home
community-header

                    
                    
"Продукты горения" (на конкурс "Мертворожденные").
Tom_Solar 12 июня 2018 г., 23:45 в Клуб любителей фантастики 375

 


Ребёнок не закричал.

Она слышала приглушенные голоса акушеров и короткие, отрывистые команды врача.

Яркий свет рябил и отдавался вспышками в усталых глазах. Все закончилось, без всяких сомнений. Но почему же она не слышит? Единственный, столь ожидаемый сердцем голос спрятался. Затерялся в перешептываниях и монотонном писке оборудования.

- Где он, - она хотела сказать громко, но губы лишь едва разомкнулись.

.

Мила не понимала, что происходит. Она попыталась поднять голову.

- Вам нужно лежать, - строго сказал врач.

- Где… мой…

В голове эхом пронеслась боль. Мила попыталась сфокусировать зрение. Мужская фигура в синем халате. Еще люди. Режущий глаза свет. Ее ладонь, бледная, обескровленная, почти прозрачная. «Кто-нибудь, выключите этот свет».

Писк приборов усилился, стал частым. Как будто машины могут бояться.

- Сестра, успокоительное.

.

Укол.

Тело налилось свинцом и бессильно откинулось назад. Она видела потолок и падала в бездну. Беспамятство поглощало, накатывало блеклыми, давящими волнами. Мила хотела кричать, но уста исторгли тишину. «Где же он?! Где?!». Девушка из последних сил цеплялась за реальность, надеясь, что в ушах раздастся звонкий плач. Хоть тихий, далекий намек на плач ее малыша. Сокровища. Маленького человечка, которого она любила и будет любить.

Она хотела взять его на руки и прижать к себе. Почувствовать, что с ним все хорошо.

.

Потолок отдалялся вместе со светом. Мила тонула в черном океане, отринув все, кроме слуха.

Она тонула в тишине.

.

.

.

Птицы вернулись весной, как делали всегда. Бодрое чириканье за окном возвещало о потеплении, которое наконец смягчило суровую землю. Мила загрузила мусорные пакеты в стальной контейнер и вытерла лоб ладошкой. Утро только начиналось, предстояло много работы.

Позади возвышалось мрачное здание, сочетающее в себе черты завода и старой больницы. Большие железные трубы, рядами выпирающие из плоской крыши, пока бездействовали.

.

Она попала сюда по направлению службы занятости. Многие отказывались от вакансии, но Миле было все равно. Работа, как работа. Такая же, как многие другие. Она уже давно плыла по течению без особого интереса и смысла, и потому просто пошла, куда записали.

.

На территории почти не осталось снега, а тот, что был, давно приобрел серый оттенок.

В Центральном городском крематории открывался новый рабочий день.

Клиенты, заказы. В тесном городе, задыхающемся в собственных бетонных костях, услуги более чем востребованы. Печи горят, раскаляясь до невообразимых температур, и обрабатывают поступающий материал. Люди приходят и уходят. Некоторым нужно, чтобы перед процедурой над «ящиком» прочитали добрые слова, ритуальное прощание или акт последней воли. Другим все равно.

Хозяин крематория - человек экономный и лишенный предрассудков, подрядил на эту работу людей из технического персонала. Выбор пал на Милу и еще нескольких более-менее грамотных работников. Каждый день она моет полы от натасканной посетителями грязи и стирает тонкий слой пепла, который выдыхают печи крематория. Несмотря на систему фильтров, пепел все равно просачивается. В перерывах Мила натягивает форменный черный халат поверх комбеза и организует прощальные речи. Это, пожалуй, единственное время, когда она позволяет себе говорить.

Труд дает возможность забыться. Не думать о прошлом.

Но когда наступает время идти домой, в пустую квартиру, воспоминания возвращаются.

Во снах она слышит плач младенца. Бежит по темному коридору, отчаянно выискивая источник звука, но никак не может найти.

.

.

.

Вторая неделя в городском крематории.

Уборка. Слова. Снова уборка.

Гул ветра, переходящий в вой, если долго слушать. Особенность местной вентиляции - постоянный шум, даже когда печи неактивны.

.

Смена заканчивается, большинство работников уже разошлось по домам. Мила занимается полами в «аллее». Широком помещении, стены которого зияют погрузочными отверстиями печей.

Тонкий слой пепла расходится по каменному полу черными разводами. Потолок утопает во тьме, из которой на цепях свисают зонтики люминесцентных ламп.

.

Она выполняет работу автоматически. Почти так же, как спящие в зале аппараты.

Ее руки не замирают, когда она замечает на полу выведенную пальцем букву «У».

Тряпка стирает ее, превращая символ в ничто, размазывая по равнодушной к алфавиту поверхности.

Вперед-назад, вперед-назад.

«Меня».

.

Мила останавливается. Она смотрит на буквы, поднимает голову. Слова на полу идут одно за другим, начертаны через каждые несколько шагов.

«Никогда».

«Не было».

«Матери».

Мила оглядывается. В помещении никого.

.

Когда она заканчивает, охранник открывает ей главный вход. Грузный мужчина возится с ключами, похабно шутит и предлагает остаться на ночь. Мила терпеливо ждет. Когда прохладный воздух наполняет легкие и двери крематория с лязгом закрываются за спиной, давящее чувство отступает.

.

.

.

Этой ночью ей снится другой сон.

Пепел. Она ступает по нему босиком, как по раскинувшимся во все стороны морю. На небе нет ни солнца, ни луны. Только лампа, одиноко свисающая на цепи. Бледный круг света освещает путь.

«Отвергнутые подарили мне искру».

Поток горячего воздуха поднимает серые снопы в воздух. Свет мерцает, на мгновения бросая Милу во власть абсолютной тьмы.

«Поток трупов заменил материнское молоко».

Лампочка с треском лопается.

Пепел нагревается, начинает тлеть. Ровная гладь покрывается крапинками зарождающегося огня.

От поверхности поднимается тусклое красное свечение. Становится душно, но она не чувствует боли.

«Прощальные речи стали сказками на ночь».

Тут и там появляются всполохи огня. Пепел плавится. В нем возникают темные пятна, словно кровоточащие под тканью раны. Пепел превращается в кровь, омывающую ее ноги. В море кипящей артериальной крови. Ее обдает жаром.

«Ты ищешь. Ты заботишься. Ты мама?»

Поверхность моря вспыхивает.

Мила с криком просыпается.

.

.

.

День проходит как обычно. Часы текут незаметно.

И вот она снова в пустой, остывающей аллее. Никаких надписей.

Когда половина зала остается позади, Мила слышит тихий стук.

Девушка замирает. Вокруг никого. Стук повторяется.

Он исходит из дальнего угла. Из провала закрытой печи.

Изнутри.

Кто-то стучит по металлической заслонке с другой стороны.

.

Мила чувствует, как ее тело сковывают ледяные объятия. Она пристально смотрит на печь, ожидая, что заслонка откроется и нечто выйдет наружу. Звук обрывается.

- Знаешь, я всегда хотел познакомиться поближе.

Мила оборачивается. В проходе появляется охранник. Он широко улыбается, пока подходит к ней. Продолжая улыбаться, бьет кулаком в живот.

Мила падает, отползает назад.

Мужчина расстегивает ремень.

.

- Ты припозднилась, мы одни. Камеры не работают, хозяину все равно. Иначе я бы не решился. Да, определенно да. Ты ведь одна в этом городе, верно? Далеко забралась, якутяночка моя.

Громкий, визгливый смешок. Мужчина вытирает веселые слезы с глаз.

- Знаешь, это все жизнь. Она давит. Сегодня с дозой перебор вышел, но… мне плевать, понимаешь?!

Я слышу плач по ночам. Слышу с тех пор, как сюда стали привозить абортированный материал.

.

Истеричный смех.

- А еще у меня есть это.

Охранник достал из кармана блестящий нож и подбросил его в ладони.

- Хочу, чтобы ты покричала. Громче.

.

.

.

Липкие руки. Холод. Гул ветра.

Она так и не закричала.

Охранник не ожидал. Потерял бдительность и позволил выхватить нож. Мила проткнула им его горло, всадила по самую рукоять.

.

Мужчина нелепо осел на пол. Он захлебывался кровью и смеялся, издавая булькающие звуки.

Темно-алые ручейки испачкали форменную рубашку.

Наркотики притупили в человеке разум и чувство боли. Наконец, конвульсии прекратились, глаза остекленели.

Мила глубоко дышала, прижимаясь спиной к стене. В висках колотило, по лицу стекал пот.

Толстый труп улыбался и смотрел на нее широко раскрытыми глазами.

В холодном свете ламп это выглядело почти комично.

Нож так и остался торчать из шеи.

.

«Накорми меня, мама».

Заслонка ближайшей печи плавно открылась. Темный провал зиял потусторонним голодом. В глубине появилось тусклое красное свечение.

Девушка отрицательно покачала головой. Она все еще была в состоянии шока.

- Ты не он. Ты не можешь быть им, - сказала Мила дрожащим голосом.

«Я тот, кого ты искала. Я – дитя. Накорми же меня».

Из печи раздался детский плач. Тот самый, которым младенцы возвещают матерей о времени кормления.

Мила попятилась и стала отходить к выходу. Заслонки печей плавно открывались по всему залу. На девушку дыхнуло жаром.

«Не уходи. Будь со мной».

Она старалась не слушать голос, звучащий прямо в голове, режущий мысли и сознание.

Из первой печи высунулась длинная рука, срощенная из влажных окровавленных конечностей, и мягко схватила труп за шиворот. Охранник продолжал улыбаться, глядя в пустоту, пока рука плавно тащила его внутрь горящего жерла крематория.

Мила развернулась и побежала.

.

.

.

Экспертиза показала, что охранник сам включил печь и залез внутрь. Они нашли наркотики в его куртке и характерные отпечатки на аппаратуре. Под наркотическим опьянением люди совершают странные вещи.

Мила молчала.

Она решила, что вернется на родину. Родителей давно нет, но родственники остались. Они писали ей все время. Письма оставались без ответа.

Девушка проснулась от длительного сна. И хоть этому способствовали ужасные события, она решила, что будет жить.

Вернется в свой город, найдет нормальную работу. Вернется к людям.

Две тысячи пятый только начинался.

.

Центральный городской крематорий остался без нее.

Трубы исправно выдавали в воздух черный дым.

Слой пепла возвращался на привычные места.

С самого начала он чувствовал одиночество, был брошенным, отвергнутым. Как и несчастные души тех, кто не озарил мир первым криком. Тех, кто был извлечен и напитал собой эти стены.

Теперь появился гнев.

Гнев, распаляющий голод.

Он искал материнской любви, но может греться другим способом.

Холодная пища давно приелась.

.

.

.

.

.

Знаков (без пробелов): 8 290

Избранное
  • 13 июня 2018 г., 01:39
    Trimid2   Пожаловаться

    Маэстро!

  • 13 июня 2018 г., 01:52
    injustable_monde   Пожаловаться

    Шикарно! В некоторых местах аж почувствовала мурашки. Идея и сюжет очень оригинальные, подобного не встречала. Кажется ужасы - Ваш жанр :)

    P. S. Ложечка дегтя - встречаются малозаметные и совсем незначительные опечатки (вроде пропущенных запятых). А ещё в какие-то моменты казалось, что вот Вы видите картинку и хотите её передать словами как в фильме, но через текст они воспринимаются не всегда как картинка, скорее как эмоциональное описание.

    P. P. S. Нет, не слушайте меня, всё прекрасно, у меня просто восприятие специфическое (читай: сижу сонная, усталая, и не сразу воспринимаю строчки). Так держать!

    P. P. P. S. Сколько времени ушло с момента появления идеи до готового рассказа?

    • Автор
      13 июня 2018 г., 12:56
      Tom_Solar   Пожаловаться

      injustable_monde, спасибо, очень неожиданный отзыв, было приятно увидеть ваше мнение! Рад, что настолько понравилось, правда. Если говорить о времени, рассказ написан в течение буквально нескольких вечеров (непосредственно процесс печатания). Что касается идеи, она росла дольше и постепенно видоизменялась. В голове появлялись варианты сюжета и персонажей, обдумывал, делал выбор. Больше недели, может даже две. Намётки стали зарождаться еще с момента объявления конкурса, как семена в почве. Но это все относительно - зависит от свободного времени в конкретный, скажем, отрезок. Спасибо за отзыв!

      • 14 июня 2018 г., 01:02
        injustable_monde   Пожаловаться

        Tom_Solar, спасибо за развернутый ответ и конечно за рассказ :)

        Я редко пишу отзывы вообще (хоть и многое читаю), но этот рассказ просто ВАУ! Не могла не удержаться от похвалы)

  • 13 июня 2018 г., 09:54
    MarthaMyDear   Пожаловаться

    вааа, как же круто, лютый саспенс!

  • 13 июня 2018 г., 22:20
    Laki2011-1983   Пожаловаться

    Страшновато, хорошо что у нас в Якутске нет еще крематория

  • 14 июня 2018 г., 11:16
    _prata_   Пожаловаться

    Я читала и видела *_*

Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться
с помощью аккаунта в соц.сети
Читайте также
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации