home
user-header

                        
                        
Маленький Шпиц
7 февраля 2018 г., 11:04 178

 

 

Шпиц был довольно "говорливым" котёнком. Стоило прикоснуться к нему, он тут же начинал мурлыкать. Он хотел быть похожим на свою маму. Когда она издавала эти звуки, всё в мире исчезало, кроме безмятежности, тепла и сытости. Подоткнуться под бочок и начать синхронно с нею мурлыкать - его любимое развлечение. Ну, ещё немножко покувыркаться и поиграть с собственным хвостом в прятки.

 

Он проснулся. Рядом лежала мама с другими котятами. Подошёл какой-то странный, невероятно большой кот, который почему-то ходил на двух лапах и у него не было шерсти. Кот взял его в две лапы, небрежно перекинул в коробку и куда-то понёс. Стало страшно. 


 

Шпиц громко замяукал, мама забеспокоилась, но огромный кот понёс его дальше. Вокруг всё стало другим, появились какие-то другие, резкие запахи. Стало холодно. Шпиц заметался, громко мяукая начал искать маму, но не нашёл. Затем, забился в какой-то неприятный мокрый угол и свернувшись, чтобы согреться, задремал. Хотелось есть.

 

Вдруг, откуда-то появилось огромное светлое пятно. Шпиц отряхнулся от дрёмы и, хотя и боялся, решил посмотреть что это. Из светлого пятна подуло холодом и он шмыгнул в свой угол. Пятно не исчезло, и стало снова любопытно. Осторожно, принюхиваясь и внимательно прислушиваясь он стал подбираться к светлому пятну. Внезапно позади появился ещё один большой кот, идущий на двух лапах. Он, правда выглядел совсем по-другому, на нём была шерсть, и веяло незнакомыми запахами. Шпиц попытался было ускользнуть в свой знакомый уголок, но большой кот схватил его и начал гладить. Конечно, нет ничего лучше, когда ты лежишь, уткнувшись в тёплый мамин живот, и она тебя облизывает, но лапы этого кота были тёплыми и когда он гладил, по коже котёнка пробегали приятные мурашки. Он замурлыкал.

 

Большой кот, обхватив своими лапами, понёс Шпица к светлому пятну. На него накатилась такая волна холода, которой до сих пор он и представить себе не мог. Но лапы кота его немного согревали и котёнок вжался в них, стараясь сохранить их тепло. Кот смешно ходил, при этом не падая, и когда он наступал лапой на что-то белое внизу слышался хруст. "Если бы не холод, точно бы проверил что это такое там внизу", - подумал котёнок. Да ещё эти звуки.

 

Звуков было много. Как Шпиц ни вслушивался, он не всегда мог различить откуда они исходят, кроме тех, что были рядом и издавались большими темными пятнами, от которых неприятно пахло. Кот начал быстро приближаться к одному из таких пятен и тут Шпиц увидел огромное количество других котов, ходящих на двух лапах. Многие были покрыты чем-то, похожим, на его шерсть. Он испугался и начал вырываться из лап кота, чтобы найти место потише, всё вокруг замельтешило и вокруг оказалась стена из огромных лап.

 

Как больно! Шпиц мяукнул и начал пробираться через котов. Он наступал на их лапы, ну и ладно! Они первые начали. "Скорее надо спрятаться", - билась мысль. Он выбрал место, где лап было поменьше, рванул туда и нашёл маленькую выемку, казавшуюся безопасной и где, наконец, подобрав под себя лапки и дрожа от страха и холода, спрятался.

 

Шпиц уже много раз засыпал и просыпался. Почти в одно и то же время, большие коты уходили в холод и становилось пусто. Рядом не было никого. В такие моменты Шпиц старался хоть немного согреться, двигаясь по этому странному месту. Чувство голода теперь не покидало его. Изредка удавалось найти немного еды и он жадно на неё набрасывался, глотая целиком холодные и твёрдые кусочки. Оставаясь один он громко звал свою мать. Долго. Протяжно. Где-то там, снаружи, ему вторил ветер. 

 

Он уже не мог мурлыкать и играть с хвостом, на который так часто наступали, что лучше было его не трогать. Хорошо, что холод притупляет боль. Но он начал чувствовать его внутри. Иногда Шпиц порывался перебраться в место потеплее, поближе к урчащему и дующему горячему ветерку, но чтобы добраться туда, надо было пройти через постоянно снующих котов-гигантов, а сил уже не было. Единственное недолгое спасение - незаметно прижаться к теплой лапе одного из огромных котов, когда те заходили. Правда у некоторых были кожаные холодные лапы, о них не согреться, а кто-то и вовсе больно ударял. Приходилось укрываться, заползая в тёмные углы.

 

Шла зима, да ещё злая, с ветром. Всякий раз, как дверь открывалась, пронизывающий холод хищным белым потоком проникал в автобус. Он сидел из последних сил. Он сжался, почти застыл, не мог издать ни звука. Внутренним чутьём Шпиц понял, что закончил свой путь. Клонило в сон, и теперь даже постоянное дёрганье и шаги не помешают ему окончательно забыться. Котёнок в последний раз открыл свои большие, круглые, как-будто совиные, глаза. Задрожал крупно, так, что покрытая грязным инеем рыжая шерсть затряслась, посмотрел вверх и увидел взгляд.

 

Раньше такого взгляда у больших котов он не видел. Да, на него смотрели, бывало, поглаживали. Но как смотрели эти глаза! А ещё большой кот что-то говорил. Мягко и тихо. Он вдруг вспомнил миг из своего прошлого. Мурчащая мама, тёплое, сытное молоко. Захотелось прижаться и мурлыкать в такт. Шпиц привстал на передние лапки, сделал неровный шажок навстречу, на последнем выдохе негромко мяукнул и упал на мягкие, горячие руки большого кота.

 

Вдруг, он понял, что взмывает куда-то высоко. Его охватил ужас. Неужели опять? Куда его несут? Что ещё ему предстоит?  Не в силах даже задрожать от страха и  открыть глаза он мог лишь чувствовать как его укутывает что-то очень тёплое, нежное, так похожее на маму, когда она сворачивалась вокруг него. Голос большого кота становился тише, превращался в мерный, убаюкивающий рокот. Шпиц парил в воздухе. Он знал, что теперь, когда путь окончен, его не будет мучать ни жажда, ни голод, он не будет дрожать от холода и убегать от страха. Всё это ушло вместе с ним. Это был маленький котёнок. Не сильно пушистый. Конечно, он был милахой, как, наверное, все котята. А мордахой немного напоминал шпица.

 

Когда он очнулся, почему-то было тепло, а вокруг всё было иначе. Он был во что-то закутан. Рядом стояло блюдце с вкусно пахнущим молоком. Шпиц немного поёрзал, выбираться не хотелось, но уж очень манило молоко. Немного вытянув шею, Шпиц дотянулся до блюдца и жадно начал лакать. Молоко, казалось, не закончится. Тут появился большой кот без меха, поднял его и прижал к себе. Он снова что-то начал говорить и котёнок, хотя и не понимал его, осознал, что теперь это не конец. Это - начало новой жизни.

 

https://bvakad.blogspot.ru/2018/02/blog-post.html

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться
с помощью аккаунта в соц.сети
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации