home
community-header

                    
                    
На конкурс страшных историй: "Долина шамана"
Trimid2 13 августа 2018 г., 21:57 в Страшные истории Якутии 1234

 

 

Конкурс страшных и мистических историй продлен до конца месяца.  Подробно о конкурсе можно прочитать здесь.

 

Абаасы – собирательный образ злых духов в якутском фольклоре.

Описываемые события происходили давным-давно, и сейчас уже трудно установить, кто был первым из рассказчиков этой истории. Также очень трудно понять, происходили ли эти события вообще. Однако некоторые факты  позволяют предполагать, что хотя бы часть ее не вымысел.

***


Зима. С неба неторопливо сыпались хлопья белого снега.

В зимнее время жители Заполярья постоянно сталкиваются с таким понятием как полярная ночь, и сопровождается это понятие тем, что за сутки солнце появляется на небе лишь на пару часов, да и то почти всегда скрыто за тучами. Логично, что все остальное время стоит глубокая ночь.

И за сегодняшний день солнце уже успело выглянуть из-за сопок, и поэтому сейчас власть в свои руки полноправно взяла хозяйка-ночь.

Где-то вдалеке, сквозь рыхлый скрипучий снег пробирался гудящий вездеход, а внутри него, стуча зубами от холода, пробирающегося через металлическую обшивку машины, расположилась небольшая группа людей.

Первым в глаза, конечно же, бросался крупный парень по имени Ньургун – водитель вездехода, одетый в пропахший соляркой комбинезон. Рядом с ним сидел его младший брат, оживленный Мичил, который развлекал водителя веселыми историями. Мичил также был вторым водителем, и сменял брата за управлением, когда тот отдыхал.

Двое других мужчин, сидевших на пассажирских сидениях – представительные люди в шубах из овчины. Первый - Валерий Иванович, был строгим мужчиной крепкого телосложения, с большими горняцкими руками. Его мужественный образ подкреплялся хмурым взглядом, а паутина морщин, вкупе с копной седых волос явно указывали на достопочтенный возраст мужчины и на богатый жизненный опыт. Вторым был парень Антон, у него были гладко уложенные волосы и жидкие усики под носом.  Несмотря на молодой возраст, Антон уже был секретарем райкома, а потому вел себя в соответствии со своим статусом, временами даже перегибая там, где этого делать не стоит.

В качестве проводника с группой поехал Афанасий – пожилой мужчина якут, в прошлом прославленный охотник и рыбак, исходивший весь суровый северный край вдоль и поперек. Теперь же Афанасий с трудом передвигал ноги, но никого более опытного в знании местности на всю округу не сыскать, а поэтому в экспедицию пригласили именно его. Сопровождала и всячески помогала ухаживать за Афанасием его внучка – молодая девушка Сайаана, которая была известна в родных краях как одна из первых красавиц. И это всячески подтверждали все, кто ее встречал. Потому-то Антон то и дело бросал на нее восхищенные взгляды, и не упускал малейшей возможности чем-то да похвастаться.

- А вы знаете, это место ведь называют «Долиной шамана»? Интересно – почему? – легкомысленно начал он.

- Ну, то и значит… - принялся объяснять Валерий Иванович. – Говорят, что раньше в этих краях могущественный шаман жил. И где-то в сопках расположена его могила. Отсюда и название.

- Хм. Ничего особенного, - хмыкнул Антон.

- Как это ничего? У нас говорят, если шаман при жизни был могуч, то даже если его упокоить, он все равно будет вставать и проживать свою жизнь, но уже в виде духа, - донесся с переднего сидения голос Мичила. – Поэтому такие места, как это, обычно обходят стороной. Я сам не видел, но поговаривают, что на таких маршрутах можно запросто суол абаасыта встретить.

- Не надо пугать! – попросила встревоженная Сайаана.

- Это кто такие? – заметив реакцию девушки, заинтересовался Антон.

- Злые духи дорог, - ответил ему Валерий Иванович.

Но парень в ответ лишь снова нацепил на себя самодовольное выражение.

- Ну, нас-то сказками не испугать, да, Иваныч? – сказал он.

- Смотря, что из сказанного ты принимаешь за сказку…, - тихо, но четко ответил ему седой мужчина.

Антон удивленно вскинул брови, но ничего не ответил.

***

Группе предстоял долгий путь. Конечной их целью было отдаленное месторождение драгметаллов. Но что они могли забыть в таком месте зимой? Дело в том, что в той местности работа только планировалась, и задачей экспедиции было оценить общий вид ландшафта, и сделать вывод, возможно ли там размещение крупных добывающих объектов. Вездеход гудел и пробивался сквозь снежные сугробы еще с самого утра, но даже несмотря на это, им предстояло еще не меньше трех суток дороги. И, как упоминалось, даже обшивка вездехода, утепленная изнутри войлоком, не спасала пассажиров от аномальных холодов Заполярья. Поэтому, чтобы не растерять последние крупицы тепла, все члены экспедиции поплотнее закручивались в шерстяные одеяла и садились поближе друг к другу.

Они как раз подъезжали к месту, с которого брала начало та самая, еще недавно ставшая предметом обсуждений Долина шамана.

Старый Афанасий до этого момента ничего не говорил, а лишь зачарованно глядел в окно. Однако он резко оживился, когда мимо его глаз промелькнуло большое дерево, щедро украшенное цветными ленточками.

- Тохтоо. Сиэри-туому тутуьуох. (Остановись. Надо духов почтить), – произнес Афанасий, доставая из лежавшего рядом рюкзака кусочки саламы, подобные тем, что висели на дереве.

Водитель кивнул. Секунды две спустя вездеход издал пару мощных вздохов и продолжая пыхтеть, замер посреди ледяной пустыни.

- Что случилось? – сразу же спросил Антон.

- Мы тут остановимся духов задобрить, чтобы дорога хорошая была, – объяснил Мичил.

- Хорошо, - кивнул Валерий Иванович.

Но вопрошавший с таким решением был не согласен.

- Да зачем нам это нужно? И так только в одну сторону ехать дня три, не меньше! – пылко завелся Антон.

- Минут на пять опоздаем, ничего страшного. Надо уважать обычаи, Антон, - пытался вразумить его Валерий Иванович.

- Да плевать я хотел на эти обычаи, Иваныч. Дай им волю, и они будут перед каждым деревом останавливаться, чтобы эти свои ленточки повесить. А мне предлагаешь сидеть и все это время ждать? Нет уж! Я говорю - поехали! Считайте это распоряжением райкома!

Несмотря на разницу в возрасте, между этими двумя была разница в социальном положении. Валерий Иванович был всего лишь руководителем геологоразведочной экспедиции, в то время как Антон являлся секретарем райкома. Поэтому, как ни странно, слово второго было более весомым, и сам Валерий Иванович тоже это прекрасно понимал, а потому не стал дальше перечить.

- Ладно, Ньургун, трогаемся, - скомандовал мужчина.

Тот нехотя послушался – дернул за рычаг, и вездеход с новыми силами устремился вперед, прорезаясь сквозь снежные сугробы.

- Хайа, того хамсаатыбыт? (Что такое? Почему едем?) – встревожился Афанасий, почувствовав как дернулся вездеход.

- Ээ, бу киьи ыксыыр. (Да тут этот хочет поскорее доехать) – ответил Ньургун, кивая в сторону Антона.

- Того кинини истэгитий? Эдэр ого буоллага, ейдеебет (Так вы зачем его слушаете? Он же еще ребенок - ничего не понимает), – затараторил Афанасий. – Тохтотуц (Останови).

Ньургун послушался и машина затормозила. Но причитания крикливого Антона долго себя ждать не заставили.

- Зачем опять остановился? Чтобы языком почесать? - раздраженно спросил он.

- Может, все-таки подождем, пока дедушка сделает свой обряд?  – настойчиво ответил Ньургун.

- Я же сказал что у нас нет времени на вашу чушь, - отрезал Антон, скрестив руки на груди.

Ньургун тяжело вздохнул, но все-таки дал газу и вездеход продолжил пробираться сквозь снега.

Помрачневшее лицо Афанасия свидетельствовало о том, что он и без перевода понял, чем закончился разговор. Сложив саламу обратно в рюкзак, старик вернулся к своему прежнему занятию – разглядыванию снежных пейзажей, раскинувшихся за окном.

- Кэмсиниэхпит ессе. Этэбин дии - кэмсиниэхпит. (Поплатимся еще. Вот говорю вам – поплатимся), – недовольно бурчал он. И продолжал бурчать еще долгое время.

- Да что с ним такое? Мямлит и мямлит! – наконец не выдержал Антон.

- Дедушка говорит, что мы духов обидели, - еле слышно ответила ему Сайана.

Обратив на себя внимание девушки, Антон в одночасье сменил гнев на милость, и даже слегка взбодрился.

- Духов – это еще ничего! Вот если мы партию обидим, вот тогда да – беда будет, - пошутил он.

***

Всю остальную дорогу царило глухое молчание.

С последнего разговора прошло несколько часов и время уже давно перевалило за полночь. Все, кто расположился на пассажирских местах, к этому времени уже тихонько посапывали, укутавшись одеялами. Буквально минуту назад задремал и Мичил, которому через несколько часов предстояло встать на водительскую смену.

И тут вдруг…

- Аааа! Абаасы! Бар мантан! Киэр буол! (Аааа! Черт! Уйди! Убирайся!) – внезапно закричал Ньургун, выжимая тормоз.

Вездеход затрясся, словно скакал с одной кочки на другую, а потом и вовсе с неприятным трещанием заглох.

Как ни удивительно, но в этой ситуации первым вскочил именно опытный охотник Афанасий.

- Что случилось? – однако вопрос задал Валерий Иванович, пробудившийся следом.

- Ээ, хайдах эрэ… (Да я как будто…) – отряхнувшись, Ньургун заговорил снова, на этот раз на русском. – Да я как будто что-то за стеклом увидел. Что-то ужасное… с огромными глазищами…

Окончательно придя в себя после сна, Валерий Иванович вздохнул.

- Вот вам и раз, Антон. А вы над духами смеялись, - произнес он. – Уж не их ли это проделки?

- Да он просто задремал, - сонным голосом промямлил тот в ответ. – Пусть они с братом поменяются.

Не став спорить с капризным Антоном, Мичил и Ньургун переглянулись, затем поменялись местами.

- По-оехали, - протянул Мичил, включая зажигание.

Но, только зарычав, двигатель тут же заглох, на прощание исторгнув из себя пару жалобных звуков. Мичил нецензурно выругался, ударил кулаком по приборной панели, и попробовал завести машину еще раз. Но и последующие попытки были безрезультатны. Мичил был тесно знаком с техникой, так что такое стечение обстоятельств нельзя было просто списать на неопытность водителя. А поэтому в том, что машина не заводится, должна была крыться иная причина.

- Баран керуеххэ (Пошли, посмотрим), - позвал брата Мичил.

Ньургун какое-то время отмахивался и просил брата попробовать завести двигатель еще раз. В его словах чувствовалось явное нежелание вылезать на мороз, и было понятно, что закаленного на севере парня пугал вовсе не холод. Но когда попытки Мичила так и не принесли результата, Ньургуну, пусть и нехотя, но все-таки пришлось вылезти наружу, чтобы помочь обнаружить неисправность.

В вездеходе повисла напряженная тишина, прерываемая лишь сопением тяжело дышавшего Афанасия. Пару минут спустя до группы донеслись глухие стуки, а за ними ругань, изрядно украшенная матерными словами. И когда брань стихла, в салоне вездехода появилось угрюмое лицо Ньургуна.

- Ну, в общем… Топливо замерзло. Надо отогревать, - мрачно заключил он

- И что теперь делать? Долго это будет? – высунулся из-под одеяла Антон.

- Зависит от того, как скоро отогреем, - пожал плечами Ньургун.

- Вам помочь, ребята? – осведомился Валерий Иванович. Уж кто-кто, а он, прожив долгое время на севере, знал, что в тундре нет начальников и подчиненных - там все равны. И в случае поломки или чрезвычайной ситуации помогать должны все, а потому без задней мысли он также обратился к парню. – Антон, подсобишь?

А вот Антон с таким понятием даже и не сталкивался.

- Вот еще. Буду руки пачкать. Для этого есть специально нанятые люди, - задрав нос, сказал он.

- Да не переживайте, дядь Валера. Не первый день живем, что-нибудь придумаем, - сделав вид, что не услышал высказывание Антона, ответил Ньургун.

- Таак. Мы тут сейчас ходить туда-сюда начнем, так что вам лучше пока вылезти наружу. Все равно с неработающим двигателем разницы с улицей вы почти не заметите, - сказал подоспевший за инструментами Мичил.

Взяв с собой одеяла и теплые вещи, группа начала потихоньку выползать наружу. Первым на улицу выбрался Валерий Иванович, следом за ним Антон. И перед тем, как Сайаана вывела наружу Афанасия, внутри вездехода разыгралась небольшая сценка.

- Кэт маны (Надень), – требовательно сказал Афанасий.

- Уоскуй, эьээ! Эйиэнэ дии. Миэхэ биэримэ (Успокойся, дедушка! Он ведь твой. Не надо его мне давать).

- Туох эрэ кусаган буолуо диэн сэрэйэбин, меккуьумэ (Дурное предчувствие у меня, так что не спорь), – с этими словами Афанасий вложил в руку Сайааны небольшой  амулет, выточенный из дерева.

Глядя на настойчивость своего дедушки, дальше отказываться девушка не стала, а потому покорно повесила украшение на шею и скрыла его под шубой.

После этого они оба выбрались наружу, а братья благополучно занялись ремонтом.

- Холодно-то как, - дальше сетовал Антон, поеживаясь.

Мороз на улице стоял такой, что аж обжигал кожу.

- Давай хоть костер разведем тогда что ли, - предложил Валерий Иванович, оборачиваясь к вездеходу за специально имевшимися на этот случай сухими бревнами.

Но собеседник уже перевел свое внимание на нечто любопытное.

- Слушай, Иваныч. Мне кажется, или там свет горит? – щурясь, указал вдаль Антон.

- И правда свет… - приглядевшись Валерий Иванович разглядел небольшой желтый проблеск вдали.

Но кроме бликов света, в глаза им бросилась проложенная через снежные сугробы узкая тропа. А учитывая, как скоро свежевыпавший снег скрывает следы, это означало, что тропой совсем недавно кто-то пользовался.

- … скорее всего, это охотничий домик, - послышался голос Мичила. – Можете пока пройти туда погреться. Мы вас позовем, как закончим.

- Точно не нужна помощь? – еще раз переспросил Валерий Иванович.

- Если понадобится – кликнем вас, - ответил ему Ньургун, продолжая возиться с вездеходом.

- Хорошо. Ну, тогда пойдем в дом, - заключил седой мужчина. – В самом деле, хоть согреемся, что ли.

- Отличная идея, - бодро зашагал вперед Антон.

Следом по снегу заскрипели шаги Валерия Ивановича.

- Эьээ, бардыбыт! Сылааска бардыбыт (Пойдем дедушка! Пойдем в тепло), - сказала Сайаана, ведя под руку Афанасия.

Продрогший от холода старик что-то монотонно нашептывал.

- Что он бормочет? – тут как тут появился рядом надоедливый Антон.

- Что-то про духов. Мне кажется, он говорит, что в том доме могут обитать духи… - неуверенно протянула девушка.

- Я тебя умоляю. Ну, какие могут быть духи в 20 веке? Мне кажется, дедушка твой бредит от мороза.

Небольшого домика они достигли сравнительно быстро - минуты за три, учитывая, черепашью скорость Афанасия. И то, что в окне жилища, как они заметили ранее, поблескивал свет, наталкивало на мысль, что внутри сейчас кто-то находился.

- Здравствуйте! – поздоровался Валерий Иванович, толкая дверь и перешагивая через порог.

И они не ошиблись.

Дом, в котором оказалась группа, был не в самом лучшем состоянии, но в нем было все необходимое для жизни – две небольшие кровати, стулья и большой стол посредине, а также ярко горевший очаг, который и был источником увиденного группой света. А когда они по очереди начали заходить в дом, их встретила пожилая чета – маленький кругленький старикашка, позади которого возвышалась добродушная на вид женщина с полузакрытыми глазами.

- Дорооболоруц! Мин Доллуммун, бу кэргэним Сарыада (Здравствуйте! Я Доллун, а это моя жена Сарыада) – поприветствовал их старичок. – Таьырдьа туох эрэ куугунуур этэ. Батыллан хааллыгыт дуо? Чэ, буоллун. Ааьыц, иттиц. Ыалдьыттары себулуубут (Мы слышали гудение снаружи. Кажется, вы застряли? Ну, ничего! Проходите, располагайтесь, согревайтесь. Мы гостям всегда рады), – затараторил он.

Валерий Иванович вопросительно глянул на зашедшую следом Сайаану.

- Они нас приглашают к себе, - ответила она.

- Ооо! Ейдеех да кыыс! Сеп-сеп. Тугу этэрбитин тылбаастыац хата (Ооо! Какая умная девочка! Верно-верно. Будешь переводить им, что мы скажем), – заблестели глаза Доллуна. – Олорон аьаац диэн эт. Угэс быьыытынан, ыалдьыт аккаастыа суохтаах (Скажи, что мы приглашаем гостей к столу. И по нашим обычаям отказываться в таком случае не вежливо).

Утомленная путем и неожиданными проблемами, группа воспользовалась предложением и очень скоро все ее члены оказались восседающими за широким деревянным столом-сандалы, на котором были выставлены хоть и не изысканные, но вполне себе съедобные яства. Антон в этот вечер жадно уплетал все, что оказывалось на столе, и умудрялся при этом оживленно и без устали тараторить, однако Валерий Иванович, напротив, был немногословен, да и кушал как-то без особого энтузиазма. И в этом он уступал лишь Афанасию, который за все время и крошки в рот не взял.

- Эьээ, того аьаабаккыный? (Дедушка, почему ты не ешь?), – поинтересовалась Сайаана, доедая похлебку.

Но тот вместо ответа лишь заплакал горькими слезами.

- Миигин бырастыы гын. Акаары огонньор эйигин сатаан харыстаабатым (Прости меня, внучка. Не уберег я тебя, глупый старик)

- Туох-туох диигиний? (Что ты такое говоришь?) – напряглась она.

И не успела девушка спросить, как по телу ее пробежала дрожь. Веревка на шее чудесным образом развязалась, и переданный Афанасием амулет проскользнул под одеждой и уже в следующий миг оказался лежать на полу.

Ахнув, девушка спешно нырнула под стол, стремясь поднять оброненную вещь.

Но было уже поздно. Слишком поздно.

Нога Доллуна оказалась быстрее рук девушки и в ту же секунду раздробила деревянную основу оберега. Однако своими действиями старик привлек внимание сидевшего рядом Валерия Ивановича. Тот учуял, что от старика веет гнилью.

- Что за запах? – насторожился тот, засовывая руку в карман.

Дальше скрываться смысла не было.

- Эьиги аьаатыгыт. Аны биьиги аьыыр кэммит кэллэ!(Вы покушали. Теперь и нам пора покушать!) – совершая ладонью круговые движения в области живота, старичок даже без перевода четко выразил свои намерения.

Маленькие черные глазки дьявольски сверкнули, и рот Доллуна вырос до немыслимых размеров, и его подбородок уперся в пол.

- Чертовщина! Что ты…?! – тут же вскочил с места Валерий Иванович.

- Иваныч, что проис… - расслабленно повернулся Антон и тут же застыл, увидев трансформации старика.

Но не прошло и пары мгновений, как от Валерия Ивановича остались одни лишь ноги и целое озеро выплеснувшейся крови – все, что было выше пояса, уже оказалось проглочено чудовищным стариком. Причмокнув, Доллун смачно отрыгнул.

- Кхаагахааааа!!! – испуганно крича, Антон молниеносно ринулся к выходу.

Но путь ему преградила выскочившая Сарыада. Ее некогда закрытые глаза сейчас были вытаращены и бешено крутились в глазницах. Чуть не врезавшись в старуху, Антон притормозил, но тут же осознал, что других способов выбраться из дома у него нет, а потому, собравшись с крупицами смелости, парень пошел на прорыв.

Но не тут то было…

Сарыада словно разделилась на две части - вдоль ее тела образовался кровавый прорез, а части тела раскрылись наружу, позволяя обозревать внутренности и позвоночник. В таком виде она была похожа на рыбу, которую повесили сушиться на крючок. Но кроме того… вместо привычных людских внутренностей все тело бабки было наполнено зубастыми ртами, жадно пускающими слюну, и готовясь встречать ринувшегося Антона.

Парень же в свою очередь, увидев такое исчадье ада, вместо того чтобы двигаться, попросту бухнулся на землю. Воспользовавшись бессилием жертвы, бабушкины рты начали по очереди выстреливать вперед и по кускам разделывать вопящего от нестерпимой боли Антона. Доллун в то же время уже заканчивал поедать вторую половину Валерия Ивановича. Весь процесс занял у этих существ не больше дюжины секунд. И сожрав все, что осталось от двух мужчин, суол абааьыта приняли свою прежнюю форму. А единственным упоминанием об ушедших в небытие членах группы стали лишь поблескивающие лужи крови на полу.

- Хайа, онтон эьиги того куоппаккытый? (А вы почему не бежите?) – спросил Доллун у девушки и старика, которые спрятались под столом.

- Куотан да диэхтээн, син биир сиир инигит (Вы же нас все равно съедите), – обхватив колени руками, сказала Сайаана.

Рот Доллуна растянулся от озарившей его кровожадной ухмылки.

- Хайыахпытый, сибиэьэй эти себулуубут ээ (Ну что поделать, мы любим свежее мясо) – захихикала Сарыада, хватая девушку за руку.

- Сиэммин тыытымац. Миигин сиэц! (Не трогайте внучку. Забирайте меня!) – послышался гневный крик Афанасия, вставшего на ее защиту.

В следующие пару секунд оба абаасы уже обступили старика и готовились пировать.

Якутские ножи, даже самые простые, в первую очередь предназначались для охоты и изначально подразумевали, что в полевых условиях тундры при помощи такого ножа охотник сможет быстро и рыбу почистить, и оленя разделать. Но Сайаана никогда не думала, что когда-нибудь увидит, как этим ножом разделывают живого человека. Тем более она не думала, что этим человеком будет ее дедушка. И для проклятой бабки казалось было все равно, разделывать скотину, или же человека. Медленно и мучительно срезая кожу, вырезая куски мяса и растягивая сухожилья, семейная чета тут же отправляла отрезанные куски мяса себе в рот. И когда они закончили, Сайаана поняла, что, так или иначе, скоро наступит ее черед.

- Суох… суох… кердеьебун (Нет… нет… пожалуйста…)

- Куттаныма. Иччилэр эйигин себулууллэр. Биьиэхэ ессе туьалыац (Не бойся. Духи тебя любят. Ты нам еще сгодишься), - прошептала ей на ухо приблизившаяся старуха.- Утуйан хаал (Ты засыпай. Просто засыпай).

Словно под воздействием незримой силы, Сайаана повиновалась воле духа и задремала. Но не все прошло, как планировалось, и что-то помешало девушке полностью погрузиться в сон. Открыв глаза, Сайаана увидела, что вокруг ее рук и ног резвится целая дюжина мерзких тварей с продолговатыми телами и зубастыми ртами. И эти маленькие твари прямо сейчас обгладывали конечности девушки и промежность.

- !!!! – истошным воплем закричала Сайаана.

Заметив, что она проснулась, озлобленные духи принялись царапать девушку, отчего ее крик перерос в самую настоящую истерику – Сайаана плакала и пыталась отбиваться культями, но духи были для нее неосязаемы. Вот только когти черных существ в то же время яростно раздирали ее плоть.

- Хайа! Туох буоллугут? (Хайа! Что случилось миленькие?) – с обеспокоенным выражением на лице выбежала Сарыада. В руках у нее по-прежнему был якутский нож, отнявший жизнь дедушки.

Увидев появившуюся бабку, Сайаана взмолилась.

- Быыґаац-абыраац … эьээ… кемелес (Спасите… умоляю спасите.. кто-нибудь… дедушка… спасите…) – слезливо бормотала она. От значительной потери крови ее сознание словно плавало в тумане.

Но самым удивительным было то, что молитва будто бы нашла отклик в верхах. Потому что перед глазами Сайааны возник ее дедушка. Но не тот, которого она видела совсем недавно. Это был тот же Афанасий, но словно лет на тридцать моложе – молодой, статный и мужественный. Он с яростным криком налетел на абаасы.

Выхватив нож у бабушки, Афанасий вмиг обезглавил одно чудовище, а вслед за первым жизни лишился и Доллун. Для Сайааны все было как в тумане, но она помнила, что следом дедушка поднял ее на руки и вынес из проклятого дома.

***

А братья к этому времени как раз успели устранить неполадку.

- Хата эрдэ кербуппут да учугэй. Куну быьа манна сылдьыа этибит (…Хорошо, что вовремя заметили. А иначе застряли бы тут на весь день), – довольно сказал Мичил, глуша мотор. – Дьоммутун ыцырыахха. Баран кэл, Ньургун? (Теперь только осталось группу позвать, и можем дальше ехать. Сходишь, Ньургун?).

Повернувшись к брату, Мичил заметил, что у того буквально все краски с лица ушли.

- Туох буолла?! (Что случилось?!) – тревожно спросил Мичил, увидев ошарашенный взгляд брата.  

- Мичил! Тургэнник собуоттуу огус! (Мичил! Быстро-быстро заводи машину!)

- ?!

- Тургэнник диибин! (Быстро говорю!) – заорал он, умчавшись в ночную темноту.

Очень скоро Ньургун вернулся, держа на руках исхудавшую и бледную Сайаану. Никакой одежды на ней не было. Да и выглядела девушка просто ужасно – вместо рук и ног окровавленные культи, а все тело было покрыто многочисленными шрамами и порезами. Мичил уже исполнил поручение брата, и сейчас нервно сидел в ожидании. Ньургун резво заскочил с девушкой в машину и закрыл дверь.

Только оказавшись в вездеходе, Сайаана исторгла из себя рвотную массу. Вместе с жидкостью наружу показались небольшие косточки… похожие на фаланги человеческих пальцев. Пока она продолжала блевать, из ее горла показались окровавленные и склизкие кусочки мяса. Природа их была непонятна, но мысли, лезшие после появления человеческих костей, просто не хотелось пускать в голову.

Мичил, глядя на все это с водительского сидения, чуть не повторил вслед за девушкой.

- Баран ис, Мичил! Теттеру барыахха (Езжай, Мичил! Быстрее езжай обратно!) – не своим голосом закричал Ньургун.

Загудел мотор, и вездеход резво развернулся. Но только они оторвались с места, как…

Буум! – громкий звук и в обшивке появилась ужасная вмятина.

Мичил в панике выжал из машины всю возможную скорость – мотор затарахтел, а вездеход на всех парах помчался по протоптанной тропе.

Но духи не собирались так просто их отпускать. И Мичил, и Ньургун видели, как за стеклами вездехода плавали безумные морды монстров самых разных видов и размеров – от маленьких скалящихся мячиков, до двухметровых сухопарых чудищ с когтистыми руками. И все они, а было их не меньше пары сотен, штурмовали стекла машины, стараясь пробиться внутрь.

- Биэр кыыьы! Хааллар манна (Верни ее! Верни ее нам!) – громко шептали они.

А пришедшая в этот момент в себя Сайаана начала вести себя так, словно сошла с ума - она билась в конвульсиях и пыталась вырваться из хватки Ньургуна.

- Уоскуй! (Успокойся!) – крикнул он, сжимая девушку.

Но та в ответ резко укусила его за руку. Ньургун ругнулся, и чуть ослабил захват.

Воспользовавшись этим, Сайаана выскользнула и попыталась вырваться к выходу, по пути размазав повсюду рвоту и не прекращающую литься кровь. Но Ньургун вовремя среагировал, а потому прыгнул вслед и прижал девушку к полу.

А абаасы продолжали завывать.

- Кыыьы хааллар! Биьиэхэ хааллар! Манна хааллар! (Верни! Верни ее нам! Верни! Верни!)

И вслед за первой вмятиной обшивка машины очень быстро украсилась новыми шрамами.

Напряженное противостояние абаасы и людей продолжалась несколько часов. И эти несколько часов стали для братьев самым адским испытанием в их жизни.

Но они его выдержали.

Какое-то время спустя вся бесовщина резко прекратилась, а бьющаяся в истерике Сайаана обмякла в руках Ньургуна.

Перед глазами Мичила пронеслось высокое дерево, обвешанное разноцветными ленточками.

И они оба в момент поняли, в чем была причина спокойствия - только что они покинули Долину шамана.

***

Прибыв на место, братья тут же передали искалеченную девушку в деревенскую больницу. Но, несмотря на все свидетельства, рассказанной ими, а потом и подтвержденной Сайааной истории никто не верил. Не те тогда были времена, да и описываемого охотничьего домика никто из водителей на своем пути не встречал. Однако, чтобы найти объяснение случившейся трагедии, состояние Сайааны, а также пропажу остальных членов группы решили поставить в вину двум братьям. Так что остаток дней они провели в тюрьме. Мичил умер через три года, Ньургун продержался в заточении еще шесть лет.

Но судьба Сайааны была еще ужаснее - позднее выяснилось, что она была беременна. Несмотря на протесты самой девушки, то время было не таким, когда ее стали бы спрашивать, хочет она рожать или нет. Особенно никто не стал бы спрашивать такую, как Сайаана, которую, из-за ее странных рассказов, мало кто воспринимал всерьез.

И когда у Сайааны родился ребенок, она пыталась раздавить его своим телом, но ей не позволили этого сделать. Решив, что девушка свихнулась окончательно, ее попросту признали недееспособной и увезли в городскую лечебницу, где она вскоре и скончалась.

От кого был ее ребенок, кажется, вполне очевидно. И потомки от связи девушки и духа уже успели разбрестись, наверное, по всему земному шару. Поговаривают, что кроется в этих детях незримая злая сущность, которая пробуждаясь, берет их тела под контроль и отправляет на кровавые и дичайшие злодеяния. В момент одержимости кричит ребенок не своим голосом, и говорит на якутском, даже хоть никогда не знал этого языка. И ничто не успокоит духа, пока не прольется кровь и не отнимется жизнь.

Алексей ШБ​

 

Избранное
  • 13 августа 2018 г., 23:16
    Невидимка_   Пожаловаться

    Сюжет интересный. Но уж простите, читать совершенно неинтересно было. Может быть, сценаристов это не смутит.

  • 14 августа 2018 г., 02:18
    Zavmir   Пожаловаться

    Более предсказуемого сюжета трудно себе представить. Не почтили обычаи, а потом умерли. Конец. Я думаю, в этом жанре все ещё есть место для интриг и неожиданных поворотов сюжета, которых здесь, к сожалению, не наблюдается.

  • 14 августа 2018 г., 13:38
    ext_vk_468660826VDKjJ   Пожаловаться

    не похоже на якутские рассказы. пересказ голливудского ужастика

  • 22 августа 2018 г., 15:21
    tweak   Пожаловаться

    Классная история!

  • 2 сентября 2018 г., 10:41
    Tom_Solar   Пожаловаться

    Читать было интересно! Яркие, живые описания. Начинается (и идёт вплоть до бойни в домике) как "Нечто" с Куртом Расселом, погоня за вездеходом - "Чужие". Концовка - "Омен" или что-то вроде того. Параллели очень четкие. Но написано захватывающе, что есть, то есть.

  • 2 сентября 2018 г., 23:16
    qweasd_   Пожаловаться

    слишком всё фантастично перебор

Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться
с помощью аккаунта в соц.сети
Читайте также
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации
Обратная связь