home
user-header

                        
                        
Нарочно не придумаешь.)))
28 августа 2015 г., 18:58 527

- А ты в курсе, что один из Папов Римских был засланным казачком?
- Э-э… Кем засланным?..
- Так это, нашими.
- Не понял, какими нашими?
- Ну русскими. Православными.
- О как! И как звали этого Папу?
- Ну, я уже не помню. А как еще было прорваться в самые верха то? Нашим же голосовать на выборах Папы не дают, они же самые главные над религиями.
- ??? Да ладно!))) Ты мусульманам не пробовал говорить, что католики над ними главные?))
- А чо?
- Да так, ничего. Весело ты сейчас все религиозное мироустройство переделал!)))


 

Этот диалог состоялся с одним персонажем лет сорока пяти, с которым мне довелось соседствовать в больничной палате. Причем он не производил впечатления душевнобольного или еще какое. Обычный компанейский мужик, работающий на заводе, лечивший поврежденный мениск. Любитель поговорить, от скуки он постоянно инициировал общение. Наслушавшись его историй о похождениях в рамках армейской службы в «сверсекретных частях КГБ», где он однажды с потерями, но все же вывел подразделение наших военнослужащих из Ирака, когда за ними не пришла вертушка, за что получил наградной пистолет в виде уменьшенного варианта Стечкина, который стреляет патронами «в полтора раза толще цыганской иглы», я не успевал прийти в себя, как он уже касался в разговорах и других тем. Столь впечатляющего до восхищения невежества и самозабвенного вранья мне доселе видывать не приходилось.)) Опущу нецензурную лексику, и постараюсь передать некоторые примечательные факты из нашей истории в его изложении.

- А еще мы в Питере были в музее… как его…
- Кунсткамера?
- Да какая Кунсткамера?
- Ну, в Питере много разных музеев есть. О каком речь то?
- Этот, как его… Третьяковская галерея где?
- В Москве вообще-то.
- Ну вот. А в Питере такое же.
- Эрмитаж что ли?
- Ну вот! Он, ага. там еще много царских херовен лежит. Там нас водили в залы, которые не для всех, и показывали сломанный станок, на котором умерла Екатерина Вторая.
- Какой еще станок?
Далее пошел увлеченный нецензурный пересказ содержания порнофильма вперемешку со слухами о жеребцах и прочем. Пришлось прервать его вопросом:
- Слушай, а чем еще интересна эта императрица для российской истории?
- Да хрен его знает.
- Малороссия, Крым – ни о чем не говорят?
- Ну и что? Зато она эту просрала… Как ее…
- (голос из угла палаты) Аляску?
- Во-во, Аляску! А еще она приблизила к себе этого хрена, как его… Его еще зарезали потом за то, что он всех жен и дочерей графьев перетрахал. Обидно ведь, он же из простых крестьян был.
- Это кто же?
- Да врач этот, как его…
- Погоди, если он был врачом, то это уже не из простых крестьян. Тем более, что во времена Екатерины при дворе лекари были преимущественно иноземные.
- Ну не врач. Знахарь он был, вот!
- (голос из того же угла палаты) Распутин?
- Точно, Распутин! Он трахальщик был еще тот! Его травили-травили, а у него противоядие было. Вот его и зарезали.

На этом мое терпение в очередной раз закончилось и, внутренне отсмеявшись, пришлось сделать мини-экскурс в историю. В том числе уточнить, когда и кем была продана Аляска американцам, и как звали императрицу, приблизившую Распутина ко двору, застреленного князем Юсуповым сотоварищи за излишнее влияние на Александру Федоровну, а через нее и на Николая Второго.
Можно было бы рассказать еще многое из разнотематически поведанного этим вполне обычным компанейским и улыбчивым мужичком, который, при некоторой своей грубоватости, был вполне себе добряком, помогал лежачим товарищам по палате, делился сахаром, травил пошлые анекдоты, а в свободное время смотрел онлайн кино на своем планшете. И если поначалу я пытался дискутировать с ним, выявляя нестыковки в повествовании, то потом просто бросил эту бессмысленную затею, ибо поколебать его уверенность в своих познаниях было весьма непросто. В частности, аргумент «по телеку говорили» был, по его мнению, исключающим какие-либо возражения.

А может быть так проще жить, будучи уверенным, что ты знаешь все, что тебе нужно?

  • 28 августа 2015 г., 22:42
    NN7   Пожаловаться

    Василий Гроссман, "Жизнь и судьба"

    Потом Гурьев стал рассуждать о том, почему так плохо пишут газетные писатели о войне.
     – Отсиживаются, сукины дети, ничего сами не видят, сидят за Волгой, в глубоком тылу, и пишут. Кто его лучше угостит, про того он и пишет. Вот Лев Толстой написал «Войну и мир». Сто лет люди читают и еще сто лет читать будут. А почему? Сам участвовал, сам воевал, вот он и знает, про кого надо писать.
     – Позвольте, товарищ генерал, – сказал Крымов. – Толстой в Отечественной войне не участвовал.
     – То есть как это «не участвовал»? – спросил генерал.
     – Да очень просто, не участвовал, – проговорил Крымов. – Толстой ведь не родился, когда шла война с Наполеоном.
     – Не родился? – переспросил Гурьев. – Как это так, не родился? Кто ж за него писал, если он не родился? А? Как вы считаете?
     И у них загорелся вдруг яростный спор. <...> К удивлению Крымова, оказалось, что переспорить собеседника ему не удалось.

    :))

     

  • 28 августа 2015 г., 23:23
    Kosulin   Пожаловаться

    Ну насчет "засланных казачков" доля правды в словах Вашего визави конечно есть, на православных богослужениях часто поминаются имена Римских епископов, причисленных к лику святых до Великого раскола 1054 года, так что корни этой басни лежать именно здесь. А вообще к такому типу людей отношусь спокойно, иногда даже интересно их слушать, руководствуюсь в таких случах поговоркой, не нравится, не слушай, а врать не мешай! :))))

  • 29 августа 2015 г., 00:38
    tylen   Пожаловаться

    Станооокккк ))))))))))

Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться
с помощью аккаунта в соц.сети
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации