home
user-header

                        
                        
"Быть здоровым и ни в чем себя не ограничивать – вот это и есть счастье"
3 октября 2017 г., 05:49 2859

 

Эта статья была написана специально для Журфикса, но я решила продублировать её в своем блоге и напомнить вам о том, как важно ценить жизнь и наслаждаться каждой минутой. 

 

Многие из вас слышали о маленьком отважном мальчике Айтале Кашкине. Жизнь обычной молодой семьи резко изменилась в 2011 году, когда маленькому Айталу, которому было 2 года, поставили диагноз страшный диагноз - нейробластома левого надпочечника. 30 ноября 2014 года Айтала не стало. За свою короткую жизнь этот маленький герой дал понять всей нашей республике, что добро, сострадание и милосердие – это самое важное в человеке и что вместе мы очень многое можем. Дуня и Ваня, родители Айтала, боролись за жизнь сына до конца и эта их борьба достойна уважения.

Мы встретились с Дуней в московской кофейне, хотя до этого планировали встретиться еще в Китае, но не получилось. Только забежали, небо покрыло грозовыми тучами, всё вокруг потемнело, хлынул ливень, затопив Москву. Когда мы закончили разговор, небо освободилось от тяжелых дождевых туч и выглянуло солнце. Сегодня Дуня и Ваня – родители маленькой Нарийки. После грозы выглядывает солнце, за зимой наступает весна, за черной полосой следует белая, а слезы сменяются улыбкой. И сегодня Дуна решила рассказать мне о том, что дает ей силы и надежду.


 

 

 - Когда Айтал заболел, мы узнали, что выживаемость с нашим диагнозом – 20%. И мы ухватились за этот шанс. Сейчас, оглядываясь назад, у меня такое ощущение, что это были не мы, а другие люди. Не могу представить, как мы все это пережили и вынесли. Из Намцев повезли в Германию на лечение, собрали на лечение 6 млн рублей… Это же просто нереальная сумма! Скорее всего когда становишься мамой, то небеса тебе дают тайную суперсилу. Очень многое зависит от внутреннего настроя. Когда вижу мам, которые только сидят и плачут после услышанного, я начинаю нервничать, мне хочется взять и встряхнуть их, чтобы они одумались. Их ребенку еще хуже, это ему предстоит пройти через болезненные процедуры, а у них – истерика! Дети болеют, мамы плачут – вот каково ребенку? Наоборот, надо же поддержать ребенка, поддержать его дух. Если так хочется плакать, выйди из палаты, поплачь, а потом зайди обратно с улыбкой.

В этой болезни время играет против них и надо действовать без промедления.

 

Я плакала лишь один день, плакала навзрыд , закатила истерику, когда узнала диагноз. Потом взяла себя в руки, открыла интернет, на второй день уже всё знала о его диагнозе и не позволяла себе плакать. Тогда еще ватсапп не сильно развит был и даже инстаграмма не было. Пыталась найти информацию на форуме в якт, но не нашла ничего. Была только одна девушка, которая поехала на лечение в Германию, вот её историю я прочитала. А сейчас информации очень много и это несомненно идет в плюс. До нас мало, кто собирал деньги на лечение в Якутии, да еще и такие суммы! После нашей истории люди наконец-то начали говорить и поняли, что можно собрать даже такую большую сумму на лечение за границей. Получается как некая мотивация. Да и вообще поняли, что они не остаются одни после такого диагноза. Самое страшное после диагноза – это шок и растерянность, когда не имеешь представления, куда идти, куда бежать. Никто раньше не вел блог о своей болезни, не делился своей историей. А ведь дети же с давних времен болеют! Когда мы попали в первый раз в отделение, то я увидела стольких детишек c таким диагнозом. И почему-то никто о них не рассказывал. Я сама рассказала мамам о том, что можно сделать и как начать сбор средств.

 

Сейчас я очень рада, что люди не молчат и рассказывают о себе каждый день, о каждодневной боли, о процедурах. Сейчас так много блогов стало! Это же так важно делиться своим опытом! Помню в то время был только блог Ани Голубятниковой, нашей ровесницы. Она боролась с раком и её поддерживала только бабушка. Именно из блогов я узнала о волонтерах и о фондах.

 

Когда Айтал заболел, то я заглушила в себе все эмоции и ничего не позволяла, мы с Ваней жили ожиданием “вот когда Айтал вылечится…». Как будто нажали на паузу. Но Айтал не вошел в эти 20%. Кажется я только сейчас осознала, что Айталика больше нет рядом и учусь справляться со своим горем. Только сейчас я начала позволять себе плакать. Хотя всю жизнь у меня такая запоздалая реакция на всё. До сих пор не могу смотреть на фотографии Айтала. Не могу смотреть на фотографии, когда мы лечились в больнице. От одной мысли мне хочется плакать. Когда читаю истории других родителей, прошедших через такое испытание, то опять начинаю плакать. Как будто все те невыплаканные слезы нашли выход именно сейчас. Не могу сказать, что кто-то меня морально поддерживал в тот период, скорее я сама. Сейчас веду дневник и выплескиваю туда все свои переживания. А если совсем невтерпеж, то рассказывала Ване. Если сильно соскучимся, то лежим вместе и смотрим видео. Тогда кажется будто ничего не произошло и Айтал с нами рядом. В такие моменты мне становилось немного легче. Я знаю многих мам, кто потерял своих детей. Одна спилась,  другая сидит на антидепрессантах и срывается на попытки суицида, другая в религию ударилась. Я не могу назвать себя сильной, просто утешаю сама себя, как могу.

 

Незадолго перед смертью Айталик сделал девочку-робота из Лего и подарил мне. Мне тогда казалось, что это я. Думала, что он хотел, чтобы я была такой же сильной. Спустя полтора года после ухода Айтала, я забеременела. Вот так у нас появилась наша маленькая Нарийка, наше второе дыхание. Ей сейчас 1 год 3 месяца. Теперь мы знаем, что это Айталик нам её послал.

 

Когда Айталика не стало, нам писали “вы еще молодые и еще родите”. Вообще не понимаю, как такое можно написать другому человеку? Я таких просто игногировала. Это же не как заменить сломанную игрушку! Понимаешь, в жизни же ведь все равно никогда не станет как прежде и эта чаша никогда не будет полной. Когда мы с Айталиком лечились в Германии, я была уверена, что счастлива на 100 %. Мне так хотелось остановить это мгновение, когда я была так счастлива и всё время повторяла себе это. Я просыпалась утром, вот мой сыночек был рядом, находился на лечении и была так счастлива! А сейчас… Сейчас я не могу так сказать, хоть дочь и рядом со мной. Даже когда очень счастлива, не могу себе позволить сказать такое. Хочу такое сказать, но не хватает Айтала, поэтому я счастлива на 90%. Я не считаю, что счастье – это нечто целостное, а скорее мгновение. Я была до последнего уверена, что будет хорошо. Вот пройдем курс лечения и уедем домой. Всё время молились. Потом поняла, что смерть на самом деле ходит так близко от нас. Осознавая это, так хочется всё успеть, испытать, открыть, попробовать, цепляясь за каждый шанс и ценить каждый день. Стараться сделать по максимуму в день. Стараться по максимум дать своей дочери, открыть перед ней весь мир и показать разные возможности в жизни. Иногда могу проснуться в 11 утра и внутри начинаю паниковать, что половина дня упущена, как будто мир замер, все ушли, а я осталась одна.  Я ведь раньше такой домоседкой была, но Айталик научил меня быть активной и стараться прожить жизнь как можно полнее.

 

Только после появления дочери я научилась жалеть себя. Сейчас мы понимаем, что до её появления жили как будто за стеклом: картинку видно, но нет вкуса жизни и сплошная пустота. В первый раз в жизни поехали на море, вроде бы красиво, но всё время кого-то не хватает, не с кем поделиться своими чувствами, не с кем разделить восхищение от моря… И мои родные так же жили. Когда родилась Нарийка, они даже мебель не захотели менять, хотели оставить все так, как было при Айталике, чтобы всё напоминало о нем. «Вот этот шкаф Айталик открывал», «Вот эта кухонная была, когда Айталик родился». У них везде были фотографии Айталики и они остались там же, в том периоде жизни. И я оказывается жила так же. Вкус к жизни появился только с приходом Нарийки, у нас и у моих родителей. Видя, как они оживают, смотря на внучку, мне становится приятно самой.

 

Я не могу назвать себя фанатичной мамой, которая может целый день выбирать нужный подгузник. Захожу в интернет, читаю отзыв и иду покупаю. Первый ребенок – это все-таки первый опыт, пылинки сдуваешь, переживаешь, а со вторым ребенком как-то проще ко всему относишься. Да я сама была совсем молодая, во всем слушалась семью и врачей. Я же ведь в первый раз стала мамой в 21. Делала всё то, что они говорят, не было своего мнения. Сейчас я никого не слушаю, иногда даже слово не даю вставить. Второго ребенка я родила в 27. Мне кажется, это самый такой подходящий возраст. Восприняла всё очень спокойно. Страха, что ребенок заболеет у меня нет, ведь снаряд в одну воронку не падает дважды. Мы уже достаточно настрадались и заслуживаем счастье. Поэтому плохих мыслей у меня нет и их гоню прочь. В душе я знаю, что после черной полосы обязательно будет белая полоса. Нарийка и вся наша жизнь сейчас – это наша белая полоса. А еще я чувствую, что Айталик и моя бабушка стали нашими ангелами-хранителями. Ведь наш маленький Айталик так хотел сестренку или братика, всегда умилялся маленькими детьми и он точно  не позволит плохому случиться. Каждый день чувствую, что он там на небесах присматривает за нами и бережет нас.

 

Я рожала через кесарево сечение. Помню в начале волновалась, а потом подумала о том, сколько болезненных процедур Айталик пережил. И ведь таким молодцом всегда держался! Значит и я могу быть сильной! Значит я спокойно перенесу операцию. Мысль, что мне есть на кого равняться, меня успокаивает и вселяет оптимизм.

 

Сейчас мы живем в Москве и открыли свой хостел. Я помогаю гостям, муж еще на такси подрабатывает. До этого я хотела жить в деревне, в настоящем доме, крепко стоящем на земле, жить рядом с родителями. Но ведь наша жизнь так скоротечна: сегодня ты есть, а завтра может и не быть… И мы с мужем начали действовать.

 

Я считаю, мы часто не понимаем, что весь мир открыт перед нами. Я очень радуюсь, когда вижу, что наши земляки ездят по всему миру и живут в разных уголках планеты. Наконец-то мы начинаем размораживаться! Раньше Европа и Америка казались нам такими недоступными, а ведь сейчас было бы желание. Люди смотрят инстаграм, ютуб, читают блоги и сами ездят по миру, расширяют кругозор. Вокруг столько изменений происходит и нам надо подстраиваться под них. Не понимаю, когда люди так цепляются за прошлое и столько возможностей упускают. Мне вчера было 21, а сегодня 30! Календарь пролистнула как книгу. Иногда говорю мужу: вот мне исполнилось 30, у меня до сих пор нет дома, а еще за это время я могла бы успеть родить 3 раза. А он мне отвечает: «Считай, что мы только поженились, только начали жить вместе. Представь, что мы вот как молодая семья начинаем жить лишь второй год, у нас родился ребенок, переехали в Москву. У нас все обнулилось и мы только начинаем набирать обороты. Поэтому нельзя поддаваться панике». Если подумать, то так и есть: Ваня только начал работать, я тогда начала учиться в БГУЭПе и обо всём этом пришлось забыть. Все время и силы мы бросили на борьбу с раком, выпали из планов и из обычной жизни. И ведь так было больница-дом-больница всё время…

 

 

Не понимаю, когда говорят,  что счастье – не только в детях… Мы ведь живем ради своих детей, разве не так? Вот Нарийка – наше второе дыхание, наша жизнь. Да, мне бывает очень горько иногда, невыносимо сильно скучаю по сыну, думаю о том, каким он сейчас был бы и что делал. Тогда я просто позволяю себе посидеть и поплакать, а потом заставляю себя идти дальше. Теперь я знаю, что время бесценно и мне жаль, что у нас с сыном было мало времени. Не надо это время тратить так просто впустую. Надо просто встать и пойти дальше. Это Айтал научил меня ценить то, что есть у меня сейчас. И ради него мне хочется прожить как можно более активную жизнь, полную открытий. Быть здоровым и ни в чем себя не ограничивать – вот это и есть счастье.

 

На фото: с маленькой Нарийкой

 

Все фото из семейного архива Кашкиных 

 

#нашиговорят

 

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться
с помощью аккаунта в соц.сети
Читайте также
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации