home
user-header
Семь мер, которые изменят экономику за год
29 марта 2016 г., 22:37 371

Семь мер, которые изменят экономику за год
  
Вопрос создания экономической программы, которая бы могла вывести российскую экономику из стагнации, является весьма актуальным. Это часть той «позитивной повестки», на формулирование которой есть запрос среди политически активной части общества. Начнем с очевидного: наиболее важные экономические проблемы лежат в политическом поле, то есть не решаются без политических преобразований. Но если новое правительство будет обладать политической волей для реформ, какими они могут быть? В этой заметке я хочу описать несколько мер в области экономики, которые можно внедрить в течение одного года, которые имели бы несомненный положительный экономический эффект для бизнес-климата, и которые можно описать коротко и понятно – в размере не более трех абзацев. Они не решат крупных проблем экономической политики, не затрагивают пенсионную систему, области здравоохранения и образования, банковскую сферу, но их внедрение может дать серьезный импульс для экономической активности за короткий период.
1. Заменить ряд видов регулирования на обязательное страхование ответственности. 
В России одной из болезней отношений предпринимателей и государства являются избыточные проверки со стороны контролирующих органов. В большинстве случаев это лишь способ обогащения проверяющих, коррупционный налог, который бизнес уплачивает как деньгами, так и временем. Только по официальным данным, в 2013 году было проведено 2,6 млн проверок. В проверках было задействовано минимум 123 тыс. контролеров, что потребовало 117 млрд руб. бюджетных расходов. В то же время, единый перечень видов контроля отсутствует. При этом в России на сегодня существует 133 самостоятельных вида контроля.
Кроме этого, многие нормы регулирования в области пожарной безопасности, санитарного надзора, технического контроля и в других областях устарели. До сих пор действует более 3 тыс. нормативных актов, изданных до 1990 года. Как показывают многочисленные аварии и пожары, задачи контроля существующая система не выполняет, а её экономические издержки для бизнеса чрезмерны.
В своей статье экономист Максим Миронов предлагает заменить механизмы контроля через нормы и проверки на страхование ответственности бизнеса за ущерб, который неосторожные действия могут нанести людям (например, в случае аварии транспортного средства), другим собственникам (например, в случае пожара), окружающей среде (например, в случае экологического загрязнения). Рыночные ставки страховки выльются в меньшие расходы для бизнеса, чем непрозрачный коррупционный налог, а гибкость ведения бизнеса возрастет многократно. В свою очередь, государство в условиях бюджетного дефицита сможет сократить издержки, постепенно высвобождая значительное число проверяющих и инспекторов из контролирующих организаций. В результате бизнес будет эффективней функционировать, а непроизводственные расходы в экономическом механизме сократятся. 
2.  Приостановить действие закона о контролируемых иностранных компаниях (КИК). 
С 2016 года в России начал действовать закон о контролируемых иностранных компаниях. Этот закон требует от российских налоговых резидентов раскрывать налоговым органам структуру иностранных компаний, которыми они владеют, и платить налоги с их нераспределённой прибыли по ставкам, которые действуют внутри страны (13% для физических и 20% для юридических лиц). Такое радикальное нововведение оказывает очень серьезное влияние на бизнес-практику и поведение российских предпринимателей, которые привыкли использовать иностранные компании в деловом обороте, а это большинство компаний крупного и среднего бизнеса. Пока положения закона соблюдает небольшой процент предпринимателей – на конец сентября 2015 года в налоговые органы было подано всего 7 тыс. уведомлений. Подавляющее большинство предпринимателей выбирает один из следующих путей: они проводят в России менее 183 дней, что исключает их из числа налоговых резидентов; они регистрируют оффшорные структуры на номинальных владельцев, ухудшая свой контроль над этой частью бизнеса и создавая серьезные риски нарушения законодательства; или просто игнорируют новые положения, надеясь, что у налоговых органов не дойдут до них руки, так как надежную информацию о бенефициарах компаний в большинстве иностранных юрисдикций получить не так просто.
Принятый закон находится в русле международной тенденции законодательства развитых стран, направленной на большую прозрачность бизнеса с точки зрения налогов и финансовых потоков. Однако в России, помимо серьезного увеличения фискальной нагрузки, бизнесмены могут столкнуться с использованием информации об их бизнесе для передела собственности сотрудниками правоохранительных структур и близких к ним корпоративных рейдеров. Бизнес с недоверием относится к безопасности конфиденциальной информации, передаваемой в налоговые инспекции. Кроме того, представители бизнеса часто ставят под сомнение профессионализм российских налоговых органов в области оценки финансовых и юридических аспектов деятельности компаний в иностранных юрисдикциях. 
Нужно приостановить действие закона о КИК на определенный срок, например, на пять лет, по крайней мере, в части уплаты налогов, возможно, оставив в силе требования о раскрытии информации об оффшорных структурах. Во-первых, это снизит фискальную нагрузку на бизнес в условиях экономического кризиса. Во-вторых, у предпринимателей станет одной причиной меньше покидать Россию и отказываться от инвестиций в российские проекты. Наконец, бизнесмены смогут подготовиться к новым требованиям прозрачности. После того, как в деле искоренения корпоративного рейдерства будут сделаны серьезные подвижки, а налоговые органы приобретут необходимый профессионализм и мотивацию, налогообложение иностранных компаний, контролируемых российскими резидентами, можно будет постепенно вводить обратно. 
3. Отмена контр-санкций против импорта (продовольственное эмбарго). 
Запрет на ввоз определенных видов сельскохозяйственной продукции был введен летом 2014 года как «ответный шаг» на принятые США, странами Евросоюза, и рядом других государств санкции против России, связанные с её действиями по присоединению Крыма в марте 2014 года. В список товаров, запрещенных к ввозу из стран ЕС, США и некоторых других стран, вошли мясные и молочные продукты, рыба, овощи, фрукты и орехи. Суммарный годовой объём импорта, попавшего под санкции, оценивается в $9 млрд. В последние месяцы список стран, на которые распространяются ограничения по импорту, был расширен – в него была включена Турция. 
Подробно экономические и юридические аспекты контр-санкций рассмотрены в заключении проекта «Санация права». Их основными негативными последствиями для российской экономики являются инфляция, сужение ассортимента продукции на отечественном рынке и негативное влияние на ВВП. В терминах экономической теории – это чистые потери общественного благосостояния. По оценке Банка России, влияние санкций лишь против одной Турции может обернуться 0,4% дополнительной инфляции в год. Совокупный эффект санкций, по различным оценкам, выливается в 3% дополнительной инфляции ежегодно. В то же время, продовольственное эмбарго не наносит сколько-нибудь серьезного экономического ущерба странам, на которые оно наложено. Предлагается отменить эмбарго, которое наносит существенный ущерб экономике и гражданам России.
4.  Отмена сбора на проезд грузового транспорта по федеральным дорогам (система «Платон»). 
В конце 2015 года была запущена в эксплуатацию система взимания платы с грузовиков за проезд по дорогам федерального значения. Ввод нового сбора мотивировался необходимостью компенсировать вред, который причиняют автодорогам грузовики массой свыше 12 тонн. По расчетам правительства, целевая сумма поступлений от сбора должна была составить около 40 млрд руб. в год, при фиксированной плате оператору проекта в размере 10 млрд руб. в год. В начале 2016 года в связи с протестами водителей-дальнобойщиков против введения нового сбора тарифы системы были снижены, при этом ожидаемая сумма поступлений в 2016 году была снижена до 20 миллиардов рублей в год. 
К системе «Платон» много нареканий. Ее введение в эксплуатацию сопровождалось скандалом, когда в роли оператора проекта была без конкурса выбрана компания, наполовину принадлежащая сыну близкого друга президента Путина бизнесмена Аркадия Ротенберга Игорю. Сумма средств, затраченных на создание и обслуживание системы, непрозрачна, никогда не подвергалась какому-либо общественному аудиту и выглядит завышенной. 
Далее, целесообразность нового сбора, который имеет мультипликативный эффект для транспортной составляющей в цене товаров, сомнительна, особенно в условиях кризиса, когда экономика нуждается не в новых поборах, а в стимуляции. В статье В.Ашуркова и Р.Истомина «Платон» критикуется с двух точек зрения – как мера, увеличивающая и так чрезмерное экономическое неравенство в России, и как очень дорогой способ сбора средств: на администрирование сбора тратится до 30% суммы, собранной в бюджет. Необходимо отменить это, очевидно вредное для экономики, нововведение.
5. Освобождение дивидендов от налога на доходы физических лиц.
В настоящее время дивиденды, выплачиваемые компаниями акционерам, облагаются налогом дважды: на уровне компании в виде налога на прибыль и налогом на дивиденды у получателя налога. Ставка последнего налога разная. В случае акционеров российских компаний – 20%, иностранных – 15% (может снижаться до 5% в рамках двусторонних договоров об избежании двойного налогообложения, как, например, с Кипром), акционеров-физлиц – 13%. Акционеру-физлицу с точки зрения выплаты дивидендов выгоднее владеть российской компанией через кипрский холдинг, чем напрямую. Из-за этого фактора, а также для соблюдения конфиденциальности и избежания налогообложения при сделках купли-продажи акций, владельцы значительных пакетов акций крупных российских компаний стремятся структурировать владение ими через иностранные фирмы-прослойки. В то же время, подавляющая часть акционеров небольших компаний (и участников ООО) предпочитает распределять прибыль компаний не через дивиденды, а «серыми» способами, обычно через раздувание расходов с последующим обналичиванием средств. 
Предлагается обнулить налог на дивиденды для физических лиц, оставив его неизменным для иностранных компаний-акционеров. Данная мера не приведет к существенному снижению бюджетных доходов, ведь большинство дивидендов выплачивается крупными компаниями своим иностранным акционерам или акционеру-государству. Возможен и обратный эффект – увеличение налоговых поступлений. Отмена налога на дивиденды побудит владельцев компаний малого и среднего бизнеса выплачивать себе прибыль через дивиденды, так как расходы при этом будут сравнимы с расходами на обналичивание, с учетом рисков, которые создают «серые схемы». В результате могут увеличиться поступления от налога на прибыль, которые платят эти компании. Отмена налога на дивиденды также будет стимулировать деоффшоризацию владения крупными компаниями – не методом кнута, как в случае с законом о КИК, а методом пряника, делая российскую юрисдикцию более удобной с налоговой точки зрения. Ещё один плюс – стимулирование развития внутреннего фондового рынка за счет привлечения на него физлиц, ведь для них владение акциями компаний станет более выгодным. 
В условиях кризиса снижение налоговой нагрузки путём отмены налогообложения дивидендов на уровне физлиц – одно из самых эффективных решений стимулирования экономики. 
6. Отмена въездных российских виз для граждан развитых стран.
Россия является привлекательной страной для иностранных туристов, в особенности после более чем двукратной девальвации рубля за последние два года. Однако получение российской визы остается дорогим и трудоемким предприятием. Отмена этого препятствия значительно увеличит поступления от экспорта туристических услуг, даст импульс развитию малого и среднего бизнеса в этой сфере, как показывает в своей статье публицист В.Федотов.
Обычно против данной меры высказываются два возражения: отмена должна происходить на двусторонней основе, к тому же безвизовый режим ведёт к снижению безопасности. Что касается принципа двусторонности, то в текущей политической ситуации, в условиях санкционного режима, обоюдная отмена визового режима со странами Евросоюза, откуда можно ожидать основной поток туристов, представляется невероятной. Но отказывая европейским туристам в безвизовом въезде сегодня, Россия лишает себя потока туристов, не получая взамен никаких подвижек в вопросе безвизового въезда своих граждан в Европу. В случае возобновления движения по пути к безвизовому режиму для россиян в качестве инструмента переговоров возможно будет использовать угрозу возврата виз или их реальный возврат для европейцев. 
С точки зрения безопасности, упрощенное оформление виз (на границе) позволяет проводить обычный комплекс проверок. Необходимо отметить, что сейчас правом на безвизовый въезд в Россию обладают граждане более 30 стран, в том числе Бразилии, Аргентины, Таджикистана и Южной Кореи. Расширение списка стран для безвизового въезда не окажет существенного влияния на риски в области безопасности и в то же время приведет к увеличению экономической активности, что особенно важно в условиях кризиса. 
7. Внедрение положений английского корпоративного законодательства (UK Corporate Code) в публичных компаниях, контролируемых государством.
Значительная часть российской экономики находится в госсобственности. По оценке Международного валютного фонда – 70%. С точки зрения стоимости большая часть этой государственной собственности – принадлежащие государству доли в крупных публичных компаниях, таких как «Газпром», «Роснефть», банки ВТБ, «Сбербанк». Эффективность управления государственными компаниями оставляет желать лучшего, их показатели оценки отстают от показателей оценки сравнимых по размеру компаний в других странах, в том числе похожих на Россию по показателям экономического развития. Одной из основных причин для этого является дирижизм – возможность государства влиять на действия подконтрольных компаний с политическими целями, которые обычно не имеют ничего общего с задачами долгосрочного развития и повышения акционерной стоимости компаний. В качестве примеров дирижизма можно привести политику требования от всех компаний с госучастием, невзирая на отрасли и этапы развития, одинаковой доли прибыли, выплачиваемой в виде дивидендов (25%), обязательных требований по доле расходов на НИОКР или закупки у предприятий малого и среднего бизнеса. Как я показал в своей заметке, приватизация госпакетов в настоящее время не решит задачи повышения эффективности госкомпаний. В зависимости от типа приватизации они будут либо распылены между пассивными инвесторами, либо скуплены инсайдерами, незаинтересованными в повышении эффективности и акционерной стоимости. Кроме того, поступления от приватизации сейчас будут невелики, так как показатели оценки крупных российских компаний находятся на низких уровнях. Прежде чем приватизировать госпакеты, стоит повысить качество управления компаниями с государственным участием. Основные направления для этого мы с Алексеем Навальным обозначили еще в 2012 году в статье «Неуправляемые госкомпании» в Harvard Business Review. Главным принципом является смена дирижизма на подход к управлению, исходящий из задачи максимизации акционерной стоимости госкомпаний. Из этого вытекает необходимость назначения независимых и профессиональных советов директоров, назначение топ-менеджмента на профессиональной и конкурентной основе, более полное раскрытие корпоративной информации.
Данные реформы в управлении госактивами займут продолжительное время. Однако начать можно с того, чтобы в течение года внедрить в практику управления публичными госкомпаниями принципы английского корпоративного законодательства (UK Corporate Governance Code), одного из самых разработанных и уважаемых международных сводов правил управления публичными компаниями. Во-первых, это формальная и прозрачная процедура номинации членов советов директоров, включающая в себя критерии для кандидатов, принципы номинации, публичность информации о вознаграждении и временных затратах на выполнение обязанностей члена совета директоров. Во-вторых, большинство членов совета директоров и его председатель должны быть независимыми, то есть не представлять одного акционера, а руководствоваться интересами всей компании (из этого вытекает отмена директив для голосования). В-третьих, члены советов директоров должны иметь возможность запрашивать любую информацию о деятельности компании у менеджмента, а также привлекать независимых консультантов для выполнения своих обязанностей, с оплатой соответствующих расходов за счет компании. Для России это кажется радикальным, но по этим принципам управляются такие гиганты сырьевого сектора, как Royal Dutch Shell, BP и Rio Tinto, а также крупнейшие мировые банки, например, HSBC, Lloyds и Barclays. Их внедрение поможет улучшить управление и наших госкомпаний в этом секторе. 
В мире накоплен огромный опыт внедрения положений английского корпоративного кодекса, так как это является требованием при полном листинге компаний на Лондонской фондовой бирже, одной из самых популярных биржевых площадок мира. В течение года эти принципы вполне возможно воплотить в практику работы советов директоров. Это станет первым шагом в отходе от дирижизма по пути повышения эффективности и стоимости государственных активов. 


 

Избранное
  • 30 марта 2016 г., 10:07
    Fotij   Пожаловаться

    хэ...на семь ваших полумер, достаточно ОДНОЙ...- перейти на ПЛАНОВУЮ производственно -потребительскую систему (экономику) с восстановлением и расширением функций соответствующих структур государственного института - Госплан, Госкомстат, Министерство экономики, на основе межотраслевого баланса с приоритетом развития средств производства...) 

Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации
Обратная связь