home
user-header
«Недосягаемый Егор Ларионов». Острые вопросы к 100-летию со Дня образования Республики Саха (Якутия)
MargoNifontova 14 января 2022 г., 11:04 478

 

Не раз слышала по поводу аксакала и старейшины якутской политики, видного государственного и политического деятеля республики Егора Михайловича Ларионова выражение «недосягаемый». Так его характеризируют в первую очередь коллеги юристы. Светлый ум, честный взгляд на события, дипломатичность и умение добиваться поставленных целей. Человек, который прошел настоящую советскую школу подготовки кадров. Егор Михайлович родился в 1940 году, был заместителем Председателя Верховного Совета Республики Саха (Якутия) XII созыва, депутатом I и II созыва Государственного Собрания (Ил Тумэна) Республики Саха (Якутия), был первым Председателем палаты республики, членом Совета Федерации, руководителем Департамента по государственно-правовым вопросам администрации президента Якутии, и как никто другой может полноценно и системно проанализировать жизнь и развитие нашей республики советского и новейшего периода. Поэтому, на мой взгляд, именно его суждения представляются особенно интересными на старте юбилейного года нашей республики. Кроме того, так совпало, что на днях - 13 января 2022 года - исполнилось ровно 20 лет с момента избрания на должность Президентом Республики Саха (Якутия) Вячеслава Анатольевича Штырова. Поэтому наш разговор с Егором Михайловичем был интересен еще и с точки зрения анализа развития республики того периода и стиля руководства президентов Якутии и, забегая вперед, отмечу, что порой оценки были весьма остры.

 


 

Советская власть относилась бережно к каждому человеку

-- Мы будем праздновать в этом году 100-летний юбилей республики. Это эпохальное, сверхвыдающееся событие для будущего нашей республики и народа. Республика была образована после событий Великой Октябрьской социалистической революции, когда простой народ действительно почувствовал, что может руководить государством, обществом. Такие мысли охватили всех.

Почему народ поддерживал революцию и революционеров? В том числе и в нашей республике? Страна находилась в тупике царской политики. Царила поголовная нищета. В нашей республике люди практически на сто процентов была безграмотность, страшные болезни косили людей.

И хорошо, что Якутия оказалась в зоне ссылки. Светлые и умные головы приезжали к нам, жили в далеких наслегах, на Севере, практически везде. Вот эти передовые люди того времени и подготовили грамотных молодых людей, неравнодушных, которые впоследствии сделали очень многое для области. Максим Кирович Аммосов, Платон Алексеевич Ойунский, Исидор Никифорович Барахов и их соратники – они ученики политссыльных. Вот отсюда они и выковались и начали борьбу за самостоятельность Якутии. И благодаря поддержке центральной власти, Ленина, Сталина, им удалось добиться статуса автономной республики. А это – первый признак государственности.

На территории Якутии была создана власть Советов, начались большие реформы. Суть их сводилась к тому, что власть должна перейти к самому народу. Мы действительно получили власть трудящихся.

Промышленности в республике практически не было, дорог, транспорта, учебных заведений – тоже. Вот в такой обстановке пришли к руководству наши молодые руководители. И первое, что было сделано – был поставлен вопрос об организации широкомасштабной научной экспедиции, которая бы дала ясную картину положения республики и ее перспектив. Этот вопрос руководством страны был услышан и в Якутии несколько лет работали крупнейшие ученые. Изучали все стороны жизни. Несколько томов трудов стали основой развития молодой республики.

Была полностью ликвидирована безграмотность, были побеждены многие заболевания – практически полностью был искоренен туберкулез. Страшных эпидемий в республике не было. А почему? Потому что врачи, как и учителя, были в особом почете. И если фельдшер тетя Вера сказала, что надо вакцинироваться, все вакцинировались поголовно, сами приходили.

Экономика республики приобрела совершенно другой характер. Появились колхозы, совхозы, промышленность, начали строиться дороги, поступать техника. Население за свой честный труд получать честную заработную плату.

Я и моя семья почувствовали на себе заботу советской власти. В детстве я сильно ушиб ногу, едва не потерял ее, меня спасла врач, которая приехала из Якутска и буквально силой забрала в Якутск. А потом, спустя два года, когда я вылечился и приехал домой, за меня взялась учительница, которая ходила и на всех уровнях, с боем, отстаивала вопрос принятия меня сначала во второй класс, а потом и в старшие классы.

Вот так советская власть бережно относилась к каждому человеку.

-- В этой связи у меня вопрос. Многие экономисты говорят, что экономика – это на 50 процентов психология. Получается, советская власть сформировала такие условия, которые способствовали тому, чтобы люди были честными, ответственными. Это было особенное общество, которое именовалось «советский народ» и отличалось выдающими человеческими качествами. А уже на основе этого были завоеваны и новые вершины в экономике. Как вы считаете, что же с нами случилось? Почему мы стали другими?

--  Действительно, сила нашего государства была в людях. Советский человек – это был особый тип людей, и американцы, кстати, понимали это, их задача была – в первую очередь воздействовать на человека.

А почему мы стали другими? Это вина прежде всего руководителей нашей страны – Горбачева Михаила Сергеевича. Возможно даже, что он продался западу и предпринимал все меры, чтобы разрушить советское общество. Бездумная перестройка, оголтелая гласность, которая на самом деле была пропагандисткой ложью о советском прошлом нашей страны, зарубежная масскультура – пошло разложение. Несмотря на эти процессы на общесоюзном референдуме люди проголосовали за сохранение Советского Союза. Нужно было сохранить страну, и, может быть, даже Ельцин в такой обстановке мог стать нормальным руководителем. Был создан Государственный комитет по чрезвычайным ситуациям (ГКЧП) для того, чтобы согласно референдуму удержать ситуацию. Это был абсолютно легитимный орган. Оставалось только утвердить Верховным советом СССР, но совет не успел этого сделать. В итоге все перевернулось с ног на голову. И это, конечно, напрямую коснулось нашей республики. Нам пришлось строить свою жизнь с нуля, в том числе и собственное законодательство.

И я считаю, что те сложные годы республике удалось относительно спокойно пройти благодаря нашим руководителям – первому президенту Якутии Михаилу Ефимовичу Николаеву и особенно – Вячеславу Анатольевичу Штырову, под руководством которого была выработана особая модель перехода республики к рынку, позволившая нам пережить эти страшные времена.

Но главная их заслуга тех времен, что им удалось сохранить алмазную компанию, не дать ее раздробить как некогда золотодобывающий комплекс республики, который потом перестал существовать. Сколько боев было, переживаний. Компанию не без участия некоторых высокопоставленных лиц из Москвы хотели, скажем так, забрать. Для этого предпринималось все. Республика никак этого не могла допустить, ведь на тот момент  до 90 процентов бюджета формировалось за счет «АЛРОСА».

Когда я был сенатором, мы с большими трудностями, но добились принятия федерального закона о драгоценных металлах и драгоценных камнях, который позволил компании «АЛРОСА» распоряжаться своей продукцией, а значит, торговать в том числе и с зарубежными компаниями, то есть по сути – выжить в условиях беспрецедентного давления. Этот закон защитил алмазодобывающую компанию, в том числе от вмешательства нечистоплотных чиновников из Правительства России. Три раза Госдума отклоняла закон, но благодаря настырности всей нашей команды, включая тогдашнего депутата Госдумы Егора Жиркова и Председателя Совета Федерации Егора Строева, мы добились его принятия.

 

 

Постепенно Россия подходит к унитарному государству

 

-- Егор Михайлович, если мы заговорили о начале 1990-х годов, то в одном из своих интервью вы сказали, что депутатов первых созывов Государственного Собрания (Ил Тумэн) отличала особенность – они чувствовали ответственность за судьбу республики и народа. Действительно, тогда был сложный для всей страны период, когда приходилось принимать решения, что называется, с колес. Может быть, поэтому на плечах народных избранников лежала особая ответственность. Сейчас что-то изменилось? Представители народа в парламенте стали другими?

-- Вопрос, конечно, серьезный. Действительно первые три созыва парламента составляли, можно сказать, особые депутаты. Почему? Из них почти половину представляли депутаты знаменитого в историческом плане 12 созыва Верховного совета ЯАССР, который заложил почву и крепкий фундамент государственности республики путем принятия Декларации о государственном суверенитете, Конституции Республики Саха (Якутия) 1992 года и – путем активного участия в принятии Федеративного договора о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти суверенных республик в составе Российской Федерации. Федеративный договор тоже был заключен в 1992 году.

Депутаты, принявшие такие судьбоносные документы для республики и ее народа, конечно, по-особенному смотрели на республику, законодательство, это был уже устоявшийся тип мышления, который ничем нельзя было вытравить. Поэтому депутаты были очень боевыми. Напомню, что парламент тогда был двухпалатным. То есть была Палата республики и Палата представителей. Депутатам удалось настоять на том, что парламент должен быть не только высшим законодательным, но и представительным органом, потому что депутаты представляют народ. А поскольку правительства всего мира отчитываются перед парламентами за потраченные средства, депутаты настояли, чтобы у Государственного собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) была контрольная функция. И с великим боем это было принято.

Такие решения удалось принять в том числе и при поддержке тогдашнего вице-президента Республики Саха (Якутия) Вячеслава Анатольевича Штырова. Потому что согласно документам именно он должен был возглавить Палату республики парламента. Но у него было свое видение, он, как и многие депутаты, считал, что таким образом будет нарушен баланс между исполнительной и законодательной властью и сказал, что проведет первое организационное заседание, и на этом все. У Палаты должен быть свой собственный руководитель. В итоге указом президента республики было утверждено, что председатель Палаты республики должен избираться из состава народных депутатов.

 

Теперь вернемся к вопросу о том, можно ли сравнивать депутатов парламента Якутии того периода с нынешними.

Тогда время было непростое, только распался Советский Союз. И стоял вопрос распада России, по плану наших зарубежных «друзей». Мы ведь когда находились по делам в Москве по разным вопросам, в каждом кабинете сидел советник от Соединенных штатов Америки. Потом мы узнали, что это наши «новые друзья». Они постепенно наше руководство страны толкали к так называемой демократии и рыночной экономике. И главное – приватизировать все богатства России. Без всякой подготовки.

В это время центр понял, что кавалерийской атакой более трудно руководить. Чтобы не было раздрая внутри, начали сверху поддерживать сильные субъекты – Татарстан, Чечню, Башкирию, Коми, Якутию и ряд других. Поэтому президент России Борис Ельцин вынужден был сказать, что «берите суверенитета столько, сколько проглотите». Он сказал так, чтобы приблизить республики, крупные области, чтобы не было мыслей отсоединения от России. Дальневосточное, Сибирское государство – все эти проекты и планы наших «новых друзей»  были, по ним оставалась только центральная часть России вокруг Москвы. По этой схеме велась работа. Некоторые попались на этот крючок. Но мы – нет. Куда Якутия пойдет без России?

Я считаю, что в целом республика воспользовалась появившимся возможностями. Стала вести свою экономическую деятельность, получила «два ключа» по недрам и так далее.

И, конечно, не вина наших молодых коллег депутатов, начиная с четвертого созыва парламента Якутии, что они отличаются. Причина в том, что принципиально изменился подход центральной власти к субъектам. В чем именно? Началась волна десуверинизации, был отменен принцип «двух ключей» по недрам, наименование высшего должностного лица «президент» в национальных республиках было ликвидировано.

По этому поводу хочу сказать, что от наименования руководителя региона многое зависит – или президент, или глава. Совершенно разный масштаб. Как звучало – Президент Республики Саха (Якутия) Вячеслав Анатольевич Штыров – и все вставали. А сейчас и глава наслега, и глава республики. На якутском языке звучит еще хуже.

Поэтому все эти изменения не дают никаких шансов для свободного мышления. И у депутатов нет крепких оснований, чтобы ставить вопросы принципиально – о собственности, о формировании органов власти без диктата сверху. Поэтому я не виню своих коллег.

Но даже независимо от этого у нас есть шанс. Во-первых, мы республика и являемся государством. Мы должны свои органы государственной власти формировать сами. Во-вторых, с помощью выборов нужно выбирать смелых, активных депутатов Государственной Думы, которые имеют непосредственную связь с людьми, народом. Но не только – а еще таких, которые могут настаивать на позициях республики, добиваться своего еще на стадии разработки федеральных законов. Но у нас получается так: законы готовятся в центре, уходят в регионы, которые через пятнадцать дней должны отправить их обратно. А над ними же надо работать, причем вдумчиво. Выйти на избирателей, посоветоваться. Но времени нет. А наш депутатский корпус парламента Якутии, как я уже сказал, не имея базового, принципиального фундамента, особо не вникает. Хотя по серьезным вопросам нужно объединяться вне зависимости от политических предпочтений, смотреть в будущее республики, и принимать решения исходя из этого. К сожалению, вот таких масштабных, думающих депутатов осталось очень мало.

Например, по некоторым положениям изменений в Конституцию Российской Федерации, которые рассматривались в 2020 году, многие депутаты-ветераны были принципиально против, потому что они не в пользу субъектов. Что такое обнуление сроков пребывания на посту Президента Российской Федерации? Если действующего руководителя страны народ уважает, любит, то он и без обнуления может предлагать хороших подготовленных кадров. Смотрим далее – все более усиливается вертикаль власти. Например, принят закон о публичной власти. Но управлять такой большой страной из единого центра – это уже не федеративное, а скорее, унитарное государство. Постепенно мы подходим к этому.

Регионы лишились Конституционных судов. Но ведь Верховный суд Республики Саха (Якутия) формируется не нами. Значит, получилось, что нарушен принцип разделения властей – где у нас тогда помимо исполнительного и законодательного судебный орган? У нас осталась только возможность назначать мировых судей, но они тоже практически федеральные. Институт мировых судей нельзя назвать судами субъектов федерации. А вновь появившийся корпус конституционных советников – это для проформы. Конституционный суд Республики Саха (Якутия) рассматривал государственные, политические вопросы и был «подведомственен» только Конституционному суду Российской Федерации, теперь этого не стало.

 

 

Движение народа пойдет снизу

 

-- Если сравнивать советский период времени и нынешний: когда у республики и ее народа было больше прав и свобод?

-- В советский период времени была очень велика власть Коммунистической партии. Представительные органы руководствовались принципами и решениями партии, практически дублировали решения вышестоящих партийных органов. С отменой статьи 6 в Конституции СССР влияния партии не стало. А с наступлением 1990-ых годов законодательные представительные органы власти стали более самостоятельными.

Сейчас партийная система постепенно усиливается. Если есть «Единая Россия», то в парламенте надо побольше депутатов от нее. И хоть ты плачь – коммунист или справделиворосс ничего не сделает.

-- А у вас не складывается впечатления, что мы возвращаемся к советской партийной системе?

-- Да, постепенно партийный принцип в руководстве государственной деятельности возвращается, в том числе конкретно в законодательстве.

-- К чему это приведет?

-- Я считаю, что если человек разделяет платформу партии, несет ее постулаты в жизнь, то это в принципе неплохо. Думаю, что если коммунисты возьмут конституционное большинство в парламенте России, то они восстановят бесплатное образование, здравоохранение, недра и богатства страны будут принадлежать полностью государству. Но пока они не могут добиться этого, потому что силы мало и народ пока терпит сложившуюся ситуацию. Но, думаю, обстоятельства могут сложиться так, что народ не выдержит. Элементарно, цены повышаются с каждым годом и даже месяцем, и процесс этот не остановится. Усиливается в сторону ухудшения международная обстановка между блоками и государствами и этот факт может повлиять на большие и маленькие выборы. 

-- То есть ваш прогноз, что коммунисты со своей идеологией постепенно будут брать верх?

--  Да, я считаю, что коммунисты со своими союзниками будут брать верх. И причем движение это начнется снизу. Но не путем революции – она, я считаю, не нужна, а путем выборов, реформирования власти. Придут новые коммунисты, с новым мышлением и подходами.

-- Но как это может произойти, если принят закон о публичной власти, а сейчас обсуждается проект федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в единой системе публичной власти», который фактически упраздняет наслежный уровень управления?

-- Здесь депутатам региональных парламентов ничего не остается кроме того как показать свои зубы. Особенно северным регионам, Якутии в том числе. У нас один улус по своей площади равен площади европейского государства. А если местное управление по сути будет ликвидировано, то на такой огромной территорией будет управлять один человек. Люди останутся без своих представителей, без своих депутатов, без возможности оперативно решать вопросы, ставить вопросы по финансированию. Ими будет «руководить» так называемый староста, который не имеет никакой власти. Староста по существу будет являться «глазами и ушами» территориального муниципального образования. Такая схема не понравится людям, я думаю. Вот мы и получим движение снизу.

Поэтому России надо думать о том, какой должна быть форма власти. Вечно так, как сейчас, продолжаться не может. Когда вроде бы усиливается влияние Госдумы, а с другой стороны принимаются законы типа закона о публичной власти. Когда регионы постепенно лишаются своих возможностей. Когда руководитель государства и другие чины по звонку или обращению дарит что-то конкретному просителю. Надо решительно менять подход к неимущим, больным детям, выработать государственный подход путем принятия сильных социальных законов, а не заниматься «елочными законами».

То есть ситуацию надо в корне менять.

Например, надо менять принцип формирования Совета Федерации. Раньше, в 1990-е годы, сенаторами автоматически становились президент республики и руководитель парламента. Это был верный принцип, потому что люди были независимыми. Теперь практика – назначать бывших руководителей республики сенаторами. Они вряд ли остро будут ставить вопросы республики.

-- Ну, почему же? Вячеслав Анатольевич Штыров, будучи сенатором, продемонстрировал независимость мышления и решений.

-- Он – исключение. Вячеслав Анатольевич не похож на других. У него есть свое мнение, свой взгляд, и, когда он был президентом, он за интересы республики воевал открытым текстом. Свою позицию он отстаивал и в Совете Федерации.

А в целом сенаторы должны либо избираться народом, а не назначаться.

 

 

Якутии нужно возрождать школу подготовки кадров

 

-- Мы с вами говорили о компании «АЛРОСА», о том, с каким трудом президенту компании Вячеславу Штырову и его команде пришлось защищать ее. А ведь в начале 2000-х годов федеральное правительство решило забрать собственность, которая на волне суверенизации была отдана регионам и от Якутии потребовали вернуть все республиканские акции «АЛРОСА». То есть республика могла лишиться тех 40 процентов акций, которые были у нее. И началась сама настоящая борьба под руководством президента теперь уже республики Вячеслава Штырова за компанию, и у республики остались все наши акции компании. Вы как Первый заместитель руководителя Администрации Президента и Правительства Республики Саха (Якутия) – руководитель Департамента по государственно-правовым вопросам и взаимодействию с федеральными органами Российской Федерации принимали участие в этом процессе?

-- Конечно, принимал.

-- Насколько это было сложно?

-- Конечно, это было трудно. Но Вячеслав Анатольевич Штыров – человек такой, он эмоции показывать не будет. Он гнул свою позицию. Я думаю, что если бы у него характер был бы другой, податливый, боязливый, ничего бы не получилось – он шел как бульдозер.

Приведу пример. Я один раз зашел в приемную, слышу, голоса в кабинете президента, хотя секретарь говорит, что он один. Зашел, действительно, Вячеслав Анатольевич разговаривает по телефону. Разговор на повышенных тонах, в крепких выражениях. Президент положил трубку, я спрашиваю: «Какой глава улуса провинился?» «Да это не глава, это министр финансов России». Штыров не только с ним, но и с другими мог так поговорить. Когда он был президентом республики, в Якутию федеральные министры считали за честь приехать. А сейчас заместитель руководителя какого-то департамента приезжает из России, и мы бегаем, высунув язык. Президент России Владимир Путин два раза лично приезжал, четырежды были премьер-министры России, председатели обеих палат парламента. Кто-нибудь из вице-премьеров или федеральных министров приехали почти каждый квартал.

Вячеслав Штыров и на крупных совещаниях свою позицию защищал здорово. И в Москве, и в Хабаровске.

В Хабаровске было совещание одно, которое прошло по инициативе Вячеслава Анатольевича – обсуждали федеральный закон о монетизации льгот № 122, по которому  наши льготники по сути лишались своих льгот. Приехали все губернаторы-дальневосточники. Наша команда тоже поехала. Был выработан соответствующий документ на имя руководства страны, суть которого заключалась в принципиальной позиции против этого закона, который значительно ухудшает положение дальневосточников и против отмены принципа «двух ключей» по недрам. Отправили в центр. Оттуда, естественно, гром и молнии. Поодиночке все губернаторы отозвали свои подписи. В итоге остались Штыров и Ишаев, губернатор Хабаровского края. Я сказал Вячеславу Анатольевичу, что, наверное, будут какие-то  оргвыводы. Он ответил: «Ничего, меня народ избрал. Мы начинаем жить, даже своей тени стали бояться. Будем до конца отстаивать свою позицию». Крепкий характер.

 

-- Можно ли сказать, что с уходом Вячеслава Штырова с поста президента республики в разговоре с федеральным центром республика отчасти сдала свои позиции?

-- Безусловно. Вячеслав Анатольевич очень много сделал для республики. Это был настоящий, работящий рабочий президент. Он в отпуск не ездил, никогда без дела не сидел. И у него был очень хороший стиль руководства – он всех слушал, абсолютно, никого не прерывал, записывал, уточнял. А если недоработка, то он так и говорил, что здесь вы не доработали. И не криком, а спокойно, уважительно. И когда человек выходил с таких рабочих совещаний, он был настроен на труд. Я стиль многих руководителей видел, у Штырова – стиль работы большого руководителя. А некоторые, я знаю, кричали на своих подчиненных, выгоняли из кабинетов. Это слабые люди, сильные так не делают.

Ну, а про достижения экономики и культуры его периода можно говорить очень много. Более активно и системно начали строиться объекты здравоохранения, культуры, образования. Мы строили каждый год по 15 школ. Как Штыров ушел с поста президента, год еще подержали этот темп, а потом движение пошло на спад. Детские сады, жилые дома, автодороги, электроэнергетика, развитие угольной, золотодобывающей алмазодобывающей промышленности, становление новых отраслей экономики (газовой и нефтяной) – республика полностью превратилась в площадку для строительства.

И хотя бывшее руководство республики было против строительства газопровода по дну реки Лена для газификации Заречья, Вячеслав Анатольевич принял решение и выполнил эту грандиозную задачу. Это же здорово, перспективно.

Своим упорством он добился того, чтобы финансирование моста через реку Лена к 2010 году было заложено в двух федеральных программах, оставалось только построить. Причем совмещенный автомобильно-железнодорожный мост. Поэтому Артур Николаевич Алексеев прав, когда говорит, что если бы Штыров остался на посту, мост был бы уже построен. Мост республике очень необходим.

И, конечно, особенно надо отметить строительство федеральных автодорог, которые благодаря решениям Штырова по сей день строятся ударными темпами – и по дороге «Лена», и «Вилюй», и «Колыма». Авиация у нас работала мощно, никаких отклонений не было.

Вячеслав Штыров и культуру, образование, искусство здорово поддерживал. При нем начали проводить большие Ысыахи Олонхо республиканского масштаба, Олонхо признан ЮНЕСКО шедевром устного и нематериального культурного наследия человечества.

На всем этом мы сейчас и живем, развиваемся. 

Подбор таких кадров – это заслуга прежних руководителей нашей республики. Я считаю, что в первую очередь Гаврила Иосифовича Чиряева. Он очень мудро, тонко занимался кадровой политикой. Создал своего рода школу подготовки кадров, потому что считал, что у нас должен быть свой кадровый потенциал. Имена его воспитанников можно перечислять долго.

Самое главное, люди проходили школу, учились и работали на разных участках. Вот такие кадры нам очень нужны. Якутии нужно возрождать систему подготовки своих, местных кадров.

Маргарита Нифонтова.

 

 

 

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации
Обратная связь