home
user-header

                        
                        
Путешествие на Полюс Холода (часть 1)
5 марта 2016 г., 21:14 в Author.Ykt.Ru 6408

 

С начала этого года я все чаще и чаще ловил себя на мысли, что, оказывается, очень хочу съездить на свою малую родину.  К счастью, томиться долго не пришлось.  В первых числах февраля ко мне приехал мой брат Иван, с которым я и решил поехать в родной Оймякон.


Выдвинулись из Якутска после обеда. За разговорами и не заметили, как проехали Чурапчу, Ытык-Кюель, Хандыгу…  В то же время, спешить не хотелось. Поэтому добравшись до Теплого Ключа, устроились на ночевку, а засветло, уже со свежими силами снова отправились в путь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

К ужину уже были в Томторе. 
 

 

На следующий день с Иваном отправились к протокам реки Куйдусун. В местечке Боцман (жил некогда в этом районе мужичок с такой фамилией или прозвищем), задерживаться не стали, так как все, что было в поле зрения, не отличалось большим разнообразием.

 

Бродить же наобум по морозу в поисках новых полыней и заиндевелых кустов желания не было. Кроме того, для этого надо было перейти речку. А лед местами здесь очень тонкий, ходить довольно опасно. 
 

Второй нашей остановкой стала протока у поселка Куйдусун, расположенного в 3 км от Томтора. Согласитесь, тут очень красиво.
   

 

Подобных мест в Оймяконе много, вследствие чего район и получил свое название (от эвенского "hэюм" - незамерзающее место на реке и уменьшительно-ласкательный суффикс "кэн" или "кан"). Так что, если бы вдруг названия мест переводились, то тогда по-русски Оймякон именовался бы очень ласково и нежно - Полынюшка 
       

 

 

 

 

 

Съездили также к Эбэ-Хая, чтобы оттуда сфотографировать зимний Томтор и его окрестности.

 

Кстати, снимок ниже наглядно показывает особенности Оймяконской котловины, где и расположен Томтор. Безоблачными ночами котловина активно излучает тепло в верхние слои атмосферы, и на её дно стекает более тяжёлый морозный воздух с окружающих хребтов. 

 

 

Вечер провел в сельском доме культуры, где проходил конкурс народных театров с разных наслегов района. Было показано очень много сценок, высмеивающих через призму сатиры такие человеческие недостатки как склочность, глупость, зависть и т.д. В целом, мне все очень понравилось. 

 

 

 

 

 

 

 

На второй день съездил в гости к метеорологам. Аэрологическая станция «Оймякон» расположена в паре километров от Томтора, в районе аэропорта. 
 

 

Меня радушно принял начальник станции Артемьев Александр Алексеевич. Стоит упомянуть, что мама Александра, Эвфалия Петровна тоже была метеорологом и проработала на станции «Оймякон» почти полвека. Пользуясь случаем, переснял для школьного музея её рукописные воспоминания.

 

Успел увидеть и запечатлеть утренний запуск метеозонда. Резиновый шар наполняют водородом, и, подвесив к нему контейнер с аппаратурой, отправляют в небо. Приборы в контейнере позволяют измерять давление воздуха, влажность, температуру и другие параметры. 

 

Каждое утро и каждый вечер без выходных данную работу уже много-много лет выполняет Мария Михайловна Бурцева, или, как ласково называют её здесь коллеги, тетя Маша – один из самых опытных работников станции. Тетя Маша начала свою трудовую деятельность с 1961 года, работала в Оленьке, Алдане. В Оймяконе работает с 1972 года.  

 

 

 

 


 На снимке Валентина Николаевна Смагарь, тоже один из ветеранов станции. Приехала она на полюс холода еще в 1972 году. До этого еще девять лет проработала метеорологом в Вилюйске.

 

Все данные с метеозонда поступают в диспетчерскую к технику-метеорологу Азату Хаметову. Замеры перемещения шара позволяют определять скорость ветра на разных высотах.

 

Еще один техник-метеоролог станции Смирнова Марина Юрьевна. 

 

 

Каждые три часа они измеряют показатели приборов и передают данные в Якутское Управление Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды. 

 

 

Территория, где стоят приборы, огорожена, перемещаются только по узким тропинкам. Шаг в сторону приравнивается к преступлению. Здесь очень важно минимизировать человеческий фактор.  

 

 

 

Измеряют даже температуру почвы (на глубине 5, 10, 15 и 20 см).

 

 

Фото на память.

 

Возвращаясь обратно в Томтор устроил небольшую фотосессию для лошадок.
   

 

Невзирая на лютый мороз, некоторые даже успевали выяснять между собою отношения.

 

Затем мы поехали на ферму якутских коров в село Оймякон (в 40 км от Томтора). К сожалению, хозяйка дома была в отъезде. Но это не помешало нам увидеть животных. У них как раз был очередной моцион. Оказывается, животных выгуливают на свежем воздухе через день. Все остальное время животные содержатся в хотоне.

 

Ценность этой аборигенной породы состоит в том, что она морозоустойчива, неприхотлива, ест совсем немного (за зиму около 2-х тонн) и имеет спокойный характер. Жирность молока очень высокая, мясо считается «мраморным» (из-за равномерных прослоек жира в мышцах). Но все же по продуктивности якутская корова заметно уступает симментальской или холмогорской породам. Именно по этой причине еще в советское время численность этих животных в хозяйствах республики свели на нет.
        

 

 

 

Шерсть у коров довольно густая и длинная, причем растет она везде даже на вымени.

 

На водопой животные ходят к полынье, которая расположена в метрах пятистах от фермы. Сами уходят, сами и приходят. ​

 

На обратном пути в Томтор снова поснимал лошадок.  
   

 

 

 

 

 

 

 
Неподалеку от поселка встретили охотника. Евгений рассказал, что ходил ставить капканы на соболя. 
 

 

  
В тот же день посетили краеведческий музей, где нам провела очень интересную индивидуальную экскурсию большой знаток истории района и краевед Дягилева Розалия Тимофеевна.
 

 

 

Этнографический отдел музея.

Старинная якутская посуда и детские игрушки, символизирующие крупный рогатый скот.

 

Дверной замок, изготовленный в 1848 году. Принадлежал богачу из Таттинского улуса Егору Васильевичу Оросину. Подарил данный экспонат музею краевед Андросов Егор Дмитриевич.
 

 Икона знаменитого оймяконского купца-мецената Николая Осиповича Кривошапкина.

 Женское седло. Местные жители нашли его в конце 70-х годов прошлого столетия (вроде как где-то в окрестностях Томтора ).  

 

Судя по тому, что на нем изображены лев и единорог, седло было свадебным. Ведь именно так в XVIII веке якутские мастера украшали  большинство сбруй для невест. Удивляться не стоит. Схожий рисунок был на знамени Ермака (конец в XVI века), от которого может быть и пошла такая традиция. 

 

 

Подобные вещи передавалась в наследство, и служили показателем богатства и влиятельности семьи. Хотя возможно и то, что судьба у хозяйки седла была не такая и завидная - на передней луке, кажется, есть следы пуль.

Вечером сходил в гости к мастеру на все руки, Сивцеву Петру Семеновичу.

 Я застал его за обучением своего племянника к основам кузнечного дела. Между делом Петр рассказал, что свой первый нож сделал в 12 лет. Научил этому искусству его отец. 

За небольшой отрезок времени они успели из кольца подшипника изготовить две заготовки для ножа.

 

 

Закалка клинка в машинном масле.

 Осталось только отшлифовать изделие, смастерить к нему из корня березы рукоятку и изготовить ножны.
 

На следующий день с утра решил пройтись по поселку. 
   

 

 

 По сравнению с предыдущими днями «потеплело», днем было около -47°С.  Фотографировать было заметно комфортней. У школьной мастерской встретил шестиклассников. ​

 

 

 

Зашел в родную школу, встретился со своими учителями. Конечно, по сравнению с теми годами, когда мы учились, детей в классах почти в 2 раза меньше.
 

Здание школы совсем старое. Построено оно было еще в конце 60-х годов. На снимке видно как просела стена (третье окно справа от двери). Однако благодаря стараниям директора и учителей, дом знаний выглядит очень даже уютным как изнутри, так и снаружи.

 

 

Кроме того, все заряжены оптимизмом от того, что в скором времени школа переедет в новое здание. Данный вопрос довольно длительное время был первоочередным на повестках многих улусных собраний и вот, в прошлом году наконец-то было начато строительство.
Правда, подрядчик вряд ли успеет выполнить работы к сроку. По крайней мере, лично у меня возникли по этому поводу большие сомнения.

По ряду причин работы были приостановлены, на территории стройки никого не было. Многие местные также задаются вопросом – хватит ли в будущем мощности Томторской котельной полноценно обеспечивать теплом школу? Время покажет.

 

 

 

 


Пробежался по местным магазинам. Посмотрел на цены. Из продуктов питания есть почти все, даже небольшой ассортимент фруктов. Не привозят только скоропортящиеся виды «молочки». Нет также в продаже местного молока и мяса.

      

 

 

 

 

 

Из года в год все больше людей отказываются содержать коров. Предпочтение отдают коневодству.    

 

 

 

 

 

 

 

Но, несмотря на все суровые условия, народ работает. Без этого в Якутии не выжить. 

 

 

 

 

 

 

 

В тот же вечер поехал в Ючюгей. И об этом я расскажу вам в следующий раз…
 
P.S. Автор признателен своим землякам, в особенности, брату Заболоцкому Ивану  Анатольевичу за  содействие в проведении съемок. 

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться
с помощью аккаунта в соц.сети
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации