home
user-header

                        
                        
Новости про коронавирус
Сур Бере
Pro аккаунт
27 октября 2021 г., 16:10 271

Дайджест новостей о новых данных по Ковид-19, сперва неврологические: Врачи выяснили, что переболевшие yf ljve коронавирусом молодые люди в течение года имеют проблемы с памятью. Ученые выяснили как разрушаются сосуды мозга при коронавирусе. Психиатры описали случаи психоза у подростков, переболевших Ковид-19. В Великобритании посчитали риски неврологических болезней после заражения и вакцинации. Медицинские: Японские врачи предлагают снижать риск болезни при помощи регулирования инсулина. Ученые начали исследование яда скорпиона для лечения Ковид-19. Статистические: Американские ученые оценили вероятность повторного заболевания разными видами коронавируса. Социологи и политологи оценили какие ограничивающие меры государства находят поддержку населения. Итальянские врачи рассказали кто больше рискует умереть после прививки. Голландские ученые выяснили, что неверящие в Ковид-19 заражаются и умирают чаще.


 

1. Переболевшие COVID-19 на дому имеют проблемы с памятью в течение года

Четверть пациентов, переболевших COVID-19 в умеренной форме, жалуется на проблемы с памятью спустя почти год, выяснили американские врачи. Также у пациентов наблюдаются проблемы с обработкой информации и нарушения исполнительных функций. Даже тем, кто не столкнулся с тяжелыми симптомами, следует внимательно отнестись к своему состоянию, предупреждают авторы работы. Другим же ученым они рекомендуют заняться определением факторов риска подобных осложнений и поиском способов реабилитации.

Александр Кряжев/РИА «Новости»  

 

Спутанность сознания, «каша в голове» — частое осложнение у тех, кто перенес COVID-19 в тяжелой форме. Однако и у переболевших в умеренной или легкой форме жалобы на нарушения мышления спустя месяцы после выздоровления встречаются нередко, выяснили врачи из больницы Маунт-Синай в США. Об этом они сообщили в статье в журнале JAMA Network Open.

 

Большинству заразившихся COVID-19 становится лучше уже через несколько недель после появления первых симптомов. Долгосрочные последствия обычно связаны с неврологическими нарушениями — от потери обоняния до постоянной слабости. Хотя вирус уже не присутствует в организме, неврологические осложнения, которые сохраняются еще на несколько месяцев, становятся серьезной проблемой для повседневной жизни и работы.

 

Исследователи проанализировали жалобы пациентов с COVID-19, обращавшихся в больницу Маунт-Синай с апреля 2020-го по май 2021 года. Они отобрали пациентов старше 18 лет, не имевших в анамнезе деменции. Внимание, память, речь и другие функции мышления оценивались с помощью специальных тестов.

 

Всего ученые отобрали 740 пациентов, их средний возраст составил 49 лет. В среднем от первичной постановки диагноза до тестирования когнитивных функций проходило около 8 месяцев.

 

У 15% наблюдались проблемы с беглостью речи, у 16% — нарушения когнитивных функций, у 18% — замедленная обработка информации. У 20% ухудшилась способность воспринимать и оперировать категориями, 23% с трудом могли что-то вспомнить, а 24% — не запоминали новую информацию.

 

«Хорошо известно, что определенные группы населения (например, пожилые люди) могут быть особенно восприимчивы к когнитивным нарушениям после тяжелой болезни; однако в относительно молодой когорте в настоящем исследовании значительная часть продемонстрировала когнитивную дисфункцию через несколько месяцев после выздоровления от COVID-19», — пишут исследователи.

 

Госпитализированные пациенты, как и ожидалось, жаловались на проблемы с мышлением чаще, чем те, кто перенес болезнь дома — например, нарушения памяти у первых встречались в 37-39% случаев, а у вторых — в 12-16%. Тем не менее, даже у амбулаторных пациентов частота жалоб была достаточно высокой.

 

«В этом исследовании мы обнаружили относительно высокую частоту когнитивных нарушений через несколько месяцев после того, как пациенты заразились COVID-19. Среди госпитализированных пациентов преобладали нарушения исполнительных функций, скорости обработки информации, способности работы с категориями, запоминания и извлечения воспоминаний, — пишут авторы работы. — Эта картина согласуется с ранними сообщениями, описывающими дисфункциональный синдром после COVID-19, и имеет значительные последствия для психики, работоспособности и повседневной жизни пациента».

 

Результаты работы могут быть искажены из-за того, что в больницу обращались лишь пациенты, заметившие у себя симптомы COVID-19, отмечают исследователи. Те, кто переболел бессимптомно, даже если и столкнулся с нарушениями мышления, мог не обращаться с ними к врачу или не догадаться, что проблемы могут быть связаны с COVID-19.

 

«Связь COVID-19 с исполнительными функциями поднимает важные вопросы, касающиеся долгосрочного лечения пациентов, — заключают авторы работы. — Необходимы дальнейшие исследования для определения факторов риска и механизмов, лежащих в основе когнитивной дисфункции, а также для поиска вариантов реабилитации».

 

2. Ученые нашли причину неврологических осложнений COVID-19

Неврологические осложнения при COVID-19 могут возникать из-за гибели сосудов мозга, выяснила международная команда исследователей. SARS-CoV-2 оказался способен проникать во внутренний слой сосудов и разрушать клетки. Наблюдения за животными, впрочем, показали, что этот процесс обратим и со временем мозг восстановится. Во время болезни его можно защитить с помощью препаратов.

Depositphotos  

 

Большинство пациентов с COVID-19 сталкиваются с неврологическими симптомами, от потери обоняния и вкуса до эпилептических припадков и инсультов. Механизмы этих симптомов не изучены до конца. До сих пор считалось, что основная причина этого — повреждение самих нервов. Однако дело может быть и в другом — как выяснила международная группа ученых из Университета Любека в Германии, французского Института Пастера в Лилле и других исследовательских центров, COVID-19 травмирует сосуды мозга, что может быть причиной нарушения его работы. Подробнее об этом они рассказали в статье в журнале Nature Neuroscience.

 

Исследователи изучили образцы мозга 40 пациентов, 17 из которых умерли от COVID-19. У второй группы ученые обнаружили повреждения паренхимы — клеток, составляющих основу органов, не имеющих полостей. Паренхима играет роль каркаса, и нарушение ее целостности может сказаться на работоспособности органа. В данном случае причиной повреждения стало поражение сосудов. Изучив срезы мозга с помощью компьютерной томографии, ученые обнаружили множество нитевидных структур, образовавшихся из-за отмирания сосудов.

 

Причиной отмирания стала гибель эндотелиальных клеток, которые выстилают внутреннюю поверхность кровеносных сосудов.

 

Wenzel et al., Nature Neuroscience, 2021  

 

Ученые сравнили эти срезы со срезами мозга пациентов без COVID-19. Контрольная группа имела схожие сопутствующие заболевания (болезни сердца, деменция, рак и другие), часть находилась на вентиляции легких. Однако ни болезни, ни гипоксия, ни медицинские процедуры не оказались связаны с подобными повреждениями мозга — по всей видимости, их причиной был сам вирус.

 

Чтобы убедиться, что дело не в каких-либо неучтенных факторах, исследователи попробовали воспроизвести результаты на животной модели. Они заразили SARS-CoV-2 хомяков и мышей и наблюдали за изменениями их мозга.

 

У хомяков нитевидные отмершие сосуды образовались уже на четвертый день после заражения. Со временем, однако, у выздоровевших особей мозг восстанавливался. Аналогичные результаты наблюдались и у мышей.

 

«В целом, полученные данные показывают, что инфекция SARS-CoV-2 вызывает микрососудистую патологию в головном мозге», — пишут исследователи.

 

Чтобы выяснить, действительно ли SARS-CoV-2 может инфицировать эндотелиальные клетки, исследователи следили за экспрессией рецептора ACE2 и других, способных помогать вирусу проникать в клетки. Оказалось, ACE2 действительно экспрессируется в эндотелиальных клетках микрососудов мозга грызунов, хотя и в небольшом количестве. При этом наблюдалась высокая экспрессия рецептора NRP1, который играет важную роль в образовании новых сосудов, и белка басигина, иммуноглобулина, присутствующего во многих типах клеток, в том числе и эндотелиальных.

 

При дальнейшем анализе образцов мозга как грызунов, так и пациентов авторы работы обнаружили фрагменты SARS-CoV-2 в эндотелиальных клетках, что окончательно подтвердило: эндотелиальные клетки в мозге человека и в целом млекопитающих, по крайней мере некоторых, экспрессируют рецепторы, которые связываются с SARS-CoV-2, что делает сосуды уязвимыми для инфекции.

 

Гибель эндотелия оказалась связана с коронавирусной протеазой Mpro, подавляющей работу белков NEMO в организме. Эти белки при появлении инфекции косвенно стимулируют иммунный и воспалительный ответ, предотвращая апоптоз (гибель клетки). Избавление от NEMO позволяет вирусу успешно реплицироваться и заражать другие клетки вплоть до гибели изначальной. Нейроны, глия, эндотелиальные клетки периферических сосудов способны выживать и в условиях дефицита NEMO, но активность этого белка необходима для эндотелиальных сосудов мозга, поясняют авторы работы.

 

Полученные данные могут поспособствовать разработке препаратов, защищающих мозг от воздействия коронавируса, считают ученые.

 

«Mpro-опосредованное повреждение эндотелиальных клеток мозга позволяет предположить, что ингибиторы Mpro могут предотвратить неврологические осложнения при инфицировании SARS-CoV-2», — пишут они.

 

Также можно использовать уже существующие препараты, защищающие клетки сосудов от гибели. В частности, остановить разрушение эндотелия, предположительно, можно с помощью ингибирования рецептора некроптоза RIPK1 — более ранние наблюдения показали, что такой подход позволяет бороться с микрососудистыми патологиями. Ингибиторы RIPK1 уже существуют и прошли клинические испытания, однако еще предстоит выяснить, насколько они будут эффективны при COVID-19.

 

3. Врачи сообщили о случаях подросткового психоза на фоне COVID-19

Врачи из США описали случаи психоза с бредом, суицидальными мыслями и вспышками агрессии у подростков с легкой формой COVID-19. Возможной причиной таких осложнений мог стать даже не сам SARS-CoV-2, поразивший мозг, а аутоантитела, атакующие собственную нервную систему пациентов. Улучшить состояние несовершеннолетних удалось с помощью иммуноглобулинов, однако, возможно, симптомы прошли бы и без вмешательства.

Depositphotos  

 

 

С самого начала пандемии было известно, что COVID-19 может вызывать неврологические осложнения, включая припадки и мигрени. Однако выраженные последствия наблюдались в основном у тех, кто переносил болезнь в тяжелой форме — легко переболевшие сталкивались скорее с потерей обоняния и приступами слабости. Однако новая работа врачей из больницы при Калифорнийском университете в Сан-Франциско показывает, что даже при легкой форме могут наблюдаться психозы, вероятно, вызванные не только самим вирусом, но и аутоантителами, атакующими нервную систему. Подробнее об этом рассказывается в статье в журнале JAMA Neurology.

 

Внимание исследователей привлекли двое подростков, которые переносили COVID-19 без выраженных респираторных симптомов.

 

Одному из них ранее была диагностирована депрессия и тревожность, а после заражения у него развились бред, паранойя, галлюцинации и двигательные тики. У второго в анамнезе были тревога и двигательные тики, во время болезни он столкнулся с быстрыми сменами настроения, агрессией, суицидальными мыслями, жаловался на спутанность сознания и невозможность сосредоточиться.

 

Третий пациент, у которого не было известных психиатрических заболеваний, был госпитализирован после того, как в течение нескольких дней у него наблюдалось повторяющееся поведение, нарушение режима питания, возбуждение и бессонница, хотя ранее таких симптомов не проявлялось.

 

Врачи взяли у подростков на анализ спинномозговую жидкость. У всех троих оказался повышен уровень антител, но у первых двух дополнительно наблюдались специфические антитела к SARS-CoV-2 — возможно, вирус проник в нервную систему.

 

Кроме того, у этих же пациентов в спинномозговой жидкости присутствовали антинейрональные антитела — аутоантитела, которые атакуют собственную нервную ткань носителя. Более ранние эксперименты на мышах показали, то антинейрональные антитела воздействуют на несколько областей мозга, включая ствол, мозжечок и обонятельную луковицу.

 

У третьего подростка ни антител к SARS-CoV-2, ни аутоантител не наблюдалось. Врачи пришли к выводу, что его состояние связано с неизвестным препаратом, который он принимал незадолго до появления симптомов.

 

Лабораторные исследования показали, что у подростков аутоантитела связывались с белком TCF4. Дефекты гена, отвечающего за его выработку, ранее связывали с шизофренией и редким синдромом Питта — Хопкинса, при котором наблюдается умственная отсталость, повышенная тревожность, эпилепсия и другие неврологические и психические симптомы.

 

Подростки получили внутривенные вливания иммуноглобулинов, призванных «перезапустить» иммунную систему, и стероиды, чтобы снять воспаление.

 

Первый уже через месяц перестал сообщать о галлюцинациях и подергиваниях. Состояние второго тоже улучшилось, однако жалобы на проблемы с памятью и концентрацией внимания сохранялись спустя полгода после начала лечения.

 

Выработка аутоантител ранее встречалась и при некоторых других вирусных инфекциях, например, герпесе.

 

Эти результаты позволяют предположить, что выработка антител, которые вместо вируса атакуют сам организм, может быть причиной проблем с психикой и нервной системой у пациентов с COVID-19, считают исследователи.

 

Однако пока результаты лишь указывают на возможную связь, которую еще предстоит подтвердить — возможно, кроме аутоантител есть и другие факторы, связанные с иммунитетом.

 

Многие из выявленных антител воздействуют на структуры, расположенные внутри клеток, а не снаружи, добавляет соавтор исследования невролог Сэмюэль Плеже.

 

«Поэтому мы подозреваем, что аутоантитела при COVID-19 свидетельствуют о вышедшей из-под контроля аутоиммунной реакции, которая может быть причиной симптомов, при этом антитела не обязательно вызывают симптомы напрямую, — говорит он. — Для проверки этой гипотезы, а также для того, чтобы выяснить, нацелены ли другие, еще не обнаруженные аутоантитела на структуры на поверхности клеток и таким образом вызывают непосредственное повреждение, потребуются дальнейшие исследования».

 

«Эти аутоантитела могут быть наиболее клинически значимы как маркеры иммунной дисрегуляции, но мы не нашли прямых доказательств того, что они действительно вызывают симптомы у пациентов. Безусловно, в этой области предстоит еще много работы», — говорит психиатр Кристофер Бартли, один из авторов исследования.

 

В перспективе следует изучить также спинномозговую жидкость подростков с COVID-19, у которых нет неврологических симптомов, отмечают исследователи. Это, впрочем, может оказаться проблематично — пункция довольно болезненна и не проводится, если у пациента нет к ней показаний. Исследователи рассчитывают, что образцы удастся получить у взрослых пациентов. Также изучить аутоиммунные механизмы планируется на животных.

 

4. Подсчитаны риски неврологических осложнений после вакцинации от Covid-19 и самой инфекции

В Великобритании провели крупное популяционное исследование с участием более 32 миллионов человек. Авторы работы изучили неврологические осложнения, связанные с вакцинами ChAdOx1nCoV-19 и BNT162b2, а также после самого Covid-19.

Паралич Белла — идиопатическая, самая распространенная форма нейропатии лицевого нерва. Встречается примерно у 23 человек на 100 тысяч ежегодно или у одного человека на 60-70 на протяжении всей жизни (Getty Images)

 

У некоторых людей, привитых препаратами от американских компаний Pfizer и Moderna, еще во время клинических испытаний отмечали неприятные последствия: не только банальные головную боль и повышенную температуру, но и временный паралич части лица (так называемый паралич Белла). Помимо этого, исследователи из Массачусетской больницы общего профиля ранее говорили о кожных реакциях спустя некоторое время после вакцинации препаратом mRNA-1273, а в список побочных эффектов вакцины от AstraZeneca и Оксфордского университета весной записали образование тромбов.

 

Сообщения и слухи — зачастую неподтвержденные — о редких осложнениях, связанных с вакцинацией и самой коронавирусной инфекцией, продолжают появляться и вызывают беспокойство не только у обычных людей, но и у органов здравоохранения. Поэтому ученые из Саутгемптонского и Оксфордского университетов (Великобритания) решили провести самостоятельное исследование и изучить историю госпитализаций из-за неврологических проблем спустя 28 дней с момента первого укола препаратами ChAdOx1nCoV-19 (AstraZeneca) и BNT 162b2 (Pfizer и BioNTech). По вакцине AstraZeneca в выборку вошли 20 417 752 жителя Великобритании, с 1 декабря 2020-го по 31 мая 2021 года получивших первый компонент, по второй — 12 134 782. В общей сложности было 32 552 534 человека (большинство — женщины). Результаты опубликованы сегодня в журнале Nature Medicine.

 

За это время с острыми демиелинизирующими состояниями центральной нервной системы были госпитализированы 1105 человек. Из них у 131 (11,9%) был положительный тест на Covid-19, причем у 121 пациента (10,9%) — еще до вакцинации. Умерли пять человек. Никакой связи между прививками ChAdOx1nCoV-19 или BNT162b2 и указанными выше последствиями ученые не выявили. Однако риск госпитализации или смерти по этой причине был выше в 19,34 раза в день положительного теста на коронавирус, в 3,45 раза — в течение одного-семи дней, в 2,61 раза — через 8-14 суток.

 

С миелитом — воспалением тканей спинного мозга — в больницу попали 1285 британцев, учтенных в исследовании. Из них у 255 (19,8%) обнаружили SARS-CoV-2, 213 (16,6%) заразились до прививки. Тридцать девять человек скончались (у шести из них был положительный результат на коронавирус). На этот раз авторы работы обнаружили повышенный в 1,32 раза риск энцефалита, менингита и миелита спустя 8-14 дней после первого укола вакциной от AstraZeneca. Также госпитализация или смерть из-за указанных патологий встречались в день положительного теста на Covid-19 (увеличенный в 38,57 раза риск), спустя неделю (в 5,71 раза) и до двух недель (5,63 раза). «На протяжении всего периода в 28 дней мы не наблюдали ассоциаций с ChAdOx1nCoV-19 (риск был выше в 1,07 раза) или с BNT162b2 (в 1,14 раза)», — добавили ученые. Однако для заболевших Covid-19 риск в течение четырех недель оставался повышенным в 2,07 раза.

 

С синдромом Гийена — Барре — острым аутоиммунным заболеванием периферической нервной системы, которое проявляется как мышечная слабость — госпитализировали 622 человека. У 110 (17,7%) было коронавирусное заболевание, а 99 (15,9%) имели положительный тест до вакцинации. Одиннадцать человек из выборки умерли, причем ни у одного из них не было Covid-19.

 

Особенный риск — в 2,90 раза больше — попасть в больницу с этим синдромом или умереть встречался через 15-21 день после первого укола препаратом от AstraZeneca, на 22-28-е сутки показатель снижался до 2,21. Никакой связи между синдромом Гийена — Барре и вакциной BNT162b2 не наблюдали. Наличие Covid-19, в свою очередь, увеличивало вероятность развития этой полинейропатии в 33,37 раза в первый день, в 7,36 раза — в первую неделю после положительного результата теста, в 5,19 раза — спустя 8-14 дней, в 6,89 раза — через 15-22 суток, а также в 3,15 раза — через 22-24 дня. «В период до 28 дней после вакцинации мы выявили повышенный в 2,04 раза риск синдрома Гийена — Барре из-за вакцины ChAdOx1nCoV-19, но не после вакцины BNT162b2 (0,86 раза)», — уточнили исследователи. Для зараженных коронавирусом вероятность этого состояния увеличивалась в 5,25 раза на протяжении четырех недель.

 

Также ученые решили изучить случаи, когда проявления синдрома Гийена — Барре сочетались с параличом Белла — поражением лицевого нерва, выраженным как односторонний парез или паралич мимических мышц лица. Всего насчитали 34 таких пациента, из них 27 попали в медучреждение с симптомами сразу обоих состояний. У семи человек сначала диагностировали паралич Белла, а уже потом — синдром Гийена — Барре.

 

«Мы определили повышенный риск одновременного возникновения паралича Белла и синдрома Гийена — Барре в течение 15-21 дней (в 28,86 раза) и 22-28 дней (в 13,35 раза) после вакцинации препаратом ChAdOx1nCoV-19. В период 1-28 дней после вакцинации наблюдалась положительная связь с этой вакциной (риск был повышен в 12,66 раза), но не с вакциной BNT162b2. Случаи, связанные с SARS-CoV-2, не оценивали из-за небольшого числа пациентов с положительным тестом», — рассказали исследователи.

 

Всего среди тех, кто вакцинировался первым компонентом препарата ChAdOx1nCoV-19, обнаружили 38 дополнительных случаев синдрома Гийена — Барре на 10 миллионов в период до 28 дней. Почему вакцина компании AstraZeneca, в отличие от BNT162b2, способствует развитию этого состояния (а также его сочетания с параличом Белла), пока не ясно. Чтобы узнать причину, понадобятся дополнительные исследования.

 

Тем временем у тех, кто привился вакцинной от Pfizer, встречалось больше случаев геморрагических инсультов по сравнению с препаратом ChAdOx1nCoV-19. «Интересно, что риск геморрагического инсульта, связанный с BNT162b2, был значительно выше у женщин, чем у мужчин», — отмечается в работе. Людей с положительным результатом на SARS-CoV-2 после вакцинации было недостаточно, так что оценить риски для этой группы не удалось.

 

Однако очевидно, что вероятность неврологических осложнений из-за самой коронавирусной инфекции был выше, чем после вакцинации: 123 избыточных случая энцефалита, менингита и миелита на 10 миллионов, 163 дополнительных случая миастенических расстройств нервно-мышечной передачи и 145 дополнительных случаев синдрома Гийена — Барре на протяжении четырех недель после постановки диагноза.

 

5. Риск заражения коронавирусом предложили снижать при помощи регулирования уровня инсулина

По мнению японских ученых, гиперинсулинемию и связанную с ней сверхэкспрессию белка GRP78 следует рассматривать как терапевтическую или профилактическую цели в свете пандемии коронавируса.

Getty Images

 

Преклонный возраст, ожирение, сердечно-сосудистые заболевания в анамнезе и диабет — все это считается основными факторами тяжелого течения Covid-19 и неблагополучного исхода. Ученые ранее заявили, что гипергликемия — высокий уровень глюкозы в сыворотке крови — часто встречается у госпитализированных пациентов с коронавирусом. Также есть доказательства того, что SARS-CoV-2 вызывает гипергликемию, нарушая выработку жировыми клетками адипонектина — гормона, помогающего регулировать показатели сахара.

 

У пожилых людей или страдающих избыточным весом встречается гиперинсулинемия: она провоцирует клеточный стресс в жировой ткани, гипоксию и воспаление. Не так давно жировую ткань стали рассматривать как главный резервуар для распространения вируса, активации иммунной системы и выработку цитокинов при Covid-19. Однако молекулярные механизмы этого оставались малоизученными. Как показали предыдущие исследования, в развитии болезни участвуют и другие связывающие молекулы, к примеру белок, регулируемый глюкозой 78 kDa, — GRP78. В условиях стресса GRP78 сверхэкспрессируется и перемещается на поверхность клетки, действуя как рецептор для различных химических соединений.

 

Следовательно, GRP78 способен влиять на «путешествие» вируса по организму, включая заражение, репликацию и последующее распространение. По мнению авторов нового исследования — сотрудников Осакского университета (Япония) — это применимо не только к ближневосточному респираторному синдрому SARS-CoV и коронавирусу летучих мышей HKU9, но и к возбудителю Covid-19. В своей работе, результаты которой опубликованы в журнале Diabetes, они предложили объяснение тому, как жировая ткань пациентов с диабетом и ожирением участвует в развитии коронавирусной инфекции при помощи белка GRP78.

 

Команда под руководством Джихуна Шина обнаружила, что спайковый белок, играющий важнейшую роль в проникновении вируса в клетки, способен напрямую связываться с GRP78, присутствие которого, в свою очередь, способствует связыванию с ангиотензинпревращающим ферментом 2 (ACE2), облегчающим проникновение вируса в клетки. Чтобы понять, насколько GRP78 причастен к уязвимости перед Covid-19, авторы исследования изучали, в каком количестве этот белок присутствует в тканях пожилых людей, пациентов с ожирением и диабетом.

 

Результат был однозначным: GRP78 активно экспрессировался в жировой ткани и был повышен у людей и подопытных мышей, которые были старше, имели лишний вес и диабет. Сверхэкспрессия GRP78 коррелировала с гиперинсулинемией в адипоцитах (клетки жировой ткани). Однако нормализация уровней инсулина в крови с помощью метформина, ингибитора натрий-глюкозного котранспортера второго типа или агониста β3-адренергических рецепторов позволяли снижать экспрессию GRP78. Как показали опыты на грызунах, еще в этом помогали физические упражнения, ограничение калорий, воздействие холода и голодание.

 

«Высокий уровень инсулина в крови оказался важным фактором риска, который может предрасполагать пожилых людей, страдающих ожирением и диабетом, к Covid-19. Наше исследование предоставляет научные доказательства роли GRP78 как партнера по связыванию S-белка и ACE2. Это может приводить к тяжелому прогрессированию болезни и неблагополучным исходам, а лечение гиперинсулинемии и связанной с ней экспрессии GRP78, вероятно, должно стать терапевтической или профилактической целью», — подытожили ученые.

 

 

6. Ученые предложили лечить COVID-19 ядом скорпионов

Яд скорпионов может стать основой для новых лекарств от COVID-19, считают исследователи из Абердинского университета в Шотландии и Университета Суэцкого канала в Египте. Они запустили проект по изучению потенциала ядов для борьбы с инфекцией. Подробнее об этом сообщается на сайте Абердинского университета.

Depositphotos  

 

Яды скорпионов содержат биологически активные пептиды, некоторые из которых имеют антибактериальные и антивирусные свойства. Предположительно, это нужно, чтобы защитить вырабатывающую яд железу от инфекций. Исследователи полагают, что эти противовирусные пептиды могут лечь в основу новых препаратов от коронавируса.

 

В частности, исследователи уже собрали образцы яда скорпионов различных видов, пойманных в дикой природе, а также образцы самих желез. Эти материалы позволят получить огромное количество полезной информации о пептидном составе яда. После очистки яда от токсинов планируется выделить противовирусные вещества и модифицировать их с помощью ферментов, а затем протестировать в качестве лекарств.

 

Ученые надеются, что их работа позволит совершить множество открытий — яд скорпионов изучен плохо, но имеет большой потенциал для борьбы c COVID-19 и, вероятно, другими инфекциями.

 

7. Ученые назвали сроки повторного заражения коронавирусами для уже переболевших

Американские исследователи оценили вероятность повторного заражения коронавирусами SARS-CoV, HCoV-229E, HCoV-OC43, HCoV-NL63 и особенно SARS-CoV- 2.

Los Angeles Times

 

С начала пандемии Covid-19 от коронавируса погибли почти пять миллионов человек, 243 миллиона заразились, в России же теперь практически ежедневно фиксируют новые максимумы по числу заболевших и умерших. Подходы к борьбе с инфекцией зависят от стойкости иммунитета у выздоровевших и привитых, тем не менее прогнозировать уровни антител остается сложной задачей. Хотя доля повторных случаев не столь велика, а прошедшие вакцинацию в основном переносят болезнь в легкой форме, не стоит думать, что для людей с иммунитетом опасность миновала.

 

К примеру, как пишет The Guardian, среди 20 262 британцев, которые имели положительный результат на Covid-19 с июля 2020-го по сентябрь 2021 года, встречались 296 повторных случаев спустя примерно 120 дней или более после первой болезни. С приближением зимы вторичные инфекции, особенно из-за доминирования дельта-штамма, увеличат нагрузку на сферу общественного здравоохранения.

 

Ранее ученые оценили падение титров антител для близких родственников SARS-CoV-2 — SARS-CoV, MERS-CoV, а также сезонных эндемичных коронавирусов человека OC43, 229E и NL63. Маловероятно, что зоонозный возбудитель Covid-19 отличается особым взаимодействием с иммунной системой по сравнению со схожими патогенами. Значит, ослабление гуморального иммунитета, снижение уровней антител и вероятность повторного инфицирования SARS-CoV-2 можно изучить с учетом исследований по другим коронавирусам и при помощи филогенетического анализа. Этим и занялись ученые из Йельской школы общественного здравоохранения (штат Коннектикут, Нью-Хейвен, США) и Университета Темпл в Филадельфии, работа которых представлена в журнале The Lancet Microbe.

 

Они провели поиск в PubMed и Google Scholar на предмет статей, опубликованных с момента создания базы данных до 30 июня 2021-го и содержащих информацию об уровнях антител у людей, перенесших SARS-CoV-2, SARS-CoV, MERS-CoV, HCoV OC43, HCoV-HKU1, HCoV-NL63 и HCoV-229E, а также о срока повторного заражения. «Мы нашли одно или несколько исследований по каждому из этих вирусов, предоставляющих информацию о падении титров антител IgG к S-белку, нуклеокапсидному белки или лизату цельного вируса после заражения. <…> Затем мы выполнили поиск в PubMed и Google Scholar, используя термины «филогения», «филогенетика», «эволюция» и «филогеномика» в сочетании с терминами из нашего предыдущего поиска статей, в которых присутствовала информация о филогенетическом родстве», — пишут ученые.

 

Таким образом, в исследовании использовали несколько наборов данных о стойкости иммунитета к шести коронавирусам от 128 дней до 28 лет после заражения. Это позволило выявить типичные профили падения титров антител и риск повторного заболевания.

 

Результаты показали, что в эндемических условиях — то есть постоянного наличия в определенной местности заболеваемости людей той или иной инфекцией — вторичное инфицирование SARS-CoV-2 может произойти на протяжении от трех до 63 месяцев с момента пиковых значений антител, в среднем — спустя 16 месяцев. Как оказалось, этот срок почти в два раза короче, чем для других коронавирусов человека: от четырех месяцев до шести лет для SARS-CoV, от 15 месяцев до 10 лет для HCoV-OC43, от 31 месяца до 12 лет для HCoV-NL63 и от 16 месяцев до 12 лет для HCoV-229E (однозначных выводов по MERS-CoV не получили).

 

По мнению ученых, хотя их исследование имело ограничения, оно все равно предупреждает, что повторные случаи будут становиться все распространеннее по мере того, как пандемическое заболевание становится эндемическим. Поэтому властям следует учитывать сроки ослабления иммунитета при принятии различных ограничительных мер.

 

«Наша оценка решительно возражает против утверждений о том, что эпидемию удастся победить из-за коллективного иммунитета или что снижения долгосрочных рисков заболеваемости и смертности можно достичь без прививок. Опора на коллективный иммунитет без повсеместной вакцинации ставит под угрозу миллионы жизней и влечет за собой высокие показатели повторного заражения и смертности. Для районов с низким уровнем вакцинации наш анализ подтверждает необходимость постоянных мер, таких как социальное дистанцирование, надлежащая вентиляция в помещениях и ношение масок, чтобы избежать повторного заражения», — подытожили авторы работы.

 

8. Ученые ВШЭ установили, как ценности людей влияют на их отношение к ограничительным мерам в связи с Covid-19

Социологи и политологи из НИУ ВШЭ выяснили, какие ценностные модели и в каких случаях обеспечивают большую поддержку гражданами действий властей по борьбе с пандемией коронавируса.

Getty images  

 

Исследование опубликовано в журнале Plos One. Почти с самого начала пандемии Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) запустила медиакампанию «Оставайтесь дома. Спасайте жизни». В ней ВОЗ подчеркивала, что риску подвергается не только сам человек, но и другие люди, в том числе и незнакомцы. ВОЗ призывала к заботе об окружающих, указывая, что все мы несем ответственность за жизни других людей. Вопрос эффективности этой стратегии стал одним из основных для исследования ученых из Высшей школы экономики.

 

Команда ученых из НИУ ВШЭ (Кирилл ЧмельАйгуль Климова и Никита Савин) проверила, какая из двух стратегий поведения россиян — защитить себя или позаботиться о других — поможет государству эффективнее бороться с пандемией. Исследователи провели два онлайн-эксперимента, в которых приняли участие 2200 респондентов.

 

Дизайн эксперимента подразумевал вариацию двух экспериментальных факторов: указание на относительно высокие или низкие риски Covid-19, а также указание на то, кто является основным лицом, подверженным этому риску, — сам человек или другие люди.

 

Предлагая участникам эксперимента различные варианты описания ситуации с пандемией Covid-19, ученые отслеживали, как меняется решимость респондентов жертвовать своими правами, поддерживать ограничительные меры и введение уголовной ответственности за несоблюдение этих мер.

 

На основе этих экспериментов исследователи показали значимость ценностей человека. Если он разделяет просоциальные ценности, признает значимость достижения блага для всех людей, а не только для себя, он оказывается более восприимчивым к информации, подчеркивающей риски для других людей, а не для него лично.

 

«Таким образом, призывы носить маски и соблюдать социальную дистанцию, обоснованные заботой об окружающих, находят отклик лишь среди носителей соответствующих ценностей, — отмечает один из авторов статьи, младший научный сотрудник Лаборатории сравнительных социальных исследований имени Рональда Франклина Инглхарта Кирилл Чмель. — А для тех, кто не разделяет просоциальные ценности, следует подчеркивать в первую очередь личные угрозы и риски, связанные с заражением коронавирусом».

 

Кроме того, было обнаружено, что в случае указания на высокие риски одобрение антиковидных мер значительно возрастало, что, по мнению исследователей, может увеличить поддержку антидемократического направления в политике во всем мире. 

 

Ежедневный поток информации о количестве умерших и вновь инфицированных людей приводит к тому, что люди намного переоценивают риск смертности от нового коронавируса. Так, ученые обнаружили, что респонденты оценивают риск смертности от Covid-19 в среднем на уровне 35 процентов, что как минимум в десять раз превышало уровень смертности на момент проведения опроса

 

«Подобные искажения в оценках приводят к тому, что люди готовы жертвовать своими правами и свободами ради достижения безопасности. Это создает угрозу широкой поддержки авторитарных мер, которыми могут воспользоваться политические силы во многих странах. Кроме того, неадекватно высокая оценка риска смертности от коронавируса подрывает веру граждан в то, что государство может справиться с пандемией», — поясняет один из авторов статьи, доцент департамента интегрированных коммуникаций Никита Савин.

 

Ученые призывают как исследователей, так и представителей властей обратить внимание на коммуникацию рисков и ее значимое влияние на поведение граждан в условиях пандемии. 

 

9. Врачи рассказали, кто может умереть от COVID-19 после прививки

Среди привитых от COVID-19 смерть от этой болезни грозит лишь старикам с большим количеством сопутствующих заболеваний, выяснили ученые из Национального института здравоохранения Италии. Об этом сообщает новостное агентство Reuters.

Илья Питалев/РИА «Новости»  

 

Исследователи проанализировали данные о смертях от COVID-19 среди итальянцев с 1 февраля по 5 октября 2021 года. За это время скончались 38 тыс. человек, из которых 33,6 не были вакцинированы, 2130 получили одну дозу прививки или заразились вскоре после вакцинации, когда антитела еще не успели выработаться, а 1440 были вакцинированы полностью.

 

Среди вакцинированных средний возраст умерших составил 85 лет, кроме того, у них было около пяти хронических заболеваний — чаще всего болезни сердца, рак и деменция. Средний возраст непривитых умерших составил 78 лет, обычно у них тоже наблюдались хронические заболевания, но в меньшем количестве.

 

Таким образом, риск умереть от COVID-19 сохраняется среди очень пожилых людей с набором тяжелых хронических состояний, но даже среди стариков у привитых шансы пережить болезнь остаются выше, чем у непривитых, заключают исследователи.

 

10. Ученые: неверящие в COVID-19 заражаются им чаще

Сторонники теорий заговора о COVID-19 страдают от этого заболевания чаще, выяснили специалисты Амстердамского свободного университета. Об этом они рассказали в статье в журнале Psychological Medicine.

Максим Блинов/РИА «Новости»  

 

Исследователи опросили 5745 нидерландцев в апреле 2020 года, выяснив, кто из них и насколько верит в различные теории заговоров, связанные с COVID-19. В частности, они спрашивали, считают ли респонденты COVID-19 биологическим оружием, прикрытием надвигающегося глобального экономического кризиса или заговором с целью решения граждан прав.

 

В декабре 2020 года ученые задали участникам вопросы о том, придерживались ли они правил безопасности при пандемии, какой образ жизни вели, сдавали ли те тесты на коронавирус и каким был результат. Оказалось, сторонники теорий заговора чаще заражались COVID-19. Такие люди реже верили в опасность SARS-CoV-2 и, соответственно, пренебрегали мерами защиты, поясняют исследователи. Это повышало их риск заразиться.

 

Любители конспирологии чаще принимали у себя большое количество гостей, посещали бары и рестораны и, в целом, активнее контактировали с другими людьми. Кроме того, они чаще теряли работу и сталкивались с неприятием общества — возможно, из-за своих убеждений.

 

Вера в теории заговора может быть опасна для здоровья, заключают исследователи. Возможно, результаты в разных странах будут отличаться, но отказ соблюдать меры гигиены и социальную дистанцию из-за неверия в существование инфекции повышает риски заражения в любом случае.

 

По материалам Газета.ру (1, 2, 3, 6, 9 и 10) и Naked Science (4, 5, 7 и 8)

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
Читайте также

Добрый день. Решил все таки рассказать как я переболел коронавирусом в прошлом году, как всё происходило. Думаю не надо замалчивать разные нюансы работы медиков.

 

Да, я был вакцинирован. Вакцинировался в августе, заболел в октябре. В четверг вечером голова разболелась, ночью температурил. На следующий день температура опять поднялась, после обеда позвонил в больницу, оставил заявку на взятие анализа. Сказали что завтра приедут, т.е. в субботу. Но я сомневался что в субботу приедут, так как в позапрошлом году, когда я был контактным, на выходных тоже не приехали. Так и случилось, приехали только в понедельник, и то поздно вечером. В этот же понедельник у меня уже пропали вкус и обоняние. И вот когда брали анализы, нам сказали что анализы в город поедут только в среду. И что мы имеем? Со дня заявки на анализы, прошла неделя, чтобы узнать результаты. НЕДЕЛЯ. А как вы знаете, врач может выписать лекарства от ковида только после положительного результата. А поражение легких от ковида, за пару дней может достичь 60 процентов. До выдачи результата анализа мне уже стало трудно дышать полной грудью. Появился сухой кашель. Я заранее попросил у врача список лекарств, которыми надо закупиться, так как уже было понятно и без анализа что это ковид, еще и были сомнения что такие лекарства можно найти в нашем улусе. 

 

Кстати о лекарствах, это нормально, когда в пик пандемии в целом улусе в аптеках нету парацетамола? Что за халатная работа правительства? Парацетамол пришлось заказать тоже из города, а до этого прям сидели и считали таблетки, на сколько дней хватит их на всех. И какого было удивление что одно лекарство от ковида стоит больше 5К, и это на один курс одного человека. Почему правительство не помогает с лекарствами? Хотя бы половину от цены? В улусах не живут богачи, там живут простые люди с средней зарплатой в 20К, если не меньше. Ладно лично у меня больших проблем с деньгами нет, но я не представляю как лечатся люди которые живут от зарплаты до зарплаты.

 

Так вот, закупились лекарствами на сумму почти в 20К. Сидим лечимся. Участковый врач приезжает каждый день, дает уколы и т.д. Врач записал нас на рентген, чтобы проверить легкие. Сказали что сами приедут за нами. Прошло 2 дня, не приехали. Потом вообще сказали чтобы приехали сами. Кое как добрались. На следующий день врач говорит что мне надо лечь в больницу. Собрался, готов ехать, сказали что заберут. Нет, сказали мест нет. Только когда место освободится. Хотя я был уже уверен что даже если место освободится то не возьмут, так как во-первых, больных было много, во-вторых, я молодой и вакцинирован. Понял что меня возьмут в последнюю очередь. И в этом время, лежу, читаю Ykt, и вижу пост о том что Балабкина говорит не приезжать в город, а лечится в больницах на местах. Сейчас вот смешно, а тогда не очень) Так и лечились дома, каждый вечер приезжал врач, давал укол который помогал мне нормально дышать, прям легкие сразу как будто расширялись. Благо прошло все без серьезных последствий, хотя легкие напоминают о себе до сих пор.

 

Вообще удивляет слабая работа правительства, которая не может обеспечить лекарствами улусы, тем более самым распространенным и дешевым, но в то же время очень нужным лекарством, как парацетамол. Ладно мы, город у нас рядом, интересно узнать как обстоят дела в отдаленных улусах. У них все там организовано или как всегда все замалчивается?

 

И конечно когда пандемия закончится в первую очередь будут награждены всякие министры, а не рядовые врачи. Министры которые сидят у себя в кабинетах, даже республику в нужное время лекарством обеспечить не могут, работу больниц наладить не могут, но все равно получают огромные зарплаты. Такие зарплаты должны получать эти дежурные врачи, которые в 50-ти градусный мороз, поверх пуховика надев эти защитные костюмы, ходят по домам рискуя своим здоровьем, и лечат людей как могут.

 

Поделитесь своими историями, кто болел, как болел, как работали врачи.

Всем здоровья. 

Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации
Обратная связь