home
user-header

                        
                        
Якутия. Сплав по Буотаме. Часть 3.
TUTOR
Pro аккаунт
9 апреля 2018 г., 13:05 в Путешествия по Якутии 2066

Продолжаем плыть по волнам памяти. Пройдя пеший маршрут до старта сплава и окунувшись в первые впечатления от Буотамы, пришло время глубже погрузиться в её атмосферу. 


 

Утро. Это, пожалуй, самые таинственные и чуткие часы в череде смены времени суток. Когда выходишь перед рассветом из палатки, оставив теплый и сонный спальник, сразу попадаешь в прохладный и, звенящий пронзительной тишиной словно розовый хрусталь, другой мир. Он совсем не такой, что был еще вчера днем или вечером. Теперь он, чуть влажный от росы, замер в ожидании восхода солнца. Редкий всплеск воды или шелест воздуха о листву нарушат этот покой. И все, чего хочется в этот момент, это притаиться где-нибудь, чтобы вслушаться и всмотреться в утренние сны всего окружающего. Кажется, что если затаить дыхание, то услышишь, как шуршит ползущий утренний туман по воде и прибрежной растительности. Он еще не поднялся наверх, чтобы устремиться к облакам, а стелется низом, словно одеяло, которое уползает прочь, открывая реку новому дню. Сонная идиллия.  

Но нет, ранний комар уже тоненько и нудно зазвенел рядом с ухом. Откуда-то из-за леса проглянули оранжево-розовые лучи, позолотив верхушки елей и сопок на противоположном берегу. Тепла все еще нет. Северное утро пытается легкой речной сыростью пробраться под одежду. Разогретый теплом спальника, ощущаешь этот контраст сразу, от чего становится немного зябко. Седые угли костра хранят лишь воспоминание о жарком огне, и не способны поделиться теплом. Нужно разводить костер, чтобы вскипятить чай и разогреть завтрак. Приходится разрывать эту утреннюю идиллию всеобщего сна и тишины скрежетом шагов по речной гальке и треском ломаемых веток для розжига. Пучок сухой травы, высохшая ветка сосны или лиственницы весело занимаются пламенем. Затем они передают эстафету шалашику из наломанных веток. На месте вчерашнего кострища, как и новый день, занимается новый костер, потрескивая и постреливая, словно оповещая всё вокруг, что ночь уже ушла. И занимаясь обычными утренними делами, все еще пытаешься уловить признаки пробуждения природы. 

 

Когда утренний чай разлился теплом по телу, унося и остатки сонливости, неудержимо тянет обойти всё вокруг и осмотреть, что изменилось с вечера. К тому же, словно кожей чувствуешь, что за внешним покоем поверхности воды притаились хищники, что вели с вечера активную охоту, то и дело будоража нас шлепками хвостов по воде. Сейчас они ничем не выдают себя. И всплеск воды от падающей в неё блесны звучит особенно звонко. Второй заброс. Третий. Не удержался окунь, покусился на приманку. Всё, азарт уже бурлит в жилах, дело пошло.  

 А вот и ленок выскочил из-под яра с высокой травой.  

Эти смельчаки словно дали сигнал остальным обитателям – утренний жор начался.  

А мы, оказывается, уже давно не одни. Еще один охотник внимательно наблюдает, кружа над нами в утреннем небе.   

День постепенно вступил в свои права. Он изгнал туман. Осветил и обогрел все уголки таежной речки. Кажется, что даже рыба стала уходить глубже, все реже покушаясь на наши блесны. Что ж, пора собираться в дорогу. Кажется, будто даже течение реки стало чуть более спешным и нетерпеливым, и зовет нас не задерживаться. 

Удивительное чувство возникает, когда плывешь мимо выветренных каменистых берегов. Слой за слоем своих отложений они приоткрывают взору тысячелетия своей истории. Это настолько поражает при ближайшем рассмотрении, что приходит понимание всей мимолетности не только твоего собственного существования, но и таежной поросли, что выглядит недавно отросшей щетиной на лице древнего старика. Сколько раз её "сбривало" временем? Что еще скрывают эти древние камни? Воображение иногда способно нешуточно разыграть, когда наблюдаешь каменистые останцы самых причудливых очертаний. Они видятся грозными и молчаливыми каменными стражами, что хранят тайны веков в своей исторической памяти. Они не удостаивают своим вниманием проплывающих, словно погружены в глубочайшие думы, масштаб которых мы даже не в состоянии познать своим скромным интеллектом.  

  

 

  

 

  

И лишь миновав их можно позволить себе говорить громко, не опасаясь потревожить этих великанов. Да и прощаешься с ними взглядом, как с живыми.  

Однако и это впечатление, как и ландшафт, сменяется безмятежным пейзажем, располагающим к почти детскому восторгу совершенством всего нерукотворного, что создает природа. Солнце стремится к зениту. Комары и мошкара попрятались в траве. Жару смягчают прохлада, исходящая от воды, и легкие порывы ленивого ветерка. Рыбья молодь резвится на отмелях, пока хищники пережидают день в омутах и глубоких ямах. Облака словно играются в гляделки с поверхностью воды. Солнечные лучи тоже в игре, забавляясь искристыми зайчиками в отражении мелкой ряби на поверхности.  

 

  

  

 

 

И никак не удержаться на пике ощущений от того, чтобы самому не попытаться соприкоснуться с этой гармонией. Возможно, человечество придумало себе много наивного, в представлениях о достижении духовной гармонии и погружении в некую нирвану. Но так уж мы устроены. 

Во всем этом не только ощущаешь себя мимолетной песчинкой времени, но и отчасти становишься ребенком, который проявляет себя и свои эмоции совершенно непосредственно. 

И лишь к исходу дня, когда всё начинает снова стремиться к покою, фонтан восторга умеривает свою силу. Его сменяет новое состояние. Ты вместе с природой подытоживаешь день, готовишься к ночной паузе, осмысливаешь увиденное, услышанное и пережитое. И в эти вечерние минуты иногда приходит понимание и просветление. Та, другая жизнь в городе, видится и понимается совершенно иначе. Что-то из важного становится второстепенным, а излишне значимое здесь видится надуманным. Поистине бесценны бывают такие вечерние мгновения переосмысления. Чай с дымком и ужин у костра западают в душу и память не менее глубоко, чем дневной восторг и беспечная радость.  

 

И вновь с утра ждут новые виды и новые впечатления. Так хочется взлететь повыше, чтобы увидеть все так, как смотрят на это птицы. Жаль, что люди не летают сами по себе. Но всегда можно подняться повыше. Туда, откуда наш и без того маленький лагерь едва различим.  

И взор снова очарован красотой, но уже возвышенного свойства.  

 

Причем, эта красота может одновременно выглядеть по-разному завораживающей.  

  

Мелкосопочник хоть и не высок, но ощущение все равно дает такое, как будто поднялся на гору, где всё иное, чем в прибрежной полосе. Иная растительность, иной пейзаж, другие загадки, где тоже есть свои сказочные персонажи, как эти сухие деревья посреди живых и вечнозеленых елей. Однако, что-то не дает долго находиться там, словно бы вторгся в чьи-то укромные святилища. Поэтому вскоре хочется спуститься вниз к реке, чтобы вернуть себе ощущение безмятежности.  

И оно возвращается, когда вновь видишь движение и цветение скоротечной жизни северного лета.  

 

 

 

 

 

Как и прежде, лесистые берега сменяются каменистыми останцами, а плесы - отмелями и перекатами. Иные приходится преодолевать вброд, чтобы не порвать лодку. В такие моменты особенно ярко ощущается контраст жаркого солнца сверху и холодящего журчания воды в ногах. Чуть скользкие камни на дне побуждают шагать осторожно, и внимательно выбирать маршрут.  

 

 

 

Временами встречаются целые участки сухостоя. Мертвый, на первый взгляд, лес стоит словно отголосок каких-то мрачных или трагических событий, напоминая, что природа живет своими законами. И они зачастую бывают весьма суровы.  

 

  

И вновь пейзажи сменяют друг друга, оставив позади чуть настороженное ощущение от обилия мертвых деревьев, и находя чем удивить вновь.  

 

 

 

 

Единственное, от чего вся красота природы не способна нас отвлечь, это рыбалка. Именно рыбалка позволяет хоть в чем-то ощутить себя не только созерцателем, но еще и участником всего этого действа.   

  

Жаль, что всё когда-то заканчивается. Меняющиеся берега дали нам понять, что мы приближаемся к кордону природного парка, а значит и к финальной точке нашего сплава. Это, кстати, одна из очень интересных особенностей нашей природы, когда на относительно небольших территориях природа может довольно ощутимо меняться. Каменные берега и пологие плесы сменяются пирамидальными и песчаными сопками.   

  

  

И нам остается лишь бросить благодарный прощальный взгляд на пройденный путь перед завершающим ночлегом.   

Буотама подарила нам несколько замечательных уединенных дней наедине с собой. Немного приоткрыла разные стороны своей вечной жизни. Чему-то научила, дала возможность что-то переосмыслить. Показала нам не только себя, но и нас самих с иной стороны.   

Прощальный вечер был особенно тих. Он будто окрасился в прощальные краски. Мы прощались с рекой. Она прощалась с нами. И долго-долго мы делились с ней вечером своими мыслями, а она шелестела и журчала нам течением в ответ. Всё это теперь и хранится бережно в памяти о том душевном путешествии, благодаря которому мы еще раз соприкоснулись с красотой и таинством первозданной северной природы Якутии.  

Спасибо за внимание!

 

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации
Обратная связь