home
user-header
продолжение. Короткие белые ночи
9 февраля 2016 г., 22:38 374

         Якутск. Июнь 2004. Гостиница «Онтарио».

         Я очнулся лежа в одежде на огромной кровати. Голова раскалывалась, во рту ночевала кошачья стая, руки дрожат... Эх, ты - сам имеешь фармацевтический завод, а лекарства от похмелья выдумать не можешь.

Огляделся. Я в гостиничном номере. Черт, не надо было столько пить в самолете…  Подошел к окну. Лес. Тишина. Прохладно. …Ничего не помню.

Впрочем:  я летел с Помощником… пили в самолете водку…я спал… Шесть часов перелета вполне хватило для того, чтобы и напиться и отрезветь и опохмелиться. 

Потом рядом со мной оказался Шизоид. Мы обнимались и орали что-то, потом ехали в джипе, пили… Гостиница в лесу. Все.

Сколько сейчас? На руке вместо золотого «Лонжина», на потертом кожаном браслете болтался старенький «Полет». Почему «Полет»?

         На них было 2 часа. Но это явно не день, солнца нет… Два часа ночи что ли? А что так светло, часы стоят?

          В дверь стукнули.

         -Заходи! – крикнул я, тряся часы возле уха.

         Зашел Сергей. Референт с безукоризненным видом, никаких признаков похмелья и как всегда в отлично выутюженном костюме. Как у него это получается, думал я, пытаясь попасть трясущимися руками на головку завода часов. Впрочем, за это и держу его всегда при себе…

         -Птица, часы в порядке, сейчас и вправду два часа ночи по-местному. Ты подарил своему другу свои, а он сказал, что так не делают и отдал тебе свои. В  Якутске белые ночи. Ну, как в Питере – только круче.

         -Круто, - согласился я. – Меня не искали?

         -Твои корефан Шизоид звонил на мобилу, спрашивал. А почему Шизоид?

-Это кличка такая, а вообще-то он подполковник угрозыска.

         -Ну а ты же говорил, что Никола, тот на чьи похороны приехали – авторитет какой-то местный…

         -Бывает… В армии были все одинаковые… А после – Шизоид в ментовку, Никола в братву, ну а я вот – в «олигархи» аптечного розлива…

-Он спрашивал за тебя, хотел подъехать, город показать. Похороны сегодня в двенадцать. Самолет домой вечером, билеты заказаны.

- Все, звони, поехали смотреть город. Утром на похороны и домой.

 

Во двор гостиницы медленно вплыл кремовый «Лэндкрузер» и остановился у крыльца, на котором я цедил коньяк из плоской бутылочки. С переднего пассажирского сиденья выскочил улыбающийся Шизоид.

-Ну че, проспался, сержант? Поехали, поехали! – обнял он меня и потащил его к машине, - я те сейчас город покажу, реку, леса! Ну и выпьем еще раз за встречу уже по серьезному, а то в порту ты совсем никакой был…

-Сергей, за мной! – заорал я, отбрасывая полупустую бутылку. – Ну что еще там?

-Пять секунд, Птица, пять секунд… Садитесь пока… - замахал руками говоривший по сотовому Помощник, - я сейчас…

-Давай, давай… - махнул я огорченно, - решай свои проблемы в темпе…

В машине Шизоид открыл бутылку водки и разлил ее по пластиковым стаканчикам.

-Ну, за встречу! – выпили мы.

-Наша якутская, чистая водочка. Закусывай рыбкой. Такой другой в мире нет!

-Ты мне все мозги про…бал в учебке, рассказывая про свою рыбку. Едал я ее. Спецзаказ делал Николе, чтобы попробовать. Каждый месяц бортом получал…

На переднее сиденье запрыгнул Помощник.

-Все тип-топ, Птица, можно двигаться!

Шизоид внимательно посмотрел на Помощника:

-Выпьешь?

-Виноват, при исполнении не употребляю, господин полковник! Маршрут движения?

-За господина спасибо! За полковника вдвойне! А маршрут… По шоссе прямо!

-Какое шоссе?

-Покрытие асфальтовое, раздолбанное, вокруг лес! – смеялся Шизоид.

-Понял, товарищ подполковник, - Помощник тихо что-то начал говорить в трубку. Еле слышно доносилось: - Повернули налево, движемся со скоростью сто километров, вокруг лес, вижу вывеску…

-Че это он? – посерьезнел Шизоид.

-Не обращай внимание. Бабки отрабатывает.

Водила, маленький якут, неодобрительно косился на Помощника, втапливая педаль газа в пол.

-Извините, товарищ подполковник, - вдруг сказал он, не поворачивая головы, - у нас хвост.

Я нажал на кнопку стеклоподъемника. Стекло медленно опустилось и слева появился джип, из которого дружелюбно улыбалось круглое лицо.

-Не понял, - протянул Шизоид, - ФСБ никто не заказывал.

-Господин подполковник, - повернулся Помощник и твердо сказал, - охрану заказывал я.

-А чего боишься? – успокоился Шизоид, наливая водку в стаканчики, - че, ценный кадр ты такой, что ли?

-Работа у меня такая, господин подполковник, - отвернулся Помощник.

-У, Птица, какие серьезные у тебя люди, - усмехнулся Шизоид, протягивая мне стаканчик.

Джипы въезжали в город.

 

Мы сидели на площади у фонтана и потихоньку потягивали пиво. Напротив нас стоял бронзовый Ленин и тянул руку к небу. Небо розовело, отражаясь в куполах собора стоявшего у реки. Огромные здания зеркально блестели стеклами. По площади гуляли парочки и слышался смех.

Я закрыл глаза и вытянул ноги.

-Ну, как тебе город? – скосил глаза Шизоид.

-Да ничего себе так…

Мы помолчали.

-Тебе армия не снится, - сказал я утвердительно, не открывая глаз.  

-Да нет, Птица… Я теперь в новой мясорубке, Птица. С электронным управлением и высокими оборотами. Здесь всего, всего…

-Классный у тебя джип.

-Классный. Жаль не мой. Один кекс подогнал на пару дней тебя повозить. Водила тоже его…

-Сергей! – крикнул я.

-Я, - появился ниоткуда Помощник.

-А почему мы не пользуемся «крузерами» у себя?

-Не поймут, Птица. Nobless oblige… Для вас, господин подполковник, перевожу…

-«Положение обязывает»... - нахмурился Шизоид.

Помощник  повернулся.

-Не хами, Сергей. – Открыл я глаза. – Поэтому тебе задание. Через час у меня должен быть джип. Новый. Круче этого.

-Понял... – Помощник испарился.

Шизоид хохотал.

-Ну… ты крутой! Я слышал, конечно, про твои заводы и так далее... Но если бы ты и в армии так командовал – мы бы и Пакистан за пару дней взяли!

 

Внезапно что-то изменилось. Мне показалось, что над площадью  пронеслась темная тень… Я моргнул…

Купол над нами уже не был розовым. Небо внезапно кто-то смял, превратив его в старый жестяной лист. Стены домов вокруг преобразились, словно сумасшедший художник мазнул по ним грязной кистью.

 В кармане Шизоида захрипела рация…

-Что, опять? – зверел на глазах Шизоид. – Где? Сейчас буду! Всех поднять! Какой план применить??? Твою мать, все планы одновременно!!! Еду!

-Что случилось? – уже окончательно очнулся я...

 

Джип разгонял поток машин по улицам, ревя сигналом. Сзади, поняв необходимость, фээсбэшникии врубили сирену, держась за нами бампер в бампер.

Шизоид угрюмо молчал.

-Хоть этим помогли, «старшие братья», мать вашу… - буркнул он, когда через минут десять мы вышли из машины.

Двор дома был забит машинами с синими номерами. Коротко, словно прощаясь, крикнула сиреной «Скорая», выезжая со двора.    

 

 У лестницы аккуратно стоял маленький белый сандалет. Люди вокруг переходили с места на место, светя фонариками под лестницу. Молодой парень разбирал чемодан с фотопринадлежностями. Мужик в несвежем белом халате устало курил у труб отопления.

-Ну что, Пал Викторыч? – спросил его Шизоид

-То же самое, Слава, то же самое… Изнасилование… - судмедэксперт смотрел в сторону.

- Значит тот же самый… - задумчиво сказал Шизоид.

-Тот же… Но… Я мельком сделал осмотр. На шее следы странгуляционной борозды. Душил, скорее всего, проводом. След ровный.  Пока все. Соседи говорят, что услышали детский  плач. Сперва выглянули, потом вышли в коридор. Слышали, как дверь подъезда хлопнула. Спустились, а там девочка без сознания. Слава Богу, они медики оказались, откачали девочку, иначе бы все… Сейчас «Скорая» увезла. Пока, Слава. Я поехал. Заключение экспертизы, как только – так сразу… – потушил сигарету о коробок спичек судмедэксперт, аккуратно втолкнул туда же окурок и вышел из подъезда.

-Что происходит, Слава? – не понимал я.

-Маньяк у нас в городе, Птица… Третий случай изнасилования. Во всех случаях он девочек придушивает сначала…  Так и убьет скоро…

          

Днем мы были у Николы. Похороны шли сдержанно. Меня удивило, что из женщин никто, кроме матери Николы не плакал. Хотя и мать Николы вытирала платком глаза молча. Ни вскриков, ни всхлипов, ни рыданий…

На поминках стол был как бы разделен невидимой чертой. На одной стороне сидели братки в черных рубашках. На другой – школьные друзья и друзья детства. Жизнь до этой гребаной перестройки и жизнь после… Негромко поочередно говорились тосты. Висела напряженная тишина.

         Я отозвал Шизоида.

 – Пойдем, покурим?

         Во дворе пахло тополями. От земли поднимался плотный, ощутимый на ощупь, зной.    

         -Хорошо у вас тут, оказывается… Надо было раньше приехать…

         -Приглашали же, - закурил Шизоид.

         -Кто ж знал. Слушай, вот у нас в России плачут на похоронах, а у вас тишина?

         -У якутов не принято на людях показывать эмоции… Грех. Но медики говорят, это плохо. На психику влияет. Стресс накапливается.

         - Это точно. Лучше бы выплакались. Слушай, а отчего умер Никола?

         - В общем, это такая история…

         Через минуту я уже знал.

Первой в городе была изнасилована семилетняя дочка Николы.

        

 Глава 2. ДАНЯ: ВОЗВРАЩЕНИЕ ПЕТРОВИЧА

 

Меня зовут Даниил, проще Даня. Прошедшей зимой во время аварии на ГРЭС я остался один дома… Макколи Калкин, блин, в якутском варианте. По ходу дела пришлось решать кучу проблем. Спасибо Деду, оставившему пятизарядку.

С тех пор соседи по подъезду относятся ко мне исключительно уважительно. И это мне не нравится. Самое плохое в том, что и в Семье ко мне уже относятся как-то странно. Я ощущаю кожей, что они, не подавая виду (семейная традиция!), чего-то ждут от меня что-ли… Дед чаще стал советоваться, Железная Леди называет меня не Даня, как раньше, а Даниил. Никины дети больше ничего не спрашивают, а только приносят мне свои тетрадки с уроками, чтобы я их проверил, и блин, стоят около меня столбиками, как воспитанные девочки, когда я тетрадки проверяю. Тапочки приносят, когда я домой прихожу…

Последней каплей было следующее: соседка Геля устроилась в соседний детский сад воспитателем. Как-то я шел мимо и тут тридцать или сорок детей орут: «Даня! Даня!» и бегут ко мне, маша ручонками. Ну и впереди всех Геля, топоча ножками сорок второго размера! Блин, оказывается она детишкам перед сном сказки про Даню рассказывает: Зверобоя с карамультуком!               

Петровича мне не хватает. Он пропал неожиданно и я за него волнуюсь. Маленький старикашка с большой головой, тонкими ручками и огромным здравым смыслом. Неожиданно я заметил за собой, что обдумывая любой вопросик, включая бытовые, (типа, покупки картошки) у меня в башке, как на дисплее, первой бежит надпись: «С точки зрения здравого смысла…».

И еще. Сейчас у меня есть пистолет. Настоящий. «Ствол» или «волына», как говорят урки, «Макар», как говорят менты. Мне его дал Гамлет, сын тетки Ануш. Он пришел через несколько дней  после прихода света, сидел и молчал, потом расстегнул школьный ранец и положил пистолет на стол. Сказал: «Вырасту, ты мне его отдашь». Сказал утвердительно, как мужчина в кино. Повернулся и ушел. Тетка Ануш потом поймала меня во дворе, долго что-то говорила ни о чем, а потом, сказав «Вай ме…», почти глазами спросила неслышно: «…Он у тебя?». Я понял и незаметно показал ей рукоятку со звездочкой. Она вздохнула и поцеловала меня в лоб. Блин, мелодрама была та еще…   

         В мае было как в сказке: чем дальше, тем страшнее. В одно майское утро, после Дня Победы, соседка появилась с известием, что в нашем районе появился маньяк - педофил. Поэтому детей теперь надо провожать до дверей школы, ну и соответственно встречать вечером. Слава Богу, до конца занятий осталось пару дней.

         Семья новость восприняла спокойно, т.к. все имели сотовые телефоны и процесс конвоирования детей можно было организовывать мобильно – кому удобнее, тот и встречает. Ленка только широко открыла глаза и как-то нервно спросила: «А он точно педофил? Ну, в смысле по детям? А не насильник, точно…?» Все тут же начали преувеличенно бодро ее успокаивать. Я даже с ходу описал стандартный психологический портрет педофилов, делая упор на то, что сексуальное удовлетворение в обычном порядке они получить не могут, следовательно, нападения со стороны педофила Ленке не грозит. Впрочем, это ее мало успокоило…

         Как всегда, вечером удобнее всего осуществить проводку детей от школы до дома оказалось почему-то мне. Описание этого процесса займет слишком много времени. Было нескучно. В наш район шла целая группа детей, с которыми шли их родители и, соответственно, мы перезнакомились: в разговоре в основном обсуждались методы расправы над маньяком, ежели сейчас мы его поймаем. Наиболее кровожадными были молодые мамаши, живо показывавшие, что они сделают с гениталиями педофила. Глядя на женщину, размахивавшую воображаемыми ножницами, я вдруг подумал, а знал ли я в свои семь лет - значение слова «педофил»?

Дети бегали вокруг нас и играли в «чеченских террористов»…  

         Придя домой я удивился, увидев Семью, в полном составе сидевшую в зале. Железная Леди живо отправила детей переодеваться и как-то тихо пригласила меня присоединиться. В общем,  проводился чрезвычайный Семейный Совет.

         Я ломал себе голову над тем, что могло послужить причиной столь неожиданного семейного собрания. Семейные Советы проводились обычно или в случае смерти кого-либо из близких родственников, или тогда, когда нужно было что-то крупное продать или купить. Неужели из-за маньяка?

Все оказалось проще и сложнее одновременно.

 

Ника попала на бабки. Большие бабки. Причем эти слова сказал не я. Так Ника объяснила ситуацию на Семейном совете, который плавно перерос в военный. В общем, Нику «кинули». Это уже мое мнение, которое я тут же и озвучил, после чего получил признательный Никин и недоумевающий Железной Леди взгляды.

         Ситуация была проста: наша тридцатилетняя красавица не вынесла пяти лет безбрачия после бурного развода и «пустилась во все тяжкие» (а это уже слова Железной Леди).  Избранником банкирши стал давний клиент банка, в котором она работала. Избранник имел «Лэндкрузер» - сотку, охранника и десяток магазинов в городе. Фирма, сиречь избранник, решила удариться в строительство и создать ипотечное агентство. Ника, которой всегда импонировала галантность, мужество и способность решить любую проблему, которыми обладал Избранник – сразу же согласилась на его предложение посетить новый боулинг-центр (««Космобол?» Это же не якутское название? А что, это игра чем – то с космосом связана? Нет? Странно… Что за фантазия…» - привожу дословно бормотание Железной Леди, впавшей в прострацию после озвучивания Никой суммы, которую она теперь должна).

         Соответственно, вечер в боулинге плавно перетек в утро в постели… Избранник был настойчив и после месяца ухаживаний тире совместного проведения свободного времени с кофе в постель, предложил Нике поучаствовать в создании новой фирмы. Ника, была к этому времени ослеплена ста килограммами мужественности и мускулистого тела. Он, собака, заимел привычку, заехав во двор своего недостроенного особнячка на Сергеляхском шоссе, подхватить Нику (нехилую женщину!) на руки и тащить до порога дома. Правда, через порог ее не переносил, а ставил Нику, на уже подгибавшиеся от счастья, ножки - у порога. Вот гад, и суеверный ко всему! Ника, для раскрутки ипотеки, взяла крупный кредит в своем банке и передала своему возлюбленному. Правда оформила все документально.

         -А как было оформление? – шевельнулся во мне юриспрудент.

         -Ну, я не знаю, Юрий Михайлович помогал. Ну, юрист наш банковский. Они даже поругались тогда с Геной… Геннадием. Юрий Михайлович составил документы… нормально же все шло, Дань… Что мне делать, я же работу потеряю…

         Дальнейшее развитие событий я пересказывать не буду. Рыдания на бумагу не перенесешь.

Фамилия Избранника была… Да к черту фамилию! В своем повествовании я лучше буду называть его Избранником – блин, слишком много у меня друзей Ген, Генок, Гиндосов, Геннадиев!

         В общем, фирма набрала денег с населения за будущие квартиры. Люди в очередь становились, чтобы их на бабки кинули! Ника, к несчастью, активно участвовала в деятельности фирмы, как учредитель. Даже снялась в рекламном ролике, актриса, блин! Я – то, тоже хорош, видел же ролик и лоханулся, даже не спросив, что за дела там. Впрочем, Ника последние полгода просто светилась  и все были рады за нее…  А  потом Избранник банально перегнал деньги на свой счет под левый договор и умыл руки. Ни домов, ни денег и разъяренные инвесторы требуют Никиной крови.  А Избранник так же банально исчез. И ни одной его подписи ни под одним документом нет.     

         Собрание закончилось ничем. Само собой, сугубо интеллигентные люди не смогли дать ни одного более-менее ценного совета…

         Май плавно перетек в июнь. За это время пару раз в квартире появлялись какие-то  люди, требовавшие денег, крича или просто плача на кухне. Ника взяла отпуск на работе и почти не выходила из своей комнаты, практически прекратив есть. Дед судорожно искал деньги. Все что могло быть продано – срочно продавалось. О погашении кредита в банке речи даже не поднималось – деньги возвращались вкладчикам, но все прекрасно понимали, что это всего лишь временная мера…

Скоро все будет продано и …  Загадывать даже не хотелось.

И зазвонил телефон…

 

Я взял трубку.

-Алле, добрый вечер, а как бы Даню услышать? – услышал я надтреснутый голос…

 …И как будто стемнело, колыхнулись свечи и на меня взглянули маленькие веселые глаза…

Я задохнулся…

-Петрович, проволочка на двери уже порвалась давно! И ружьишко зарядить некому! Ты где?

-Ну вот, ни тебе здрасте, ни нам до свиданья… Даня, здороваться кто будет?

-Петрович, ты мне нужен! Появись, а?

-Я всем нужен, - вздохнул Петрович, - ладно, скоро буду… Я тут, у тетки Ануш. Грей тушенку.  Водку греть не смей!

 

-Вот и я, - сказал Петрович, проходя в прихожую.

-Да уж вижу, - засмеялся я.

Мы обнялись и начали хлопать друг друга по плечам. Семья молча смотрела на нас. Петрович за время, что его не было - как-то изменился, как будто усох, стал прозрачнее. Впрочем, и видел-то я его больше в сумраке свечей.

В Семье я много рассказывал о законе здравого смысла Петровича и поэтому все очень благосклонно отнеслись к появлению старичка. Дед суетился около журнального столика, разливая водку. Дамы перешли на кухню готовить закуску.

Я кратко изложил Петровичу последние события. Все молчали и смотрели на седенького старичка, утонувшего в кресле. 

Петрович выпил и, вздохнув, дал свой расклад по Нике.

- Найдем Избранника. Допросим с пристрастием ... – вздохнул он, - и…

-А что такое допросить с пристрастием? – вдруг спросила Ленка.

         -Ну, к сексу это точно отношения не имеет, - отрезала Железная Леди, покосившись на Нику, осунувшуюся и побледневшую за эти нелегкие дни.

         - Это слово из нашей жизни, - сказал Дед, - не напрягайтесь.

         -А потом? – опять спросила Ника.

         -А хрен его знает, что потом… Посмотрим… На ментов надежды никакой, дело гражданской юрисдикции, не уголовной…  Если в суд – то это года на два, за это время  этот гад, все что у него есть, десять раз сможет перебросить на другую фирму, сменить фамилию, походку и сексуальную ориентацию… - подытожил Петрович. – Позвоните-ка еще раз этому гаденышу…

         Сотовый Избранника женским голосом предлагал оставить сообщение. Ника тем же тоном и голосом сказала: «Оставь надежды всяк сюда входящий…»

         -Он не ответит,  – уже убитым голосом закончила она.

         -Всяко-разно не ответит! – вдруг засмеялся Петрович, - Оно ему надо? Но сотовый не отключен, а это уже тема! Ладно, на сегодня все, утро вечера мудренее, как подсказывает нам…

         -Здравый смысл… - уныло сказала Ника.

 

Глава 3. СТРЕЛКА. ШИЗ

 

         Город затихал, готовясь к ночи, которая уже опустила свое белесое покрывало над улицами. Слепые днем светофоры обрели цвет, оправдываясь за бесцельно прожитый день и улицы замигали цветными огоньками, разгоняя по домам стаи машин.  

 

         -Никола в случившемся - винил себя. Считал, что это месть за какие-то его дела. Искал заказчика - все открещивались, конечно… ну он и начал дрова ломать. Носился по городу с бригадой, долбил всех знакомых, кого попало. Ну, свои ему это прощали – понимали ситуацию. Прошел месяц… Никола никого не нашел и запил по-черному… Вот… Как-то лег спать и не проснулся – мотор встал… - не спеша рассказывал  Шизоид. – Мы, конечно, тоже искали по всем каналам. Всех стукачей подняли в городе, по тюрьме все прошерстили… Ну, нет повода заказывать изнасилование ребенка! И по понятиям это последнее западло. Я думаю, что насильник - случайное лицо, не единственный же случай в городе за последние годы!

         -А сама девочка что рассказывает? – спросил Птица.

         -А что она расскажет… Так… общие приметы сперва говорила, а потом из шока вышла и вообще замолчала. Последнее время стеснялась в школу ходить – до истерики доходило. И с отцом перестала разговаривать. Ну, обычное дело, жертвы в таких случаях начинают бояться всех мужчин. Боюсь, опознание даже сделать не можем – если конечно найдем эту суку. Самая сложная категория дел по доказыванию. Если только сразу на горячем его прихватить, во время нападения, – тогда конечно…

         -Вот бл…ство, -  не выдержал Птица.

         -Там на похоронах… Братва просила встретиться. Есть тема, говорят, как раз по поиску этого маньяка. Поехали со мной, а?

         -А что я сделаю? – удивился Птица, - я ж аптекарь просто, таблетки делаю…

         -Люди они знающие, и почему-то и тебя пригласили…

         Птица помолчал. «Оно мне надо? Может не ездить…»

         Замурлыкал телефон. Шизоид цапанул себя за карман, но потом глянул на Птицу.

         -Эт твой, Птица. У меня мелодия другая.

         Птица и сам не помнил какая у него мелодия, но доносилась она из его куртки, болтавшейся рядом.

         -…Птица, виноват, забыл сообщить…

         -Что-то ты много стал забывать в последнее время, Сергей! Ты Помощник или кто? – ревел Птица в трубку. – Что там еще!

         -Машина… Ну, которую ты заказывал… Она за гостиницей, документы оформлены, ключи у портье… - виновато забормотал Сергей. 

         -Какая еще на хрен машина? – не понял Птица, загруженный событиями последнего времени.

         -На площади ты сказал…

         -Не отключайся! -  сказал Птица и потащил Шизоида за собой к портье.

 

         В траве рядом с гостиницей стоял квадратный черный «Мерседес».

         -Блин. Ты крут, Птица. – сказал Шизоид, - такой один у нас в городе…

         -Сергей! – сказал Птица в трубку, - вижу… Сколько? Ладно, если что созвонимся. Да и еще… Благодарю.

         -И скока, скока? – высунулся из за баранки Шизоид.

         -Слав, я такие деньги за два дня зарабатываю. Кстати, я сам не рулевой, так что пока ты за рулем.

         -Ай, уговорил, говорливый ты мой! Я весь твоя!

 

         Встреча была назначена в кафе за городом. Птица сидел в углу рядом с Шизоидом и пил кофе, рассматривая немногочисленных посетителей.

         -Мы не поздно? Может, они уже уехали? – нервно спросил он, прихлопнув комара на щеке.

         -Да нет, в самый раз.  А вообще просохатить стрелку – ну опоздать на нее - для братвы это невозможно.

         Птица озабоченно крутил в руках чашку, пытаясь что-то рассмотреть в коричневых потеках на дне.

         -Гадаешь что ли? – усмехнулся Шизоид.

         -Ну… Не смейся. У меня всегда предсказанное совпадает с тем, что случится.

         -В гадание на кофе я не верю.

         -Да ты же и сам шаман, Слава.

         -Конечно. А бубен у меня в кабинете на стенке висит. А в шкафу – костюмчик шаманский кожаный с бубенцами… Не забыть бы погоны на него пришить. Ты че, погнал с переживаний, Птица?

         -А помнишь ты мне ноги в госпитале заговорил? Шаманил?

         Шизоид резко повернулся к Птице.

-Слушай, Птица, с чего ты взял, что я тебя заговаривал?

-Ну бормотал ты что-то про себя по-якутски, покачивался…

-Да «забайкалка» твоя, язвы эти хреновы – это болезнь психологического характера, мне так знакомый хирург незадолго до этого объяснял. А я тебе стихи бормотал. Гете. По-немецки. Ну, помнишь «Горные вершины, спят во тьме ночной…». «Вартэ нур бальде, руйэст ду аух…» - «Подожди немного, отдохнешь и ты…»

-Психолог, блин…

         Подъехал джип  и из него неторопливо вышли двое в спортивных костюмах. Один встал у входа, второй зашел  в зал, огляделся, кивнул Шизоиду и вперевалку начал обходить столики, что-то негромко говоря сидящим. Посетители тут же собирались и уходили. Никто не возмущался.

         -Ну, началось, - сказал Шизоид. – Сейчас посмотрим, кто приедет…

         К кафе съезжались машины.

        

         -В общем, так. – сказал якут со сломанным носом и борцовскими, вывернутыми как пельмени ушами. – Тут собрались «старшие» ребят, с которыми контачил Никола. Мы уже говорили со всеми. У всех дети, все готовы порвать человека, которого ищут. Я считаю, что никто тут не при делах.

         Толпа мужчин одобрительно загудела.

         За сдвинутыми в квадрат столами сидело человек двадцать. Птица сидел в середине и молча рассматривал их лица.

         Рядом с Шизоидом сидел грузный чечен в блестящем костюме и что-то негромко говорил ему на ухо. Шизоид, напряженно ему отвечал.  Такой же грузный, как чечен, славянин со шрамом на лице, слушал их, утвердительно кивая головой. Два молодых якута в дорогих спортивных костюмах,  прислушиваясь к разговору, молча переглядывались, переминая набитые костяшки кулаков.

         -Значит, теперь дело за ментами. – подвел черту азиат, сидевший рядом с Птицей. – Эта мразь –  и не судимый, наверное. Псих, короче.

         -Слышь, Шаноев, - поднялся невысокий, средних лет якут в сером костюме. – Ты опер и я бывший опер. Все здесь сидящие это знают?

         Присутствующие нехотя закивала головами.

         -Но я и тогда…, - кивнул головой куда-то назад говоривший, - понятия соблюдал и невинных не гнобил. Так?

         -Так. Говори... – сказал чечен.

         -Меня подставили и съели свои же. Тогда были своими. Может кто и из сидящих здесь подсуетился – дело прошлое, зла не держу. Дело прошлое… Теперь по делу. Нужно чтобы Славе Шаноеву дали шанс найти этого… Не буду портить стол, за которым сидит столько уважаемых людей, грязной руганью и пустыми угрозами в адрес…ну, скажем, Этого. Я хорошо знаю систему ментовки и розыска особенно. Сейчас кипеж идет, вроде все на ушах. Но и Этот… знает про это и заляжет на дно, хрен найдешь его. Изнасилования прекратятся и менты бросят его искать... Этот все равно потом проявит себя. Спокойно жить мы не сможем. И поэтому я попросил пригласить сюда на нашу встречу друга Николы из Москвы. Связи у него там большие, я проверял. И в госструктурах тоже.

         -Это уже тема, - кивнули за столом.

         -Я прошу, чтобы гость привлек своих друзей из МВД и Генпрокуратуры. Сверху нужна команда «Фас!» – тогда и розыск будет. До самого конца.

Птица встал.

         -Я постараюсь. До свиданья всем.

         Повернулся и вышел из-за стола. Шизоид немного задержался.

- Пусть Этот дойдет до зоны. Ну а в зоне… - сказал славянин со шрамом, выпил и кинул бокал в угол.

         -Решили… – сказал якут с борцовскими ушами.

         Птица сидел в машине и крутил в руках мобильник. Открыл окно, сплюнул на дорогу и сказал в трубку, которую сняли после второго гудка:

         -Сергей?

                  

         «Геленваген» плавно жрал асфальт, поднимая клубы пыли.

         -В общем, так, – потушил сигарету Шизоид. – Помощь обещана информацией, если что-то всплывет. И говорят, всплывет. А так, они предлагают нам самим по классическим схемам отработать. Блин, как будто мы не отрабатывали эти «классические» схемы…

         -А что за схемы - то?

         -Ну, это поквартирные обходы, патрулирование… «Перехваты» там всякие… В общем, хватать всех подозрительных, держать и не пущать. Колоть и колоть. Больше ничего и не остается…  

         -А-а-а… - разочарованно протянул Птица.

         -Ближе к вечеру поедем к ойуунке… - сказал Шизоид. – Ну, к экстрасенк..ске… В общем, шаманке. Женщине – экстрасенсу.

         -Ты же в мистику не веришь? – потрясенно посмотрел на Шизоида Птица.

         -Кто тебе сказал? Я в гадание на кофе не верю… – крутил баранку Шизоид, - Если хочешь знать, сыскное дело все построено на мистике. Сколько случаев было, когда можно сказать, людей только бог и спасал. А сколько случаев было, когда всяких гадов задерживали только по случайности… А в мире ведь ничего случайного не бывает. Вот в середине девяностых,  в городе тоже сериями пошли изнасилования детей. А знаешь, как раскрыли? После очередного эпизода прокурор города собрал совместное совещание. Ну само собой - поорал, покричал на нас всех, а толку с этого… Тут же сформировали группу, объединили все дела в одно и поручили одному следователю… А тот с бодуна болел после вчерашнего, посидел в кабинете, посмотрел на кучу бумаги и вдруг поперся на место последнего изнасилования. Зачем, почему – хрен его знает… Сам объяснить не мог потом, говорит, как повел кто-то за собой… Лето было, жара за тридцать, машины у следака нет, на автобусе туда ехал, парился… Еще, рассказывает, и остановку нужную проехал … Пришел на место происшествия,  потусовался там, с местными пацанами поболтал… А тут насильник с какого-то хрена на место преступления вернулся. Пацаны на него и показали, сказали, что вчера, мол, того дядьку  с потерпевшим пацаном видели. Следаку ничего и не оставалось, как к нему подойти. Хорошо, что тот растерялся. Следак потом рассказывал, что тоже растерялся: представиться - представился, в отделение пригласил, а удостоверения так и не показал. Потом пока следак машину искал, чтобы до отдела доехать, потом пока ехали они… У задержанного моментов уйти достаточно было. Но он, как зомби, сам за следаком шел… Ну ладно, следак его в отдел доставил, а тут дежурный оформлять доставление отказывается… Не положено следователю прокуратуры самому задержанием заниматься. Хорошо, что мы тут мимо отдела проезжали и какого-то черта заехали в него… Начали допрашивать, а он сразу же и поплыл… В общем, тот самый и оказался, все эпизоды дал… А ты говоришь, мистика… - рассказывал Шизоид, - а вот объясни, с какого хрена следак на место происшествия поперся? А насильник? А как они пересеклись? То-то… Сверху кто-то рулил, я тебе говорю… Блин… - негромко выругался Шизоид. – А че это он фарами мне моргает? С дуба рухнул?

         Неприметная серая «тойота» поравнялась с «Геленвагеном» - стеклоподъемник  плавно опустил стеклину и кто-то махнул рукой в направлении обочины.

         -Понял, не дурак, дурак бы не понял…, - бессвязно пробормотал Шизоид и остановился.

         Из подъехавшей машины вышел невысокий пожилой мужчина в несвежей рубашке. Шизоид перебросился с ним парой слов и открыл заднюю дверь.

         -Стар становлюсь… Вот и на сходняк опоздал… О чем терли-то, подполковник? – сказал вновь прибывший, кряхтя устраиваясь на сиденьи.

         -А то ты не знаешь… - подозрительно ответил Шизоид.

         -Да знаю, знаю… В мои-то годы грех чего-то не знать и удивляться тоже…грех, - хохотнул старик.

         -Ты же вроде не у дел сейчас, Петрович? Чем живешь-то?

         -Твоими молитвами, подполковник, твоими молитвами… В общем, теперь по делу.

         Тон старика стал жестким и напористым.

         -Когда все это случилось, Никола приезжал и ко мне. Это было на следующий день после…м-м-м… происшествия. Мы с ним поехали тогда к нему домой. Девчонка еще  говорила, не понимала еще, что произошло. …Это потом уже ваши оперовские и прокурорские мальчики своими вопросами у нее всю память перебили, да еще и медики подсуетились по пять раз на дню у нее в заднице копаться… У кого угодно крыша съедет…

         -И что девчонка сказала тебе?

         -Да все то же что и вам, наверное. Возраст как у папы, здоровый как папа, только цвет волос светлый. Рубашка светлая, куртка кожаная желтая… Пахла вкусно куртка. Дяденька не пугал, мол, ее – шоколадку еще совал ей, обертку сам снял… В животик целовал… Потом больно сделал…

         -Ну, это она и нам говорила…

         -А внимание ты обратил, что на животике у нее ни одной царапинки не было?

         -Ты хочешь сказать, что…

         -Побрит он был чисто. Потом светлая рубашка… И не пах он ничем…Значит свежая рубашка – то была. А куртка… Температуру-то помнишь какая была?

         -Да жарко уже было… Тем более два часа дня.

         -Ну, а он в куртке, значит потеть должен был, запах должен был быть по-любому. Смесь пота с кожей куртки – запах дерьмовый. Проверь, понюхай свою курточку-то… Но если из дому выскочил недавно – пропотеть не успел. Значит, рядом где-то живет… Если бы на машине был - все равно пропотел бы.

         -Еще что?

         -Куртка кожаная, мягкая и желтая. Человек в такой куртке привлечет чужие глаза? Но никто же не обратил внимание, так? Следовательно, курточка – то непростая. Дорогая и тонкая. А где ты у нас на рынке видел тонкую кожу? Нету. Я стариковское время не берег, побродил по рынку… Желтые куртки только свиной кожи, толстые и грубые, совсем не мягкие…

         -Интересно, интересно, Петрович, продолжай, дед…

         -Для такого времени как наша весна, когда утром и вечером холодно, а днем – жара: только замшевая куртка пойдет…

         -Где ж ты раньше был-то, Петрович? Че никому не сказал?

         -Я сразу же сказал этому пацану – прокурорскому следаку, да оперу - недоростку, что допрос делали… Значит внимания не обратили… Ну это уже ваши заморочки. Жаль, побоялся за Николу, не сказал ему о своих умозаключениях… Разнес бы он интеллигенцию всего района.

         -И что ты ему сказал?

         -Я дал ему совет – не упирайся рогом в сотоварищей, собирай информацию о  чудных людях в городе…

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации
Обратная связь