home
user-header
Жунь Кунь
8 апреля 2020 г., 23:53 1223

Город был уже привычно тих и пустынен. Теплый весенний вечер таял в наступающей ночи, падал пушистый снег, в окне старенького дачного дома на Белом озере горела зеленая лампа, хрустели поленья в печи, на диване лежал Аполлинарий.

Он заметно исхудал, от его восьмидесяти килограммов осталось не более шестидесяти пяти. И хотя болезнь он перенес сравнительно легко, некоторые симптомы еще оставались. Уже несколько месяцев он жил один, а именно с того времени как он, вдруг почувствовав легкое недомогание, подумал, что произошло-таки заражение коронавирусом, бушевавшим на планете к тому времени уже полгода. Тогда он сообщил родным, что уходит в самоизоляцию, на дачу. Тещина комната и балкон были заблаговременно забиты продуктами, которых семье должно было хватить на три года. Аполлинарий приобнял любимую жену и детей. Целовать не стал. «Будем действовать по плану Б», - сказал он и ушел. 


Он сел в свою старую, но крепкую Хонду, багажное отделение которой было наполнено продуктами питания и прочим необходимым, завел мотор и не заметил за разными мыслями как уже оказался на даче. Соседей не было. Вокруг, казалось, нет  ни души. Так он стал жить тихой размеренной жизнью. Рубил дрова, носил лед, чистил снег. Такая работа ему нравилась. Он вспоминал детство, родной дом в Сайсарах, отца, который научил его всему, что должен уметь мужчина по хозяйству. Единственное, чего не доставало на даче – это коров, свиней и кур, которых держали они тогда на улице имени Винокурова….

 Сотовая связь первое время, наверное, с месяц, еще работала и с семьей Аполлинарий созванивался ежедневно. Слава Богу из родных никто не заболел. Но потом связь пропала и о том, что все в порядке родные сообщали, в соответствии с планом, один раз в неделю выстрелом из ракетницы ровно в 12 ночи. Аполлинарий отвечал выстрелом из своей ракетницы. Так проходили бесконечные дни и ночи. Из развлечений был только старенький телевизор, по которому крутили всего два канала. Первый и НВК Саха. Заражение коронавирусом давно охватило всю планету. Было запрещено выходить из квартир и покидать участки. Нарушителей вылавливали и направляли в изолятор, где они погибали.

Аполлинарий встал с дивана и включил телевизор. По первому каналу, как обычно, выступал Самый Главный. Он сообщил, что сегодня, несмотря на введение режима тотальной изоляции, под угрозой вымирания находится все человечество и потому к нарушителям будут применяться самые жесткие меры, вплоть до ликвидации, ибо у государства уже нет денег содержать нарушителей в изоляторах. Далее Самый Главный сказал, что полномочия по ликвидации несознательных, именно несознательных граждан, вновь повторил он, передаются регионам. «Ликвидировать будем везде, если надо и в дачном туалете, если надо и под мостом», - завершил свою речь он.

Так прошло еще несколько месяцев. По первому каналу регулярно сообщали о ликвидации нарушителей в Москве, Санкт-Петербурге и многих других регионах страны, показывали леденящие душу кадры. Горы трупов лежали на улицах российских городов, как напоминание о неминуемой ответственности за нарушение режима тотальной изоляции. По НВК Саха ничего подобного не сообщалось. «Слава Богу, - думал Аполлинарий, - наше региональное руководство более гуманно».

Как-то раз, Аполлинарий услышал дикий гул наверху, дом буквально затрещал по швам.  Выскочив во двор, он увидел над головой десятки черных вертолетов, пролетавших в сторону города. На их бортах были отчетливо видны китайские иероглифы. «Китайцы?! Что они здесь делают?», - подумал он. Он забежал в дом и включил телевизор. По темному экрану канала НВК Саха шла бегущая строка, сообщающая о том, что с минуты на минуту выступит Главный по региону.

Главный по региону был мрачен. Он сообщил о том, что народ повсеместно нарушает режим полной изоляции, отчего он вынужден был заключить соглашение с китайской стороной для ликвидации нарушителей. До последнего момента он, как оказалось, держал средства, предусмотренные для строительства Олонхоленда, но теперь эти средства перечислены китайской стороне и отныне китайцы будут контролировать все движение на территории города и региона в целом. «Запомните, - сказал Главный по региону, - если с китайского вертолета или дрона прозвучит команда «Жунь кунь» вы обязаны в течение одной минуты вытащить лист с указанием своей фамилии, имени, отчества и даты рождения. Затем они проведут проверку, и, если у вас не окажется специального разрешения, вы будете ликвидированы. Прошу отнестись ответственно, иначе вас просто не станет». Далее это выступление повторяли каждые полчаса. Потом появился запрет даже выходить во двор, кроме специально отведенного времени в светлое время суток через каждые три часа на 10 минут. По местному телевидению стали показывать ужасающие картины ликвидации опрометчивых граждан.

Как-то раз, в эти отведенные 10 минут, Аполлинарий пошел в туалет и вдруг на замершем озере заметил, как будто шевелится снег. Из щели туалета он стал наблюдать и увидел, что сугроб снега приближается.

— Кто это там ползет?! – крикнул Аполлинарий.

— Это я Митроха! Я в магазин, там водку дядя Толя продает. Он там живет в магазине, никуда не выходит, продает по тихой.

— Ну ты даешь Митроха, делать тебе не фиг.

— Тебе  чего-нибудь прихватить?

— Не надо. Ты там осторожней. Если что заползай, партизан.

— Заползу.

Через несколько дней поздно вечером Митроха приполз в своей простыне.

— Ну что, сидим дома?! - весело сказал Митроха.

— Сидим, а что еще делать? Ты переболел этим гребаным вирусом или нет?

— Да давно еще. Месяц провалялся, хорошо водка помогла.

Вдвоем стало веселей. Митроха рассказывал свои байки. Например, о том, как учился в авиационном училище и был отчислен за самовольный пролет на вертолете под мостом. Тогда начальник училища, ветеран войны сказал ему, чтобы тот через год приезжал восстанавливаться, что они помогут, ибо таких асов он еще не видел. «Ты представляешь под мостом на вертолете?!», – смеялся Митроха. А потом вдруг начинал грустить.  Митроха приползал почти каждый день. Но ночевать отказывался, говорил, что уже старый и спать может только в своей кровати, а пить только за своим столом.  Так прошел месяц.

Но потом снег растаял, вертолеты и дроны стали летать регулярно. Расположенные в поселке Маган китайцы курсировали над Белым озером без остановки. Митроха больше не появлялся. Прошла еще пара месяцев унылой и тоскливой одинокой жизни.

Как-то ночью в дверь постучались:

— Кто там? - спросил Аполлинарий.

— Это я, Митроха!

— Что случилось?

Митроха стоял весь бледный.

— Дядю Толю увезли китайцы! – вымолвил он.

— Куда увезли?

— Откуда я знаю?! Я срубил тальник и под его прикрытием добрался до магазина. Смотрю - его выводят, он дверь закрыл, потом посмотрел на тальник и увидел меня. Грит: «А это, что за баобаб тут вырос?», и незаметно кинул в тальник ключ. Смотрит в другую сторону и говорит: «Не боись, Митроха, китаезы нифига не понимают, я проверял». И его увезли.

— Ну, главное не убили. Надеюсь, выберется.

Включили телевизор. Главный по региону сообщил, что с этой минуты у нарушителей режима полной изоляции не будет возможности нарушать.  Закуплено еще полсотни вертолетов. Все вертолеты оснащены дополнительно тепловизорами. Каждый вертолет оснащен видеокамерами, изображения с которых напрямую передаются на местное телевидение. На эти цели направлены средства, которые он хранил до последнего на строительство моста через Лену. «Теперь у нас и моста не будет», - печально подытожил он.

С этого дня Митроха стал вынужденно жить у Аполлинария. Вертолеты и дроны висели над городом и его окрестностями постоянно. По телевизору еще неделю показывали процесс ликвидации жителей города, последними словами которых становилась эта страшная фраза «Жунь Кунь». Потом все стихло. Уже и мышь не могла проскочить. По первому каналу Самый Главный говорил одно и тоже. Крутились повторы. И так изо дня в день. По НВК Саха крутили постоянно речь Самого Главного, где он говорил о том, что стоит особо отметить работу в регионах. «Особенно важным и действенным является внедрение опыта региона Якутии и ее губернатора, который первым предложил использовать опыт и мощности наших китайских партнеров. Благодаря этому нам удалось локализовать вирус и теперь вирус локализован в каждом отдельном регионе страны», - говорил он.

Митроха стал заметно нервничать.

— Все надоело! Как так жить дальше?! Я пойду в магазин и возьму водки и курева. Без курева не могу! Они издеваются над нами!

— Не ходи никуда. Вся дорога просматривается. Они убьют тебя.

— Да и пошли они на хрен! Мой отец погиб на фронте. Не испугался фашистов. И я не побоюсь китайцев!

— Терпи Митроха. Вон, по телеку говорили, что вот-вот рыжий американец вакцину привезет.

— Хрен он привезет, а не вакцину! Сидим дома как ворье на домашнем аресте. Нет! В нашем роду воров не было и не будет!

Так прошла еще пара месяцев. Один раз Аполлинарий проснулся поздно. Ему послышались выстрелы. «Опять сон приснился», - подумал он.  Митрохи дома не было. «В туалете застрял, как всегда, на три часа» - решил Аполлинарий и стал готовить завтрак. Но прошел час, другой, третий, а Митрохи все не было.  «Пойду проверю», - подумал Аполлинарий и пошел в туалет. Митрохи не было и в туалете. На душе стало тревожно. Дома включил местное телевидение. Аполлинарий ждал новостей. Начались новости. Все как обычно. На экране мелькали цифры. Сколько заразившихся, сколько умерших. Сколько ликвидировано в последнее время не сообщали, так как люди уже давно не нарушали запрет. И вдруг цифра по городу Якутску ликвидирован один нарушитель. Сердце екнуло. Далее диктор сообщил о том, что только что поступила видеозапись о ликвидации нарушителя в районе Белого озера. Аполлинарию все стало ясно. Он хотел выключить телевизор, но тут на экране увидел фигуру Митрохи. Камера приблизилась к нему. Китаец в микрофон произнес: «Жунь Кунь». Митроха стоял и жадно курил, потом вдруг сделал характерный жест положив одну руку на бицепс другой, согнутой в локте руки и громко крикнул: «Сам жуй!!!» Раздалась автоматная очередь. Митроха упал. Камера приблизилась и безжалостно продемонстрировала лицо умирающего Митрохи на весь экран. Потом экран телевизора стал черным. Бегущая строка сообщала об обязательном соблюдении режима тотальной изоляции….

«Ну зачем, зачем ты пошел в магазин?!», - говорил Аполлинарий и чувствовал, как ком подходит к его горлу. Он не помнил, как долго просидел возле включенного телевизора и как уснул там же. Проснулся от громкого голоса диктора. Диктор говорил: «Внимание! Кто узнает этого человека немедленно сообщите путем выхода из дома и демонстрации надписи – Сообщение!» На экране была фотография Митрохи.«Интересно, зачем им его личность. Раньше никогда не выясняли личности ликвидированных» - подумал Аполлинарий и пошел в туалет. Открыв дверь туалета Аполлинарий, чуть не закричал от неожиданности. Внутри стоял Митроха и улыбался.

— Ну сколько можно тебя ждать? - возмутился Митроха.

— Митроха! Ты живой!!! - радостно закричал Аполлинарий.

— Живой как видишь. Ну ладно я пошел в дом, холодно и жрать охота, если меня не засекут, спокойно подходи.

— Окей.

Дома Митроха рассказал, как было дело. Он пришел в магазин незаметно, дверь снаружи была открыта, постучал.

— Открыл дядя Толя! Представляешь его отпустили! Выяснили, что он не нарушал режима, а на продажу алкоголя уже никто и не смотрит. Он рассказал китайцам, что жена у него была китаянка. Хотя на самом деле жена его была  кореянкой.  Тогда один китаец-переводчик  признался ему, что у них вакцина есть давно. И что они все вакцинированы. В Магане у них в медпункте ставят вакцину своим, ее там много. Потом я  у дяди Толи  затарился сигаретами, водочки взял и напоследок он мне сунул  фарша прямо в сковороде за пазуху, так как руки то были заняты. Я прошел полпути как тут этот вертолет. Жунь Кунь хренов. Я водку положил, сигарету затянул и грю: «Сам жуй!» Тут очередь, в груди как даст, я упал и думаю все хана. Так лежал, наверное, полчаса. Вертолет улетел. Потом очнулся, грудь болит, там, где лежала сковорода три дырки в пуховике, а раны нет! Как  приполз на радостях даже и не заметил. К дому подходить не стал, дроны увидел и нырнул в туалет.   Сейчас ищут меня наверное?

— Да. Уже по телеку передавали.

Аполлинарий долго не мог уснуть. Как так, получается вакцина есть, а народ не вакцинируют. За стенкой ворочался Митроха.

— Митроха ты не спишь? - спросил Аполлинарий.

— Не сплю. Думаю, как бы вакцину раздобыть. А ты чего не спишь?

— Да блин, такие же мысли лезут. Слушай, может рискнем ради народа?

— Базара нет. Тут дядя Толя говорил, что ему спецпропуск какой-то дали. Может хоть пешком, хоть на машине ездить. 

Не сговариваясь, они встали. Аполлинарий поставил аккумулятор на зарядку. Достал свою ракетницу.  Решили часиков в 5 утра резко подъехать к магазину и посигналить. «Дядя Толя выйдет со своим пропуском. Стрелять не будут. Сядет в машину и поедем в Маган».

Так и сделали. Дядя Толя вышел с пропуском. Никто не засек. «Спят негодяи», - сказал Митроха. Автомобиль рванул в Маган, по пути никто не останавливал. Светало, ехали с выключенными фарами. Далеко над городом мелькали вертолеты.

Дядя Толя рассказал, что жена его была кореянкой, но родом из тогда дружественного Китая, что познакомились они в Москве, там и поженились. Потом дядя Толя попал в историю: посадили его надолго. Жена была беременной и уехала рожать домой в Китай. Больше так и не виделись. «Интересно кто родился сын или дочь…», - закончил свой рассказ дядя Толя, когда уже въезжали в Маган.

Дядю Толю с автомобилем оставили у родственников Митрохи, коим привезли достаточно продуктов. Взяли пропуск и пошли через ограждение к домику, где раньше был медпункт. Поле аэродрома было усеяно китайскими вертолетами. Заглянули в окно домика, там сидел китаец и смотрел в компьютер.

Адреналин зашкаливал. «Вперед!», - крикнул Митроха, и они ворвались в дом. Аполлинарий приставил пистолет к голове китайца: «Говори, где вакцина или я тебе голову снесу!» «Не стреляйте! Не стреляйте! – вдруг закричал китаец, - я вам все покажу!» Китаец повел их в подсобку, где стояло множество ящиков. «Вот, это вакцина!» - сказал китаец. «Ставь, падла», - рявкнул Митроха и засучил рукава. «Сейчас, сейчас», - сказал китаец и стал распаковывать ящики. Он достал шприцы, наполнил их этим веществом и хотел было поставить укол Митрохе, но тот сказал, чтобы тот поставил сначала себе. «Я уже привит», - сказал китаец. «По херу! Ставь себе, падла!» - воскликнул Митроха. «Хорошо, хорошо», - сказал китаец и начал вводить себе содержимое шприца. Когда он ввел половину, Аполлинарий сказал: «Хватит, видим, что не врешь. Теперь бери новые шприцы и ставь нам». Китаец так и сделал. При этом китаец рассказал, что эта вакцина не только не допускает заражения, но и за полчаса полностью излечивает заразившегося, на что на самом деле хватает и капли этого вещества. «Здесь хватит на миллион человек, - говорил он, - а не использовали ее из-за денег и природных ископаемых, которые во время режима тотальной изоляции можно легко получать со всего мира».

 — Слушай, китаец, - сказал Митроха, - а ты где так хорошо по-русски научился шпрехать?

— Да я, честно говоря, наполовину-то якут.

— Якут?! - крикнул от удивления Аполлинарий.

— Да, Саха.  

— Офигеть! - воскликнул Митроха.

— Мама моя была за мужем за саха. Жили в Москве. А я родился в Китае. Мама хорошо говорит по-русски, меня и научила. Отца я не видел. Вот когда объявили набор сюда, я сразу и записался добровольцем-медиком.

— Отца-то как звали? - спросил Аполлинарий.

Тут в дверь постучали. «Сидите тихо, я вас не выдам», - сказал китаец и вышел из подсобки. Аполлинарий держал наготове свою ракетницу. Митроха сжимал в руке шприц.

В домике быстро говорили по-китайски. «Сдаст нас падла, как есть сдаст», - шептал Митроха. Потом кто-то вышел и зашел китаец.

— Ну что, сдал нас небось? - спросил Митроха.

— Нет. Это начальник авиаотряда. Сегодня говорит выходной. Больших вылетов не будет. Они все уезжают в лес прямо сейчас, - ответил китаец, и добавил, - вот сейчас еще пять вертолетов вернутся и только дроны будут летать.

— Давай хоть познакомимся, — сказал Аполлинарий.

Китаец назвался Анатолием.

— Это меня в честь отца назвали.

— Е-мое! - воскликнул Митроха.

Тут его одернул Аполлинарий:

— Не время. Потом поговорим. Найдем мы твоего отца. А сейчас за дело!

И они стали разрабатывать план действий. Вскоре прилетели оставшиеся вертолеты. Их экипажи ушли спать. Анатолий сказал, что вертолеты заводятся от кнопки внутри салона. «Хорошо. Вот ближний вертолет, его не видно ниоткуда, туда и перенесем все ящики с вакциной. А дальше взлетаем», - сказал Митроха.

Так и сделали. За полчаса перетащили туда всю вакцину и шприцы. Затем слили прямо на бетонную площадку горючее с каждого второго вертолета. Сели в кабину.

— Как ты сможешь управлять, это же не Ми-8? - спросил Аполлинарий.

— Не боись! Все вертолеты управляются примерно одинаково. И я, все-таки ас, - весело ответил Митроха.

Понажимав кнопки, Митроха завел лопасти и вертолет стал медленно подниматься. Митроха закурил сигарету, поднялись выше. «Ну китаезы, получайте!» - крикнул Митроха и выбросил сигарету за борт. Внизу сразу все заполыхало. Стали гореть и взрываться вертолеты и дроны. «Порядочек, - потер руки Митроха, - теперь летим спасать народ. Анатолий, включай камеру».

 Через десять минут уже весь регион знал о том, что три смельчака везут вакцину. Анатолий подробно раз за разом повторял на камеру как пользоваться вакциной. Вертолет сел на площади Ленина. Никто не пытался арестовать народных героев. Народ просто уничтожил бы любого, кто посмел бы это сделать. Каждый, кто вакцинировался помогал другим. Все делалось открыто и честно. Так капля за каплей народ был вакцинирован, заболевшие исцелены.

Китай вынужден был обеспечить вакциной весь мир. Площадь Ленина была переименована в площадь имени Митрохи и Аполлинария. Теперь их скульптуры подобно скульптурам Кирилла и Мефодия стояли по всей стране. Дядя Толя уехал вместе с сыном к своей супруге. Митроха стал главнокомандующим военно-космических сил России.  Аполлинарий ездил с выступлениями по всему миру. Как-то раз, выступая в Нью Йорке, он услышал автоматную очередь. От этого шума он вдруг проснулся и оказался в своей квартире в центре города. Над головой шумела дрель соседа. «Надо же, и приснится вот такая вот хрень», - подумал Аполлинарий. А этот сосед так и не научился дрелить. Потом он быстро умылся, поел, оделся. Дети спали.

— Ты куда собрался? - спросила жена.

— Я на работу, - ответил Аполлинарий.

— Так сегодня же выходной.

Аполлинарий посмотрел на календарь. Точно выходной. Возле кровати лежала газета с открытой статьей под названием «Ровно год прошел, как мир победил коронавирус благодаря китайской медицине. Какие выводы сделало для себя человечество?..»

#конкурсКЛФ14

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации
Обратная связь