home
user-header

                        
                        
Кинофонд Якутии пополнился редкими пленками 60-70-х годов
НЦАН-РСЯ
Pro аккаунт
13 июня 2019 г., 09:19 281

Национальный центр аудиовизуального наследия народов РС(Я) получил уникальные кадры документальных фильмов о Якутии 60-70-х годов. Кинодокументы учреждению предоставил Сергей Щербаков, сын известного кинорежиссёра Алексея Щербакова. О том, что можно на уникальных кадрах ЯСИА рассказали сотрудники Госкинохранилища.

 

 


Национальный центр аудиовизуального наследия народов РС(Я) получил уникальные кадры документальных фильмов о Якутии 60-70-х годов. Кинодокументы учреждению предоставил Сергей Щербаков, сын известного кинорежиссёра Алексея Щербакова. О том, что можно на уникальных кадрах ЯСИА рассказали сотрудники Госкинохранилища.

 

Алексей Щербаков – уроженец Свердловска, российский кинорежиссёр, автор документальных, научно-популярных фильмов. Работал по заданию Центральной студии документальных фильмов в 60-70-х годах, тогда и побывал в Якутии. Сын кинодеятеля Сергей Щербаков сохранил работы отца – фильмы и рабочие материалы на киноплёнке.

Спустя много лет с ним помогла связаться старший научный сотрудник Национального художественного музея РС (Я) Ефросинья Ноговицына, которая искала информацию по якутскому художнику Валериану Васильеву, который мог попасть в объектив московского режиссёра. В она итоге обнаружила у Щербакова целый архив видеоматериалов о Якутии. Сын режиссера Сергей с радостью передал все киноплёнки безвозмездно Национальному центру. Отметим, что общий вес плёнок в кинобанках составляет около семи килограмм.

 

 

 

Как говорит Сергей Щербаков, отец любил Север и особенно Якутию, неоднократно ездил туда и пытался запечатлеть край таким, каким его видел. Он снимал не только по поручению студии, но и по своему желанию – на сэкономленную плёнку. Многие кадры не попадали в телеверсию киножурналов, и у режиссёра остался рабочий материал.

 

 Сергей Щербаков и Александра Алексеева

 

«Буквально на прошлой неделе мы получили киноплёнки. Большое спасибо нашей коллеге – Александре Алексеевой и постоянному представительству РС (Я) в Москве за содействие в пересылке киноматериалов. Материалы сняты на 16- и 35-миллиметровую киноплёнку, на камеру «Конвас» профессиональный киносъёмочный аппарат. Мы узнали, что Алексей Щербаков приезжал в Якутию в качестве документалиста несколько раз в конце 60-тых и в начале 70-тых годов. Раньше в Якутии не было своих киностудий и в те годы к нам приезжали снимать из центральных киностудий. Выпускались документальные фильмы, киножурналы, кинозарисовки. Сейчас плёнка обрабатывается и реставрируется и пока мы не можем наверняка сказать, что на ней», – прокомментировал ЯСИА заведующий отдела организационно-аналитической деятельности центра Пётр Романов.

 

 

 

 

Также он отметил, что со слов Алексея Щербакова, на киноплёнке  можно будет увидеть снайпера Ивана Кульбертинова, олонхосута Сергея Зверева, художника Валериана Васильева и священника Николая Мироновича – известно, что Щербаков снимал о нём любительский фильм.

Раннее, весной этого года, Сергей Щербаков отправил в Якутск две небольшие видеозаписи в оцифрованном виде –  рабочие материалы к фильму «Завтра, завтра утром» (оригинал которого уже хранится в центре) и кадры Ысыаха в Чурапчинском улусе. Специалисты определили год съёмок как 1972. Тогда в Чурапче проводился юбилейный Ысыах посвященный 50-летию создания Якутской АССР.

 

 

 

 

 

 

Документальный фильм «Завтра, завтра утром» режиссёра Алексея Щербакова был снят по заданию творческого объединения «Экран». В 27-минутной картине можно увидеть праздничную демонстрацию в Якутске, башню Тыгына, Ленские столбы, танец «Узоры», тойук Сергея Зверева, оленеводов в тундре, осуохай и многое другое.

Реставрация старой киноплёнки – трудоёмкий процесс. Сначала специалисты оценивают ее состояние. По оценке фильмопроверщицы с 52-летним опытом работы Екатерины Салашиной, киноплёнка Щербакова, сильно заплесневела, однако у неё нет трещин и велика вероятность её восстановить практически полностью.

 

 

 

«Плёнку сначала нужно почистить, для этого  специальный раствор. Когда плёнка сушится, мы теряем метраж, но при хорошем увлажнении она снова растягивается и становится гибкой. После этого её нужно хранить в особых условиях с соблюдением температурного режима 18-19 градусов и с влажностью 50-55%. В данное время плёнка в очень плохом качестве. Наша работа – очень важная», – рассказала корреспонденту ЯСИА фильмопроверщица.

Кроме того, к видеоматериалам прилагаются текстовые записи – сейчас они в процессе изучения сотрудниками Центра аудиовизуального наследия. В нём есть обсуждения Алексея Щербакова с киностудией о сценарии фильма про охотника-якута с рабочим названием «След охотника», однако никакой информации о нём нет. Возможно, эта идея так и осталась на бумаге, однако эти данные также ценны для центра.

 

Так, в центре будут хранится и исходники, и цифровые копии. После полной реставрации и оцифровки всех материалов Центра аудиовизуального наследия РС (Я) планирует устроить мероприятие, чтобы представить все уникальные кадры с киноплёнки московского кинорежиссёра якутянам.

Национальный центр аудиовизуального наследия РС (Я) занимается сбором, поиском, хранением, восстановлением, популяризацией кинодокументов о Якутии. Самое раннее видео в архиве центра датируется 1924 годом – похороны Владимира Ленина. НЦАНН призывает якутян сдавать им те материалы, которые могут быть признаны исторически ценными – так вы внесёте вклад в сохранение истории Якутии.

 ЯСИА

 

 

 

 

 

 

 

 

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
Читайте также

Добрый день. Решил все таки рассказать как я переболел коронавирусом в прошлом году, как всё происходило. Думаю не надо замалчивать разные нюансы работы медиков.

 

Да, я был вакцинирован. Вакцинировался в августе, заболел в октябре. В четверг вечером голова разболелась, ночью температурил. На следующий день температура опять поднялась, после обеда позвонил в больницу, оставил заявку на взятие анализа. Сказали что завтра приедут, т.е. в субботу. Но я сомневался что в субботу приедут, так как в позапрошлом году, когда я был контактным, на выходных тоже не приехали. Так и случилось, приехали только в понедельник, и то поздно вечером. В этот же понедельник у меня уже пропали вкус и обоняние. И вот когда брали анализы, нам сказали что анализы в город поедут только в среду. И что мы имеем? Со дня заявки на анализы, прошла неделя, чтобы узнать результаты. НЕДЕЛЯ. А как вы знаете, врач может выписать лекарства от ковида только после положительного результата. А поражение легких от ковида, за пару дней может достичь 60 процентов. До выдачи результата анализа мне уже стало трудно дышать полной грудью. Появился сухой кашель. Я заранее попросил у врача список лекарств, которыми надо закупиться, так как уже было понятно и без анализа что это ковид, еще и были сомнения что такие лекарства можно найти в нашем улусе. 

 

Кстати о лекарствах, это нормально, когда в пик пандемии в целом улусе в аптеках нету парацетамола? Что за халатная работа правительства? Парацетамол пришлось заказать тоже из города, а до этого прям сидели и считали таблетки, на сколько дней хватит их на всех. И какого было удивление что одно лекарство от ковида стоит больше 5К, и это на один курс одного человека. Почему правительство не помогает с лекарствами? Хотя бы половину от цены? В улусах не живут богачи, там живут простые люди с средней зарплатой в 20К, если не меньше. Ладно лично у меня больших проблем с деньгами нет, но я не представляю как лечатся люди которые живут от зарплаты до зарплаты.

 

Так вот, закупились лекарствами на сумму почти в 20К. Сидим лечимся. Участковый врач приезжает каждый день, дает уколы и т.д. Врач записал нас на рентген, чтобы проверить легкие. Сказали что сами приедут за нами. Прошло 2 дня, не приехали. Потом вообще сказали чтобы приехали сами. Кое как добрались. На следующий день врач говорит что мне надо лечь в больницу. Собрался, готов ехать, сказали что заберут. Нет, сказали мест нет. Только когда место освободится. Хотя я был уже уверен что даже если место освободится то не возьмут, так как во-первых, больных было много, во-вторых, я молодой и вакцинирован. Понял что меня возьмут в последнюю очередь. И в этом время, лежу, читаю Ykt, и вижу пост о том что Балабкина говорит не приезжать в город, а лечится в больницах на местах. Сейчас вот смешно, а тогда не очень) Так и лечились дома, каждый вечер приезжал врач, давал укол который помогал мне нормально дышать, прям легкие сразу как будто расширялись. Благо прошло все без серьезных последствий, хотя легкие напоминают о себе до сих пор.

 

Вообще удивляет слабая работа правительства, которая не может обеспечить лекарствами улусы, тем более самым распространенным и дешевым, но в то же время очень нужным лекарством, как парацетамол. Ладно мы, город у нас рядом, интересно узнать как обстоят дела в отдаленных улусах. У них все там организовано или как всегда все замалчивается?

 

И конечно когда пандемия закончится в первую очередь будут награждены всякие министры, а не рядовые врачи. Министры которые сидят у себя в кабинетах, даже республику в нужное время лекарством обеспечить не могут, работу больниц наладить не могут, но все равно получают огромные зарплаты. Такие зарплаты должны получать эти дежурные врачи, которые в 50-ти градусный мороз, поверх пуховика надев эти защитные костюмы, ходят по домам рискуя своим здоровьем, и лечат людей как могут.

 

Поделитесь своими историями, кто болел, как болел, как работали врачи.

Всем здоровья. 

Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации
Обратная связь