home
user-header

                        
                        
Проба пера: Сиротский приют - в стиле Стивена Кинга
13 августа 2019 г., 15:43 91

Сиротский приют - в стиле Стивена Кинга 

 

После закрытия здание сиротского приюта стало большой достопримечательностью в маленьком Летбридже. Здание принадлежало протестантской церкви, и поэтому правительство Альберты не могло его ни снести или сдать в аренду. Церковь время от времени проводила в нем семинары для миссионеров. Здание приюта было построено в 1913 году, и предназначалось для YWCA (Ассоциации молодых женщин-христианок), но, впоследствии, в 1917 году приют для женщин переехал из Летбриджа в Калгари. 

 

После переезда приюта для женщин, здание стало использоваться в качестве приюта для детей, оставшихся без попечения родителей. В 1987 году приют закрыли, а персонал разъехался по разным точкам страны. 

Стелла привезла группу волонтеров, чтобы помочь с оборудованием для танцев. Ревностная католичка, Стелла часто организовывала благотворительные мероприятия в помощь детям Колумбии, откуда она сама приехала в Канаду пятнадцать лет назад, с чемоданом в руках и с горящими глазами. Энергии у Стеллы всегда было хоть отбавляй, этой самой энергией заряжались многие посетители ее курсов, и так и оставались годами с ней, предпочитая ее другим инструкторам, подсев как на крючок. Стелла знала об этом и старалась выкладываться на полную катушку во время каждого занятия с группой, выкрикивая испанские слова и подпевая любимым исполнителям во время танца. 

 

 

 

 

 

 


«Фитнес для ЛЮБВИ» - гласила яркая розовая надпись на белой футболке Стеллы. Стелла верила, что получив добро, следует его возвращать, поэтому большую часть своего свободного времени она тратила на благотворительные проекты для детей. Все желающие потанцевать могли пожертвовать 10-15 долларов. В Летбридж она привезла группу своих самых верных волонтеров, а также связалась с местным испаноязычным сообществом. Город ей понравился, меньше народу, да и природа здесь красивая. В старом приюте она была до этого пару раз, когда встречалась с руководителями благотворительной организации в Альберте. Жуткое здание, но зато им предстоит лишь сгрузить там звуковое оборудование и спокойно уехать обратно. 

В группе волонтеров из Калгари было лишь четверо человек, все женщины, включая Стеллу. Молли и Шелли, постоянные волонтеры, не смогли приехать, так как были заняты в те выходные. В городе стояла жуткая жара, несвойственная для прохладной Альберты. В Летбридж в итоге поехали лишь Эльза, веселая блондинка средних лет, Мерседес, тихая и немногословная старшая сестра Стеллы и Дженни, самая молодая из всей группы. 

Дженни довольно прохладно относилась к старым зданиям, чувствуя себя неуютно, но ей хотелось побывать в Летбридже, чтобы как-то развеяться после душного Калгари. В Летбридже было уютно, и неспешный ритм городка успокаивал ее.  Остальные женщины в группе тоже молчали, наслаждаясь солнечным летним днём. Приближаясь к старинному зданию приюта, зелёный Ниссан Рок Стеллы остановился возле маленького домика, служащего пристроем к основному зданию. 

— Наконец-то у цели! - жизнерадостно воскликнула Эльза, первой выпрыгивая из Ниссана. 

— Я бы не стала так радоваться перспективе пробыть несколько часов в этом здании. Надеюсь, мы там долго не пробудем. У тому же там дурно пахнет - сощурилась Стелла. 

—А выглядит вполне таинственно. Напоминает британское телешоу «Даунтон Эбби» с чопорными британцами в красивых костюмах и платьях - включилась в разговор Дженни. 

— Моя мама обожает этот сериал. Но готова поспорить, даже в Даунтон Эбби дома не были такими зловещими. Готова поспорить, ребята, снимавшие «Призрак дома на холме» проезжали через Летбридж и вдохновились этим домом. Они вполне могли бы использовать этот дом для съёмок. Разве что церковь не разрешила им использовать помещение. Ну хоть что-то в этом мире не продаётся индустрии. 

— Эльза, ты переоцениваешь дизайн этого здания. По мне, так ничего изящного в нем нет. Обычный трёхэтажный дом - проворчала Стелла.

Мерседес же, как обычно, молчала. 

 

В пристройке волонтеров ожидали местные женщины, в основном, испаноязычные латиноамериканки среднего и пожилого возраста, с которыми Стелла наладила контакт через колумбийскую благотворительную организацию. 

Стелла что-то живо обсуждала с одной из местных женщин по-испански, пока не объявила, что всем следует собраться и идти в группе и что, Мария, одна из испаноязычных женщин, изъявила желание провести группу в само здание. Волонтеры забрали из Ниссана четыре динамика и усилитель мощности и направились к зданию.

 

Ступени каменной лестницы в огромном здании были настолько высоки, что приходилось принимать определенное усилие, чтобы подниматься по ним и опускаться. Огромные окна в колониальном английском стиле были занавешены пыльными шторами, которые давно никто не стирал. Да и само здание с полусотней аудиторий и маленьких кабинетов пустовало с конца 80-х годов. Стелла была права, в здании пахло старьём и сыростью. 

Доски столетнего паркета то и дело кряхтели под ногами. 

— Явно не Даунтон Эбби - сострила Эльза.

Мария, женщина лет сорока невысокого роста и с огромными зелёными глазами, немного нахмурилась и вздохнула.- 

— Немногие любят вспоминать об этом, но здесь раньше располагался не приют, а школа-интернат для индейских детей -акцент Марии было четко слышно на слове «интернат» (residential school), где она ставила ударение как в испанском, а индейцы произносила как “индихенос» на испанский манер - Детей насильно отбирали у родителей и привозили сюда. Но правда не скроешь. Я раньше прибиралась в этом доме по выходным, находила старые тетради учеников и фотографии. 

 

— Нелегко, наверное, одной отмывать целый дом - Эльза окинула взглядом просторный зал столовой.

— Мы работали впятером. Обычно по утрам и до вечера. Вечерами тут жутко.

— Могу представить. Этому дому сто лет. Скрипы и шумы, наверное, слышно везде - вклинилась Стелла. 

— Да не в этом причина, Стелла. La perversidad, no puedo hablar (зло, нельзя говорить (исп.). 

— Мария не хочет говорить об этом - объявила Стелла.

— Могу кое-что рассказать, когда закончим работу. Эльза и Дженни переглянулись в предвкушении.

Пройдя столовую, компания направилась вдоль по узкому коридору в сторону лестницы. 

— Держитесь все вместе - скомандовала Мария - Тут несложно потеряться.

— Давайте передохнём на секунду - предложила Стелла. 

Вдоль коридора располагались  небольшие помещения, очевидно, они предназначались для ведения классов. В помещениях стояли старинные винтажные столы из красного дерева для учителя и парты, объединённые в одно целое со стульями на викторианский манер. Чёрные классные доски была испещрены царапинами и въевшимися следами мела. 

 Войдя в класс, Дженни заметила листок, на котором были написаны даты и крестики вместо имён. Компания женщин последовала за ней. 

Заметив направление её взгляда, Мария пояснила:

— Имена детей не записывались, их обозначали крестиками. Провела кое-какое время, изучая здешние достопримечательности. Фотографии отдали в музей Гленбоу, а листы успеваемости остались. А вот фотография с женщинами из YWCA - кивнула она на старинную рамку с черно-белой фотографией. Женщины были одеты в длинные чёрные юбки в пол и блузы с рюшами. Некоторые носили шляпки. 

 

 

 

— Видела этих женщин в здании YWCA в даунтауне Калгари - вспомнила Дженни - тоже жуткое старое здание, там сейчас расположены офисы некоммерческих компаний. 

— Им было удобнее и ближе работать в Калгари, где было полно нуждающихся женщин - заметила Эльза - Нелли Маккланг, одна из знаменитой «великолепной пятерки», жила в Калгари долгое время. 

— Не все переехали. Некоторые остались работать в интернате - чуть тише сказала Мария - Маккланг уехала и увезла своих приближённых. А некоторые решили продолжить ее дело в интернате.

— Да, у Нелли Маккланг была плохая репутация - вздохнула Эльза - не все местные об этом знают.

— Евгеника - вспомнила Дженни - насильственная стерилизация психически больных, инвалидов, иммигрантов и индейцев. Маккланг активно продвигала эту идею.

— Qué horror! (Какой ужас (исп.) - заметила Стелла - Католиков тоже не особо любили в то время.

— Приспешницы Маккланг остались работать с детьми? Какой ужас - Эльза была озадачена и расстроена - нам в школе этого не рассказывали. 

— Маккланг была наставницей нескольких монахинь в приюте. У них было что-то вроде местного культа. С детьми тут творили жуткие вещи, пороли их, мучали. Те ещё садистки были - вздохнула Мария. 

— А где же все свидетельства их садизма? Такое дело должно было быть предано огласке! - воскликнула Эльза.

— Очевидно, до середины 90-х все скрывали. Последняя такая школа была закрыта в 1996 году. Детей сажали на электрический стул, заставляли есть собственную рвоту - вспомнила Дженни. 

 

 

 

Все присутствующие помолчали и потом направились в подвал. Лестница издавала скрипы, будто была недовольна присутствием посторонних в доме. 

В подвале было чисто и тихо. Никаких бегающих крыс, как ожидалось, никто не увидел. Там должны были оставить звуковую аппаратуру. 

— То ещё местечко для хранения оборудования. Вот какой прок хранить все в таком старом подвале - проворчала Стелла. 

— Наверху слишком пыльно, а здесь почти не оседает пыль, и поэтому все вещи хранятся в подвале. Мы тут нашли кучу жутких вещей, которые потом заведующий убрал куда подальше - сказала Мария.

— Черепа и скелеты? - сострила Эльза.

— Электрический стул домашнего изготовления - ответила Мария. Дженни нервно усмехнулась - Я прочитала недавно заметку об этом стуле и думала, это была газетная утка. Слишком похоже на сюжет ужастика. Индейцы судятся и требуют компенсацию. 

— Когда-нибудь об этом снимут фильм ужасов. Только я на него не пойду - заявила Эльза - Ни за какие коврижки. Нервы дороже. Я вообще не смотрю фильмы ужасов. 

— И правильно делаешь! - поддержала Стелла - Жизнь бывает страшнее. Куда сгружать? 

Мария показала пальцем в сторону правого угла в помещении. 

— Вот туда. 

Все, казалось бы, вздохнули с облегчением. Лестница всё так же кряхтела под тяжестью нескольких человек, будто кашляющий старик. 

На обратном пути, Дженни оглянулась в сторону подвала, и ей померещились испуганные детские глаза вдали. Мерседес, которая молчала все это время, посмотрела на побледневшую Дженни, дав понять, что она тоже что-то видела. 

Мария продолжала экскурсию по дому. 

— Наверху есть чердак с кучей птичьих гнёзд. Их постоянно чистят и чердак закрывают, но кто-то балуется и открывает окно на чердаке, несмотря на запреты.  

— Chica, много ли тебе платят за обходы? Я бы ни за что не согласилась на такую работёнку. Разве что вместе с Мерседес - кивнула Стелла на сестру - Она с детства чувствует нехороших духов. Поэтому и молчит все время. 

— До вечера все обычно спокойно. Вечером начинается всякое разное. Даже из пристройки немного слышно какие-то непонятные крики. Но до вечера я всегда успеваю. Обычно беру напарницу. Работа такая. Зато бенефиты неплохие, компенсация перелетов в Мексику. Летаю домой два раза в год - объяснила Мария. 

— Прошло два часа, а кажется, будто полчаса - с удивлением сообщила Эльза. 

— На улице уже темнеет, скоро пять часов. Надо поторопиться - сказала Мария. 

Когда все уже вышли из здания, небо стало смеркаться, и пошёл мелкий дождь. 

Дженни оглянулась, и приют показался ей живым существом с глазами-окнами. Она перехватила взгляд Эльзы, которая была тоже немного ошарашена историей об интернате и Нелли Маккланг. Вблизи дома располагался небольшой домик, пристрой на территории приюта-интерната, возле которого был припаркован Ниссан Стеллы. Очевидно, что пристрой был построен позже самого здания и выглядел он гораздо уютнее самого интерната. 

На пути к домику-пристрою Мария поделилась своей историей о доме.

— Как-то раз я делала еженедельный обход в приюте. Это было в первые годы моей работы в Летбридже. Тогда я ещё не знала ничего об этом доме. Я убиралась на чердаке и не заметила, как стало темнеть. Тут на чердак взобрался смуглый мальчик лет десяти-двенадцати и сказал, чтобы я поскорее уходила оттуда. Я не сразу сообразила, откуда в доме посторонние люди, но мальчик схватил меня за локоть и стал силой тащить меня куда-то. Я перепугалась и побежала в сторону выхода из этого жуткого здания. За спиной моей раздался звон всех часов в доме, будто начал играть какой-то жуткий оркестр. В воздухе резко запахло гнилью, будто с болота. Es asqueroso. (отвратительно, исп.) Я спустилась по лестнице на второй этаж к главному проходу, а внизу, на первом этаже было мельком видно, что собирались и кружили чёрными юбками какие-то фигуры. От них-то и разило болотом. Перед тем, как я захлопнула дверь, я услышала истеричный крик одного из существ, скорее всего, оно обращалось к мальчику. А на улице как подул сильный ветер, аж ветки деревьев пригнулись к земле. А я выбежала как из горящего здания, побежала почему-то в сторону города, ходила туда-сюда, в себя пришла только через час. Сдаётся мне, это их ритуал вечерний, пятичасовой.

— Чайная церемония? - прошептала Эльза.

—Может быть, но теперь я все обходы еженедельные делаю до четырёх. Кроме меня в здание все равно больше никто не заходит. Думаю, супервайзер об этой традиции каким-то образом в курсе, раз он никогда не разрешает бронировать это здание для мероприятий после пяти. А мне в принципе все равно, я привыкла - пожала плечами Мария. 

—Нас, латиноамериканок, не так легко вывести из равновесия - с гордостью заметила Стелла. 

Очевидно, все женщины, работающие вместе с Марией, верили ее рассказам о духах, так как они тут же облепили любопытными взглядами волонтеров, как только они вошли в пристройку. 

— Все прошло нормально - объявила Мария. 

Дженни чувствовала себя не в своей тарелке. Что-то было не так. На ее лбу выступили капельки пота. 

— Все нормально? - спросила Эльза с ощутимым волнением в голосе. 

— Что случилось? - Стелла подошла и коснулась плеча Дженни.

Наконец, Дженни поняла, в чем заключалась загвоздка. Ее тёплая кофта, в которой она приехала в Летбридж, лежала где-то в жутком доме с мертвыми, дурно пахнущими монахинями. 

— Ничего страшного не случилось. Я просто оставила свою кофту в этом ужасном интернате. Пусть там и лежит. Какая-нибудь мертвая монахиня будет носить ее вместо меня - неловко пыталась шутить Дженни. 

— Не бойся, ее все равно найдут и вернут тебе по почте - ободряла ее Эльза.

К девушкам подошла Мария с немного обеспокоенным видом. Стелла быстро протараторила ей суть случившегося по-испански. 

— Где ты оставила свою вещь? - громко спросила Мария. Все остальные женщины тут же посмотрели в сторону Дженни. 

— Думаю, в одной из классных комнат, где мы говорили о Нелли Маккланг. Мы там останавливались на несколько минут, чтобы посидеть.

— Второй этаж, неподалёку от столовой. Ты можешь успеть ее забрать. Ещё полчаса до пяти, но время там летит чуть быстрее - широко раскрыв глаза, будто самой себе, говорила Мария. 

—А если я не заберу? - спросила Дженни.

—Тогда они найдут тебя. Это личная вещь. Чем дольше ты ее носила, тем легче им будет тебя обнаружить. 

—Почему ты нам ничего не сказала? - Стелла накинулась на Марию.

—Я не думала, что за час там можно было что-то оставить. Я никогда не беру лишних вещей с собой - оправдывалась Мария - в конце концов, это всего лишь домыслы местных работников. Слухи, передающиеся из поколения в поколения. Как все городские легенды. Никто их не подтвердил, но и не опроверг. Возможно, ничего не произойдёт. 

—Не стоит терять времени. Я все ещё могу забрать кофту, у меня целых полчаса в запасе - Дженни покраснела от напряжения. 

—Я пойду с тобой - твёрдо сказала Мария - Это в какой-то степени моя ошибка.

Идти в страшный дом вызвались Стелла, Эльза и даже молчаливая Мерседес. 

— Я чувствую приближение злых духов  и вижу их иногда - негромко призналась Мерседес. 

— Мерседес даст нам сигнал, если они рядом - заверила всех Стелла. 

— Нужно взять фонарики - распорядилась Мария. 

Дом будто улыбался в предвкушении добычи. Идти обратно было подобно смертной казни. Но нельзя было не терять ни минуты. 

Как только закрылась входная дверь, Мария тут же указала в сторону столовой и все, схватившись за руки, побежали по лестнице. Кажется, пришло не больше пяти минут, как компания добежала до классов, открыла дверь и обнаружила там дюжину детей, сидящих на стульях. Свет был включён во всех комнатах. Дети, будто живые, сидели в ожидании учителя. Задержав дыхание, под острыми взглядами детей-призраков, Дженни ворвалась в класс и забрала кофту со спинки учительского стула. Под прицелом взглядов детей-призраков, Дженни так же бесшумно покинула помещение. Компания приготовилась бежать обратно к выходу, как тут же начался трезвон всех часов в доме. Пробило пять часов. Мария тут же сделала жест рукой в направлении диванов, где можно было укрыться. Затаив дыхание, женщины ждали. Наконец-то, показались чёрные тени. Повеяло запахом гнили и болота. В гостиной было темно и сумрак  надёжно скрывал компанию. Каждую монахиню было чётко видно, в отличие от детей, у них были серые, сгнившие лица, они носили шляпки по моде военных лет и длинные юбки до пола. 

Каждая из мертвых направилась в сторону классов. Проход в сторону лестницы опустел. Эльза, Стелла, Мария и Дженни тут же посмотрели на Мерседес - можно ли бежать обратно? Мерседес покачала головой «нет». Тут по лестнице поднялась последняя монахиня, и это была сама Нелли Маккланг. У неё было такое же серое сгнившее лицо, но знакомые черты лица легко угадывались. Тем временем уже начались уроки, то и дело прерываемые стуком указок, плачем детей и криками женщин. Нелли Маккланг не спешила и смотрела в сторону диванов, будто зная, что там скрывается компания живых. Белые глазницы уставились на диваны, губы что-то громко шептали. 

— Гости. У нас гости. К пятичасовому чаепитию - шептала Маккланг, будто скороговорку.

Наконец, она повернулась спиной и ушла. Мерседес кивнула головой, и компания устремилась на цыпочках вниз, на первый этаж. Один перелёт и спасительная дверь впереди. Как бывает лишь в самых жутких кошмарах, дверь была закрыта снаружи. Мария вытащила из волос заколку и принялась орудовать с замком. Мерседес отчаянно взмахнула рукой в сторону лестницы, по которым, как армия живых мертвецов, шли монахини и ухмылялись, будто говоря, наконец-то мы вас нашли. «Пять часов, гости, пять часов» - громко шептали они старыми, иссохшими губами. Тут Дженни увидела в полумраке испуганные глаза ребёнка. Сама не зная, почему, она сделала жест, подзывая его к себе. Мальчик подошёл и протянул ей железный ключ. Не веря счастью, Дженни отдала ключ Марии, и он подошёл к двери. Дверь открылась и все тут же выбежали из здания, громко хлопнув дверью. Стелла тут же посчитала - все в сборе. 

Поехать обратно в Калгари волонтеры смогли лишь на следующий день, а в тот вечер все, кто побывал на чаепитии в доме, отсыпались в комнате гостиницы, на одной кровати, взявшись за руки. 

 

 

 

 

 

 

 

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации
Обратная связь