home
user-header

                        
                        
#366цитат2020
Ашана 30 октября 2020 г., 07:37 в Наблюдения за жизнью 161

#366цитат2020

Избранное
  • 30 октября 2020 г., 07:47
    Fotij   Пожаловаться

    Мартин Лютер - один из самых успешных исполнителей глобальной перезагрузки библейского проекта порабощения человечества от имени бога.... 

  • 30 октября 2020 г., 10:36
    Fotij   Пожаловаться

    Думаю вышесказанное требует пояснения...

    Основным носителем и распространителем в 17 веке библейского проекта под видом христианства была, конечно,  вновь созданная метрополия "Нового Света" - Америка...

    Вот как они обошлись с коренными жителями "Нового Света" индейцами...и такая политика засилья библейского 

    проекта проводится и по ныне, и не обошла стороной и население многострадальной Руси, после развала государственности СССР (которая была единственной защитой от распространения и засилья библейского проекта), за что мы заплатили десятками миллионов жизней советских людей...   

     

    Некоторые племена северо-американских индейцев действительно приняли христианство, и на этой основе начался процесс их интеграции в общество «американской нации». В результате возникли так называемые «цивилизованные индейцы», которые продолжали жить на землях своих предков. Однако этот процесс завершился не интеграцией коренного населения в общую для всех граждан США культуру, а практически полным геноцидом коренного населения.

    «Владения «цивилизованных племён» превратились в маленькие индейские республики, смоделированные по образцу США — со своими конституциями и ветвями власти (президентов по традиции называли «верховными вождями»). Граждане этих республик во многом переняли образ жизни своих белых соседей из южных штатов. Часто это происходило благодаря смешанным бракам с лицами европейского или африканского происхождения (в канун Гражданской войны чистокровными оставались лишь 1/4 членов «Пяти цивилизованных племён»). Богатые индейцы владели плантациями и жили, как аристократы; у некоторых число чернокожих рабов исчислялось сотнями. Рабовладение стало для индейцев своего рода «побочным продуктом» программы федерализации, поскольку на момент её начала оно являлось частью жизни самих учителей-американцев.

    Самостоятельное развитие «Пяти цивилизованных племен» было грубо прервано в 1830-х годов. Власти южных штатов при поддержке (а во многом и с подачи) федерального правительства решили ликвидировать индейские анклавы, а самих индейцев выселить на пустующие земли к западу от р. Миссисипи. Им пришлось воссоздавать свою цивилизацию заново. За последнее десятилетие перед войной Индейская территория превратилась в один из самых развитых регионов США к западу от Миссисипи. Правительства «Пяти цивилизованных племён» открыли первую сеть бесплатных школ в стране. У индейцев был самый высокий уровень грамотности на Западе. Большинство образованных индейцев умело читать и писать на двух языках — английском и своём родном, который сами сделали письменным, изобретя свои алфавиты. Они печатали на двух языках газеты. Многие приняли христианство.

    В самой крупной индейской республике — Территории Чероки — в конце 1850-х годов насчитывалось около 22 тысячи жителей. Из них только 4 тысячи чероки-мужчин считались гражданами и имели право голоса. Остальную часть населения составляли женщины и дети чероки, негры (около 4 тысяч, в основном рабы), белые (около 1 тысячи) и индейцы других племён. Около 1 500 индейцев посещало 30 общественных школ, где все учителя (кроме двоих) также были чероки.

    Когда южные штаты вышли из Союза, перед индейскими республиками встал нелёгкий выбор дальнейшего пути. У них установились прочные экономические и культурные связи с южанами — Индейскую территорию в литературе иногда даже называют «малой Конфедерацией». Однако вопрос о единодушной поддержке КША[1] не стоял. Не все индейцы восприняли «южный образ жизни». Если у чокто и чикасо таковых было большинство, то у чероки, криков и семинолов оставались приверженцы традиционного уклада. Они сторонились городов, занимались привычным хозяйством и не собирались вмешиваться в конфликт белых людей. Среди чистокровных индейцев активно работали миссионеры-аболиционисты[2]. Сильнее всего против рабства были настроены семинолы, которые давно жили с неграми бок о бок и прятали у себя беглых рабов. Наконец, были те, кто не считал возможным изменять старым договорам с федеральным правительством и рушить наладившуюся за последние годы жизнь. Кто-то не забыл, что с исконных земель северяне и южане прогоняли индейцев сообща; особенно свежи были воспоминания у тех же семинолов, третья по счёту война с которыми закончилась всего несколько лет назад. Поэтому они не делали разницы между первыми и вторыми.

    У криков и особенно у чероки «конфликт двух миров» усугублялся ещё и тем, что в годы Великой депортации часть индейцев пошла на компромисс с федеральным правительством, и переселилась на Запад добровольно, на более или менее сносных условиях. Остальных депортировали насильно. Уже на Индейской территории между сторонниками и противниками компромисса началась настоящая гражданская война, которая прекратилась только при вмешательстве федеральных властей. В 1861 году члены «договорной партии» превратились в самых горячих сторонников Конфедерации — это была наиболее американизированная часть общества. Напротив, их политические противники — даже имея интересы на Юге — порой отказывались вмешиваться в конфликт просто потому, что не желали служить с ними бок о бок.

    (…)

    Индейская территория заплатила за участие в Войне Севера и Юга непомерно высокую цену. По сути дела, индейцы стали единственными, кто эту войну проиграл по-настоящему. Ни Конфедерация, ни Союз не оправдали их чаяний. За годы войны экономика индейских республик оказалась полностью разрушенной — значительная часть окультуренных земель превратилась в выжженную пустыню. Тысячи людей погибли, тысячи стали беженцами. По примерным подсчётам, к концу войны 33 % женщин Индейской территории овдовели, 16 % детей лишились отцов, а 14 % полностью осиротели. После войны «Пяти цивилизованным племенам» пришлось восстанавливать отношения с США, заключая новые договоры. В глазах федерального правительства они были не просто разбитыми мятежниками, а ещё и индейцами-мятежниками (14-я[3] и 15-я[4] поправки к Конституции США индейцев не коснулись). Поэтому с ними обошлись соответственно, не делая разницы между теми, кто воевал за конфедератов и теми, кто воевал против них. В послевоенные годы остатки автономии, ещё имевшиеся у индейских республик, методично уничтожались, от самой Индейской территории кусок за куском отчуждался в пользу белых поселенцев. В 1907 году Индейская территория была окончательно ликвидирована и вошла в США как штат Оклахома. «Пяти цивилизованным племенам» уже в который раз за последние сто лет пришлось начинать всё сначала» (http://america-xix.org.ru/civilwar/sumter-appomattox/indeans.php).

    «Могикан можно, пожалуй, назвать одним из наиболее известных племён Северной Америки, благодаря многочисленным литературным произведениям, в которых достаточно достоверно описана жизнь и нравы племени. Подобная популярность среди литераторов, скорее всего, связана с тем, что могикане приняли христианство быстрее других племён и, следовательно, раньше других начали принимать участие в жизни переселенцев из Старого Света. Вполне вероятно, что именно эта адаптация и привела к постепенному исчезновению племени. В наши дни в общину коренных жителей Северной Америки входит лишь одно из отдалённо родственных могиканам племен — мохиган, чьи обычаи и язык, однако, значительно отличаются.

    Могикане, как и ирокезы, являются выходцами из долины реки Гудзон (именно там они впервые встретили «белых богов», т.е. европейских переселенцев в 1609 г.). Позднее, в результате постоянной вражды с племенем могавков, а затем и с переселенцами, они обосновались на территории современных Висконсина, Массачусетса и Коннектикута. Самоназвание племени — «мохикуньо» — буквально означало «народ великой реки» в память о почти осёдлом образе жизни, который они вели на берегах р. Гудзон. Приход протестантских миссионеров не вызвал протеста у могикан, и к 18 в. почти всё племя приняло христианство, которое, тем не менее, прекрасно уживалось с их исконными верованиями. Это был взаимовыгодный союз: христианская церковь обеспечивала племени защиту от эксплуатации европейцами и посягательств на исконные земли коренных жителей, а могикане, в свою очередь, сделали всё, чтобы расширить владения протестантской общины в Новом Свете. Однако такой союз не устраивал колонизационное правительство, стремившееся прибрать к рукам как можно больше земель, заплатив наименьшую цену. Церковь оказалась не в силах долго противостоять требованиям правительства, и вскоре миссионерская деятельность пошла на спад. А вместе с этим стала уменьшаться и численность племени. Несмотря на значительную помощь, оказанную могиканами колонистам во время французской и индийской военных кампаний, а так же в период американской революции, к концу 18 в. племя было окончательно лишено прав на свои земли и ограничено зоной резервации. А уже к середине 19 в. был утрачен даже язык могикан» (http://indeec.net/mogikane.html).

     


    [1] По всей видимости аббревиатура КША расшифровывается как «Конфедеративные Штаты Америки», в отличие от Соединённых Штатов Америки, которые иначе можно назвать Федеративными Штатами, тем более что по отношению к их правительству и некоторым органам власти систематически употребляется определение «федеральный».

    [2] Аболиционисты: в прямом значении — сторонники отмены какого-либо закона; в специфическом — сторонники отмены рабства в США, именовавшиеся так с начала XIX в. (Наше пояснение при цитировании).

    [3] Её начинают слова: «Все лица, родившиеся или натурализованные в Соединённых Штагах и подчинённые юрисдикции оных, являются гражданами Соединённых Штатов и штата, в котором они проживают. Ни один штат не должен издавать или применять законы, которые ограничивают привилегии и льготы граждан Соединённых Штатов; равно как ни один штат не может лишить какое-либо лицо жизни, свободы или собственности без надлежащей правовой процедуры либо отказать какому-либо лицу в пределах своей юрисдикции в равной защите законов». (Наше пояснение при цитировании).

    [4] Её начинают слова: «Право голоса граждан Соединённых Штатов не должно отрицаться или ограничиваться Соединёнными Штатами или каким-либо штатом по признаку расы, цвета кожи, либо по причине нахождения в прошлом в подневольном услужении». (Наше пояснение при цитировании).

     

  • 30 октября 2020 г., 14:50
    Fotij   Пожаловаться

     

     

    Картина Джона Гэста “Американский прогресс” (1872 г.),
    изображающая Колумбию (символ США, предшественница «дяди Сэма»), прогоняющую индейцев с их земель во имя продвижения цивилизации на Запад. (Иллюстрация взята с сайта: http://www.usinfo.ru/indejcy.htm).

  • 30 октября 2020 г., 14:52
    Fotij   Пожаловаться

    Как явствует из сообщаемого в цитированных источниках, по крайней мере, на Юге — на Индейской территории — процесс интеграции культур коренного и пришлого населения протекал в общем-то успешно, если вынести за скобки вопрос о рабовладении как о норме жизни человеческого общества.

    Но вдруг федеральное правительство в Вашингтоне проявило инициативу к геноциду коренного населения, воспользовавшись поводом: в итоге в гражданской войне между южанами и северянами и южане, и северяне каждый по-своему выиграли, а проиграли её — индейцы. Потом в ходе «освоения дикого Запада» простые американцы, поощряемые масонским режимом в Вашингтоне, в дороге от скуки стреляли по индейцам из ружей прямо из кибиток («вагончиков»[1]), в которых их семьи совершали переезд к будущему месту жительства. Довершила дело геноцида «огненная вода» — виски — оружие геноцида (5‑й приоритет обобщённых средств управления / оружия).

    Причина такого отношения к коренному населению в том, что инициаторы перезагрузки библейского проекта на территории Северо-Американского континента стремились к тому, чтобы у создаваемого ими общества «новой Атлантиды» не было никакой памяти о своей предъистории — ни об индейской, ни о европейской, ни о какой-либо иной — африканской, японской, китайской и т.п.; чтобы у населения не было никакой исторической памяти об этапе предъистории ни в виде памятников культуры, ни запечатлённой в родовых эгрегорах населения — так называемой «генетической памяти», доступ к которой (по мнению заправил проекта) должен был быть наглухо заблокирован.

    Достичь этого во многом удалось, хотя и не абсолютно[2], вследствие чего простые американцы в большинстве своём наивны, самоуверенны и амбициозны, как малые дети: могут быть по-детски добры, при этом творя зло, которому их научили «старшие братаны-масоны», не понимая при этом его сути и воспринимая его как должное; так же, как и малые дети, они искренне обижаются, когда встречают неодобрение их действий не-американцами.

    — Что поделаешь: Духу Америки («Spirit of America») всего 200 лет, из которых не было ни года свободного развития — всё детство под опёкой няньки-робота — братанов-масонов.

    Но геноцид коренного населения Америки свершился не сразу с началом истории США. Организовать его сразу же, хотя и было желание, но не было возможности: британским колониям не хватало для этого ресурсов. Но как только ресурсы — военно-экономические и людские, подчинённые федеральному правительству, стали достаточными для его свершения, — геноцид коренного населения был осуществлён в кратчайшие сроки. И естественно, что, по мнению многих американцев, ставших жертвами соответствующего промывания мозгов, индейцы в нём сами же и виноваты: не приняли с распростёртыми объятиями и рабской покорностью первых вторгшихся на их земли заморских искателей золота и серебра с изначально рабовладельческими наклонностями, которых послало «для распространения христианства» правительство «Великобратании».

    «Обнуление предъистории» было одной из целей политики при создании «новой Атлантиды» потому, что из предъистории проистекают тенденции, которые могут быть активны на протяжении многих веков и тысячелетий, а активность такого рода тенденций по отношению к принципам, сформулированным П.И.Пестелем, представляет собой «собственные шумы» системы, снижающие качество управления ею по избранной концепции, либо делающие его невозможным. Именно под воздействием такого рода «собственных шумов» библейский проект и зашёл в Европе в тупик к концу эпохи крестовых походов, о чём речь шла ранее.

     


    [1] Помните американское печенье “Wagon Wheels” — “Вагонные колёса”, появившееся на прилавках в РФ в 1990-е годы? — на его обёртках были нарисованы вагончики переселенцев, которых лошади несли по прериям на Запад. Один из таких «wagon»-ов изображён на приводимой ниже картине Джона Гэста “Американский прогресс” — слева от обнажённого колена фигуры Колумбии.

    [2] Однако полевые тела эгрегоров коренного населения продолжают своё существование и в настоящее время, хотя и утратили большей частью свою человеческую составляющую. Это проявляется в том, что некоторое количество потомков пришельцев из других частей света, включаясь в эти эгрегоры, внезапно начинает чувствовать себя индейцами либо становится осведомлённой об их образе жизни помимо сведений, зафиксированных в исторической литературе. Такого рода случаи известны, хотя и не носят массового характера.

  • 30 октября 2020 г., 14:54
    Fotij   Пожаловаться

    Видите какие исторические материалы, которые во многом определяют настоящее,  "вдруг"  всплывают казалось бы из безобидной фразы одного из "основоположников" перегрузки библейского проекта... 

  • 30 октября 2020 г., 15:30
    Fotij   Пожаловаться

    и последнее...

    Обратим внимание на два обстояте­ль­ства:

    Первое — в Русской живописи покорение Средней Азии, происхо­див­шее примерно в то же время, что и освоение «дикого Запада» США (началом активных боевых действий со стороны России можно считать поход на Хиву 1839 г. и завершением — 1881 г., когда регион был подчинён управлению имперской адми­ни­стра­ции), ото­бражено в картинах В.В.Вере­ща­гина (1842 — 1904) и предстаёт в них как трагедия для обеих сторон. Однако за покорением Средней Азии последовала интеграция её народов в жизнь империи, а потом — в жизнь СССР, в результате чего все народы сохранились, а их культуры получили развитие. По сути в результате «покорения Средней Азии» Российской империей они вышли из тупика безпросветного феодализма, что было следствием уклонения их исторически сложившихся культур от идеалов, оглашённых в Коране.

    А представленная картина Джона Гэста — идеализация и романтизация геноцида в отношении коренного населения Северо-Американского континента, проводимого заправилами библейского проекта руками “свободолюбивых” англо-саксов и других выходцев из «цивилизованной» библейцами Европы — отщепенцев от европейских народов. Т.е. в ней довольно хорошо выразились реальные, а не декларативные нравы и коллективная психика “нации” «США-анцев»[1].

    Второе — Колумбия видится одноногой калекой[2], что для изображения национального символа «симптоматично»: судьба у США изначально — как минимум «хромая», если не одноногая, хотя анатомически нормальный орлан на их гербе лучше двуглавого .... на россионском гербе.

     


    [1] По отношению к этому контрастом является мнение о войне как политическом инструменте и явлении общественной жизни одного из героев «покорения Средней Азии» — Михаила Дмитриевича Скобелева.

    «Однажды по поводу тяжёлых потерь под Плевной кто-то из генералов легкомысленно заметил: “Лес рубят — щепки летят”. Скобелев мгновенно вспыхнул: “Конечно, раз начав войну, нечего уже толковать о гуманности… Но для меня в каждой этой щепке — человеческая жизнь с её страданиями и земными заботами”. Своим офицерам он постоянно повторял: “Полководец должен испытывать укор совести, ведя людей на войну”. Этот поэт и энтузиаст войны, как его называли, однажды он написал в дневнике: “Война извинительна, когда я защищаю себя и своих. Подло и постыдно начинать войну так себе, с ветру, без крайней, крайней необходимости. Чёрными пятнами на королях и императорах лежат войны, предпринятые из честолюбия, из хищничества, из династических интересов. Но ещё ужаснее, когда народ, доведя до конца это страшное дело, остаётся неудовлетворенным, когда у его правителей не хватает духу воспользоваться всеми результатами, всеми выгодами войны. Нечего в этом случае задаваться великодушием к побеждённому. Это великодушие — за чужой счёт, за это великодушие расплачиваются не те, которые заключают мирные договоры, расплачивается народ — сотнями тысяч жертв, экономическими и иными кризисами. Человек, любящий своих ближних, человек, ненавидящий войну, должен добить врага, чтобы вслед за одной войной тотчас же не начиналась другая”» (http://www.vupkro.ru/Enc.ashx?item=5601).

    В нашем понимании истории в приведённой выдержке из дневника М.Д.Скобелев охарактеризовал “вели­ко­душие” императора Александра I, чей разрыв союза с Наполеоном, унаследованного им от Павла I, повлёк нашествие Наполеона в 1812 г. (тому пришлось начать войну против России под давлением обстоятельств, поскольку без войны с Россией в случае невозможности союза с нею он гарантированно терял власть в ближайшей перспективе под воздействием экономических проблем, организованных Великобританией), и оказался для России безплодным в политической перспективе событий после 1814 г. даже несмотря на победу над наполеоновской Францией.

    Это означает, что убийство по наущению из Лондона отечественными “элитариями”, развратившимися в «золотой век Екатерины», императора Павла I, которое произошло с молчаливого согласия по недомыслию наследника престола, ставшего императором Александром I, — не только нарушение присяги царю, но и преступление перед народами России, Индии, Европы.

    [2] Ступня и голень второй ноги, большей частью скрытой под одеждой, непропорционально малы и занимают анатомически неправильное положение, вследствие чего теряются в развевающейся одежде, и чтобы их заметить — надо вглядываться. Первое впечатление: «барышня-символ» Америки — одноногая.

Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации
Обратная связь