home
user-header

                        
                        
Совместный проект Respectable & Tom_Solar
respectable 22 июня 2017 г., 21:35 2036

 

"Кровь на снегу"

(Рассказ с якутскими мотивами)

 


 

В сказаньях седых времен
Прежде слыхали мы,
От предков узнали мы,
Что, кроме рода айыы,
За гранью мятежных небес,
За гранью бурных небес,
Летящих с запада на восток,
В кипящей области бурь
Утвердились в начале времен
Прародители девяти племен
Верхних адьараев-абаасы.
Железными клювами бьет
Пернатая их родня
.
Отрывок из олонхо
«Нюргун Боотур Стремительный».

 

 

Трескучий мороз сковал срединный мир. Ледяное дыхание быка зимы, равнодушное в своем могуществе, добралось до каждого уголка известной земли. Само небесное светило, будто испугавшись, день ото дня лишь робко открывало миру свой лик и скоротечно пряталось за деревьями.

 

В просторном балагане собрались и стар, и млад. Многие пришли несмотря на отдаленность родных алаасов. Мерное потрескивание поленьев в камельке, теплый воздух и запах сена одаривали гостей уютом и умиротворением. У самого огня на деревянном стуле, устланном шкурой жеребенка, сидел старик-олонхосут. Он ведал людям сказание о давно минувших днях, богатырях и красавицах, айыы и демонах.

 

Живой, сильный голос старика то затихал до шепота, то поднимался лязгом железа, а исписанное морщинами лицо озарялось светом и сменялось печатью мрака. Лишь глаза его были неподвижны, будто два тлеющих уголька. И не понять со стороны, отражались ли в них языки пламени, иль сами очи пылали собственным тайным огнем. Вторя голосу сказителя, на стенах оживали тени, открывая взору слушателей битвы великих героев в их извечном противостоянии с абаасы. Редкие заезды известных олонхосутов были сродни празднику, который никто в этих краях не мог пропустить.

 

В самом углу на дощатой кровати сидел юный Дьулус. Раскосые глаза, полные восторга и заинтересованности, внимательно следили за сказителем. Он старался ухватить каждое слетающее с уст старика слово.

 

От природы любознательный и одаренный богатым воображением, юноша с самого детства находил в таких сказаниях объяснения чудесам окружающего родной алаас мира.  Значительную роль в этом сыграла его бабушка - женщина большой житейской мудрости, не чуждая мистическим традициям.

 

Время шло своим чередом. Истории сменяли друг друга, пока в какой-то момент голос олонхосута не затих. Люди остались сидеть в тишине, нарушаемой лишь треском поленьев в пламени. Когда голос раздался вновь, он звучал отстраненно, будто старик прорезал взглядом далекие, почти утраченные воспоминания. Дьулус смотрел на него и видел, как тени рекой разливаются с потолка, скрывая за собой стены балагана и находящихся в нем людей. Только два маленьких уголька остались гореть среди черной пустоты, словно уставившись в самую его душу.

 

Когда они исчезли, юноше открылись пейзажи невиданных мест и люди, имена которых ему только предстояло узнать. То был рассказ о времени, когда зима пришла рано и была особенно жестока. О существах, алчных до крови детей Дьесегея и способных свободно летать меж тремя мирами. Демонах, которых мог одолеть лишь настоящий герой из рода Айыы…

 

Утром одного из последующих дней Дьулус и его друг Сарыал решили проверить капканы на беляков. Будучи осведомленными о набегах разбойного люда на амбары с продовольствием, они взяли с собой батыя и луки, к тому же, у Сарыала теплилась надежда завалить сохатого. Наскоро покормив огонь и воздав молитвы Байанаю, юноши седлали лошадей.

 

Путь проходил через алаасы и лес. Сарыалу нравилась торжественная безмолвность природы, редкий треск ломкой от мороза ветки, следы живности на снегу. Даже холод был родным.

 

Недалеко от мест закладки капканов Сарыал заметил разрыхленный снег. Подойдя ближе, юноши увидели на снегу россыпи ярко-алых пятен. Сомнений в том, что эта была кровь, не было, поскольку каждому из них с детства была знакома эта картина. Повсюду вокруг остались беспорядочные следы копыт, словно лошади метались из стороны в сторону, прежде чем пуститься в бегство.

 

- Кто-то напугал этих лошадей - осторожно промолвил Сарыал, успокаивающе поглаживая гриву собственного коня.

- Нет, она была одна, смотри.

Перед мысленным взором Дьулуса развернулась картина того, как разбойники загоняют лошадь. Из утоптанной поляны уходил только один след. Вскоре он обрывался, будто животное пробежало немного и затем просто поднялось в воздух.

- Может, волчья стая? Надо предупредить охотников.

- Кровь… она не там, где должна быть. Это неправильно, - сказал Дьулус, оглядев протаявшие разрывы в снежном покрове.

Сарыал присмотрелся.

- Других следов тоже нет. Ни человека, ни зверя. Но коршуны не вырастают до такого размера. И вообще не могут утащить лошадь.

 

Перед глазами Дьулуса появился образ двух угольков в темноте. Голос, вещающий о древнем ужасе. «Нет. Невозможно. Сказание гласит, что демонов истребили».

 

Смирная лошадка Дьулуса начала фыркать, водить головой из стороны в сторону, словно отгоняя слепней. Юноша успокаивающе погладил животное и сделал круг по поляне, осматривая следы со всех сторон. Все больше вопросов крутилось в голове. Возможные ответы ему не нравились. Неужели существа из олонхо появились рядом с его родным алаасом? Дьулусу стало действительно страшно.

- Поехали домой. Доложим старейшине, - сказал Дьулус.

- Постой, смотри.

 

Сарыал показал рукой на деревья впереди. Верхушка одного из них была сломана.

- Что бы это ни было, оно полетело туда. Может быть, дальше будут еще следы, - он достал из-за спины лук и направил лошадь к лесному массиву - так и есть, видишь, следы крови на сучьях.

- Ты серьезно хочешь посмотреть на того, кто унес лошадь?

- Да. Мы должны убедиться, прежде чем говорить о таких вещах людям.

Здравый смысл кричал, что затея безумная, да и солнце уже стремительно клонилось к закату. Но жажда приключений и юношеское безрассудство взяли вверх. Друзья поехали в чащу, где в качестве ориентиров выбрали сорванные снежные шапки с верхушек деревьев. Что бы это ни было, лошадь тащить ему было нелегко.

 

Через несколько верст лес стал редеть, показались исполинские каменные утесы.

- Мы уже приблизились к реке. Лошади устали, глубокий снег и постоянный подъем убьют их. Давай привяжем к приметному дереву и пойдем пешком, - предложил Сарыал.

- Хорошая мысль. Оставим сена из торб, пусть отдохнут - нам потом еще возвращаться. Конечно, если нас не съедят...- добавил Дьулус.

Друзья рассмеялись. Надо было взбодриться. Путешествуя верхом, несмотря на теплую меховую одежду, парни изрядно закоченели.

 

Путь привел их к таинственному, полному слухов и легенд месту. Каменные утесы, что они видели на подходе, были частью целого комплекса вытянутых к небу скал, причудливо громоздящихся вдоль берега великой реки. На манер зубов древнего божества или скопления коновязи, эти скалы выстроились вдоль нее длинной, уходящей вдаль линией.

 

- Вот значит, где прячется наш конокрад, - молвил Дьулус. - Вполне в духе олонхо. Неспроста мы оказались здесь.

- Значит, предначертано свыше, - добавил Сарыал.

 

В сумерках, меж каменных столбов впереди, юноши заметили едва приметный отблеск. Подойдя ближе, они увидели пещеру высотой в два человеческих роста, которая уходила вглубь, лишь всполохи огня где-то в глубине едва освещали ее свод.

 

- Постой, что за... - удивился Сарыал.

Лежащая перед пещерой куча снега, которую они приняли за валун, пошевелилась. Друзья молниеносно укрылись за поваленным стволом старой сосны.

 

Снег на месте «валуна» раскололся и осыпался, открыв взорам того, кто скрывался внутри.

 

- Какой большой, - прошептал Сарыал, осторожно выглядывая.

«Благородный и красивый зверь» - подумал Дьулус,глядя на свернувшееся клубком создание.

 

Оно выбралось на воздух и потянулось. Вытянутое сильное тело существа имело черты ящериц, которых Дьулус часто видел на берегу реки летом. Сложенные на спине широкие крылья были покрыты длинными белоснежными перьями, более мелкие варианты которых защищали торс, лапы и хвост этого удивительного создания. Только голова его оставалась открытой, демонстрируя такую же белую чешую, плавно переходящую в перья на затылке и гибкой шее. Ростом он был выше любого коня, а уж по длине и тем более превышал все, что видели среди животных люди.

 

От их взора не укрылось то, что существо тяжело дышало и прихрамывало на одну лапу. Бурая запекшаяся борозда с рваными темными краями на боку выдавала глубокую, плохо заживающую рану.

 

Зверь явно собирался отправиться куда-то в лес, но вдруг замер. Он принюхался к воздуху и изогнул шею, медленно поворачивая ее в сторону, где прятались юноши. Они лежали на земле и смотрели, как заостренная морда с широким лбом остановилась прямо напротив них. На Дьулуса и Сарыала уставились два пронзительных голубых глаза с круглыми, почти человеческими зрачками. Этот взгляд не был дружелюбным.

Дьулус тихо толкнул друга в бок, давая ему знак ползти вправо, вдоль покрытого мхом ствола. В той стороне начиналась каменная гряда, за которой они могли спрятаться и спокойно отступить вглубь тайги. Но момент был упущен.

 

Существо заметило их передвижение и взмахнуло своими широкими крыльями, взмыв в воздух. Издав яростный рев, оно бросилась к людям, приземлившись у торчащих корней упавшего дерева и отрезав им путь к спасению. Друзья вскочили, взяв на изготовку свои батыя.

 

Размашистым ударом хвоста Дьулуса отбросило далеко в сторону. Зверь стал приближаться к оставшемуся на ногах человеку, раскрыв полную острых клыков пасть. Сарыал держал перед собой хорошо начищенный клинок и пятился, чувствуя, как наливаются свинцом его руки. Он как завороженный смотрел на приближающиеся к нему зубы и лапы с мощными изогнутыми когтями. «Если это мой конец, то я встречу его достойно» - решил про себя человек и крепче сжал древко своего оружия.

 

Когда Дьулус оправился от первого шока, он осознал, что не выпустил из рук батыя. Юноша вскочил на ноги и увидел, как зверь готовится свалить с ног его друга. Поняв, что счет идет на мгновения, Дьулус сжал зубы и бросился к ним с твердым намерением дать бой чудовищу.

«Только герой из рода Айыы может одолеть демона» - вспомнил он слова олонхосута и ухватился за них, не давая страху сковать его тело.

Сарыал заметил приближение друга и закричал, отвлекая на себя внимание зверя. Стремительный выпад когтей распорол одежду и плоть на его левой ноге, но он был настолько возбужден и испуган, что боль пролетела мимо него стороной. Следующим ударом зверь сломал его оружие, оставив у него в руках только половину расщепленного древка. Сарыал выхватил охотничий нож, но что эта иголка может сделать против такого противника? Когда ощетинившаяся зубами пасть готова была вцепиться в свою жертву и разорвать ее на куски, Дьулус врезался в бок зверя и всем своим весом вогнал в него свое оружие. Он метил в старую рану, которую видел с самого начала, и попал в цель. Длинное древко глубоко вошло в плоть, зверь дернулся и взвыл от страшной боли.

 

В нос Дьулуса ударил запах гнили, вырвавшийся из распоротого бока существа.

Крылатый ящер отступил, дергаясь и хромая с торчащим древком в теле. Из его пасти засочилась струйка черной крови, с паром растворяющая снег у него под лапами. Зверь все еще смотрел на них полными ненависти глазами, но первобытная ярость в них начала угасать, сменившись отчаянием. Дьулус понял, что это нападение далось зверю из последних сил. Он умирал, а рана, которую нанес юноша, только ускорила этот процесс.

 

Дьулус достал чудом уцелевший охотничий лук и завершил дело.

 

Белый снег вокруг существа стал пропитываться кровью и таять. Когда пернатый ящер затих, он заметил за его спиной темный провал пещеры, откуда шел отблеск огня. Дьулус с хрустом вытащил батыя из окоченевшей туши и помог Сарыалу перевязать рану – тому повезло, поскольку когти не рассекли мышцу глубоко и оставили целой кость. После этого он показал другу свою находку.

 

- Тебе не кажется, что абаасы хотел защитить от нас это место? – предположил Сарыал.

- Теперь я думаю, что это… не демон. Вспомни, как погибали порождения зла в олонхо и смотри, как ушел этот. Так же, как любое животное, которое мы добываем на охоте. Я хочу взглянуть, что там.

- Взгляни вон туда, - сказал Сарыал.

Дьулус посмотрел, куда показывает друг, и увидел останки лошадиного скелета под одним из деревьев. Не более пятидесяти локтей от поваленного ствола, за которым они прятались.

- Вот и нашлась пропажа. Будь здесь, я ненадолго.

- Я пойду с тобой. Я смогу.

 

Дьулус задумался на мгновение, потом протянул руку и поднял Сарыала на ноги. Рана начала опухать, но перестала кровоточить - тугая повязка и сила воли позволили ему идти, делая упор на здоровую ногу. Холод сам по себе послужил кровоостанавливающим средством. Вместе они вошли туда, взяв оружие на изготовку.

 

Пещера широким проходом уходила вглубь скальной породы, которая местами обросла ледяными линзами. Они и отражали глубинный свет. Вскоре друзья услышали эхо, которое с каждым шагом все больше напоминало им до боли знакомый звук. Словно кто-то маленький и слабый плакал в глубине пещеры. «Два голоса, не один» - определили друзья. Они дошли до конца хода, который оказался ближе, чем им думалось, и наткнулись на две пары голубых глаз, уставившихся на них из кучи хвороста и соломы.Широко раскрытые, влажные от слез и испуганные, эти глаза блистали огоньками от догорающего в дальнем углу костра.

 

Когда Дьулус и Сарыал подошли ближе, то увидели двух маленьких детей, заботливо завернутых в шкуры. Мальчика и девочку с молочно-белой кожей, волосами и ресницами.

Переглянувшись, Дьулус и Сарыал подняли детей на руки.

 

 

 

 

Авторы рассказа: Respectable & Tom_Solar (с)

2017, Якутск

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации
Обратная связь