home
user-header

                        
                        
"Трудно быть богом"
6 июля 2018 г., 11:33 1922

         Всё-таки занятно, что, перечитывая старое, ты в каждом возрасте читаешь новую книгу под тем же названием. И дело не только в склерозе.

         


         «Трудно быть богом» выскочили на меня сами, когда я протирала полку, и сами раскрылись на середине. От таких приглашений не отказываются – пришлось заглянуть. И что же я там увидела?

            Бедного Антона ради эксперимента посадили в голографическую камеру и не сказали ему, что всё в ней – ненастоящее. А он это чует, печёнками чует, что что-то не так.

            Он храбрый, он добрый, он… хороший, иначе как бы мы его полюбили в свои тринадцать девчоночьих лет? Может, всё дело в том, что он - Штирлиц, разведчик в стане врага? Но Арканар не нападал на Землю, и Румату никто не звал туда с его прогрессорскими страданиями; стало быть, образ «стана врага» тоже как-то не очень складывается.

           Бедный Антон бродит среди  гротескных фигур и тщетно пытается проникнуться к ним добрыми чувствами. И всё равно у читателя остаётся подозрение, что он знает, что всё это – понарошку, потому-то и ведёт себя так уверенно и нагло в любой из опасных ситуаций. Если вглядеться, то видно, что он, и страдая, предельно отдален  от происходящего - не потому что он здесь чужой и прогрессор, а потому что здесь всё, кроме него - имитация на фоне картонного задника, и сам он временами ужасно напоминает школьника, который, обливаясь слезами, читает про то, как злые церковники сожгли на костре Джордано Бруно.

           Короче говоря, странный какой-то эксперимент, и Антона – жалко. Хотя теперь принято считать, что так ему и надо.

           Это я так... кто читал, поймёт...

           Да, и ещё уж, совсем личное, никак к вышесказанному не относящееся.

           В двенадцать лет герой представлялся мне суровым тридцатипятилетним старцем - вечная насупленность, борода, исчерченное мужественными морщинами лицо. Встретив его через много лет, я его, конечно, не узнала. Какой-то полубеспризорный нестриженый пацан с оттопыренными ушами.  Что только делает с время с литературными героями.

           Иногда мне становится интересно - каково было бы в пятнадцать лет перечитать прочитанное в тридцать, если б это было возможно...

 

            Вообще, даа, конечно, снимает груз с души, когда тебя обнимут и скажут: "Все это ненастоящее"...

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться
с помощью аккаунта в соц.сети
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации