home
community-header

                    
                    
новый рассказ. особо чувствительным - не читать.
kardozu 7 октября 2018 г., 20:58 в Клуб_писателей 523

 

 


 

 

 

 

"Давай шустрее" - говорил ей отец, когда тащил за руку в метро, чтобы опередить толпу у эскалатора.
"Давай шустрее" - кричал он, когда она ехала веломарафон. Упала, разодрала все колени, было стыдно перед отцом. 
"Шустрее" - шептал он, когда первый раз насиловал ее. Ей было десять или одиннадцать лет, она не помнила. Зато запомнила, как он зажимал ей рот, а она даже не плакала, просто было больно. В следующий раз она плакала. Рот он зажимал уже крепче.
В первый раз она забеременела в 13. Мать с ошалелыми глазами стегала ее ремнем. Требовала имя какого-то мифического парня, не верила, что отец насилует дочь.
- Врешь, мразь!
- Мама, мамочка, родная, я не вру, я не вру, я не вру. 

- Шлюха.

 

Еще три раза тайком приводила ее мать к акушеру-алкашу. Уже не обзывала. 
В шестнадцать она решила сбежать. Приехала на вокзал, долго стояла на перроне, денег на билет не было. У вокзала к ней подъехала машина с незнакомцем.
- Чего мерзнем? - спросил он.
- Хочу уехать, - сказала она.
- Далеко?
- Подальше отсюда. Увезешь? - спросила она и распахнула куртку. Получила пощечину.
Он увез ее до дома. В машине она расплакалась. Кричала.
-Импатент, урод, пидарас! 
Он молчал. Только желваки на его молодом лице становились острее.
- Как будет 18, сообщи, - сказал он, когда высаживал ее у дома.
На следующий вечер он снова поехал на вокзал, сидел на лавочке, ждал - придет она снова или нет? Проводил последний поезд в 3 ночи, довольный поехал домой. Не пришла. так он делал всю неделю.

 

Они поженились через три года. Она любила, когда он изображал котика по утрам и мечтал о сыне, потом о дочке, потом еще о сыне. Хотел, как в его семье, у него было три сестры и брат. Она хотела, чтобы он был счастлив.

 

- Давай шустрее! - кричал он, подгоняя жену во время пикника.
Коробка с овощами сама выпала из рук, она тоже выпала… в астрал, в голове звенело. 
- Шустрее! Дорогая! – не унимался он.
Ее стошнило, весь вечер она так и не смогла посмотреть на мужа.

 

Через два года после свадьбы в центре планирования семьи им сказали, что она бесплодна.
- К сожалению последствия последнего аборта оказались не исправимы, - сообщил врач.
- Последнего? - задал вопрос он. Она только молча закрыла лицо тонкими пальцами.
- Это были мои дети? – спросил он в машине.
- Нет.
- А чьи? – прорычал он, не отводя от нее тяжелого взгляда.
- Мои, - почти шепотом произнесла она.
- От кого, сука, ты их нагуляла?! – кричал он и бил ладонями о руль. Ей показалось, что руль сейчас развалится под натиском его ярости. А потом он ударил ее. В голове зазвенело, накрыло волной темноты, а где-то внутри появилось чувство, что она заслужила.
Конечно, она ему потом все рассказала, как отец насиловал ее семь или восемь лет. Сколько именно она уже и не помнила. Он слушал, потом обнял, плакали оба.

 

Через месяц он снова ее ударил. Она толком и не поняла за что. Решила, что просто у него сложный день и нужно потерпеть.
Через год она лежала в больнице с сотрясением мозга и сломанными ребрами. Полицейским сказала, что упала. Врачи долго уговаривали ее рассказать правду, но она молчала. Свою вину она уже осознавала четко. 
- Недостойная! – кричал он. Другие ругательства, которые летели из его рта, она уже не замечала.

 

Уже через два месяца они развелись. Без детей это сделать оказалось просто. Подписывая документы, не произнесли друг другу ни слова. Уже на лестнице ЗАГСа он бросил ей «Прости» и ушел. Даже не обернулся. А она смотрела вслед его угловатой фигуре и так хотела побежать за ним, броситься в ноги и кричать «Это ты меня прости!» и не отпускать. Она уже сбежала по ступенькам к нему, но сдержалась, повернула в другую сторону.

 

«Давай шустрее» - говорил отец, когда они затаскивали ее вещи в родительскую квартиру. Ехать от мужа ей было больше некуда.
«Шустрее!» - кричал он, когда был не доволен.
«Давай» - шептал он, когда зажал ее однажды на кухне. Матери не было. Сердце куда-то упало, тело обмякло, волна страха ударила и снесла, как цунами. 
- Уже не такая щупленькая, но ничего, сейчас вспомнишь родительскую ласку, - шептал он и больно сжимал пальцами бедра. – Я знал, что ты вернешься. 
Она ударила его изо всех сил, он отшатнулся, хотел ее схватить снова, но она выхватила нож.
- Убью, - прошипела она.
- Сука драная! Бесплодная шлюха! Никому ты не будешь нужна. Знаю я из-за чего тебя муженек твой бросил! Мертвая ты баба внутри! Мертвая!
«Так убил меня ты!» - эта фраза разрывала ее изнутри, но вслух она ничего не сказала, не смогла. В тот же вечер она ушла, хотя идти было некуда.

 

Через два года она узнала, что у бывшего родился сын. Плакала весь день, потом решила начать курить. 
- Ты куришь? – спросил как-то коллега.
Она выпустила густую струю дыма.
- Никогда раньше не видел.
- Никогда не поздно начать, - сказала она. 
В этот день ей позвонила мать. С отцом случился несчастный случай, он был при смерти. Врачи сказали, что эту ночь он не переживет. Этот день стал для нее самым счастливым. 
Она молча положила трубку, засунула сигарету в рот, но так и не зажгла зажигалку. Курить не хотелось.
На похороны решила не ходить. А потом передумала. Ведь она ждала этого долгие и долгие годы. Она примерила красивое белое платье, пойдет на кладбище в нем, праздник, как-никак.

 

На следующее утро она поехала в больницу, узнала, что он еще жив. Ну и к лучшему, подумала она, посмотрю на него в последний раз. Быстро нашла его палату, он лежал весь перебинтованный, во рту трубка, такой весь маленький, беззащитный. Почему ей всегда казалось, что он такой большой и страшный? Даже стало его немного жалко. 
В палату вошел молодой парень в халате.
- Добрый день, мне сказали, что к пациенту приехала дочь. Я его врач.
Она кивнула.
- Хотел сообщить вам хорошую новость, кризис миновал. Показатели приходят в норму.
В ее глазах потемнело, захотелось присесть.
- Но он же умрет, так ведь? – выдавила она из себя.
- О, нет, не переживайте так. Будет жить, поставим на ноги через пару недель, - улыбался парень.
- Что?
- Я понимаю, вы шокированы. Не переживайте, все будет хорошо. Оставлю вас наедине.
Она не смогла нащупать стул, грохнулась на пол, стало невыносимо душно и дурно, слезы сами брызнули из глаз, захотелось курить. Через минуту она бежала по длинному коридору на балкон, она видела его, когда выходила из лифта. Какой здесь этаж? Шестой? Хватит, этого должно хватить, нужно только ни о чем не думать, просто оттолкнуться. Просто оттолкнуться и все. Все будет кончено… Вдруг она резко остановилась. «Нет уж» - подумала она, развернулась и еще быстрее побежала обратно. Она подперла дверь палаты стулом, чтобы не открыли, и твердыми шагами направилась к койке отца.
«Давай шустрее!» - говорила она сама себе.

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться
с помощью аккаунта в соц.сети
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации