home
user-header

                        
                        
Истоки преклонения перед Западом.
13 августа 2017 г., 01:10 349

Народ, не знающий своих корней, легче превратить в покорных рабов. Отсюда происходят и истоки раболепского преклонения перед Западом. М. Ломоносов свою жизнь и научную деятельность посвятил изучению истоков истории русского народа и боролся с засильем иностранцев в отечественной науке и, особенно, с фальсификацией древней истории, которую по заказу Романовых "состряпали" три немецких ученых - Шлецер, Байер и Миллер.

Эти "специалисты по русской истории" не только абсолютно не знали русской культуры, традиции, но и двое из них даже не знали русского языка.

 


 

Они постарались "притянуть за уши" множество доводов, которые являются их выдумками, и выдать их с помощью фальсификаций за "исторические факты". Именно таковой является вся "норманская" теория, утверждавшая принадлежность князя Рюрика к скандинавам.

 

Ю.Максименко в своей книге "Правда и ложь академической истории": "М.Ломоносов не сомневался, что славянский народ проживал почти полторы тысячи лет на одном и том же месте. Венды и анты, соединяясь со сродными себе славянами, умножили их силу. Единоплеменство этих народов не только сходство в языках имело, еще за двести лет до М.Ломоносова это засвидетельствовал Иордан, оставив известие, что "от начала реки Вислы к северу по безмерному пространству обитают многолюдные вендские народы, которых имена хотя для разных племен и мест разные, однако обще славяне и анты называются". Добавляет еще, что от Вислы земли их простирались до Дуная и до Черного моря.

М.Ломоносов считал что прежде Иордана Птолемей во втором столетии после Христа полагал вендов около всего Вендского по ним именованного залива. Этот автор оставил в памяти то, что "Сармацию одержали великие вендские народы". Плиний также свидетельствовал, что в его время около Вислы обитали венды и сарматы. Народ славяно-польский по справедливости называл себя сарматским, и М. Ломоносов соглашался с Кромером, что славяне и венды вообще были древние сарматы.

По новгородскому летописцу город Славенск был построен и разорен много прежде Рюрика. Старинные развалины свидетельствовали об этом. Нестор о Новгороде упоминал прежде всех городов российских, указывал и то, что он дважды был построен. У северных писателей издревле назывался он Кунигардия, то есть славный город. Автор отмечал, что именование мест у Птолемея, Плиния и у других от Адриатического моря и Дуная до самых берегов Ледовитого океана было на славянском языке, что это можно признать за доказательство древности существования племени славянского на этой территории...

Нестор писал по памяти, отмечал автор, что Рюрик был призван на владение к славянам из варягов-россов (варягов-русов - авт.). Новгородсткий летописец производит его от пруссов, с чем многие степенные книги согласны. Таким образом, по мнению М.Ломоносова, россы и, пруссы уже оказываются единым народом. Преторий излагал свое мнение, совокупляя русов и пруссов в одно племя. Положение места тому соответствует. То же подтверждало древнее тесное прусское соседство с Россиею, в которую Подляхия и великая часть Литвы заключалась, отчего Литва древние российские законы использовала. Восточное плечо реки Неман, впадающее в Куршский залив, называется Руса - конечно, именовано по варягам-россам (русам). Больше всех утверждалось единство древних пруссов с варягами-россами через почтение одного главного идола по имени, именованию и по обрядам. Перкун прусский был то же, что у россов Перун.

Показав единство с пруссами россов и тех перед пруссами преимущество, по М.Ломоносову, можно уточнить, от какого народа оба происходят, о чем автор сразу объявил: оба - славянского племени и язык их славянский же, только чрез смещение с другими немало отдалился от своего корня. С чем были согласны Преторий и Гембольд, из которых первый почитал прусский и литовский язык за часть славянского, а другой пруссов прямо славянами называл. Когда древний язык варягов-россов есть един с прусским, литовским и курляндским или леттским, то, конечно, начало свое имел от славянского...

М.Ломоносов в своей работе отметил главные и основные моменты касательно древности деяний славянского племени, в том числе писал о величестве славянских народов, которые проживали почти полторы тысячи лет на одном месте, прославив свое имя и могущество. Он также был уверен в единоплеменстве вендов, антов, славян, о чем свидетельствовали и древние историки. Многолюдные вендские народы обитали от начала реки Вислы до Дуная и до Черного моря под общим именем славяне. Автор был согласен с другими, что славяне и венды вообще были древние сарматы...

М.Ломоносов считал, что сарматы и венеды, или венды, со славянами были единоплеменны. Интересны сведения о широком расселении славян по реке Висле, по Днепру, между Припятью и Двиной, на Двине, по реке Полоте, на Оке, около озера Ильмень, по Десне, Семи и Суле. Распространение славян северных шло до рек Выми и Печоры и даже до Оби. Славяне обитали в местах новгородских во время проповеди апостола Андрея."

Таким образом, можно прекрасно видеть, что многие древние авторы задолго до Шлецера, Байера и Миллера, отмечали древность славянских народов и наличие у них государственности. Именно на это и обращал внимание М.Ломоносов, ловя романовских фальсификаторов на откровенной лжи.

Спасибо, друг Тарас, за трезвые слова о том, что братья мне татары и мордва, и друг степей — калмык, и черемис забитый, и царь болот — вогул, и робкая тыва,

и дикий нагайбак, и — прочая братва, и сам я — азиат и варвар неумытый.

Да, я почти монгол — мне сладок как халва степного ветра вкус, тугая тетива

торжественно звенит и конь мой бьет копытом! Над Волгой шелестит волшебная трава,

и мягкий первый снег встречает Покрова, и в горницах столы для праздника накрыты.

А там, где ты, — война. Страна почти мертва. Хрипит в агонии — на фоне торжества

безумия и зла, и — Речи Посполитой. Ты ищешь, брат Тарас, заморского родства

и денег до зимы — на уголь и дрова, и в душу мне плюешь легко и деловито.

Ты пишешь, что я — раб, вертящий жернова империи рабов, вдруг предъявил права

на отчину твою — с коварством неприкрытым, что я — твой лютый враг, что для тебя Литва

и ближе и милей, чем подлая Москва, что вместе нам не жить, и быть мне точно битым.

Ты стонешь на весь мир, что мать твоя — вдова, разграбленная мной — она скулит едва,

а быть могла вполне и радостной и сытой, что я — подлец и вор, чумная татарва,

что Киевская Русь — несчастна, но жива, и не видать ее безродным московитам.

 

Goodbye, Taras, goodbye! Шумит твоя блатва, на грязных площадях желтеет синева,

грустит Владимир над Днепром — забытый. Невесело и мне. Склонилась голова

над письменным столом — закончились слова, остался только чай — китайский — недопитый.

Мне нечего сказать. Возможно, мастерства лишен я на хулу, но прежде — шутовства

чураюсь и стыжусь: мне жалко алфавиты растрачивать на брань, что хуже воровства,

на жертвенный экстаз для псевдобожества, и на любовь — к неправде плодовитой.

 

 

 

 

В словаре Ричарда Клисби и Гудбранда Вигфуссона нашёл в статье про слово fors - водопад.

... the curious passage in Constant. Porph. De Admin. Imperii, [p]ch.[/p] 9, where the Byzantine author gives some names of waterfalls in Russia in two languages, ρωσιστί and σκλαβινιστί (Russian and Slavonic), with a Greek translation; ρωσιστί, a waterfall, being called βορσί or φόρος (e. g. οὐλ-βορσί = [p]Icel.[/p] Hólm-fors, βαρου-φόρος = [p]Icel.[/p] Báru-fors), whereas σκλαβινιστί it is called πραχ, [p]i. e.[/p] [i]porog[/i] or [i]prag:[/i] Constantine in another passage states that the Russians were Teutonic or ‘Franks:’ the Garðar (Russia Minor) of that time was in fact a [p]Scandin.[/p] country; even the name Russia is by some (P. A. Munch) explained as [p]Scandin.[/p], afterwards adopted for the whole empire;

... попался любопытный отрывок у Константина, где византийский автор дает некоторые названия водопадов в России на двух языках: русском и славянском, с греческим переводом; по-русски, водопад, называется βορσί или φόρος (например, οὐλ-βορσί (Hólm-fors), βαρου-φόρος (Báru-fors), тогда как славяне называют πραχ, porog или prag: Константин в другом отрывке утверждает, что русские были тевтонцами или «франками»: Гардар (Малая Россия) того времени был по факту скандинавской провинцией; даже название "Russia" по словам П.А. Мунка является скандинавским, впоследствии принятое для всей империи; 

 

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться
с помощью аккаунта в соц.сети
Читайте также
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации