home
user-header
Соседи
Bonpeach 10 февраля 2021 г., 23:05 в Клуб любителей фантастики 333

 

- Ну все, Ольчик, я побежал, ты пока осмотрись, а вещи вечером вместе распакуем!

Быстро прикоснувшись твердыми губами к моим, Витя выскакивает в подъезд. Хлопнула входная дверь, с лестницы донеслись удаляющиеся шаги. Я осторожно присела на чемодан стоящий в тесной прихожей, среди нагромождения вещей и устало оглядела служебную квартиру.

Пахнет кошачьей мочой и пылью, тусклый, серый свет едва пробивается сквозь грязные окна, в углу от сквозняка колышется паутина. Малюсенькая кухонька вмещает в себя старенький гарнитур и газовую плиту с отслоившейся краской. В соседней комнате стоят два шкафа – остатки от стенки и расшатанный диван с инвентарным номером, больше в квартире ничего нет. Не шикарно, конечно, но и не совсем ужасно, за годы жизни в гордом звании жены офицера, приходилось ютится в местах похуже.


В окно видно затянутое тучами небо, две точно такие же пятиэтажки и вдалеке виднеются потускневшие сосны. Я стараюсь рассмотреть в противоположных окнах хоть какие-то признаки жизни, но вижу только пыль на стеклах. Со вздохом беру пакет с чистящими средствами и вытягиваю оттуда перчатки. Муж, как всегда, придет поздно, поэтому я уже давно привыкла справляться со всем сама.

После генеральной уборки квартира выглядит уже намного лучше. Все-таки хорошо, что нас сюда распределили. Хоть и север, но зато отдельная служебка. Время близилось уже к полуночи, а Вити все не было, в первые дни у него всегда много работы. Переезды всегда меня сильно утомляли, поэтому я с облегчением расстелила постель на хлипком диване и прилегла дожидаться мужа. Вдохнув знакомый запах исходящий от белья я задремала.

Вдруг, раздался громкий стук в дверь. Наконец-то, Витенька пришел! Я хочу открыть глаза и приподняться, но у меня не получается. Наверное, я еще сплю. Стук продолжается, кто-то изо всех сил продолжает барабанит в дверь. Я пытаюсь позвать на помощь, но не могу издать ни звука, руки и ноги не слушаются меня. Стук грохочет у меня в голове, он заполнил все пространство вокруг, я тону в нем и все еще не могу пошевелиться. Мне становится трудно дышать от ужаса, еще чуть-чуть и я просто задохнусь или сойду с ума.

- Оля! Оля, проснись! – я чувствую, как меня кто-то трясет.

Я открываю глаза, делаю судорожный вздох, и встречаюсь глазами с мужем.

- Кажется кошмар приснился, - я оглядываю комнату. Никого, кроме нас двоих.

- Сильно испугалась? Побледнела вся. С первого этажа твой крик слышно было, я уже подумал, что что-то случилось. Ты, кстати, дверь входную чего нараспашку оставила? Проветривала?

- Она закрыта была… Вроде бы… Может у нее замок сломан?

- Щас поем и гляну. Накрой, пожалуйста, на стол, а я быстренько в душ смотаюсь. Жрать хочу, не могу. – Витя быстро меня целует и скрывается за дверью в ванной, на ходу стягивая одежду.

Произошедшее с мужем я обсуждать не стала. Скорее всего Витя просто посмеется и скажет, что мне вечно снятся какие-то глупости. Обычно мужа своими мыслями я старалась не нагружать. Работа у него тяжелая, и без меня много хлопот, а я должна быть надежным тылом. Да и я сама почти убедила себя в том, что это был всего лишь сон.

                                                                       -

Уже давно не лето, поэтому я кутаюсь в ветровку, спасаясь от мокрой пыли, летящей прямо в лицо. Все военные городки похожи друг на друга: несколько жилых домов, магазин, почта, детский сад и школа. Делать в них абсолютно нечего, и если приходиться сидеть без дела, то медленно и верно начинаешь лезть на стенку от скуки и однообразия. Пару раз мне везло, и я находила работу нянечкой, поэтому в этот раз я с надеждой направилась в детский сад, который стоит в метрах трехста от моей пятиэтажки.

Я иду по неровному асфальту, вдыхая холодный воздух с запахом соснового леса, который окружил городок почти со всех сторон. Сейчас девять утра, поэтому на улице я встретила только пару пенсионеров, неспешно бредущих по тротуару. Офицерские жены обычно просыпаются часам к одиннадцати, ведь так сладко вздремнуть после того, как проводила мужа в шесть утра на службу.

Своих детей у нас с Витей не было. Вначале, когда мне только поставили диагноз бесплодие я не осознавала всей его серьезности, даже покупала разные игрушки и одежду, и уже потом, несколько лет и безуспешных попыток спустя, от нашей надежды остался лишь призрак. Теперь эти несколько пакетов с детскими вещами молча упрекали меня в наивности, каждый раз когда я натыкалась на них в шкафу.

В этот раз все вакансии были заняты, и я после непродолжительного разговора с заведующей вышла на крыльцо. Морось неожиданно перешла в дождь, поэтому я достала из пачки тонкую сигарету и закурила, стоя под козырьком, ожидая пока тяжелые капли опять превратятся в легкую пыльцу.

- Есть спички? – на крыльцо вышла худенькая, почти прозрачная, блондинка, в белом халате медика.

Я вытянула из кармана зажигалку. Придерживая сигарету тонкой рукой, она сделала затяжку и выдохнула дым с вопросом:

- Давно приехали? Меня Маша зовут.

- Вчера. Меня Оля. Приятно познакомиться.

- Мне тоже, в какой дом заселились?

- В третий - махнула я рукой.

- Я тоже там живу, в первом подъезде. Вы, наверное, тоже в первом?

- Мы во втором.

- Ох… Кхм… Рядышком совсем… Заходи как-нибудь в гости, или если надо что-нибудь будет, не стесняйся, - она слегка поменялась в лице, но затем натянула кривую улыбку.

- Хорошо, спасибо. Ты тоже забегай как-нибудь.

- Ну, вот и познакомились! Ладненько, побегу я обратно на работу, а то опять потеряют. Я здесь в садике, медсестрой работаю, - не дожидаясь моего ответа она скрылась за дверью.

В квартире пахло уже почти по-домашнему. Странные события вчерашнего дня казались такими далекими, и я о них даже не вспоминала. Под фоновое жужжание телевизора я принялась за немногочисленные домашние дела. Внезапно кто-то истерично заколотил в дверь. Я распахнула не заглядывая в глазок. На пороге стояла пышная молодая девушка, в не по погоде тоненьком, шелковом халате.

- Привет, я Ира, из десятой квартиры, - она показала рукой с красным маникюром на соседнюю дверь. – Соседями будем, вот решила зайти познакомиться.

- Привет, а я Оля. Приятно познакомиться. Ты заходи, я как раз собиралась чаю попить. – я посторонилась пропуская ее внутрь.

Я расставила тарелки и налила чай в белые, без узоров кружки. Ира жила в этом доме уже четвертый год – рекордный срок для военного городка. Замуж вышла четыре года назад, сразу как только стукнуло восемнадцать. Детей у них тоже не было, но благодаря тому, что городок большей частью пустовал, им тоже дали отдельную квартиру.

- Мой Валерка, сильно приуныл, после того как узнал, что проблема в нем, - со вздохом сказала Ира.

Я ему говорю, давай возьмем из детдома лялечку, а он ни в какую. Все бубнит, что своего хочет, что скоро в столицу на обследование поедем вместе, да как мы поедем-то, если он из-за службы света белого не видит. Ой, время-то уже позднее, пора ужин готовить, что-то мы с тобой совсем заболтались. Ты заходи, если что, я всегда дома.

Проводив Иру, я открыла холодильник и окинула взглядом почти пустые полки. Надо бы съездить в город за продуктами, а то в местном магазинчике бешеные цены. Может еще успею сегодня на попутке? Часы показывали восемь вечера. Странно, как это время, так быстро пролетело, я думала, что сейчас еще обед. Да и устала я что-то сильно, приготовлю сейчас что-нибудь на скорую руку и прилягу. Видимо, все еще не могу оправиться после переезда.

                                                                                   -

Меня разбудил телефонный звонок. Витя звонил сказать, что его отправляют в срочную командировку на четыре дня в соседний город.

- Ты только не волнуйся, Ольчик, вещи у меня все с собой. Я тебе потом все расскажу, как приеду. Я тебя люблю, солнышко мое. Ну все мне пора, - тяжело дыша, скороговоркой проговорил он уже знакомые слова.

Надо же, прилегла подремать, и проспала до глубокой ночи. Положив трубку, я почувствовала себя выспавшейся и проголодавшейся. Я уже давно привыкла к командировкам мужа, мы расставались и на больший срок, но в этот раз было какое-то странное ощущение тревоги. Казалось, должно произойти нечто страшное.

Это чувство выгнало меня из постели на кухню. Я решила попить чаю, чтобы успокоиться. Включив маленькую лампочку на вытяжке я поставила греться чайник, который сразу же уютно зашипел. Комнату наполнил аромат «Эрл Грея», я подошла с кружкой к окну. На улице опять накрапывал дождь, пустую детскую площадку освещали фонари. Мое внимание привлекла знакомая женская фигура, медленно бредшая по дороге прямо под моими окнами. Странно, кто это вышел погулять в такой поздний час, без зонта, в одном домашнем халате?

Девушка остановилась и посмотрела вверх на мои окна. Вот теперь я ее узнала, это была Маша. Стоило ей поднять глаза наверх, как ее лицо исказилось от ужаса и она резко сорвалась с места, оступилась, чуть не упала и бросилась бежать куда-то в сторону. Что ее так напугало? Наверное, я слишком неожиданно появилась в окне. Все-таки, час уже очень поздний, не ожидаешь, что кто-то может выглянуть в полумраке окна, надо будет с ней завтра объясниться.

 От этих мыслей меня отвлекла резкая боль. Я совсем забыла, что держу в руках кружку наполненную до краев горячим чаем, и обварила ладонь кипятком. Кожа на тыльной стороне ладони покраснела и местами вздулись пузыри. Придется накладывать повязку.

                                                                                   -

Остаток ночи я ворочалась, то проваливаясь в сон, то просыпаясь от боли в руке. Утром я проснулась абсолютно разбитая. Ощущение тревоги никуда не делось и даже усилилось. Эти чувства не давали мне покоя, я не знала куда себя деть, несколько раз порывалась звонить Вите, но каждый раз останавливала себя зная, что он не любит когда я названиваю ему по пустякам. Тишина и стены в квартире давили на меня, поэтому я отправилась в магазин, лишь бы увидеть кого-нибудь, лишь бы не быть одной.

Холодный и сырой после дождя воздух, недружелюбно трогал мое лицо, пока я шла по пустынным улицам к магазину. Быстро набрав два пакета с продуктами, я почти дошла до дома, но решила передохнуть на скамейке. Со вздохом облегчения я поставила пакеты и потянулась за сигаретами.

Внезапно я подумала, что Маша прошлой ночью стояла примерно там же где и я сейчас. Я посмотрела вверх на свои окна. В соседнем окне показалось улыбающееся лицо Иры, она приветливо помахала рукой. Я помахала ей в ответ и направилась в подъезд. Пока я шарила по карманам в поисках ключей, мой взгляд упал на странные отметины на двери. Я провела по ним пальцами. Это определенно были царапины. Не глубокие, еле заметные под толстым слоем краски и слишком большие для кошки. Странно, как они появились?

                                                                       -

Я уже в который раз начинала читать книгу, но тут же ее откладывала, теряя концентрацию. Пасмурные тучи, мрачно заглядывали в мое окно. В квартире стояла гулкая тишина, не было даже привычных звуков жизни многоквартирного дома, и я не заметно для себя, тоже старалась не издавать лишних звуков.

Может Ира что-нибудь знает? Она ведь уже давно здесь живет.

Я постучала в соседнюю дверь. Из-за нее не доносилось ни звука. Я постучала еще раз громче, мой стук отозвался эхом в квартире. Внезапно она быстро открылась и показалось лицо Иры.

- Привет! – она высунула голову наружу, не давая мне возможности заглянуть в квартиру.

- Привет, я тебя не отвлекаю? Можно зайти?

- Да, если честно, я тут генеральную уборку затеяла, все вверх дном перевернула. Может у тебя поболтаем?

- Давай я тебе помогу?

- Спасибо, я почти закончила. Сейчас зайду, - она проворно захлопнула дверь.

Ира жужжала о чем-то своем, я поддакивала и слушала вполуха, перебирая ложкой крошки пирожного. На языке вертелись вопросы, казавшиеся недавно такими логичными, а сейчас было стыдно о них даже думать. В конце концов, Ира заметила, что я витаю где-то в облаках:

- Ты чего такая приунывшая? Со своим что ли поцапались?

- Нет, просто у меня плохое предчувствие. Ты, наверное, знаешь девушку по имени Маша?

- Тетя Маша из магазина? Знаю, конечно, почти каждый день к ней за продуктами бегаю.

- Нет, другая Маша. Медсестра из детского сада. Живет в соседнем подъезде.

- У нас в детсаду медсестрой работает Клавдия Ивановна. Из города ездит на автобусе рейсовом. Никаких других Маш я не знаю, - она недоверчиво посмотрела на меня. – Ты, моя дорогая, что-то путаешь! Бедняжка, наверное, переутомилась после переезда, – она накрыла мою руку своей, как раз в том месте где был ожог.

Я машинально отдернула руку, но боли не последовало. Я в недоумении уставилась на нее: никакой повязки, никакого ожога, обычная, гладкая кожа. Значит, прошлой ночью мне все приснилось?

Дальше разговор как-то не клеился. Ира внезапно, вспомнила о неотложных делах и ушла домой, оставив наполовину съеденную конфету на столе. Я едва успев закрыть за ней дверь, почувствовала, как меня клонит в сон. Мои мысли стали разъезжаться в разные стороны, перед глазами появилась пелена. Я кое-как добралась до дивана и рухнула на него в полном изнеможении.

                                                                       -

Тем же вечером меня разбудила ноющая боль в руке. Ожог был на месте и цвел местами уже лопнувшими волдырями. На кухне я обнаружила, что конфеты и пирожные с которыми мы пили чай стоят абсолютно нетронутые. Я не поверила своим глазам, несколько раз осмотрела их и пришла к выводу, что это именно те, что я покупала собственноручно, в местном магазине. Но этого просто не могло быть, потому что я прекрасно помню, как мы с Ирой их ели несколькими часами ранее.

Я уже ничего не понимаю, такое ощущение как будто я медленно схожу с ума. Все эти странные происшествия окружили меня, заключили в кокон отрезав от настоящего мира. Реальность теперь казалась очень хрупкой, настолько, что прикоснись я к ней и она рассыпалась бы мелкими осколками.

Мне даже не с кем было об этом поговорить. Со временем я как-то растеряла всех подруг и знакомых. Конечно, я пыталась «оставаться на связи», но постепенно начинаешь ощущать себя слишком навязчивой и просто перестаешь звонить первой, и в итоге вы больше не общаетесь.

В дверь еле слышно постучались. Это была Маша.

- Нам нужно поговорить, - она без приглашения протиснулась в прихожую. – Ты не замечала ничего странного в последнее время? Ты не заболела? Выглядишь уставшей, - она с беспокойством посмотрела на меня.

- О чем ты? Я вроде, как обычно выгляжу, - я бросила взгляд в зеркало: все как обычно. Вдруг все мои предыдущие рассуждения показались ужасно глупыми и я замялась, стоит ли их озвучивать. Еще решит, что я совсем головой поехала.

Маша с тревогой заглянула мне в глаза.

- Послушай меня: в этом подъезде никто кроме вас не живет. Два года назад в соседней квартире жила девушка Ира, но она умерла. У них с мужем не получалось ребенка завести, выяснилось, что ее муж бесплоден. Через некоторое время она забеременела, ну и ты понимаешь, что муж подумал: он целый день на службе, она целый день дома одна, он бесплоден… Вот, он и решил, что она с кем-то на стороне решила ребеночка заделать, а ему лапшу на уши вешает про чудесное исцеление.

В один день он напился и принялся ее избивать, требуя, чтобы она рассказала от кого ребенок. Тогда в подъезде были заняты всего две квартиры: ее и твоя. Ира пыталась спастись, она знала, что по соседству кто-то живет и молила ее впустить. Но соседка испугалась и дверь ей так и не открыла.

Ее тело потом нашли в подъезде, на ней живого места не было. Родственники забрали похоронить Иру в ее родном селе, а мужа посадили. Была семья и нет семьи.

С тех пор, в этом подъезде никто надолго не задерживается. Все съезжают после первой же ночи.

- Как это в соседней квартире никто не живет? Наверное, туда заселилась другая семья, просто имена совпали. Я ведь видела ее, точно так же, как и тебя сейчас вижу.

- Ты меня, что не слышишь? Ира умерла! – Маша схватила меня за плечи и встряхнула.

Ее прервал оглушительно громкий стук, сотрясший дверь. Сомнений быть не могло, это была она.

- Давай, сейчас все выясним! – я потянулась к дверной ручке.

На лестничной площадке стояла Ира, но сейчас она не была похожа на саму себя: темные волосы слиплись от крови, правый глаз почти не открывался, шелковый халатик раскрылся и обнажил страшные кровоподтеки по всему телу, одна нога была неестественно вывернута. Я медленно попятилась назад, споткнулась об обувь стоящую в прихожей и упала на спину.

- Почему ты мне не помогла? Почему ты мне не открыла? Почемуууууууу??? – она завыла и ее голос, был одновременно человеческим и нет.

Опираясь об дверной косяк Ира вошла в прихожую, продолжая завывать. Ее нога с мерзким хрустом подогнулась, и она рухнула на пол, со звуком похожим на шлепок сырого мяса. Приподнявшись она фиолетовыми руками дотянулась до моих ног и намертво вцепилась в меня. Затем она подняла свое изуродованное лицо и посмотрела мне прямо в душу.

- Почему ты мне не открыла?

Я предприняла несколько безуспешных попыток встать, но ее руки держали меня крепко. В ушах стоял вой, который уже перерос в непонятную какофонию звуков. Последнее, что я увидела перед тем как потерять сознание – лицо Иры, с глазами полными обиды и боли.

                                                                       -

Очнулась я уже в больнице, в окружении родных и мужа. Мне сказали, что мой организм был крайне истощен, из меня как будто выпили все жизненные силы, еще чуть-чуть и меня бы не спасли. В зеркало на меня теперь смотрела заметно осунувшаяся женщина, с явно проступившей сединой.

Маша тоже приезжала меня навестить. Она рассказала, что когда мы с ней спорили, я просто в какой-то момент, открыла дверь и грохнулась в обморок. Пока она бегала в госпиталь у меня начались судороги и меня сразу же увезли в город на машине.

Врачи так и не смогли понять, как за несколько дней я довела себя до такого ужасного состояния, и предрекали мне долгий курс реабилитации. Поэтому Вите пришлось перевестись поближе к больнице, чтобы мне не пришлось долго ездить. Когда меня выписали из больницы, наши вещи уже были перевезены в новую служебку.

Мы больше никогда не бывали в том военном городке, и я больше никогда не слышала об этой истории, но иногда я вспоминаю Иру. Не тот ужасный образ, в котором она приходила в последний раз, а «нормальную» Иру. Во мне как будто поселилась частичка ее боли и я бережно хранила ее в себе, почему-то уверенная в том, что она мне за это благодарна.

 

 

 

#изоляция2021

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации
Обратная связь