home
user-header

                        
                        
О ПОЕЗДКЕ НА ПРАЗДНОВАНИЕ 75-ЛЕТИЯ АЭРОПОРТА ОЙМЯКОН И НЕ ТОЛЬКО...
18 декабря 2017 г., 15:47 в Author.Ykt.Ru 1876

 

10 ноября в селе Томтор Оймяконского района в рамках юбилейных мероприятий, посвященных 75-летию Воздушной трассы Красноярск – Уэлькаль отметили и юбилей аэропорта Оймякон.
P.S. Для тех, кто не в курсе, данный фоторепортаж является продолжением исторического поста о трассе Аляска – Сибирь.


 

Правда, по иронии судьбы, до Томтора я добрался не на самолете, а через районный центр. Кроме меня на мероприятие отправились председатель ЯРО ВООПиК Руслан Васильев, а также гость из Москвы, летчик-испытатель Мстислав Листов.
В Усть-Нере к нашей группе присоединились глава улуса Михаил Захаров, специалист по молодежной и семейной политике района Станислав Григорьев и оператор Оймяконского филиала НВК «Саха» Артур Старостин.
Коротая время за разговорами, расстояние в 400 км, а именно столько от Усть-Неры до Томтора, преодолели незаметно. Остановки делали только пару раз - сначала на Ольчанском перевале, затем на Кюбюме.

 

Вид с Ольчанского перевала

 

 

Программа юбилейных торжеств в Томторе была очень насыщенной. Ведь как-никак готовились к этому долго, причем неоднократно обсуждали и согласовали план мероприятий и на республиканском уровне.
 
 

В первую очередь гости посетили Ледовую резиденцию Чысхаана, местную библиотеку и, конечно же, Томторский краеведческий и литературно-краеведческий музеи. Специально к юбилею руководители уголков памяти подготовили дополнительные экспозиции по истории трассы. Многие экспонаты я уже видел ранее, а вот на некоторые только обратил внимание. Например, гребень, изготовленный из обломков самолета Франца Биох. 

 

Сделал его наш земляк Николай Петрович Слепцов. В своих воспоминаниях он писал об этом следующее:

 


«…неподалеку от аэропорта на сопке разбился один самолет. И как-то приволокли то ли его крыло, то ли хвостовую часть. Я начал оттуда понемногу выпиливать небольшие кусочки, шлифовал их, затем мастерил из них всякие безделушки — расчески, украшения. Свои поделки обменивал у женщин в томторской ферме на молоко и суорат. Даже сам не заметил, что прослыл среди своих земляков мастером по металлу, заказы от них поступали постоянно. А вот сейчас даже и не помню, откуда у меня тогда появился обломок ножовки по металлу...»


Руководитель поселкового музея Роза Тимофеевна поведала, что гребень принесли ей местные жители. Они нашли его, когда ходили по ягоды.

 

На снимке ниже консервная банка американского производства. Была обнаружена рядом с местом, где разбился самолет Франца Биох. На донышке выбит срок годности – до 24 августа 1946 года.

 

 

А это один из экспонатов литературно-краеведческого музея Томторской школы – обломок самолета с номером редуктора. К сожалению, кто был летчиком данного самолета, точно неясно. Известно лишь, что он катапультировался и остался жив. Есть предположение, что им мог быть старший лейтенант Павел Петрович Горельцев.
 

Панорама кабинета, в котором располагается в настоящее время школьный литературно-краеведческий музей.
 

Руководитель музея, заслуженный учитель РФ Мария Поликарповна Боярова беседует с гостями.
 

По всей школе прошли классные часы, посвященные истории трассы Аляска - Сибирь. Мы посетили интереснейший и очень познавательный урок, который провела одна из лучших учителей Томторской средней школы Матрена Анатольевна Петрова. Также была организована встреча Мстислава Степановича со старшеклассниками.

 

 

 

 

 

Немного позже в спортивном зале села отгремели районные соревнования по военно-строевой подготовке среди учащихся. Пять команд из разных школ района соревновались не только в умении маршировать, но и в сборке-разборке автомата и пулевой стрельбе. По итогам всех дисциплин победителем военного смотра стала команда хозяев. 

 

 

 

 

 

 

 

Затем был проведен торжественный митинг перед служебным зданием аэропорта с возложением цветов у памятника, посвященного летчикам-перегонщикам. 

 


Как фотограф, я приехал сюда немного раньше, чем основная масса людей. Само здание было закрыто на замок, а вот дверь «второго этажа»  оказалась незапертой.
 

Казалось, здание покинули буквально вчера. Все лежит на своих местах, даже какие журналы и документы.

 

 

 

Пока все тут разглядывал, народ постепенно начал собираться.
 

Несмотря на сильный мороз и отдаленность от Томтора, почтить память авиаторов и тружеников тыла пришло немало людей. Ведь благодаря просветительской работе местных краеведов и учителей об Алсибе и роли аэропорта Оймякон в годы войны знают все оймяконцы.
  

 

 

В своем выступлении Руслан Васильевич обрадовал жителей полюса холода новостью о том, что как раз накануне этой знаменательной даты, служебное здание аэропорта было включено в список объектов культурного наследия Республики Саха (Якутия). 
 

Он также выразил надежду, что благодаря этому историческое здание будет не просто сохранено, но, может быть, даже и отреставрировано. К слову, в настоящее время здание аэропорта Оймякон является единственным аэропортом республики, имеющим такой статус.

 

 

 

 

 

 

Еще одним знаковым мероприятием стала презентация новой книги «Аэропорт Оймякон – история и судьбы», в которой описываются не только подробные сведения о строительстве порта, его работниках в годы войны, но и показана роль местных жителей в работе трассы. Стоит отметить, что эта первая книга, целиком посвященная истории отдельного взятого аэропорта трассы Аляска - Сибирь. 
Все присутствующие не могли не заметить, как хорошо был оформлен зал. Все было сделано от души и очень красиво. Здесь же была развернута специальная выставка «Студеный перегон».
 

 

 

 

Завершились праздничные мероприятия торжественным собранием общественности и концертом в улусном доме культуры. 
 

Выступление хомусисток из села Оймякон.
   

 

Руководитель дома культуры села Сордоннох Иван Старков душевно исполнил песню Марка Бернеса «Журавли». 

 

 Выступление образцового хора мальчиков из Усть-Неры.

 

Среди множества ярких номеров особенно сильно взволновало зрителей выступление школьников Томторской школы с художественным чтением стихов, посвящённых трудовому подвигу авиаторов.

 

Фото на память с организаторами и гостями мероприятия.

 

На следующий день, когда все гости уехали обратно в Усть-Неру, я решил составить компанию брату. Он собирался ехать в местность Бюченнях, что примерно в 40 км к югу от Томтора. Это была своего рода спасательная операция – нам нужно было отвести запчасти друзьям Павла. По пути заметили забавное деревце и не могли не сфотаться на его фоне... 

 

Вид на реку Куйдусун. Как бы ни хотелось, но приближаться к открытой воде не стал. Небезопасно.
 

Обрадовавшись нашему прибытию, Андрей и Виктор сразу же начали работать. Чтобы хоть как-то создать для себя комфортные условия, они поверх капота установили палатку. Пусть тесно и неудобно, но зато тепло. Ведь трогать в -40С холодный металл крайне неприятно.  Провозились довольно долго. Тем не менее, ближе к вечеру все неполадки были устранены.

 
Мы с Павлом выехали первыми, но через каждые 10 км делали остановку, чтобы дождаться товарищей. Мало ли что? Вдруг опять будут проблемы - ведь и ЗИЛ не новый, да и и наледи опасны… В общем, с такими паузами в Томтор прибыли глубокой ночью.

 

На третий день прогулялся пешочком до протоки реки Куйдусун. Красота здесь неописуемая. Рекомендую всем, кто зимой будет в Томторе, походить  по этим местам. Полыньи на протоке не замерзают даже в лютые январские морозы. 
 

 

 

Подобных мест здесь много. Недаром, даже само название района происходит от эвенского «heйм» (с добавлением уменьшительно-ласкательного суффикса -кэн), которое переводится как незамерзающее место на реке. Позже слово было заимствовано якутским языком и звучит как «өйүмү».
Кстати, раз речь пошла о топонимике, то есть довольно интересный факт, связанный с основной темой поста: названия трех последовательно расположенных аэропортов трассы Аляска – Сибирь имеют, можно сказать, одинаковое происхождение. Это Оймякон, Сеймчан, а также Теплый Ключ. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Во время пребывания в Оймяконе побывал в гостях у коневодов, отснял небольшой материал по будням этих тружеников села. База расположена в районе озёр Алысардах.
   
 

 

 

Расскажу интересный факт, который связан с этой местностью. Так, в далеком 1832 году из Верхнеколымска через Оймякон прошли Август Эрих Кибер и близкий друг великого А.С. Пушкина Федор Федорович Матюшкин. 
 
Во время того путешествия Матюшкин впервые определил географические координаты «урочища на Омеконе», но какого именно он не указывал. Если его расчеты были верны (63°15'15'' с. ш. 142°48' в. д.), то значит, свои измерения он провел примерно в этом месте.
Но вследствие того, что в книге Г. Майделя (1896) было указано,что Матюшкин, мол, провел расчеты в родовом управлении, то есть в самом селе Оймякон, многие исследователи посчитали, что Федор Федорович допустил в расчетах большую ошибку. Но, думается, это маловероятно. Ведь определением координат Матюшкин занимался и до прибытия на полюс холода. Причем все эти точки были вычислены без ошибок. К тому же, ни про какое родовое управление сам Матюшкин не упоминал.
 

Неподалеку от базы возвышается гора Хардах-Хая (высота — 1 608 м). Эта гора примечательна тем, что в ясную погоду с её вершины можно увидеть села Оймякон и Ючюгей, а также аэропорт Оймякон. 

   
Проведя у коневодов почти весь день, ближе к вечеру вернулся в Томтор.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Наутро мне надо было возвращаться в Якутск, поэтому в назначенное время я поехал в аэропорт. Правда, никакого зала ожидания здесь нет, всё происходит на улице, даже регистрация пассажиров. 
Местные власти уже который год планируют обустроить под зал ожидания здание бывшего детского сада, так как оно немногим в лучшем состоянии, чем служебное здание. К тому же расположено оно в непосредственной близости от взлетно-посадочной полосы. 
 

 

Но, как всегда, все упирается в деньги – средств на ремонт у алмазной республики нет, а в Министерстве транспорта Якутии уже давно считают проблему с аэропортом совсем неактуальной. Да что и говорить, если они даже нынешние юбилейные мероприятия провели, на мой взгляд, только ради галочки, а про Оймякон и остальные якутские аэропорты трассы Аляска – Сибирь даже и не вспомнили. А ведь могли бы, хотя бы ради приличия, разослать поздравительные телеграмки. Но увы… 
…И вот я уже в самолете. Настроение не очень, то ли от очередного расставания с родиной, то ли от запущенности нашего порта. Наш самолет плавно отрывается от земли, и тут на ум невольно приходят слова из воспоминаний полковника Константина Орлова, работавшего в годы войны начальником политотдела трассы:


«… И вот — прощальный круг над Оймяконской котловиной. И почему-то мне грустно расставаться с этим диким местом, предлагающим неистовые испытания людям. У Оймякон есть еще один рекорд: он — самое холодное на всей нашей Земле место, где постоянно живут люди. Мне жалко расставаться с этими людьми, почти в полном составе вышедшими нас проводить. 
Оторванные от внешнего мира, они не согнуты и не придавлены, а горды и достойны. Полюс холода хочет их сломить, но они крепче него…»

 

И ведь действительно, что есть, то есть…

 

 

P.S.  Мой Instagram @spiridon_sleptsov, заходите в гости, подписывайтесь.

 

 

 

 

 

 

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться
с помощью аккаунта в соц.сети
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации