home
user-header

                        
                        
Прирожденные убийцы.1933 год.Сестры Папен.
котбаян 4 ноября 2021 г., 14:40 177

Зимой 1933 года Франция содрогнулась от ужаса: двух жительниц Ле-Мана, мать и дочь, зверски убили их горничные, две сестры, жившие со своими жертвами под одной крышей. Женщин не просто убили — им выдавили пальцами глаза, а головы изуродовали до неузнаваемости. Сестры даже не пытались бежать: их обнаружили в постели голыми в объятьях друг друга.

В 1926 году семейство Ланселин, а именно Рене, его супруга Жозефина и их дочь Женевьева, взяло к себе в дом кухарку по имени Кристина Папен. Вскоре та попросила взять на работу её младшую сестру Леа. Хозяева не отказали и взяли ту горничной. Так сёстры Папен оказались в доме семейства Ланселин.

Кристина и Леа Папен не вызывали у хозяев никаких нареканий. Вели девушки себя тихо, незаметно и послушно. Всё шло своим чередом вплоть до вечера 2 февраля 1933 года. В тот день глава семейства должен был встретиться с женой и дочерью на ужине у друга. Но женщины почему-то не пришли, и Рене в обеспокоенных чувствах поспешил домой.

Когда он пришёл, то не смог попасть в дом, так как входная дверь была заперта изнутри. Все окна в 3-этажном доме были тёмными, за исключением комнаты дочери на 2-м этаже, где горела свеча. На стуки и крики никто не отзывался, и бывший поверенный поспешил в полицию. Блюстители закона прибыли к дому и проникли в него через чёрный ход, взломав дверь. Там полицейские осмотрелись, и им сразу стало ясно, что произошло кровавое преступление.

Прямо в коридоре на первом этаже возле двери в кухню неподвижно лежало тело дочери семейства. Лицо девушки было всё разбито и залито кровью. В дополнение к этому возле головы Женевьевы лежал её глаз. На втором этаже в комнате хозяйки нашли её тело. Лицо мадам Ланселин также было всё разбито. Рядом валялся шарф, а на нём аккуратно лежали два выдавленных глаза бедной женщины.

Прислугу нашли на третьем этаже в их собственной комнате. Но сёстры были абсолютно целыми и невредимыми. Они лежали в одной постели голыми и крепко обнимались. Девушек вытащили из кровати и заставили одеться. Их стали допрашивать, и сёстры Папен заявили, что убийства хозяйки дома и её дочери поздним вечером 2 февраля совершили они. У убийц поинтересовались о мотивах жуткого преступления, не те ничего объяснять не стали.

Тщательно осмотрев дом, следователи установили, что убийства были растянуты во времени, и в общей сложности кровавые события заняли 30 минут. Злоумышленницы, убивая людей, орудовали кухонных ножом, молотком и оловянным горшком. Всё началось на втором этаже в комнате хозяйки. На неё напала одна из сестёр, вооружённая молотком. Жозефине нанесли удар по голове. Когда женщина упала, ей выдавили глаза. Причём преступница орудовала пальцами.

Дочь, по всей видимости, всё это видела и пыталась убежать из дома. Но искалечившая хозяйку сестра догнала её и повалила на пол в коридоре на первом этаже. Нападавшая прихватила нож на кухне и нанесла Женевьеве несколько ранений. Причём изрезала только ноги жертве. Напрашивался вывод, что дочь хозяйки лежала на полу и отбивалась ногами.

Пока внизу происходила борьба, ослеплённая Жозефина пришла более-менее в себя и сделала попытку покинуть дом, так как понимала, что преступница вернётся и добьёт её. Она вышла из комнаты, оказалась в коридоре, но тут на неё набросилась вторая сестра Папен и оглушила глиняным горшком, который стоял в коридоре.

А на первом этаже первая сестра справилась с Женевьевой, выдавила ей глаз пальцами и поднялась на второй этаж. Там она помогла добить хозяйку дома, а затем вернулась вниз и добила дочь. После этого преступницы прошли в ванную, где сняли забрызганную кровью одежду. Они вымылись, ушли к себе в спальню и легли в постель, где их и нашла полиция. Так закончилась хронология кровавого преступления.

За одну ночь имена 27-летней Кристин и 21-летней Леа стали известными всей стране. Французов потрясли как сама жестокость, с которой было совершено убийство, так и разительный контраст между этим преступлением и личностями сестер. Они работали в доме погибших вот уже семь лет и всегда отличались скромностью, трудолюбием и добропорядочностью. Надо ли говорить, что судимостей у них не было. Все свое свободное время сестры проводили в компании друг друга, и казалось, что пороков у этих агнцов и быть не может.

Подавляющее большинство тех, кто узнал о преступлении, были готовы линчевать Папен на месте. Однако были и те, кого заинтересовало, как это ангелы в одночасье превратились в кровожадных убийц. Самой популярной теорией была версия о том, что убийство стало частным случаем проявления классовой борьбы. Психоаналитики, в свою очередь, зацепились за то, что между сестрами явно были интимные отношения. Между убийством и началом судебного процесса прошло почти восемь месяцев, так что у общественности было время взвесить и обсудить все возможные причины, толкнувшие Папен на убийство.

Находясь в камерах, сестры не переставали давать наблюдателям пищу для размышлений. Старшая сестра, Кристин, большую часть времени каталась в сексуальной агонии по полу камеры, призывая Леа и озвучивая свои эротические фантазии. Когда она не звала сестру, то галлюцинировала. Во время одного из таких приступов Кристин попыталась выдавить себе глаза, после чего ее пришлось нарядить в смирительную рубашку.

На следующий день после инцидента Кристин попросила позвать следователя и сделала следующее заявление: она-де сказала ему не всю правду — на самом деле мадам и мадемуазель Ланселен убила она одна после одного видения, а Леа не принимала в этом никакого участия. Суд это заявление в расчет не принял, заявив, что Кристин просто пытается направить следствие по ложному пути, да и сама Леа упорно твердила, что она как раз принимала самое непосредственное участие в убийстве.

Суд стал событием национального масштаба. Журналистов и простых зевак было столько, что полиции пришлось регулировать не только уличное движение, но и перемещение толп народа перед зданием суда. В ходе судебного разбирательства врачи отметили, что личность Леа, казалось, полностью растворилась в личности Кристин, которую считали проблемной и несколько раз отстраняли ее от работы за наглость. По свидетельствам очевидцев, за несколько месяцев до убийства Кристин стала еще более взволнованной, чем обычно. Ее состояние ухудшалось с каждым днем. Вероятно, вечером второго февраля 1933 года ее накрыл очередной приступ. Леа, со своей стороны, никогда не проявляла признаков психических отклонений. Да, она было довольно робкой, склонной к панике и тревоге, обладала сравнительно низким интеллектом — но при этом была совершенно нормальной.

То, что характеры сестер были непростыми, вытекает из истории их семьи. Дед девушек по отцовской линии страдал эпилепсией и регулярно кидался на окружающих с кулаками. Часть родственников либо зачахли в богадельнях, либо покончили с собой. Отец сестер Густав Папен, любитель выпить, насиловал свою третью дочь, Эмилию, начиная с ее девятого дня рождения. Позже, в 16 лет, Эмилия ушла в монастырь. В довершение всего родители сестер развелись, и несколько лет Крестин и Эмилии пришлось провести в детском доме. Леа находилась на попечении своего дяди до его смерти, после чего ее также отправили в приют. Мать регулярно навещала их, но между ней и Кристин постоянно происходили стычки. Примерно за два года до преступления девушки полностью разорвали отношения с матерью. После вынесения приговора мать написала дочерям письмо, но они не стали ей отвечать.

Единственным, что в жизни Кристин и Леа было стабильным — это их фанатичная привязанность друг к другу. Работали они всегда вместе, поэтому, когда в 1926 году Кристин устроилась на службу в дом Ланселен, она уговорила хозяев принять и ее сестру. Ланселен отвели девушкам комнату на третьем этаже и общались с прислугой крайне редко. Каждое воскресенье сестры исправно ходили в церковь, но, похоже, других интересов у них не было.

Неудивительно, что у сестер развилось folie a deux — в буквальном переводе «парное безумие», параноидальное расстройство. Такое не редкость в парах или изолированных от окружающего мира группах, члены которых становятся единым целым и живут лишь внутренними переживаниями. Для таких расстройство характерно доминирование одного партнера над другим, что и произошло в случае Папен.

Оглашение приговора состоялось 29 сентября 1933 года. Старшую сестру Кристину Папен приговорили к смертной казни на гильотине. Младшую сестру Леа приговорили к 10 годам лишения свободы. Но 22 января 1934 года президент Франции заменил смертную казнь на пожизненное тюремной заключение, что тогда было обычной практикой в отношении женщин.

Однако легче ей от этого не стало. Лишившись общества любимой сестры, она отказывалась от еды и чувствовала себя все хуже. Даже после того, как Кристин отправили в приют города Ренн, она не продемонстрировала ни малейшего признака улучшения и в 1937 году в возрасте 32 лет скончалась. Официальной причиной смерти признали кахексию, то есть крайнее истощение организма.

Что же касается младшей сестры, то её судьба сложилась по-другому. Ей сократили срок на 2 года за примерное поведение, и женщина вышла из тюрьмы в 1941 году. Леа приехала к матери в город Нант, сменила имя на Мари и устроилась на работу горничной. В последующие годы она не вышла замуж и не родила детей.

О преступлении к этому времени все забыли, тем более, что шла Вторая Мировая война. Интерес к кровавой трагедии вновь проснулся в 60-е годы, когда на основе дела сестёр Папен стали создаваться документальные фильмы и художественные произведения. Журналисты разыскали Леа и взяли у неё несколько интервью. Но такое внимание со стороны прессы женщину тяготило. Единственное, что она сказала, так это то, что её старшая сестра «слышала голоса», которые и приказали ей убить невинных женщин. Такое заявление указывало на то, что Кристина являлась психически больным человеком.

Официально Леа Папен умерла в 1982 году. Но данный год был оспорен французским режиссёром Клодом Вентурой. В 2000 году он снял документальный фильм под названием «В поисках сестры Папин». В нём кинематографист утверждал, что нашёл Леа живущей в хосписе во Франции. В результате инсульта её парализовало, и она не могла говорить. Так закончили свой жизненный путь сёстры Папен, совершившие жуткое и бессмысленное по своей сути преступление.

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации
Обратная связь