home
user-header
2025
8 апреля 2020 г., 20:05 443

 

 Утреннее солнце ласково освещало пустые улицы. Под его лучами город казался живым, спящим, вот-вот готовым проснуться и снова превратиться в кишащий муравейник. Казалось, если прислушаться можно услышать его мерное дыхание.


   Но это было лишь первое впечатление. Приглядевшись, можно было увидеть траву, прораставшую сквозь асфальт, разбитые окна, облупившуюся краску на фасадах – явные признаки заброшенности и опустения.

   Тишину пустых улиц нарушили чьи-то осторожные шаги.

- а зачем нам оружие, в городе же никого нет?

- людей нет, а вот собак полно.

   Два человека в камуфляжной одежде медленно проходили по проспекту Ленина.

- о, смотри, у памятника руки нет! И дорога вся травой поросла… Хотя и раньше у нас дороги не очень были, да?

- хватит болтать Мичил, мы не на прогулке.

- да, но круто же быть здесь первыми! Ты представь, мы вернёмся…

- вернёмся, там и будешь докладывать.

   Болтовня младшего отвлекала Айтала. Он машинально изучал взглядом родной город, но мысли его были за его пределами. Что будет дальше? Сможем ли мы вернуться сюда? И если да, то как будем жить дальше?

   Ход его мыслей снова прервали.

- смотри, это же наш дом! Хочешь заглянуть?

- хватит! Ты же понимаешь, что чем быстрее мы прочешем город, тем быстрее сможем вернуться домой! Так что помолчи и сосредоточься на задании.

   Вид домашних окон сменил направление мыслей Айтала. Эти окна он видел в последний раз пять лет назад, когда в спешке покидал Якутск.

 

 

   А ведь начиналось всё как обычно. Очередная вспышка не известного вируса где-то далеко от Якутии – так было с птичьим и свиным гриппами и эболой. Люди смотрели новости за завтраком, качали головами, а потом шли на работу и забывали обо всём. Иногда в офисе обменивались парой фраз о новостях, но никто не верил, что это когда-либо коснётся Якутска – мы всё-таки находимся очень далеко. Мы слышали гром, но думали, что тучи пройдут мимо.

   А потом пошёл ливень.

   Неожиданно в городе нашли первого зараженного. Потом второго, третьего… После пятнадцатого в новостях уже не говорили об их состоянии – летальный исход был неизбежен. Люди начали паниковать, скупали продукты, лекарства. Правительство приняло решение закрыть город.  

 

 

   Пять лет назад в Якутске стоял жаркий июньский день. Семья Айтала проснулась рано утром, что бы успеть на первый автобус из города.

- быстрее! Они уже во дворе!

- да, спускаемся.

   Айтал вышел в подъезд с огромным рюкзаком за спиной и двумя баулами в руках. За ним, с чуть меньшими рюкзаками и парой пакетов, вышли его жена и сын.

- куда идём? К машине?

- погоди, сейчас разберёмся.

   Семья вышла во двор, где уже стояли три автобуса и одна полицейская машина. Весь транспорт окружила разномастная толпа соседей, все пытались пробиться к автобусам, но их сдерживали около десяти полицейских.

- извините… а если у нас своя машина, можно уехать на ней? – пожилой мужчина пытался пробиться поближе к автобусам. – Мы ж всё равно все не влезем!

- не положено, из города выезд разрешён только по пропускам.

   Толпа дружно испустила вздох негодования и тут же начала возмущаться:

- три автобуса на четыре девятижтажки?!

- ой, да кого надо и без пропусков пустят, а на нас им плевать!

- да пошли вы, я иду домой…

   Вдруг крики недовольной толпы прервала громкая сирена, после которой последовало обращение:

- сегодня, восемнадцатого июня две тысячи двадцатого года, правительство Республики Саха (Якутия) приняло решение полностью освободить три города, больше всего поддавшихся заражению: Якутск, Мирный и Нерюнгри. Таким образом, нам удастся локализировать очаги инфекции и не допустить распространения вируса за пределы этих городов. Эвакуация жителей уже началась, просим проявить терпение и дождаться приезда эвакуационного транспорта. Выезд за пределы города на своём транспорте запрещён…

- а что будет с зараженными? Вчера в новостях говорили, что их около двухсот…

- подожди, Мичил, давай дослушаем, - прервал сына Айтал.

- … двадцать первого июня сотрудники правоохранительных органов проведут контрольный обход всех жилых помещений. На следующий день город будет полностью отключен от всех коммуникаций, включая жизнеобеспечивающие. Просим всех проявить стойкость и понимание.

   На этом обращение закончилось.

- нет, а что всё-таки будет с заболевшими? – не унимался Мичил, обращаясь к родителям.

- слушай, сынок, ты же уже большой и смотришь новости. Вакцины ещё нет, а вирус уже лежит на всех поверхностях, к которым прикасались эти двести человек. Он очень стойкий и не поддаётся никакой обработке… Короче, в городе уже никому оставаться нельзя, скоро всё будет заражено.

- но заболевшие…, - снова начал было Мичил, но тут его прервал мужчина, стоящий рядом.

- парень, хватит сопли жевать! Дураку понятно, что через пару дней от этих заболевших ничего не останется. Ты лучше бы о себе подумал.

 

 

   В печке весело трещали дрова, им вторили скворчащие на кухне оладьи, весь дом был полон атмосферой надвигающегося праздника. Все пять его обитателей были заняты – мама с бабушкой возились на кухне, дед вырезал снежинки, а отец с сыном ставили новогоднюю елку.

- пап, а мы сможем хотя бы в следующем году вернуться домой?

– не знаю, Мичил. Может уже никогда не вернёмся, - вздохнул Айтал.

- нет, я думаю, мы всё равно вернёмся. Я хочу двенадцатилетие отметить в кафе!

- Мичил, тебе что, у нас не нравится? – дед снял очки и посмотрел смеющимися глазами на внука, - постоянно хочешь домой вернуться. Разве здесь так плохо?

   В деревне действительно было хорошо. Свежая еда, тепло и одежда – всего хватало для небольшой семьи. По сравнению с остальными им очень повезло – в то время как Мичил грелся у печки, большинство его ровесников ютились по так называемым временным домам с щелями в стенах.

   Однако, это было лучше, чем оставаться в городе. За полгода ни одно государство мира не смогло придумать вакцину, единственным способом победить болезнь было не заражаться. И если в начале года основным девизом было «Сидим дома!», то к концу 2020 стало понятно, что это не работает и города должны быть покинуты.

 

 

   Резкий крик вернул Айтала в настоящее:

- Папа! Смотри, здесь, кажется, кто-то был!

- где?

- вот, смотри – окурок лежит.

   Действительно, на треснувшем асфальте лежал окурок и всё ещё слегка дымил.

- так, смотри, мы сейчас должны идти прямо по проспекту, но давай завернём на Крупскую, может там кто-то…

  Айтал запнулся, увидив силуэт незнакомца.

- не ищите меня, вот он я! – на встречу следопытам вышел странный человек, - ловко вы на след напали, а я-то уже не надеялся, что кого-то увижу.

   Человек был низкого роста, но больше никаких примет заметить было нельзя. На нём было несколько слоёв одежды, поэтому трудно было понять его телосложение. Мохнатая шапка закрывала его голову и половину лица.

- меня Мишей звать, а вы кто?

- я Айтал, а это Мичил. Ты откуда здесь появился?

- аа, я в городе уже как десять лет живу. Считай, местный.

- как десять лет? – удивился Айтал, - ты что, последние пять лет здесь жил?

- ну да, куда ж я денусь-то.

 

 

   Солнце стояло уже высоко, и новые знакомые присели на полуразрушенных лавках у кинотеатра что бы отдохнуть от жары. Миша начал свой рассказ.

- почему не уехал? Да не верил я и всё. Думал, как-нибудь всё образуется. Даже радовался как всех перехитрил – остался в пустом городе и мог всё что угодно делать, весь город мой был. Всё лето как стрекоза бегал по городу, наполнял свои карманы разным добром. А потом наступила зима и уже стало не до шуток.

   Еды в городе осталось много. Первые месяцы я шиковал, ел всяких креветок на кухнях ресторанов. Да и потом в принципе не голодал – ел консервы, дошираки, стрелял уток и ловил карасей на Сайсарах. Вот только в последнее время всё чаще какие-то испорченные стали попадаться продукты.

- а почему ты не заразился?

- да не знаю я. Врачей то нет что бы меня проверить, - усмехнулся Миша, - да и вакцина-то уже не нужна вроде?

- да, ты прав. Сейчас это уже не важно.

   Солнце уже стояло высоко и в городе становилось жарко.

- Миша, а вы почему шапку не снимаете, лето же, - спросил Мичил.  

- ооо, ты что! Ты знаешь сколько эта шапка стоит? Триста тысяч рублей! Я, конечно, ничего не заплатил, но вот посмотри, какие тут красивые золотые пряжки! Я с ней с первого года не расстаюсь.

   Миша бережно погладил растрепавшуюся и местами потертую шапку, и снова её надел.

- я за эти годы столько всего скопил! Когда люди вернутся, я буду самым богатым тойоном среди всех! У меня сто тридцать шуб норковых, пятьдесят пять внедорожников…

   Миша осёкся и подозрительно посмотрел на Айтала.

- а вы тут что забыли? Ограбить меня решили, что ли?

- нет, конечно! Сейчас эти вещи никому не нужны. Мы даже деньгами уже почти не пользуемся, перешли к натуральному обмену.  Все живут бедно, зато никто не в обиде.

   Миша прищурился, задумался на секунду, и вдруг начал хохотать, запрокинув голову.

- о, даёт! Денег уже нет говорит! Как это нет, ты что, дурак? А как зарплату платить, еду на что покупать?

- так сейчас и не работает никто как раньше, все живут своим хозяйством. Делимся, кто чем может.

- это что, обратно в Союз вернулись что ли?

- нет, сейчас вообще всё сложно стало… И проще одновременно. Выживаем все вместе, по одиночке никто не смог бы.

- э, а ты на меня посмотри! Я был один все эти годы, и не только не умер, а столько богатств скопил! Тоже мне, умники нашлись! У меня машин знаешь сколько? А бриллиантов? Да весь город мне принадлежит!

- а не хочешь с нами в деревню? Нас там довольно много, люди хорошие все.

- да зачем мне туда? У меня здесь дом, вещи мои. Я лучше подожду пока вы сюда переберётесь.

- долго придётся ждать, - ответил Айтал, - сразу в город не вернуться, нужно будет всё подготовить. Да и не все хотят возвращаться.

- ну ничего, я столько лет ждал и ещё подожду. Зато потом я самым богатым буду!

 

 

   Люди так и не вернулись в Якутск и другие города. Начали строить новые, отличавшиеся от старых не только внешне, но и по внутреннему содержанию. Спустя много лет старые города превратились в руины прошлой цивилизации куда водили экскурсии. 

   Самым известным музеем в Якутске стал "Дом последнего жителя" - Мишин домик, снизу и до верху забитый экспонатами ушедшей эпохи. Экскурсоводы в шутку называют его "Дом последнего капиталиста" 

 

 

 

Рассказ на конкурс "Заражение"  #конкурсКЛФ14 

 

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации
Обратная связь