home
community-header

                    
                    
Даю бой грусти! )))
kardozu 11 октября 2018 г., 16:36 в Клуб_писателей 242

 


 

"МЯУ"

 

Вадим Петрович сидел за ноутбуком в своей комнате и что-то внимательно изучал в мониторе. Как вдруг в дверном проеме резко возникла плоская рыжая мордочка. Вадим Петрович судорожно захлопнул ноутбук и покраснел, испуганно таращась на кошку, которая заинтересованно смотрела на мужчину.
- Уйди, Муська! – приказал он, но Муська не слушалась или не понимала, или делала вид, что не понимает. Она лениво подошла к мужчине, запрыгнула на стол, поближе к ноутбуку и уставилась в черный корпус гаджета, типа, давай мол, показывай, что там у тебя.
- Вот идиот, чего так перенервничал? Она же животное.
«Мяу» то ли соглашаясь, то ли оскорбляясь, мяукнула Муська.
Вадим Петрович открыл ноутбук, и на экране заморгали надписи в поисковике – как найти «Клуб анонимных девственников». Кошка украдкой взглянула на экран и тут же пошла прочь, бросив на ходу какое-то неоднозначное «Мяурвп».
- Смейся, смейся. Тебе то легко говорить. Каждый год котят еле раздаю, - обиженно бурчал Вадим Петрович.
В отличие от Муськи, Вадим Петрович радостей плотской любви никогда не знавал. Целовался как-то по пьяне еще в студенческие годы. И всё. Этим его амурные опыты и закончились. Сейчас ему было чуть за 40, причем, женским вниманием он был не обделен, многим нравился, только сам никого к себе не подпускал. Стеснялся. Был у него один секрет, который терзал душу и тело, от чего близкое общение с противоположным полом казалось ему невозможным. У Вадима Петровича был хвост. Этот рудимент обычно легко удалить, но в случае Вадима Петровича – это оказалось невозможно. В школе мальчишки его дразнили, а девчонки при нем демонстративно зажимали носы, мол псиной запахло. Так он и рос в непрекращающемся потоке стыда и непонимания. И с каждым годом Вадим все больше и больше замыкался в себе, боясь представить, крик женского ужаса, когда он вдруг снимет штаны. Мучил его и другой вопрос – неопытность. Страх разочаровать партнершу пугал его до дурноты.
Про анонимный клуб девственников он узнал от Михалыча, своего лучшего друга. Михалыч, конечно, о деликатной проблеме товарища знал и часто над этим смеялся.
- Петрович, а ты это, пойди на собрания, ну этих, как его, неудачников, тьфу, ты, девственников! – заливался смехом Михалыч.
Вадим Петрович сначала обиделся, а потом призадумался, а почему бы и нет? Может среди людей, не знавших любви, и ему полегчает. А потом, вдруг удастся познакомиться с симпатичной дамой, у которой опыт в интимных делах точно такой же, как и у него. От этой мысли становилось как-то тепло.
После первого собрания анонимных девственников Вадим Петрович вернулся домой хмурый. «Мяу!» - высунулась из-за угла наглая рыжая морда.
- Что?! Опять издеваешься? Пошла вон! Ничего не расскажу. – морда исчезла.
На встречу пришло всего лишь 5 человек. Бывшая монашка за 70, художник, который проповедует воздержание ради искусства, 13-летний пацан, сам Вадим Петрович и молодая девушка с большой грудью, которая проводила какое-то исследование. Задавала неудобные вопросы и все интересовалась, что же за хвостик там у него такой. Требовала показать. От такой бестактности Вадим Петрович так перенервничал, что у него из носа кровь пошла.
Больше не пойду, подумал он и рухнул на кровать. Так и лежал без движения весь остаток дня. Следующим утром его разбудил телефонный звонок.
- Вадим Петрович, э здрасте. – манерно тянул женский голос. – Это Белла, мы вчера с вами виделись, э на встрече анонимных, ну этих, как бы девственников.
«А, баба с сиськами» - вспомнил Вадим Петрович.
- Вы знаете, я работаю, э на студию «Баклажановый рай», у нас контент, э для взрослых.
«Порно», - подумал Вадим Петрович, то есть не подумал, а вспомнил. Творчество этой студии ему было хорошо известно.
- Так вот, ваша история, э нам очень интересна. Мы, как бы, ищем, нестандартных моделей. Готовится целая, э серия под рабочим названьем, э «Собачья любовь». Мы бы хотели вас, э снять в нашем фильме. Э, без извращений, конечно же.
Вадим Петрович молчал. Как реагировать – было не понятно.
«Мяу!» - то ли возмущенно, то ли презрительно промяукала Муська.
«А вот соглашусь!», подумал Вадим Петрович и показал язык удаляющейся кошачьей фигурке.

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться
с помощью аккаунта в соц.сети
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации