home
user-header
Наш человек в Большом театре
girlnextdoor
Pro аккаунт
27 апреля 2017 г., 08:00 4379

Прочитав однажды в news.ykt о нашем земляке, который скоро станет обладателем диплома Московской государственной академии хореографии и танцует на сцене Большого, я подумала, что надо обязательном с ним встретиться. Расспросить о том, каково это исполнить детскую мечту (например, мою)? Каков на самом деле большой балет? Ведь это не только белизна пачек, золото лож и скольжение шелковых пуантов по сцене. Насколько балет подразумевает самоограничение (речь не только о гамбургерах) и самоотречение?

И вот воскресным утром мы наконец-то встретились с Валерием Аргуновым за чашкой кофе. Ну, что я могу сказать без спойлеров? Валера - совершенной очаровательный, скромный юноша, который верит в свою цель и в то, что делает. Такой цельный и я не знаю, то ли дело в балете, то ли в семье, то ли сам человек такой. Как бы пафосно это ни звучало, но теперь я точно знаю, что отдавая детей в балет, мы не только даём им профессию, уверенность, стержень, но и билет в совершенно другой мир. Профессиональный. Сияющий. Большой.


Дорога в Большой 

- Так как всё-таки правильнее балерун или артист балета? Я нашла еще слово «балетчик»

- Правильно - артист балета.

- С чего всё началось?

-  Я сам с Нижнего Бестяха. Мы с мамой приехали на собрание, но я не стал заходить, ждал её на улице, там как раз вышли балетные дети из интерната и мы начали вместе играть. Потом мы с другом Сашей пошли к нему домой дальше играть, и тут к ним зашла в гости Наталья Семёновна Посельская (директор Якутского хореографического колледжа), я в то время не знал о ней. Она обратила на меня внимание и начала расспрашивать меня, кто, что, а потом решила проверить меня, раздела и посмотрела данные. Но моя мама не сразу согласилась отпустить меня, так как считала, что я еще маленький. Спустя год мы уже пошли на просмотр и меня тогда уже взяли. Мне тогда было 11.   

 

- В детстве дети смеялись над тобой?

- Сейчас они гордятся мной. В детстве в деревне меня в шутку называли «Валера-балет» и говорили, типа, ну-ка прыгни. Бывало такое. Но я всегда гордился тем, что умею делать то, что они не умеют.

- Получается ты в 11 лет поступил учиться в Якутске. Как долго учился там?

- До 17 лет, потом уехал в Москву. Долго уговаривал маму, мы с ней вместе приехали сюда поступать.  Когда я был в 8м классе, меня, Влада Позднышева с Табаги, Ангелину Сивцеву, Фирcовых Раю и Алису (близняшки), с Дарией Ивановной, которая сейчас директор колледжа, отправили на стажировку на 10 дней в Москву.  Помню было очень много девочек, а мальчиков совсем мало и нас сразу же заметили. Мы сейчас с Владом на одном курсе учимся.

- Ты ограничиваешь себя в питании? Соблюдаешь какую-то диету?

- Нет. Мужчины сильно в еде себя не ограничивают и питаются нормально. Мужчинам надо набирать мышцы, чтобы поднимать балерин. Мы кушаем и качаемся, занимаемся физически каждый день. В основном я ем в столовой и редко позволяю себе фаст-фуд. В столовой постоянно гречкой питаемся, на перекусы ходим в «Му-му», а так, конечно, всё равно слежу за весом.

- В зал какой-нибудь ходишь?

- Когда репетиции сплошняком идут, то в зал вообще не хожу, потому что получается лишняя трата сил. Вот сейчас мы гос. экзамены сдали по классике, дуэту и народному, поэтому совсем свободные. Только классика и репетиции, постоянной учебы уже нет и я начинаю ходить в зал.

- Какой у тебя обычный распорядок дня?

- Подъём у нас обычно в 7:30, завтрак с 8 начинается. Иногда я просыпаюсь в 8:30 и пропускаю завтрак. Потом у нас начинается актёрское мастерство, мы идем на сцену и тренируем свои актерские навыки с педагогом. Потом у нас классика – мы в классической форме, в трико, в белый верх-белый низ идем и становимся за станок, начинаем разогрев. После разогрева делаем станочек, середину (в середине зала делаем балетные движения, которые делали за станком), прыжки, довольно много прыжков у мужчин. После классики у нас обед в столовой, потом отдыхаем в комнатах, после обеда у нас литература, образовательные предметы, в некоторые дни бывает практика. Там мы репетируем вариации, станок, либо классику делаем. 

Об учёбе и балете изнутри

- Скажи, а в театре действительно так, как показывают в кино? Все эти интриги и скандалы?

- Может быть и завидуют друг другу, но когда учишься, то больше дружишь, хотя бывает, что девочки ссорятся иногда между собой. У нас дружный класс и девочки решают за мальчиков, стараемся уступать им. Бывает, что спорим с ними, но они всегда побеждают.

- Ты сталкиваешься со стереотипами, вроде «в балете одни геи танцуют»? Как там изнутри всё это?

- Изнутри там всё совсем по-другому. В балете самое главное – профессионализм. Я не сильно обращаю внимание на эти стереотипы.

- Ты не боишься конкуренции в Большом, что столько людей буду дышать тебе в затылок? Не легче ли выбрать провинциальный театр, но зато быть востребованным?

- Говорят же, что нельзя искать лёгких путей. В Большой попасть очень тяжело и лучше уж сразу с Большого начинать.  

- У тебя не было такого, что ты учишься и учишься, а потом незаметно в гонку амбиций включился?

- В самом начале так и было,  в Якутске так и началось. Я в детстве много дрался с мальчиками, хулиганом был, поэтому меня хотели отдать в спортивный. Мечтал стать боксером, о спортивной школе, а потом балет в попал… Жаловался там, что я должен был стать боксером и при этом особо не понимал, что делаю. Не знал, что я делаю, но старался сильно.

Потом Влад Позднышев повлиял на меня. Кстати, у него данные были очень хорошие в то время, в плане балета, подъем, шага и я в Якутске ему немного завидовал. Недавно у нас были репетиции па-де-труа «Щелкунчика», мы репетировали вместе. Он был первым составом, а я - вторым. Я всегда жаловался на то, почему я второй состав. И вот перед началом спектакля начинают думать, кого же из нас выпустить: Влада или Валеру. Ушел к девочкам в комнату, взял карты в руки, гадал-гадал, “хоть бы я, хоть бы я», но в итоге выбрали Влада.

- Такие случаи по самолюбию не бьют?

- В детстве я всегда всё близко к сердцу воспринимал. Но конкуренция всегда была, есть и будет, и это хорошо. Барышников говорил: «Я не хочу танцевать лучше кого-то другого, а хочу танцевать лучше самого себя». Бывает, что сидим с друзьями, критикуем кого-нибудь, типа у него нет прыжка, у него там то-то, именно профессиональные стороны,  а не личные, типа «он плохой» и так далее. Но я еще не привык не обращать внимания на всё это. Иногда бывает обидно.

Конечно, когда критикуют не очень, но так всегда. Нас критикуют, мы критикуем других, но прежде всего я хочу быть самокритичным. Хочется самому себе говорить.

 - Но чем дальше ты будешь идти, тем больше людей буду говорить о тебе. Сейчас что говорят о тебе?

- Говорят, что я способный.

- А у тебя есть страх не оправдать ожидания, возложенные на тебя?

- Это очень страшно на самом деле. И я очень этого боюсь. В балете ты еще не должен подводить своего педагога. Подвести педагога значит подвести себя. Здесь очень развита связь «ученик-педагог». Ты воспринимаешь его как второго отца, наставника. В балете именно педагоги тебя лепят. Наш педагог Валерий Викторович Анисимов часто повторяет: «Не я вас учу, а вы должны у меня научиться».

Бывают такие учителя, которые обращают внимание только на одного человека, своего любимчика, а вот наш педагог смотрит на весь класс. В одном из своих интервью он говорил: «Наш педагог учил нас кордебалету и из этого у нас выходили великие артисты». Получается он учил их всех, а не взял одного и давай носиться с ним как с писаной торбой. Это не то, когда ты танцуешь все сольные партии. Если ты потом придешь в театр и будешь в кордебалете, то у такого человека будет ломка – ты же сольный танцевал, как тут с копьем теперь выйдешь? После этого можешь просто сгнить.

- Игры с внутренним эго дорого обходятся

- За всю свою жизнь очень много кордебалетов танцевал. В Якутске я был слишком высоким в классе, всегда в байдарке стоял или с опахало. Помню тот момент, когда Ренат Хон (заслуженный артист РС(Я) – прим.Лены) сидит в троне, а я с опахало стою, поворачивается ко мне и говорит: «Ничего, Валера, скоро будешь на моём месте сидеть» (смеётся). В Лебедином озере был, в Спящей красавице был пажом. Везде такие стоячие роли были у меня. Сюда приехал – опять стоячие… Но слава богу, здесь я второй по росту, есть еще выше меня (Рост у Валеры 188 см – прим. Лены).

О главном в балете

- Тебе всего 19 лет. Как ты думаешь, ты отличаешься от своих ровесников, которые не в теме балета?

- Я думаю, что по-другому смотрю на мир. Часто слышу, как говорят: «Вот ЕГЭ – моя судьба. Если плохо сдам, то никуда не поступлю». Если честно, то у меня по общеобразовательным предметам не очень хорошо. Лучше знаю историю балета, чем алгебру, например. Что странно, в балетном мире я себя всегда по-балетному ощущаю, а когда приезжаю к себе в деревню, то становлюсь совсем другим. Быть всё время в одном образе просто скучно.

В балете рано начинают работать и рано взрослеют. Если сын у меня будет, то однозначно отдам в балет. Когда балетные родители, то можно вырастить очень хорошего артиста. Ты с ним сам работаешь, в школе  с ним работают, можешь еще дополнительно в зале с ним тренироваться, потому что ты уже понимаешь, как это делается.

 

- Что самое тяжелое в балете для тебя?

- Это постоянно побеждать себя. Иногда бывает такое настроение, что просыпаешься и думаешь: «Вот зачем всё это? Зачем в класс?», потом заходишь в зал начинаешь разогреваться и вопрос куда-то исчезает. А бывает,  что делаешь какой-нибудь пируэт и говоришь про себя: «Вот сейчас не получится, я знаю» и не получается. Психологически тяжело и надо побеждать свой характер. Балет – это не про тело, а про характер. Главное желание и тогда всё получится. 

 

Ну, и куда же без селфи на память?

 

 

 

________________________________________

Если вам понравилось читать этот пост, пожалуйста, не забудьте поставить лайк

подписаться на мой дневник

все посты

 

 

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации
Обратная связь