home
community-header

                    
                    
Завтра не наступит никогда: Глава 23 — Алиса
NIKA_SOVA 5 июня 2018 г., 14:34 в Клуб_писателей 386

Традиционно, глава by Ворон 

Приятного прочтения!

 

 


      Прав был Андрей Аршавин, когда в 2012 после поражения нашей сборной сказал «То, что мы не оправдали ваши ожидания — это не наши проблемы, это ваши проблемы». Тогда это вызвало бурю негодования среди болельщиков, но правда была такова, что Греция нам забила, а мы Греции нет. Ребята сыграли, как смогли, а со времен А. Аршавина игра нашей сборной не была так же интересна. Я не застал советский футбол в его расцвете, так что Лев Яшин, Олег Блохин и Эдуард Стрельцов для меня просто имена в хрониках. И самым ярким моим футбольным воспоминанием стал чемпионат 2012 года.

      Почему же прав был А. Аршавин, спросишь ты, мой пассажир? Да потому, что не получается делать что-то хорошее из-под палки, для фаната, зрителя или подписчика. Как бы ты не старался, не получится угодить сразу тысячи глаз, ведь каждый из них знает лучше тебя как правильно, как лучше и быстрее решить твои проблемы. Идеи, решения и старание приходят лишь тогда, когда ты работаешь для себя. Как бы это не звучало эгоистично, но хорошая работа делается не на потеху толпе, а для того чтобы излить душу прежде всего себе самому.

      Финансово успешные проекты часто ориентируются на потребителя — такова их суть. Под этим давлением теряется изначальная задумка автора. Средний зритель довольно туп и желает простых удовольствий. Откровенных сцен в кино, девочек с кошачьими ушами в комиксе, победы сборной любой ценой и бубагашек побольше, чтоб прям поорать. Ему наплевать на сюжетные дыры, нюансы игровых ситуаций, недостаток финансирования, все это не в его компетенции. Для потребителя работает лишь одно правило «Хочу — Дай!». И приходится давать, ведь иначе не заплатят, вопреки изначальному замыслу, с сырым сюжетом, без нормальной подготовки.

      Вот и получается «не надейся и не будешь расстраиваться». Если бы Константин Николаевич следовал такой логике, у нас бы не было два десятка жертв в кинотеатре. И Антон был бы живой. Философия всеобщего пофигизма спасла бы ситуацию. Как спасала уже много раз. Эта черта вообще очень свойственна нашей стране. Терпеть с каменным лицом, пока не станет невмоготу, а потом разом свергнуть царя, сжечь кинотеатр или повеситься. Чаще всего последнее.

      Константин Николаевич сжег людей из-за большой любви к ним? Потому что разочаровался, решил, что они недостойны смерти его отца. И сорвало резьбу у «физрука», да только вот он ни словом не обмолвился о лжепророках. Что это за таинственная угроза такая, секта лжепророков? Против нее все борются, создают дружины, обучают людей, тычут пальцами в последствия их действий, а только самой секты не видно.

      Я имею ввиду, вот нас в общине три сотни человек и еще пол стони наркоманов в Заводском районе доживают свой век в ломках и приходах. Нас не три миллиона, что бы идейные фанатики спрятали свои голоса в толпе. Им же нужно где-то собираться, читать проповеди или чем они там занимаются? Составлять планы, в конце концов, неужели их до сих пор не обнаружили? На эти вопросы может ответить только Большая тройка. Но я боюсь оказаться на виселице за неправильные слова.
 

***



      Уже много циклов «Улица Сезам» не занималась новой работой. Я и не знал, что безделье может быть настолько утомительным. От Алисы, которая с искрой в глазах мазала майонезом голубей, осталась лишь тень. Она искала смысл на дне винной бутылки и в черных трубках «счастья». А театральная группа, потерявшая почти половину своих членов, медленно переставала существовать.

      В определенный момент в университет перестали приносить еду. Большая тройка решила, что если коллектив не занимается работой, то и никаких привилегий ему не полагается. Пришлось заняться собирательством. Казалось, Алису это совсем не трогало. Она замыкалась в себе дальше, не просыхая ни на цикл.

      Однажды в столовую не явился Дима. Это стало последним тревожным звоночком, обозначившим конец существования «Улицы Сезам». Не явился он и на следующий цикл и через один. Я должен был что-то предпринять. Но каждый раз, когда я представлял себе наш разговор с Алисой, от груза вины начинали болеть плечи. Алиса имела полное право обвинить меня в смерти Антона, ведь я не защитил его. И этого я боялся. Боялся, что в меня покажут пальцем, напомнив об ошибке. Но смотреть, как жизнерадостная девушка убивается, сил больше не было.

      Я просил Лену поговорить с Алисой, но Лена сказала, что они плохо ладят. Несмотря на то, что на сцене девушки играли очень натурально самые разные чувства, в жизни они относились друг к другу холодно. И Лену такие отношения устраивали, ей было достаточно того, что они просто коллеги. Причин взаимной антипатии Лена назвать не смогла, что не удивительно, учитывая её эмоциональную скупость.

— Почему ты с ней сам не поговоришь? Она тебе доверяет, — Лену заботило не столько состояние Алисы, сколько отсутствие работы. Без нее Лена себя чувствовала не в своей тарелке.
— Я…ну я…

      Дуло от ружья.

— Imprested, — этот «Imprested» значил, что Лена догадалась, в чем дело. Я рассказывал ей, обо всем, что произошло в кинотеатре, — винишь себя в его смерти? Знаешь, как я это вижу? Слышал, про дилемму сторожа и вора?
— Нет, не слышал.
— Вор крадет то, что должен был охранять сторож. Возникает вопрос, кто из них больше мудак? Вор, который изначально задумал быть мудаком и справился со своей работой или сторож, который должен был делать благое дело, но с работой не справился? Так вот Антон это вор. Он решил, что его амбиций хватит, что бы без способностей сжатия разрешить вопрос. Фактически, он пошел на верную смерть, а ты вызвался быть сторожем.
— По-твоему вор больше мудак, чем сторож? — я был поражен, насколько хладнокровно Лена рассуждала об этом.
— Нет. По-моему они оба мудаки. В одинаковой степени. Но это значит, что тебе не нужно возлагать всю вину на себя. Ты сделал то, что мог. Пытался его спасти. Пытался сделать хоть что-то в отличии от остальных бездельников. Как думаешь, кому было адресовано последнее сообщение на телефоне Антона?
— Думаешь мне? Может быть Тиграну или Алисе.
— Точно не Алисе, — оборвала Лена, — Тиграну бы сообщение даже не показали. Он написал это, потому что даже перед смертью верил в тебя. Я знаю, тебе это не нравится, но, видимо, Антон видел в тебе что-то, что всем нам поможет.
— Суперсилы?

      Меня больно огрели по голове.

— Я для кого тут распинаюсь? — фыркнула Лена, — Imprested. Поговори с Алисой и не колупай мне мозги своим нытьем. Это поможет нам всем.
 

***



      Нужный момент выпал не сразу. Мы с Алисой направились разорять один из ресторанов. На самом деле ресторан этот разорили один из первых, но нас сейчас интересовала не еда, а специи. Соль, перец, корица, паприка и еще десяток наименований. Это было задание от общины, говорят, светлые головы придумали, как готовить еду в ускоренном времени. Взглянуть бы, как они это делают.

      Алиса была трезва. Правильнее сказать, трезвее чем обычно. К ней возвращалось осознание паршивости дел. Настроение Алисы было таким скверным, что её лицом можно было пугать непослушных детей. Она молча оглядывала полки и шкафчики ресторанной кухни, складывая нужные специи в пакет.

      Вдруг, открыв очередную дверцу шкафа, девушка вскрикнула и выпустила пакет из рук. Я немедленно подорвался, посмотреть, в чем же дело. Между посудой притаился серый волосатый клубок из которого торчал лысый розовый хвост.

— Крыса! — пискнула Алиса.
— Успокойся, она же замерла…
— Я её задела.

      Я подумал, что это проявление одной из милых женских штучек, но тут серый шар на меня зашипел. Сказать, что я был удивлен — ничего не сказать. Я помню, как в доме Лешего видел кошку, которая едва заметно проявляла признаки жизни. Но эта крыса двигалась как ускоренная. Более того, грызун вел себя агрессивно.

      Я попятился:

— Тихо!

      Серый ком злобы мгновенно отреагировал на мое движение. Он стремглав кинулся мне на грудь. От неожиданности, я повалился назад, пытаясь зацепиться за края кухонных столов. Но не смог. Крыса уселась на моей груди, уставившись бельмами мне в лоб.

— Прости! Это из-за меня, — зароптала Алиса. Она замахала руками, привлекая шерстяного монстра к себе.

      Крыса, словно прибывая под гипнозом, медленно повернула голову на Алису. Бельмовые пятна в её глазах стал таять, возвращая крысе ясный взор. Зверюга пискнула, повела носом и с удивлением посмотрела на меня. Словно это не она только что хотела меня сожрать. Я резко поднялся, руками отталкивая серое существо. Но ладони ощутили статичность животного. Оно резко стало весить в десятки раз больше, сдавило мне грудь так, что дышать стало сложно. К счастью, я смог вылезти из-под застывшего зверя. Крыса так и осталась висеть в воздухе на расстоянии полуметра от пола, застыв в подготовке к прыжку.

— Как? Что? — пытался отдышаться я.
— Как бы сказать, — Алиса виновато приобняла локоть и пожала плечами, — я могу оживлять небольших животных и внушать им кое-какие приказы.
— Че? — все еще прибывая в шоке, возмутился я.
— Ну, помнишь, ты спрашивал какая у меня способность? Я тогда не ответила, хотела интригу создать. А ты больше ко мне с этим вопросом не подходил. — Алиса начала вылавливать из воздуха просыпанные специи, — Если прикоснусь к животному, оно временно станет ускоренным. А еще в момент оживления, я могу заставлять его что-нибудь сделать. Это из-за меня крыса на тебя прыгнула, прости…

      Мне потребовалось немного времени, что бы переварить информацию.

— А людей? Людей ты можешь оживлять?
— Могу, но только совсем маленьких детей и на короткое время. С животными проще, большую собаку могу заставить шевелиться.
— Ясно, — протянул я многозначительно. Признаться, я и забыл, что не знаю о способностях Алисы. Она не ответила тогда, и я посчитал, что в лучшем случае, она владеет стандартным сжатием. Так для себя и решил. — Постой! То есть ты приказала крысе на меня кинуться? Почему?
— Не специально вышло, — надулась Алиса и повернулась ко мне спиной, делая вид, что перебирает специи дальше, — я подумала о тебе не хорошо и случилась эта штука. Как её? Эмпатическая связь или типа того. Ванга её так называла.

      Я осуждающе изогнул бровь.

— Нормальные такие дела, — носком кроссовка я потыкал в крысу застывшую над землей, — я знаю, что я не святой, но…

      В голову полезли темные мысли. Я подумал, что заслуживаю, куда худшего наказания, чем испуг от грызуна. Я тяжело вздохнул:

 — Я знаю, о чем ты думала. Мне очень жаль. Если можешь, пожалуйста, прости. Мои слова не вернут Антона, но ты хотя бы не губи себя, ладно? Мы волнуемся за тебя. «Улица Сезам» отличный проект, в который ты так много вложила. Ты нужна ему, нужна нам, нужна этой общине в конце, концов. Давай попробуем жить дальше…

      Алиса немного помялась, а потом одним движением руки расстегнула две верхние пуговицы своей клетчатой рубахи и, схватив мою руку, приложила ладонь к своей груди, протолкнув пальцы под ребрами лифчика.

— Докажи, — с серьезным лицом заявила она, — докажи, что я нужна тебе.

      Я опешил, осторожно вынув руку из рубахи Алисы. От нее веяло недельным амбре, кожа была засалена, рыжие волосы висели сосульками.

— Я не это имел ввиду…

      Мне по лицу прилетела пощечина. От удара я повернул голову в бок, да так и остался стоять, глядя на дверцы подвесных шкафчиков.

— Ненавижу! Всех вас ненавижу! Оставили меня одну. Чем я заслужила все это? Докажи! Докажи, что я нужна тебе, я что так многого прошу?

      Алиса опять полезла ко мне, целуя шею и елозя руками под майкой. В этот раз пришлось применить силу, что бы оттолкнуть её.

— Перестань, ты же знаешь, что я с Леной…
— Лена! — яростно всхлипнула Алиса, — все Лене! Как не крутись, все достается ей. Играть для Большой Тройки — Лена, сценарий оценить — Лена. «Лена, ты так вкусно готовишь! Лена, вот тебе цветы от зрителей! Лена доводит дела до конца!» Мышь толстожопая. Вы все слепые что ли? Она даже не понимает, как ей повезло. Она же абсолютно все воспринимает как должное, словно мир крутится вокруг нее. Неужели ты этого не видишь? Она черствая и холодная. Ей абсолютно плевать на людей вокруг. И при этом она забрала себе все, даже тебя.

      Алиса села на барный стул, что стоял тут же в кухне, и облокотилась на спинку, широко раздвинув ноги. Выглядела она опустошенной, можно даже сказать выжитой. Я помалкивал, ожидая на периферии пока Алиса выговорится. Думаю, это ей сейчас было нужно.

— Антон мертв, — на глазах её нарисовались крупные капли слез, — и что теперь?

      Алиса заплакала, уткнувшись лицом в сложенные на стол локти. Её плечи ходили ходуном, а голос дрожал, отражаясь от висящих над варочными панелями сковородок и кастрюль. Я приблизился к девушке и стал поглаживать её голову, запуская пальцы между огненными волосами.

— Отвали! — Алиса ударила меня по руке, соскочила со стула и побежала из кухни, не показывая мне своих глаз.

      А я остался стоять. Ну, вот и поговорили. Кажется, не такой эффект должен был быть достигнут в результате нашей беседы.

      Глубоко вздохнув, я дособирал специи и пошел к дружине, передать пакет. Алисы видно не было ни в общем зале, ни на улице. По дороге я все пытался подобрать правильные слова, которые могли бы быть сказаны на кухне. Пытался понять, чего на самом деле хотела Алиса. Не быть одной? Да, наверное, это основная причина её боли. Отсутствие признания и зависть привели все к тому, что есть сейчас. Человек оказался сломан и раздавлен. Смерть Антона, как последний гвоздь в крышке гроба. Не нужно было оставлять её одну. Как только я вернулся, то поспешил проверить все места, где Алиса бывает обычно. Нужно было попытаться поговорить снова.

      Алисы не было в столовой. Не было её в живом уголке. Не было в библиотеке. Я даже проверил Алисину комнату, в которой Алиса, на моей памяти, спала всего один раз. Но и там её не оказалось.

      Взволнованный, я начал носиться по институту, заглядывая во все углы. Внутренний голос почему-то говорил мне, что она здесь. И когда я увидел живой рой мух, сидящих на потолке в коридоре, все тело обдало холодным потом. Я вломился двери аудитории, над которыми шевелилось пятно черных насекомых. Здесь, по учебному классу во всю носились мухи, ползая по студентам, залезая им за очки, пробираясь меж пальцев и щекоча крыльями носы. Преподаватель, пожилой сухой дяденька что-то с криком объяснял, тыча пальцем на доску. Но там, куда он указывал, закрепленная на потолочном крюке для плафона, на тонкой бельевой веревке висело доказательство человеческой трусости.

      Алиса болталась как тряпичная кукла, опустив руки по швам. Голова завалена на бок, а шея пережата так, что кожа образовала бугры. Мухи ползали по её щекам, намывая лапки прямо над тусклыми глазами девушки. Рыжие волосы, словно потускнели, лицо приобрело сероватый оттенок. Под ногами Алисы на боку валялся стул. Одна босоножка спала с ноги, но еще не успела долететь до пола.

      У меня что-то закружилась голова. Я присел на столешницу ближайшей парты, не в силах отвести глаз от этого зрелища. Я чувствовал, что что-то не так во всей этой картине. Все было не так. Не правильно. Не это должно было случится! Так быть не должно! 

      Повешенная посмотрела на меня. Её губы чуть-чуть зашевелились.

      Эта дура была еще жива.

Избранное
  • 5 июня 2018 г., 22:24
    SteelSky   Пожаловаться

    Планируется последняя глава? Хотелось бы все прочитать от начала до конца)

    • Автор
      5 июня 2018 г., 22:55
      NIKA_SOVA   Пожаловаться

      SteelSky, планируется само собой, только когда - сказать нет возможности. Это же только выпускается\пишется. Точные данные тут вам врядли скажут)

Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться
с помощью аккаунта в соц.сети
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации