home
community-header

                    
                    
На конкурс страшных историй: "Шаманка Фекла"
Trimid2 13 августа 2018 г., 15:23 в Страшные истории Якутии 1447

 

 

Конкурс страшных и мистических историй продлен до конца месяца.  Подробно о конкурсе можно прочитать здесь.

 

- И была она первая красавица улуса, светловолосая, зеленоглазая. Посватался к ней богатый сосед – воевода Алазейского острога… Да только не любила его Фёкла, другому отдала свое сердце. Но отец и слышать не хотел, сговорился с соседом, день свадьбы назначил. Решила Фёкла, что бежать ей нужно с любимым. Темной декабрьской ночью сумела она выбраться из дома, да спохватились ее быстро, наладили погоню. И когда уже почти настигли, вдруг увидели, как влетели сани беглецов в полынью, невесть как появившуюся на казалось бы прочном льду Анкудинки…- голос пожилой женщины становился все глуше и глуше

- И что? Что дальше? Спаслись они?- Прасковья оглянулась. На нее с любопытством уставились несколько пар глаз сгрудившихся рядом мальчишек.

- Не спаслись, бедные, утонули. Ну всё, давайте все по местам, и спать, спать. А то завтра опять проспите. – Прасковья встала и погасила керосиновую лампу. – Спите, всё это только сказки…

 


 

- Эге-гей! – залихватский крик раздался по тундре. Веселый парень подстегнул лошадь и оглянулся на друзей. – Догоняйте!

 

- Нет, стой! Игнатка! – парень на гнедой лошадке чуть не плакал. – Куда мне на своей за вами угнаться!

Третий молча скакал за улетевшим вперед Игнатом, не оглядываясь на отстающего Ваську.

- Ребята! Игнатка! Колька! Да стойте вы!

- Тпруу! – Игнат остановил своего коня, поджидая друзей. – Ну говорили же, возьми серого!

- Ну да, серый меня в два счета сбросил бы! Мне бы на трактор, вот бы я вам показал!

Ребята засмеялись, они знали, что две самых заветных мечты Васьки – это чтобы совхозный тракторист Петрович ушёл на пенсию, уступив ему место, и жениться на однокласснице Любочке. И та, и другая мечта должны были вот-вот осуществиться: директор совхоза уже сказал, что Петрович дорабатывает последние дни, да и заявление в сельсовет подано, свадьба совсем скоро. 

- Ну вот, куда это мы заехали с вашими скачками? – Васька оглянулся вокруг.

- Да, действительно, где мы?

- О, боотуры, кажется, там стоит дом! Заимка, наверное! – Колька показал рукой куда-то в сторону.

- И правда, дом! Уже скоро смеркаться начнет, давайте до утра переждем. – Васька уже направил свою маленькую неторопливую лошадку в указанную сторону.

В этот осенний день трое закадычных друзей еще с детских лет – Игнат, Васька и Колька – отправились на лошадях из Алеко-Кюеля в Среднеколымск на районный комсомольский слёт. Планировали выехать с утра, но замешкались, припозднились. Дорогу они знали прекрасно, тем более, что Игнат, сын кадрового охотника, с малолетства облазал все окрестности. Но, увлекшись гонкой, ребята свернули куда-то в сторону.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

…Это был старый заброшенный домик, немного покосившийся, но всё еще крепкий. Войдя в него, ребята осмотрелись. Почерневшие стены, старая печка. Но возле печки лежали совсем свежие поленья. 

- Ого! Кто-то тут был, и совсем недавно! Дрова вон оставил! – Ребята знали старый тундровой закон: возьми, что тебе нужно, но и по возможности оставь что-то для того, кто придет следом. Поэтому Игнат остался разжигать печь, а Васька с Колькой решили заготовить дров для других заблудившихся путников. Они вышли из домика, и осмотрелись. За домом их ждала неожиданная находка – старая, но хорошо сохранившаяся могила.

- Давай здесь приберем, а то вон, все повалилось! – Васька подошел к могиле и присвистнул:

- Да здесь иконы какие-то! Крест странный… Слушай, а что, тут у нас крещеных хоронили что ли?

-  Да кто его знает, может, было чего. Может, из ссыльных кто. Ну давай тут все поправим, и за дровами, а то уже темнеть начинает!

Услышав голоса друзей за домом, Игнат вышел на улицу:

- Вы чего тут?

- Да вот, смотри, могила какая-то! Заброшенная! Странная!

Васька засмеялся:

- Еще скажи, что тут Фёклу похоронили!

 

Про шаманку Фёклу, якобы похороненную где-то между Аргахтахом и Сватаем, ребята слышали с малолетства. Еще в интернате их нянька Прасковья постоянно рассказывала на ночь легенды про утонувшую красавицу. Шёпотом передавали друг другу подслушанные у взрослых подробности, громоздя одну нелепицу на другую: «Говорят, она была богатырка! Быка могла поднять!», «Когда она шаманила, превращалась в черную волчицу и воем созывала всех волков с округи». Сказки про Фёклу были для них сродни сказкам про Верхний и Нижний мир. Взрослея, они уже посмеивались: какая Фёкла? что за пережитки прошлого?

- А что, представляете, мы нашли могилу легендарной шаманки! – Колька сделал движение, имитирующее танец с бубном.

- Старики говорят, что она и правда, где-то здесь недалеко похоронена. Игнат задумчиво посмотрел на могилу. - И вообще, говорят, нельзя трогать старые могилы.

- Еще скажи «грех»! Эх ты, а еще комсомолец! – Колька посмотрел на друга. – Это раз. А два – откуда на могиле шаманки крест и иконы?

- Точно! – Васька аж подпрыгнул. – А еще, помнишь, мы на старых могилках звездочки красили! Никто не сказал, что нельзя! И райком похвалил!

И действительно, несколько лет назад, ребята устроили субботник, подправив могилки первых комсомольцев села.

Игнат улыбнулся:

- Ладно, я ж не против. Но дрова оставить все же нужно, а то некрасиво получится: чужие сожгли, а новые не оставили!

 Наскоро убрав могилку, подняв упавшие иконки и почистив их от земли, парни отправились за дровами.

 

…Ночью Игнат проснулся от того, что Васька дергал его за плечо.

- Вставай, Игнатка, вставай! Да просыпайся ты! Не слышишь что ли?

Игнат посмотрел на друзей, на которых, как говорится, лица не было. Колька застыл на одном месте, а Васька наоборот, суетился и бегал по маленькой комнатке.

- Эй, вы чего? С ума сошли?

Васька опять подскочил к Игнату и схватил его за плечо:

- Там кто-то ходит!

- Да лошади наши, кто еще! Что панику развели?

- А, может и точно, лошади, - вдруг очнулся Колька, - был бы шатун, они бы заржали, а так тихо же…

Васька тоже успокоился:

- Мда, надо ж так испугаться! Про лошадей-то я вообще забыл! А против шатуна у меня ружье есть! – он весело рассмеялся, но смех так и замер на его губах: двери открылись и, слегка пригнувшись, в дом вошла девушка с дровами в руках. Не посмотрев на вновь притихших ребят, девушка направилась к печке.

 

- Надо же, какая… Красавица! – несмотря на страх, Игнат невольно залюбовался девушкой. – Но откуда она взялась?

 И тут мысли Игната прервал ружейный залп. Это Васька схватил заряженное ружье и выстрелил прямо в красавицу. Девушка медленно повернула голову, посмотрела прямо в глаза Игнату. Глаза были завораживающие: большие, зеленые, печальные…

- Что ты делаешь?! – Игнат выхватил из Васькиных рук ружье. – Ты ж убил её!

- Кого? Кого я убил?! – Васька истерически засмеялся. – Кого???

И правда, в комнате никого не было, только возле печки лежали свежие дров, а на полу валялся Колькин охотничий нож.

- Я ж ее ножом ткнул! Вот так! Вот так! – Колькин голос дрожал, срываясь на скулеж. – А она, она… Куда-то делась!

Остаток ночи ребята провели сидя спинами друг к другу, словно ожидая нападения. Но всё было тихо, только луна светила прямо в окно, освещая их испуганные лица. Едва рассвело, ребята быстро собрались, вскочили на лошадей и уехали, даже не разговаривая друг с другом.

 

Как будто сговорившись, они никогда не вспоминали этот странный случай и, тем более, не обсуждали его даже между собой.

Через три недели Васька женился на Любочке, а еще через месяц гордый сидел за штурвалом старенького совхозного трактора.

В марте маленькое село потрясли страшные новости: на озере ушел под лёд трактор. Васька выскочить не успел. В тот же день, уже на Колыме, утонула в проруби его жена Любочка. Беременность протекала тяжело, и она приехала в Среднеколымск показаться врачу. На реку к проруби пошла за компанию с подругой, та собиралась полоскать белье. Внезапно закружилась голова, она склонилась к проруби… Подруга даже вскрикнуть не успела.

- Игнат, Игнатка… Ты тоже ее видишь? Смотрит своими зелеными глазищами, как будто спрашивает: за что? – бессвязный Колькин шёпот обжёг Игната. Он и сам, боясь в этом признаться даже самому себе, часто видел эти печальные глаза. В последние три месяца постоянно что-то случалось: то «Буран» заглохнет посреди тундры, то машина перевернется на скользком льду Колымы. И каждый раз последнее, что он видел – это зеленые глаза с застывшим в них вечным вопросом: за что? Как он оставался невредим после всех несчастий, Игнат не знал. Как будто какая-то неодолимая сила вытаскивала из всех неприятностей.

- Иногда хочется взять нож и проткнуть ее еще раз, как тогда! Вот так! Вот так! – речь Кольки становилась похожа на бред, - Вот так! Вот так!

- Хватит, успокойся! Да ты мужик или кто? – Игнат вырвал свою руку из Колькиных дрожащих пальцев. – Хватит, нет никакой девушки, это просто несчастный случай!

- Несчастный случай? Ха, мне-то врать не надо. Васька мне перед смертью тоже говорил, что видит эту проклятую девку! Не могли же мы все разом с ума сойти?! Ты-то ее не бил, не стрелял, а мне – прямая дорога за Васькой! Даже Любку беременную не пожалела!       

Николая было решено отправить в Якутск, в психиатрическую больницу. Его бред, что ему не дает покоя мертвая шаманка, стал со временем еще более навязчивым. Чаще всего он видел, как она выглядывает из бочки с водой, стоявшей во дворе Среднеколымской больницы. За день до отлета его и нашли захлебнувшимся в этой самой бочке, с ножом в руках.

А что Игнат? Вроде бы несчастья словно преследовали его, он умудрился даже попасть в авиакатастрофу. Но, с другой стороны, из всех передряг он умудрялся выйти практически без потерь, например, став в той самой авиакатастрофе одним из двенадцати выживших. Как он потом утверждал, перед тем, как самолет рухнул вниз, он увидел прямо перед собой взгляд знакомых зеленых глаз.

Игнат долго лечился, пока один психиатр не дал ему рекомендацию уехать из Якутии. В тот год он женился, и они с женой перебрались в соседнюю область. Прошло больше десять лет, которые он прожил спокойно и счастливо, словно судьба решила, что хватит с него несчастий. Все эти годы он ни разу не был на родине, благо, сестра, братья и прочая родня часто навещали его сами. Но в 1979-м случилось необъяснимое.

В тот день Игнат и его шурин Тимоха, прихватив верного Бурана, отправились на охоту. В лесу мужчины разошлись в разные стороны, уговорившись встретиться через пару часов. Игнат брел по осеннему лесу и вдруг почувствовал острую тоску по родной тундре. Да, там нет таких красивых высоких деревьев, там нет рядом моря, но там – родина…  Задумавшись, Игнат не заметил, как под его ногами начала уже подозрительно двигаться земля.

- Черт! – он пришёл в себя и испуганно оглянулся. – Болото! Черт, черт, черт! Как же его угораздило-то! Неужели всё? Умереть вот так, за здорово живешь? Нет! Я не хочууу!!! - Игнат почувствовал, как грязная жижа болота подступает все выше и выше, и вот уже готовится затянуть его с головой, – Как же глупо я попался, дурак… И вдруг он почувствовал взгляд. До боли знакомые зеленые глаза смотрели на него сквозь деревья.

- Фёкла! Нашла… - и тут кто-то с силой вцепился ему в волосы и дернул. От резкой боли Игнат потерял сознание.

Открыв глаза, Игнат еще долго лежал и пытался понять, утонул он или все-таки нет. Нет, кажется, жив. Где-то залаяла собака, а если это Буран, то и Тимоха где-то недалеко. Да даже если чужая собака, какая разница! Главное – рядом люди. Собачий лай казался ему таким родным, таким желанным. Вот, налетел мохнатый клубок, лицо лижет. Точно, Буран!

- Игнат, Игнат, ты чего? – рядом он увидел обеспокоенное лицо Тимохи.

- Да уже ничего, живой вроде…

- Да ты грязный весь, в болото что ли провалился? Ну повезло тебе, брат, из наших болот мало кто выбирается! Как же я не предупредил тебя не ходить в эту сторону! Местные-то все знают, не суются.

- А, сам дурак, по сторонам не смотрел. Эх, пропало ружьишко!

- Да плевать на ружье, главное, сам живой!

Слушая Тимоху, Игнат закрыл глаза, уже понимая, что прошлое вновь настигло его. Ну ведь столько лет прошло! Думал, уже всё, отпустило.

- Игнат, тебе что, плохо? – Тимохин голос вернул его к действительности. – Всё, давай отсюда выбираться! Хватит, поохотились!

А ночью ему приснились его друзья. Васька, Колька, Любка. Они смотрели на него из воды и смеялись:

- Игнатка, здесь так хорошо! Иди, иди к нам, здесь так спокойно!

…Утром Игнат подошел к жене и сказал как давно решенное:

- Всё, возвращаемся. Хочу домой.

 

 

Я-Ночка

(фото на главной не имеет отношения к персонажу, фото креста подлинное)

 

 

Избранное
  • 13 августа 2018 г., 20:22
    Елиза_Вета   Пожаловаться

    Мамочки, зачем я это прочитала? Места-то знакомые, Алеко-Кюель, Аргахтах, Сватай...

    • Автор
      13 августа 2018 г., 21:30
      Trimid2   Пожаловаться

      Елиза_Вета, про шаманку есть и куда более страшные истории, но пока идет конкурс, я их не могу публиковать

      • 13 августа 2018 г., 21:43
        Елиза_Вета   Пожаловаться

        Trimid2, я с детства про эту Фёклу легенды слышала. И историю здесь описанную в том числе, насколько я понимаю, главный герой - родственник моего дедушки, только его не Игнат звали (отчество Игнатьевич было). И еще истории про тех, кто ее раскопал и фотографировал, и сгоревшие здания, много чего. Дедушка у меня был из Андрюшкино, половина его родственников как раз в этой местности жила

  • 13 августа 2018 г., 23:22
    Невидимка_   Пожаловаться

    Прошу пардонте, но в Якутии нет трясинных болот. Мерзлота, знаете ли.))

  • 15 августа 2018 г., 09:34
    l.everest   Пожаловаться

    Могила удаганки из колымы стоит по Сватайской дороге, по сей пор народ местный знает, проезжая мимо всегда надо оставить, что нибудь! Прочитал на одном дыхании, в Среднеколымске не принято громко говорить о ней.

Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться
с помощью аккаунта в соц.сети
Читайте также
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации
Обратная связь