природную красоту.

— Ладно, пойдем, — сказал он, кажется, сам себе и вошел в стену дождя, разбивая плечами висящую в воздухе воду. — Щекотно…

      Когда он шел, вода струилась по его лицу к затылку, против законов привычной нам физики. За спиной Кирилла оставался тоннель без зависших в воздухе капель. Потревоженная вода огибала тело и оставляла шлейф, очерчивая стены коридора, который создает Киря.

      Я тоже попробовал. Капли укололи меня в лицо. Было вовсе не щекотно, а больно. Каждый шаг сквозь дождевую занавесь давался мне с трудом. Словно каждая капля весила по паре сотен граммов. Я вытянул вперед руки, разгребая дождевые бусы, что бы они хотя бы не впивались мне в голову. Кирилл уже ушел далеко вперед. Блин. Единственный способ идти дальше — это воспользоваться проходом, который, как ледокол, проделал Киря. Я направился туда. Краем глаза заметив, что при контакте с кожей рук дождевые капли мутнеют.

— Че? — спросил я у пустоты.

      Взглядом нашел висящую в воздухе более ли менее крупную водяную бусину и тыкнул в нее пальцем. Шарообразная форма капли нарушилась, она прогнулась под моим нажатием, но внутри капли стали расти мутно белые кристаллики льда. Но продлилось это не долго, в считанные мгновения лед растаял. Я еще раз сунул палец в каплю. На этот раз аккуратнее, так что бы лишь кончиком ногтя вонзиться в падающую сферу воды. От моего ногтя по всей капле потекла реакция. Вскоре капля целиком обратилась в ледяной шарик, висящий в воздухе.

— Использовать магию вне Хогвартса запрещено, — послышалось у меня из-за спины. Я и не видел, как ко мне подошел Кирилл. Видимо, заметил, что я отстал.
— Ты видел? — изумленно спросил я. Хотя вопрос был глупый, конечно же, он все видел.
— Видел. Вот, значит, куда вся твоя аура времени уходит? Лед для вискаря создавать? Удобно. Там впереди какая-то гостиница с баром стоит. Там отоспимся. Погнали…
— Да, я за тобой, — сказал я, все еще рассматривая заледеневшую каплю. Я попробовал взять её двумя пальцами, но оказалось, что не могу выдернуть её. Она как влитая поселилась в этой точке пространства, не желая даже на миллиметр поменять свое положение, какую бы силу я не приложил.

      Пришлось тащиться за Кириллом. Впереди действительно стояла гостиница. Здание в два этажа, с плоской крышей, отделанное белым сайдингом. На первом этаже бар-ресторан, на втором гостиница. Ничего необычного, если не считать стоящую на крыше ГАЗ «Победу» окрашенную в красный и имеющую большую звезду на решетке радиатора. Гостиница так и называлась «Победа», хотя кроме автомобиля на крыше ничего больше на победу не намекало. На обочине стройным рядом стояли три мотоцикла. Иностранные модели по типу «харлея» разных оттенков черного. Видимо, в баре имеются посетители.

      Внутри небольшое помещение, отделанное деревом. На стенах в рамочке несколько знаменитых фотографий времен второй мировой, вроде водружения флага на Рейхстаг. В центре зала бильярдный стол, вокруг которого и встали те, кто приехал на мотоциклах. Их легко было узнать по кожанкам с заклепками, бородам и банданам. Один из байкеров склонился над зеленой тканью стола и целился по шару, пока его товарищ в ожидании своей очереди оперся на кий, как на посох. Владелец третьего мотоцикла сидел за столом со стаканом пива в руках и зевал так широко, что можно было использовать его глотку, как наглядное пособие по анатомии.

      Я прошел за барную стойку и нашел под ней кнопочку, которая должна открывать стеклянную дверь холодильника. Правильная это была кнопка или нет, мы узнаем только через час-два нашего времени. А пока можно было осмотреться.
На второй этаж ведет лестница в дальнем конце помещения, еще одна дверь ведет на кухню. Не чувствую что бы чем-то пахло, байкеры явно взяли только пиво, значит горячего ничего нет, пока что обойдемся напитками.

      Кирилл уже взял початую кружку с байкерского стола и потряс её над собой, чтобы жидкость быстрее вливалась в его рот. С трудом употребив четверть кружки, он вернул её на место.

— Ненавижу толстое стекло, сразу плохо начинает литься… — Киря взял с бильярдного стола шар-восьмерку и сунул его в рот зевающему байкеру. Шар подошел как влитой. Кирилл, гордый своей выдумкой, покачал головой. Но тут его взгляд оживился и приобрел хищные черты. Легкой игривой походкой он зашагал к выходу из кухни. Держа в руках поднос с закусками там стояла официантка, молодая брюнетка южных кровей. Немного кудрявые волосы спадали чуть ниже плеч, орлиный взгляд играл искоркой в свете ламп. Кирилл взял с подноса кольцо кальмара и, зажевав его, обошел официантку сзади, оценивающе глядя на все достоинства её фигуры.

— Вот это аппарат! — двумя руками он ухватился за место пониже спины, чуть сбуробив юбку девушки.

— Тебе не стыдно? — спросил я из-за стойки, пока рассматривал содержимое холодильника.

— Стыдно, когда видно. А ей сейчас не видно. Жаль это говорить, но все будет быстро и ты даже не почувствуешь, — шептал он на ухо девушке.

— Хватит, — спокойно сказал я, — может она бережет себя для прынца. А тут ты со своей рожей, вернее со своим прибором, рожу-то она не запомнит.

      Кирилл зло посмотрел на меня из-за её плеча, играя пальцами в волосах девушки.

— Ты иногда такой пёсий сын. Она работает официанткой в баре на трассе! Какой прынц? Мы в дороге уже без малого неделю. Столько всякого говна случилось. Я считаю, что заслужил право снять стресс, и ты меня не остановишь.

— Иди запрись в туалете и снимай вручную. Отстань от людей, это омерзительно.

— Я половозрелый мужчина! — начал повышать голос Кирилл. — Я не могу получать удовольствие от езды, используя ручную коробку передач! Мне нужен долбаный автомат! — он снял поднос с рук девушки, поставил его на стол, а потом приподнял девушку и потащил её к центру зала.

— От чего?

— От езды!

— Нормальная такая у тебя езда… Куда ты тащишь её?

— На бильярдный стол, всегда мечтал…

— Ты отвратителен…

— Я называю это «честен с самим собой», — он усадил девушку на край бильярдного стола и стал соображать, как ему сподручнее уложить девушку. — Ты такой зануда, потому что сам хотел? Дык я уступлю, мы люди не гордые. Или может ты меня ревнуешь? Ты не переживай, я как закончу, сразу весь твой…

      Я презрительно закатил глаза.

— Делай, что хочешь. Я на это смотреть не собираюсь, пойду пройдусь… — сказал я, прихватив с собой наиболее наполненную кружку пива с байкерского стола и вышел на улицу.

      Я и забыл, что там дождь. Мне толком и не прогуляться. Я задрал голову, чтобы вылить в себя пиво из кружки, но пока оно стекало, я заметил, как с края крыши на меня кто-то смотрит. Резко убрав кружку, я уставился вверх. Но голова уже исчезла. Так. Добрый вечер.

— Кто там?! — крикнул я, но никто не отозвался. Тогда я обошел здание вокруг, в поисках пожарной лестницы. Но ничего подобного на строении не было. Может быть, показалось? Я вернулся к парадному входу, все еще глядя туда, откуда на меня смотрел некто. И тут мне в голову пришла безумная идея.

      Я отпустил кружку пива, попросту поставив её в воздухе. Выбрал место близ стены здания, где, как мне показалось, больше всего дождевых капель. И закрыл глаза.

— Так. Сконцентрируйся, — я несколько раз глубоко вздохнул, ощущая, как по спине пробегают мурашки. Потом открыл глаза и вновь посмотрел на край крыши. Вытянул вверх руку и… четко ощутил под своей ладонью десяток капелек, которые быстро становились инертными шариками льда, которые почти невозможно сдвинуть с их положения в пространстве. Мое сердце забилось быстрее, я усмехнулся на выдохе. Не отпуская руку с капель, я быстро скинул кроссовки и стянул носки, оставшись босиком под дождем.

— Давай… — уверенно сказал я себе и закинул вторую руку в груду дождевых капель чуть выше, чем первую. Вновь ощущение колючего хода поразило мою ладонь.— Так. Теперь ноги.

      Правой босой ногой я повторил все то же самое, не с первого раза найдя более широкий пласт капель, чтобы удалось на него опереться. У-у-у! Холодно. Из моего рта вышел пар.

      Я подтянулся.

      Рука. Нога. Рука. Нога. Требовалось время, чтобы под моими руками успевали кристаллизоваться дождевые капли. Каждый раз, когда переносил нагрузку, не был уверен, что льда образовалось достаточно, чтобы выдержать меня. Едва я ощущал мягкость воды под своими ногами, у меня чуть не случался маленький сердечный приступ. Но капли твердели. А я все лез. Сердце вот-вот грозилось выпрыгнуть из груди. Мне казалось, что я ползу целую вечность, но перед моим лицом только что начали появляться окна второго этажа здания. Я на секунду остановился перед окном и вгляделся в комнату. Стекло запотело от моего дыхания. Я ощутил слабость в своих руках и решил продолжить восхождение, пока они мне не отказали. До края крыши оставалось совсем немного.

      Подтянуться. Еще раз. Ох, зря я не занимался спортом. Тяжелее мышки в руках ничего не держал. Когда же кончился эта стена? Я посмотрел вверх. Еще так далеко. Я понял, что задрожали колени. Концентрация покидала меня и приходил страх. Под ногами стала появляться вода. Левая рука не ощутила твердой опоры, и я рассек пальцами дождевую воду. Все. Приехали. Падаю.

      Я начал заваливаться влево, не в силах держаться одной лишь правой рукой. Да и внутри я уже сдался, понимая, что именно из-за этого моя аура времени не работает как надо. Считайте меня коммунистом. Найдите мне девушку и скажите, что я любил её. Серьезно, почему именно эти нелепые шутки проносятся в моей голове? Ты больной просто. Ты даже не умрешь от падения со второго этажа.

      Кто-то ухватил меня за руку. Оборвал мое торжественное возвращение на грешную землю. Я даже обиделся, что ли.

— Дай… руку, — прокряхтел, глядя на меня, мальчишка лет семнадцати. Русые волосы, густые брови, большие, не по годам, руки. — Быстрее!

      Я опомнился и протянул ему вторую руку. Резким движением парень вытащил меня на крышу и завалился на спину тяжело дыша. Да ладно, не такой уж я и толстый.

 — Ты кто такой? — выпалил я, понимая, что чувствую себя так, словно состою из ваты. Слабость накинулась на меня и не отпускала.

— Максим, — все еще лежа на спине, отозвался парень, потом встал и направился к той самой «Победе», стоящей у края крыши вместо вывески. — Ты сам-то кто?
 

***



— У меня есть теория. Мы все умерли. И ждем объединения со светом и временем, чтобы вселенная забрала у нас ту энергию, которую дала нам когда-то, — говорил Максим.

— Я так не думаю, — сказал я, устраиваясь поудобнее на изъеденном старостью переднем сидении «Победы». Максим занял место водителя и передал мне пачку чипсов. Сзади был целый склад различной вредной еды и напитков, а также рюкзак и обилие комиксов. — Мы ведь не приведения. Слишком активно мы можем влиять на жизнь живых. А я не припомню, чтобы духи умерших устраивали геноцид или насиловали. Хотя один случай с непорочным зачатием все же знаю.

— А с чего ты взял, что все вокруг настоящее?

— Не понял.

— Мы умерли и наше сознание попало в буфер обмена информацией. Мир вокруг – не более, чем слепок нашего настоящего мира, чтобы души могли где-то храниться.

— То есть ты хочешь сказать, что на самом деле никто не страдает от беспредела, который могут себе позволить ускоренные?

— В нашей настоящей реальности — нет. Там все по-прежнему, с той лишь разницей, что нас там теперь нет.

— Такой ты экзистенциальный. Вроде бы, по статистике каждые семь секунд умирает человек, — вспомнил я статью из интернета, — тебе не кажется, что мы испортили статистику? Сколько человек было в городе Н.?

— Около сотни.

— Ага. И это только в одном городе. Не многовато умерло за одно мгновение?

— Ну, может быть, — уставился в лобовое стекло Максим, посасывая из стакана газировку через соломинку.

      Я открыл чипсы, тоже глядя на дождь и дорогу через стекло «Победы», стоящей на краю крыши.

— Почему ты здесь?

— Иду в Китай, — он помахал перед моим лицом словарем с иероглифами на обложке.

— Я имел ввиду, почему ты на крыше и сидишь в старой машине? Хотя про Китай тоже можешь рассказать, я заинтригован.

— Смотри, сейчас будет, — он указал мне на стену дождя, терпеливо продолжавшую свое бесконечное падение на землю.

      В этот момент дырявое дождевое облако открыло щель для солнечного света. Лучи заиграли в тысячах капель, украсив радугой серую обочину перед баром. Каждая капелька светилась изнутри, а свет растекался во все стороны яркими цветными бликами, образуя коромысло радуги почти перед нашими с Максимом лицами.

— Снизу это не видно, — сказал Максим, забрав горсть чипсов из пакета в моих руках, — а в Китай иду, потому что давно хотел. А чего бы не сходить, раз близко? Китай — самая густонаселенная в мире страна. Значит, и ускоренных там больше всего. Посмотрю, как живут. Язык выучу вот сначала. Времени у меня много…

— Красиво, — согласился я, глядя на светопредставление. — Ты, значит, бывал в городе Н.? И что? Как там живут люди?

      Максим прикусил губу, раздумывая, что ответить.

— Ну, по крайней мере, там есть порядок. Ну, знаешь, правила, чтобы люди совсем с катушек не съехали. А уж глупые они или нет, не мне судить. Но знаешь, что я тебе скажу? Увидишь ребят с цифрами на лицах, лучше уходи…

— Почему?

— Подробностей не знаю, но, вроде как, эти ребята работают на крупного дядьку. Он их держит на какой-то наркоте, и от этого они звереют. Если видят человека без номера, считают своим долгом голову тебе оторвать и ограбить. Это у них называется «мусорщики», собиратели. Все ценное сгребают и несут дяде, грабят в том числе…

— Понятно, значит там какой-то бандит засел?

— Не уверен. Как я слышал от вольных, многие сами к нему пошли. У этих с номерами есть какие-то привилегии, вроде госпиталя, театров, борделя, бара и даже бани… Только беда в том, что ты обязательно должен сидеть на их наркоте. Я там был проездом, и что-то мне не понравились их порядки.

— Неужели эти наркоманы с цифрами столь влиятельны?

— Нет, скорее агрессивны. Этот наркотик усиливает свойства тени души, если ты, конечно, обладаешь каком-нибудь даром. Кстати, круто ты, это, по дождю залез. Я такого пока не видел. А почему через чердак не поднялся.

— Чердак?

      Максим указал на люк на крыше, видимо ведущий на чердак, а оттуда на лестничный пролет. Я приложил ладонь ко лбу, осознавая всю глупость и неоправданный риск своего поступка. Почему-то я умозаключил, что на крышу может вести только пожарная лестница снаружи здания.

— Ты сказал «тень души»? Это вы так называете ауру времени?

— Да, так её называют в городе Н., мне понравилось.

— Много разных способностей ты видел?

— Нет. Самая частая это возможность сохранить ускорение предмета, не трогая его руками. Обычно предмет небольшой. Ну, размером с ладонь, больше уже сложно. Эту же способность применяют силовики людей с цифрами на рожах, когда дерутся. Сжимают время в месте удара, происходит схлопывание пространства. Что-то вроде аномалии, которая усиливает леща, который ты отвесил противнику.

— Силовики?

— Да, у них там два вида работ. Либо ты мусорщик, либо силовик. Мусорщики шляются по городу, таскают еду, воду, лекарства и все, что плохо лежит. А силовики защищают их. Защищают этот порядок, явно рабский. В силовики берут в основном тех, у кого хорошо выходит сжатие. Но там есть и другие интересные ребята. Я, например, видел женщину, которая перемещается так быстро, что появляется словно из воздуха. Как в комиксах, — он указал на стопку книжек на заднем сидении.

— Интересные ты вещи рассказываешь, Максим. Ты же видел нас, почему сам не спустился?

— Думал, мимо пройдете. Не хотел проблем. Знаешь, у многих одиночек обостряются психологические отклонения, и никогда не знаешь, нормальный человек идет или со сдвигом по фазе. Лучше перебдеть, чем недобдеть.

— И то верно, — согласился я и вылез из машины. Кресло было мокрым и буквально разваливалось на куски, так что сидеть особого удовольствия не доставляло. — Спускайся к нам, отпразднуем встречу. Там уже холодильник должен был открыться. Давно я не пил холодненького.

— Да, сейчас, только вещи соберу…

      Я кивнул и пошел к люку, который уже был вскрыт. Лестница действительно вела сперва на чердак, а потом на лестничный пролет второго этажа гостиницы. Я надеялся, что Кирилл уже закончил свои романтические похождения, и сразу пошел в бар.

  • 17 октября 2017 г., 11:12
    Tom_Solar   Пожаловаться

    Атмосферно. Сюжет стал напоминать мне "Сталкера", внезапно. И эти истории с супергеройской тематикой. Появилось больше фантастическо-приключенческого уклона, а не "жуткого триллера", как раньше, но что-то мне подсказывает, что это переходная глава и жесть еще будет. Возник вопрос с той официанткой. Если Кирилл будет делать те свои несомненно злые и преступные дела, получается, что ускорится только часть тела бедной девушки. Насколько я помню, если на какое-то время лишить скажем руку или ногу притока крови, происходит омертвение тканей. В случае с девушкой эффект получается подобным, нет?

     

     

    • Автор
      17 октября 2017 г., 11:18
      NIKA_SOVA   Пожаловаться

      Tom_Solar, теоретически тело должно синхронизироваться, а потом возвращаться в свой ход времени; и так как это не впервой упоминается, то наверняка особого ничего там не происходит.

      • 17 октября 2017 г., 11:22
        Tom_Solar   Пожаловаться

        NIKA_SOVA, "чем ближе объект к телу ускоренного" не применяется? Если она размораживается полностью, то разве не должна проснуться и дать леща домогателю? О, можете мне поверить, я достаточно внимательно читал предыдущие главы.

        • Автор
          17 октября 2017 г., 11:28
          NIKA_SOVA   Пожаловаться

          Tom_Solar, ну лично я не интересовалась у ворона этим аспектом. Потому наверно это либо не так важно для автора, либо раскроется в последующем.

          Кстати раньше была другая ветка развития событий после "вне смерти". Но по прошествии времени автор удалил те главы и переписал в то, что мы имеем поныне.

          • 17 октября 2017 г., 11:45
            Tom_Solar   Пожаловаться

            NIKA_SOVA, вроде автор хорошо описал логику и физику этого нового мира, все расписал в главах. Но этот момент выбивается из общей картины, а я всего лишь читатель, который заметил его и не понял, почему так.

            • Автор
              17 октября 2017 г., 11:55
              NIKA_SOVA   Пожаловаться

              Tom_Solar, такой же как и я) потому я как и вы могу лишь следить за развитием событий.

  • 17 октября 2017 г., 12:03
    Mikula   Пожаловаться

    Ученный дорвался до власти, посадил всех на наркоту и правит мини общинной. Согласен, с Томом, это чистой воды постапокалипсис) 

    на счет теорий, вряд ли это все последствие смерти, ведь гг замер в автобусе. Ну, не от сердечного приступа ж он помер.

    Чисто теоретически все эти способности исходят из одной - управлением энергией на атомном уровне  и любой из них может использовать любое воплощение способности -замораживать, сохранение ускорения и тд.

    Глава на уровне)  

  • 17 октября 2017 г., 13:36
    MarthaMyDear   Пожаловаться

    прикольная глава)) и использована цитата из Гарри Поттера - я уже в восторге валяюсь. Мне кажется, еще Ворон Артемиса Фаула в детстве читал) и фраза про коммуниста понравилась, мой папа так говорит, когда куда-то уходит, типа: "если не вернусь, считайте, что я погиб коммунистом" и мама в ответ фыркает: "акаары")) тут я тоже так же фыркнула) идея с превращением капель воды в ледышки - потрясающе! интересно в общем, оооочень

  • 17 октября 2017 г., 22:08
    мед   Пожаловаться

    телка писала. любой мужик знает что удовольствия больше от вождения машины на палке.

Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться
с помощью аккаунта в соц.сети
Читайте также
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации