home
user-header

                        
                        
ПРИГОВОР (итоги одной пьянки)
17 апреля 2016 г., 03:55 540

 

П Р И Г О В О Р

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

12 октября 2015 года село Чурапча                                                 

Чурапчинский районный суд Республики Саха (Якутия) в составе председательствующего судьи ДНН

при секретаре ПЛГ

с участием государственного обвинителя – и.о.прокурора Чурапчинского района САВ,

подсудимого АВЕ.

адвоката ЗРР, представившего в суд удостоверение №, ордер №,

потерпевшего КАА,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении

АВЕ, 1977 года рождения, уроженца ЯАССР, гражданина РФ, зарегистрированного по адресу: Республика Саха (Якутия), <адрес> проживающего по адресу: Республика Саха (Якутия), <адрес>, не судим,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «з» ч.2 ст. 112 Уголовного кодекса Российской Федерации,


У С Т А Н О В И Л:

АВЕ совершил преступление, предусмотренное п. «з» ч.2 ст.112 Уголовного Кодекса Российской Федерации – т.е. умышленно причинил средней тяжести вред здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в статье 111 настоящего Кодекса, но вызвавшего длительное расстройство здоровья при помощи предмета использующегося в качестве оружия.

 

Так, 30 мая 2015года в период времени от 4 ч.00 мин. до 6 ч.00 мин. участковый ВРА находясь вместе с главой наслега НИИ, находящимся в состоянии алкогольного опьянения, а также его заместителем АВЕ, на северном берегу реки Амга отнял у землеустроителя наслега КАА, находящегося в состоянии алкогольного опьянения, его огнестрельное гладкоствольное длинноствольное гражданское ружье без нареза модели МР, 12 калибра отечественного заводского производства №.  После этого в вышеуказанное время они оставив КАА на северном берегу реки, сели на моторную лодку и переплыли на южный берег. Выбравшись на тот берег, ВРА с АВЕ пошли в сторону местности Улахан куол, чтобы встретиться с работниками администрации ДГФ и ПГП, а выпивший глава наслега остался на южном берегу около моторной лодки.

 

В вышеуказанное время, когда ВРА вместе с АВЕ, ДГФ и ПГП возвратились со стороны местности Улахан куол Чурапчинского улуса Республики Саха, подвыпивший НИИ находился в состоянии ссоры с подвыпившим КАА там же, в указанном месте и время, нетрезвый КАА, увидев свое разобранное на две части ружье в руках АВЕ, подбежал к нему и попытался начать драку с требованием возвратить ему ружье. АВЕ после безуспешных попыток успокоить, остановить КАА, в том же месте и в то же время, не стерпев его ругательств, из личной неприязни, умышленно, с целью причинить вред здоровью средней тяжести, правой рукой ударив не менее 1 раза КАА в голову огнестрельным гладкоствольным длинноствольным гражданским ружьем без нареза модели МР, 12 калибра отечественного заводского производства №, 1 раз попал в правую руку КАА, которой тот защищался от удара в голову.

 

В результате КАА получил увечье длительного расстройства здоровья больше 21 дня, оцениваемое как получение вреда здоровью средней тяжести, а именно закрытый перелом среднего диафиза правой локтевой кости без смещения.

 

Подсудимый АВЕ. в суде вину признал частично и показал следующее, что 30 мая 2015 года ночью около 03 ч. ему позвонил глава наслега НИИ и вызвал, и он без всяких расспросов пошел к нему вместе с ВРА. Оказалось, что участковый ранее говорил по телефону с главой. Когда они подошли к НИИ на берегу, то увидели, как кто-то подплывает к берегу на моторной лодке. Когда он приплыл, они увидели, что это КАА, он был пьян. Участковый ВРА попросил у КАА документы на ружье, указал, что нельзя ходить в таком виде и объявил, что изымает у него временно ружье. КАА бросил свое ружье к его ногам, а потом стал шуметь, чтобы ему возвратили ружье, тогда участковый ВРА отвел КАА в сторону и поговорил с ним, и тот вроде бы понял. Потом, когда они втроем: он, НИИ и ВРА сели в моторную лодку начали переправляться на тот берег реки, КАА, стоя на берегу, снова начал скандалить и ругаться, бросать в них камни. Они перебрались через реку и пошли встречаться с ПГП и ДьГФ. Но те сами подошли к ним навстречу. В то время на берегу около моторной лодки глава НИИ остался один. Когда они вчетвером подошли к лодке, оказалось, КАА переправился с того берега на этот и они дрались с НИИ, боролись. КАА, наглея, все бросался на НИИ, и тот, не ударяя, борцовским приемом схватил его и не отпуская, спрашивал: «Успокоился? Кончил?», - на что КАА отвечал: «Да, кончил, успокоюсь». И тогда НИИ отпустил КАА. Но КАА, освободившись, продолжал наскоки. И тогда он, решив, что этот человек стал опасен, может представлять угрозу, если завладеет ружьем, разобрал ружье на две части. В один из моментов КАА напал на него со словами: «Отдай ружье, давай драться один на один». Он взял ствол и предупредил: «Не серди меня, я тебя проучу». КАА не прекратил и нецензурно бранясь, пошел на него с явной целью ударить. Тогда он в целях защиты стволом ружья ударил КАА по рукам. Он ударил КАА  2-3 раза, несильно, с близкого расстояния, не пытался ударить того в голову. Он ударил, чтобы отбить атаку КАА, не старался пробить или сломать ему что-нибудь. Он сам военный и потому знает, как успокоить людей, как можно нанести увечье. Агрессивных людей останавливает встречная агрессия. Он не пытался изувечить КАА, тот никого не слушал, был не в состоянии контролировать свои поступки. В тот день он не пил водку. Когда он ударял, все стояли, смотрели. После того, как он ударил КАА , тот успокоился, у него пропала агрессивность. Происшествие случилось в местности берег реки Амги . Затем они собрались и сели в моторную лодку, когда позвали КАА с собой, тот остался. На следующий день он слышал, что КАА продолжает пьянствовать.

 

Потерпевший КАА в суде показал, что 29 мая 2015 года вечером он вместе с коллегами по работе ДГФ и ПГП отправились в местность Улахан куол отдохнуть, порыбачить и пострелять на уток. Они поели на берегу, там же выпили 2 бутылки водки. Поздно вечером, приехав из Чурапчи, глава наслега НИИ позвонил им и попросил забрать его на тот берег, что и было сделано. НИИ привез с собой 2 бутылки водки, которые они распили и захмелели. В то время НИИ и ДГФ повздорили по работе, и не найдя взаимопонимания начали бороться, но они их остановили. ДГФ работает трактористом в администрации. После этого НИИ высказался в угрожающем тоне, сказав, что приведет своих парней, отправился в деревню. Примерно через два часа он отправился домой, т.к. устал. ДГФ с ПГП остались. Когда он переправился через реку, к нему подошли глава НИИ, его заместитель АВЕ и участковый ВРА. Он, решив, что у него собираются отнять ружье, вынул патроны из ружья, это было примерно в 03-04 ч.ч. утра. Первыми к нему подошли АВЕ и ВРА, АВЕ начал дергать у него из рук ружье и с силой отнял. Затем они сели в моторку и поплыли на другой берег. Он ничем не бросался вслед им, не ругался. Он поплыл вслед за ними, чтобы вернуть ружье. Когда он переправился на тот берег, там на моторной лодке сидел один глава НИИ, АВЕ и ВРА не было. Он подошел к НИИ с требованием ружья, затем они начали бороться с НИИ. Вскоре подошли АВЕ, ПГП, ДГФ, ВРА, ствол ружья был в руках у АВЕ, тот, оказалось, разобрал ружье. Он тогда очень сильно рассердился и предложил АВЕ драться один на один. Тот без всяких слов 5 раз ударил его стволом ружья, он подставил руку, защищая от удара голову, АВЕ бил, целясь ему в голову, с намерением попасть и проломить ему голову, если бы он попал ему в голову, он мог умереть. Он защищался обеими руками, и тот очень сильно ударил его в две подставленные руки. Потом они ушли. Назавтра он показался в больнице, но врач сказал, что кажется, перелома нет. Затем спустя несколько дней увидев, что рука распухла, он предположил перелом и отправил в Чурапчинскую больницу. Его правая рука оказалась сломана в одном месте.

 

Свидетель НИИ в суде показал, что он работает главой администрации, АВЕ  – его заместителем. КАА работал у них землеустроителем и уволился по собственному желанию. 29 мая он приезжал в Чурапчу по делам. Вернувшись в село, узнал, что ребята выехали на природу. Он позвонил им, и его на моторной лодке забрали ПГП, ДГФ, КАА, они были выпивши. Он привез им одну бутылку водки, они распили и захмелели. У них, кажется, еще оставалась водка. В то время он с ДГФ, который доводится ему родственником, поспорили по вопросам работы, начали шутя, затем повздорили, в конце концов начали бороться, и тогда ПГП с КАА успокоили их. Потом он отправился домой, дойдя до моторной лодки, позвонил по телефону АВЕ и ВРА и велел им приехать на берег забрать его. Он попросил у ключи от моторной лодки, ключи ему принес ПГП. Затем он переправился через реку, там его поджидали ВРА с АВЕ. В то время с другого берега подплыли люди, ВРА с АВЕ подошли к ним и поговорили о чем-то. Потом они пришли обратно к нему. В это время с того берега на лодке переправился КАА, при нем было ружье. Они втроем подошли к нему. Он остался в лодке, АВЕ с ВРА подошли к КАА и увидев, что он выпил, участковый ВРА потребовал тому сдать ружье. КАА, очень недовольный, все-таки отдал свое ружье ВРА. Потом, направившись домой, КАА повернул обратно к ним, когда они сели на моторную лодку. Он стал требовать возвратить свое ружье, начал скандалить, ругаться. Они оставили его и переправились на противоположный берег. Там он остался на моторной лодке, ВРА с АВЕ направились к парням.

Когда он находился около моторной лодки, КАА на лодке подплыл к нему и снова стал требовать назад свое ружье. Он сказал, что ружье не у него, они вернут его ему завтра. КАА был очень агрессивен, зол. Он не переставал шуметь, не успокаивался, предлагал драться и размахивал кулаками. Они начали бороться. В это время со стороны Улахан куол подошли ВРА, АВЕ, ДГФ и ПГП и остановили их. Он удерживал КАА сверху на земле и спросил, успокоился ли он. Тот отвечал, что да, все. Он встал, и пока отряхивался и поправлял одежду, КАА подбежал к АВЕ, стоявшему примерно в 10-ти метрах и принялся отнимать ружье. Все это время он ругался. АВЕ говорил ему, чтоб успокоился, ружье ему возвратят завтра. Все находились около них, пытались разнять. Вдруг КАА внезапно успокоился. Он не видел, как АВЕ ударил КАА стволом ружья. Он позвал всех и они на моторной лодке приплыли обратно. КАА остался на том берегу один.

Он слышал, что КАА ушел на больничный, ему об этом сказали по телефону. Тот информировал его о том, что взял больничный лист и не идет работать. Он слышал, что АВЕ ударил КАА стволом ружья. Об этом АВЕ также сам сказал ему. КАА он знает с детства, как человек и как работник он совсем неплохой человек. АВЕ также является уроженцем села. Долгое время он работал  военным.

 

Свидетель ПГП  в суде показал, что около 21 ч. 00 мин. 29 мая он вместе с ДГФ и КАА на моторной лодке переправились через реку Амга на озеро отдыхать. КАА взял с собой одноствольное ружье автомат модели МР и две бутылки водки. Он с ДГФ выехали без ружья. Ужинали, распивали спиртное. Около 23 ч. ему позвонил глава наслега НИИ и попросил забрать его на моторной лодке. Они переправились обратно через реку и встретили НИИ. Снова очутившись на том берегу, они распили бутылку водки, привезенную НИИ. Во время распития ночью около 12 ч. НИИ повздорил с ДГФ по поводу работы. Когда они стали бороться, они с КАА разняли их. После этого НИИ пошел к берегу реки. КАА с ним пошел переправлять его на моторной лодке. А он с ДГФ, захмелев, завалились спать. Проснулись, когда участковый ВРА позвонил ДГФ и позвал их на берег реки. В то время КАА с ними не было. Так они с ДГФ пошли к берегу реки и по дороге встретили АВЕ и ВРА. Он с ДГФ были выпившие, с похмелья. АВЕ в руках держал ружье в разобранном виде. Он узнал, что это было ружье КАА. Все вместе пошли к берегу, где находилась моторка. Когда они туда пришли, то увидели, что НИИ и КАА борятся друг с другом. Их разняли. КАА был сердит за то, что его ружье было отнято ВРА, нецензурно ругался. Они все пытались успокоить его. КАА, увидев, что ВРА держит его разобранное ружье, подбежал к нему и пытался начать драку, бранился. АВЕ после попыток успокоить, остановить КАА рассердился. Он видел, как АВЕ металлическим стволом ружья в правой руке три раза ударил КАА по голове, словно пытаясь постучать. Первые два удара АВЕ промахнулся, а в третий раз сильным ударом попал КАА в правый локоть. Они стояли в то время в 4-5 метрах от них, и пока добежали их разнимать, АВЕ точно ударил КАА в руку. КАА закончил агрессию, но продолжал ругаться. Он не знает, испытывал ли тот боль или нет. КАА остался на берегу, а они перебрались через реку и пошли домой.

 

Свидетель ДГФ в суде показал, что 29 мая он вместе с КАА и ПГП поехали на озеро за рекой на рыбалку отдыхать. Поставили сети, вытащили рыбу, ужинали. Втроем распили две бутылки водки, он сильно захмелел. Приехал НИИ, с собой привез водку, сколько, он не помнит. Они являются родственниками по дедовской линии. Он не нашел общего языка с ним, не помнит, из-за чего повздорили, но драки не было, они просто поборолись. Потом НИИ ушел, а он с ПГП легли спать. Потом им позвонил КАА и сказал, что у него отняли ружье. Он не помнит, когда ушел КАА, наверное, пока они спали. Потом они по дороге к реке встретили участкового ВРА и АВЕ, те шли к ним. АВЕ держал в руках ружье МР, ружье было КАА и оно было разобрано. На берегу были КАА с НИИ. КАА требовал у АВЕ свое ружье. Он с ПГП пытались успокоить КАА.  продолжал требовать ружье, не успокаивался. в одной руке держал приклад, в другой ствол. Пока шли к моторке, раздался шум, они обернулись и он видел, как стволом ружья в правой руке замахивается ударить КАА. КАА защищался поднятой левой рукой, он не видел, попал ли АВЕ. КАА остался на берегу, а они переправились и пошли по домам.

 

По ходатайству государственного обвинителя зачитан протокол показаний, не явившегося в суд свидетеля ВРА: где он показал, «с <ДАТА> по <ДАТА> я работал <данные изъяты>. В первое время я был прикреплен к селам <данные изъяты>. С мая 2015 года мне были определены села <данные изъяты> Чурапчинского улуса Республики Саха(Якутия). 29 мая 2015 года я находился в <адрес> улуса РС(Я). 30 мая, когда я спал дома, в 2 ч. 30 мин. мне на сотовый телефон позвонил глава наслега НИИ и велел мне прийти на берег реки вместе с АВЕ, т.к. за рекой находятся нарушители порядка. Он сказал, что переправит нас на моторной лодке. Спросонок, не поняв, я перезвонил НИИ для уточнения. Я спросил, что именно произошло, надевать мне форму или нет. НИИ сказал только: «Торопись!» Тогда я позвонил АВЕ на сотовый и спросил, звонил ли ему НИИ, он ответил, что тот недавно звонил ему и сказал, что нужно переправиться на другой берег. Он тоже не знал, что случилось за рекой. Так, я на автомобиле администрации наслега марки УАЗ вместе с АВЕ поехали на берег реки восточнее села, вблизи места, где проводится ысыах. Ни я, ни АВЕ не пили в тот день спиртного, были трезвыми. На берегу никого не было. Я тут же позвонил НИИ и сказал, что мы на берегу. Он ответил, что ищет ключи от моторной лодки, скоро будет и больше не звонил. Мы с АВЕ ждали его в автомобиле 1,5 часа, немного заснули.

НИИ прибыл с того берега только к утру. Было заметно, что он пил спиртное. Я снова спросил его, что случилось, на что он сказал: «Подожди. На месте расскажу». Так мы по реке на моторной лодке проплыли примерно 200 метров к востоку. Когда мы вышли на берег, никого не было, не было следов стоянки, распития спиртных. Там НИИ рассказал нам, что 29 мая в 00 ч. 30 мин. он один примкнул к ДГФ, рабочему администрации, ПГП, спортинструктору администрации, КАА, землеустроителю администрации, прослышав, что они поехали рыбачить в местность Улахан куол за рекой, вместе распивал с ними водку и просил у них турпана. В то время в Чурапчу приехал министр и глава просил наслежных  раздобыть турпана. Тем это не понравилось, и он повздорил с ними, он с ДГФ боролся из-за этого, об этом НИИ вкратце рассказал нам. По его словам, на том озере были еще другие охотники за турпанами. В то время охота на турпанов еще не была разрешена. После всего рассказанного НИИ непонятно так спросил: «Что будем делать?» Я решил навестить людей, названных НИИ и вообще разведать, кто еще стреляет турпанов на том озере. Во время разговора с НИИ  я заметил, как несколько человек на двух лодках проплыли по реке в сторону села от местности, отдаленной от нас примерно в 200 метрах. Чтобы узнать, кто они, мы завели моторку и переправились на другой берег для встречи с ними.

Так, за нами на тот берег пристали работник школы, один парень с отцом  и еще один человек на двух лодках. Я показал им свое удостоверение, назвался и спросил у них, кто они такие и что делают. Они сказали, что рыбачат, но ни рыбы, ни рыбацкого оборудования у них с собой не было. Не было и ружей. Я напомнил им, что сезон охоты на турпанов не начался, пусть стреляют только в положенный срок, и отпустил их.

Во время беседы с ними я увидел, что с того берега реки переправляется человек на весельной лодке. При приближении им оказался КАА. Он был в изрядном подпитии. Вдобавок у него с собой было одноствольное ружье автомат без нареза модели МР и патронташ с патронами, который он держал в руках вместе с ружьем. При виде нас он сразу начал ругаться нецензурными словами. Так, он грубо крикнул НИИ: «Ты, что, скотина, ждешь, чтобы меня задержать?» Я сделал замечание, чтобы он придержал свой язык и потребовал, чтобы он сдал ружье и патронташ. До этого я предъявил ему свое удостоверение. КАА заявил, что знает меня и без удостоверения, и что такого в этом. Он еще много чего наговорил и выбросил передо мной на песок свои ружье и патронташ с патронами (никто у него с силой ружье не забирал). Я взял ружье и вытащил из него 4 штуки патронов 12 калибра. № ружья оказался №. КАА пытался наскочить на НИИ со словами: «Ты отнесся ко мне по-скотски!» НИИ просил его успокоиться, остановиться. Когда я одернул КАА, он перестал наскакивать на НИИ, ругать его. Он просил меня вернуть ему ружье, патроны. Я сказал, что и ружье, и патроны я возвращу ему завтра, после обеда, когда протрезвеет и придет в контору. КАА все равно продолжал шуметь из-за ружья. Мы с АВЕ и НИИ решили переправиться за реку, и когда сели в моторную лодку, КАА с ругательствами бросал нам вслед речные камни. Его ружье с патронами я взял с собой за реку.

За рекой мы с АВЕ пешком пошли в сторону озера местности Улахан куол через заброшенную пашню, находящуюся в 3 км. к югу. НИИ остался на берегу говорить по телефону. Я нес с собой временно изъятые у КАА ружье и патроны.

Так, после часа ходьбы, делая крюк из-за отсутствия сапог, мы подошли к озеру Улахан Куол. Там нам навстречу вышли ПГП с ДГФ. У них не было ни ружья, ни рыбы. На мой взгляд, они были протрезвевшие. Я спросил у них, что они делают, где их ружья (было понятно, что все равно они собирались там стрелять турпанов). Я спросил у них, из-за чего вышла размолвка с главой НИИ. Они объяснили, что повздорили из-за места охоты (озера). Я так понял, что они не поделили место. Затем мы все пошли к берегу реки. Я заметил им, что КАА, который распивал спиртное вместе с ними, почему-то кажется намного более пьяным, разругался с НИИ, пытался драться с ним, на что они удивились, откуда он мог добавить себе спиртного. Во время пешей прогулки я устал и отдал ружье КАА АВЕ.

Так около 6 часов мы все вместе выбрались на берег, где оставили НИИ. Там мы увидели, что КАА приплыл обратно на лодке и они с НИИ, боролись. Драки не было, они просто, схватившись, катались на земле. Я подбежал к ним и развел их, еле успокоил КАА. Но тут он заметил стоявшего в 20 метрах АВЕ с его ружьем и подбежав к нему, ударил его и снова начал скандалить, требуя ружье. В то время ДГФ с ПГП только приблизились к нам и стояли, смотрели со стороны.

Вдруг АВЕ  внезапно рассердился, поднял ствол ружья и замахнулся. Я подбежал, чтобы остановить теперь уже их. С другой стороны к АВЕ подбежал ПГП и захватил сзади, я схватил его за правую руку со стволом, но АВЕ в порыве ярости вывернулся и не менее 2 раз сильно ударил КАА в голову. КАА, увидев такое, подставил руку, защищая голову. И в это время АВЕ один раз попал ему в руку. КАА Алексей Алексеевич тотчас затих. Только что он упрямо настаивал на своем, делая все наперекор, пытался драться, шумел, ругался, и в один момент успокоился. В то время он никому из нас не сказал о боли его правого локтя, не держался за локоть. Все решили перебраться на моторной лодке, КАА с видом оскорбленного человека заявил, что остается на этом берегу и улегся на землю. Затем, когда мы отъехали на моторке, сел на лодку и тоже поплыл.

30 мая я прождал в конторе администрации КАА, чтобы вернуть ему оставленное там 30 мая его охотничье огнестрельное ружье 12 калибра модели 12, но он не пришел за ружьем, а его сотовый телефон был отключен. А т.к. я на следующий день должен был поехать в Чурапчу, то я встретил шофера НЕЕ, соседа КАА и передал ему ружье КАА с тем, чтобы он передал тому.

О том, что у КАА  сломан правый локоть, я узнал только 4 июня. Локоть правой руки КАА мог быть сломан в результате удара АВЕ стволом ружья около 6 ч. 30 мая за рекой, примерно в 30 метрах от берега.

Как характеризуют АВЕ знающие люди его, он с детских лет сердится редко, но очень сильно. По профессии он кадровый военный, за несколько лет до выхода на пенсию попал под сокращение и уволился. Последним местом его работы является охрана Кремля. Знаю, что до этого он принимал участие в военных действиях в Чечне в 1995 и 2000 году». (л.д.68-70)

 

В суде изучены следующие доказательства:

Заявление потерпевшего КАА Заявление зарегистрировано в книге Чурапчинского улусного отдела полиции МВД РФ, отмечающей сообщения, <ДАТА> под №-ром №: «Когда 30 мая в <адрес> охотился за рекой, около 05 ч. <данные изъяты> АВЕ и участковый ВРА отняли у меня ружье МР, обвинив в незаконной охоте и на моторной лодке переправились за реку. Я последовал за ними, надеясь вернуть ружье. Когда я потребовал от них вернуть ружье, АВЕ отказался. Я предложил ему драться. Тогда АВЕ ударил меня ружьем и таким образом нанес мне телесное повреждение. В результате я был осмотрен в больнице 31 мая. Поэтому прошу принять меры по случившемуся». (л.д.3)

 

Судебно-медицинская экспертиза № от <ДАТА>: На основании медицинских карт амбулаторного больного № и2 на имя КАА  1988 г.р. прихожу к следующему:

1.2.4. У гр. КАА установлено повреждение характера закрытого перелома средней диафиза правой локтевой кости без смещения.

Данное повреждение по признаку длительного расстройства здоровья продолжительностью более 21 дня квалифицируется как средней тяжести вред здоровью. Причинено от действия тупого твердого предмета с ограниченной контактирующей поверхностью. По давности повреждение могло быть получено гр. КАА  30 мая 2015 года.

 

Изучив все вышеизложенные доказательства, оценив моменты совершения преступления, суд приходит к следующему выводу:

Так, суд находит, что вина АВЕ подтверждается его собственными показаниями, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключением эксперта, а также другими доказательствами.

 

В судебном заседании АВЕ вину признал частично и показал, когда, как и каким образом, сколько раз, при каких обстоятельствах правой рукой бил КАА огнестрельным гладкоствольным длинноствольным гражданским ружьем без нареза.

Потерпевший КАА, свидетели ПГП, ДГФ, ВРА в своих показаниях подробно показывают, как АВЕ  причинил вред здоровью КАА.

Показания АВЕ совпадают с показаниями потерпевшего КАА, свидетелей ПГП, ДГФ, ВРА. Где он правильно показал, когда, как и каким образом, сколько раз, при каких обстоятельствах он правой рукой бил КАА огнестрельным гладкоствольным длинноствольным гражданским ружьем без нареза и все досконально объяснил.

Также вина АВЕ подтверждается заключением судебно-медицинской экспертизы №

 

Заключение судмедэкспертизы не вызывает у суда сомнений и суд признает заключение экспертизы, показания подсудимого, потерпевшего КАА, свидетелей ПГП, ДГФ, ВРА достоверными и находит, что АВЕ правой рукой ударив не менее 1 раза КАА в голову огнестрельным гладкоствольным длинноствольным гражданским ружьем без нареза, 1 раз попал в правую руку КАА , которой тот защищался от удара в голову.

 

Суд признает достоверными показания потерпевшего КАА, свидетелей ПГП, ДГФ, ВРА, во время дачи показаний им были разъяснены их права. Они являются знакомыми, знают друг друга и у них нет оснований давать против него ложные показания.

Из его личных умышленных действий, а так же совокупности доказательств подтверждающих эти действия в суде, суд не находит, что его действия были вызваны в состоянии необходимой обороны. Таким образом, суд не находит оснований для переквалификации его действий по ст. 37 УК РФ, т.е. необходимая оборона.

Также его вина подтверждается показаниями свидетеля НИИ, заявлением потерпевшего, двумя протоколами осмотра места происшествия, заключением судебно-баллистической экспертизы, протоколами осмотра вещественных доказательств, постановлением о признании вещественного доказательства и приобщении его к делу.

Также суд находит, что аморальность поведения потерпевшего КАА, явилось поводом для преступления, что подтверждается показаниями потерпевшего КАА, свидетелей НИИ, ПГП, ДГФ, ВРА, подсудимого АВЕ, также другими материалами дела.

Вина совершенного преступления АВЕ преступления в умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в статье 111 настоящего Кодекса, но вызвавшего длительное расстройство здоровья при помощи предмета использующегося в качестве оружия, полностью доказана совокупностью изученных следствием доказательств.

 

 

Вещественные доказательства по делу разрешить, руководствуясь ст. 81 УПК РФ: ствол гладкоствольного охотничьего гражданского длинноствольного ружья модели <данные изъяты> с заводским номером № с цифрами №, с буквами № по вступлению приговора в законную силу, передать в ОМВД РФ по Чурапчинскому району для разрешения в порядке требований статьи 29 Федерального закона «Об оружии» от 13.12.1996 года № 150.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 306-309, 302-304, 307-309 УПК РФ, суд

    

П Р И Г О В О Р И Л :

АВЕ признать виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «з» ч. 2 ст. 112 Уголовного кодекса Российской Федерации назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 01 год.

Согласно ст. 73 УК РФ назначенное наказание считать условным с испытательным сроком на 6 месяцев и обязать его встать на учет в уголовно-исполнительную инспекцию, ежемесячно являться на регистрацию, не менять места жительства без разрешения государственного специализированного органа.

Меру пресечения подписку о невыезде и надлежащем поведении до вступления приговора в законную силу оставить без изменения.

Вещественные доказательства: ствол гладкоствольного охотничьего гражданского длинноствольного ружья модели <данные изъяты> с заводским номером № с цифрами № по вступлению приговора в законную силу, передать в ОМВД РФ по Чурапчинскому району для разрешения в порядке требований статьи 29 Федерального закона «Об оружии» от 13.12.1996 года № 150.

Гражданский иск не поступил.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РС(Я) в течении 10 дней со дня провозглашения. Осужденный со дня получения копии приговора.. В случае обжалования приговора осужденный вправе заявить ходатайство об участии в суде апелляционной инстанции.

В случае обжалования приговора осужденному разъяснить право заявить ходатайство о своем участии при рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, право поручать осуществление своей защиты избранному им защитнику либо ходатайствовать перед судом о назначении защитника, право пригласить адвоката (защитника) по своему выбору, отказаться от защитника, ходатайствовать о назначении другого защитника (ст. 16 ч. 4 УПК РФ). Разъяснить, что в случае неявки приглашенного защитника в течение 5 суток суд вправе предложить пригласить другого защитника, а в случае отказа – принять меры по назначению защитника по своему усмотрению.

    Судья ННД

Судья ННД

 

  • 15 января 2017 г., 19:43
    Эмигрантка   Пожаловаться

    Очень интересная история. Я по диагонали прочитала. У каждой стороны своя версия. Вообще вы сами интересный человек.

Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться
с помощью аккаунта в соц.сети
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации