home
community-header

                    
                    
Pro аккаунт
Воспоминания метеоролога. Часть 3. Как молоды мы были...
sachaja 17 мая 2020 г., 22:56 в Author.Ykt.Ru 3655

 

 Уважаемые читатели!  Это заключительный пост, посвященный воспоминаниям работников Гидрометслужбы, работавших в Оймяконском районе Якутии в 1950-1960-е гг. Представленный ниже текст был записан нами со слов ветерана метеослужбы Проценко Любовь Кирилловны в августе 2018 г. 
P.S. На всякий случай даю ссылки на опубликованные ранее два других аналогичных поста: 1) воспоминание Т.П. Русаковой; 2) воспоминание А.С. Терехина.

 


 

 

КРАТКАЯ СПРАВКА:

 

ПРОЦЕНКО Любовь Кирилловна - род. 24.09.1939 г. в Харьков. Окончила метеорологическое отделение Харьковского гидрометеорологического техникума (1957), биолого-географический факультет ЯГУ (1964). Проработала на АМСГ Оймякон ст. техник с 1957 по 1962 гг. С 1965 по 1978 гг. – ст. инженер оперативной группы Маган, затем преподаватель УТО (с 1978 по 1989. гг.). Награждена знаками «Ударник коммунистического труда», «Отличник гидрометслужбы СССР», «Лауреат премии им. В.И. Кузьмина», «Знак признания заслуг» от Якутской городской Думы, медалью «В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина». В настоящее время проживает в Якутске.

 

 

Наверное из всех школьных предметов я больше всего любила географию. Поэтому неслучайно после окончания 7 класса, в 1953 г., я поступила в гидрометеорологический техникум. Студенческие годы пролетели незаметно. Перед самым окончанием учебы, я, как староста группы и общественница, была привлечена к работе по распределению своих сокурсников. Вскоре все выпускники, кроме меня определились с выбором, и оказалось, что осталось только одно свободное место - в Якутск. Ничего страшного в этом я не видела, а вот мама как узнала, начала плакать:
- Раньше туда в ссылку отправляли, а ты… с такой радостью…

Но ей пришлось смириться, тем более что отправлялась её дочь в Якутию не одна. Со мной на место «ссылки» было направлено еще 5 моих однокурсников.
 

Харьков. 1950-е гг. (источник фото)

Из Харькова до Якутска добирались две недели - то на поезде, то на пароходе. Немало было непредвиденных остановок. Так, в Усть-Куте мы опоздали на пароход, следующий пришлось ждать пять дней.

 

Осетровский речной порт. Усть-Кут (источник фото)

В самом Якутске пробыла всего сутки. Нас поселили в общежитии, а с утра пригласили к руководству ЯУГМС. Двоих парней-гидрологов направили в Усть-Неру, трёх девушек на аэрологическую станцию Оймякон (Имеются в виду Е.П. Артемьева (Поварова), В.И. Костенко (Галкина), В.Ф. Рожкова (Трофимова). - прим. С.С.), а меня на АМСГ Оймякон.


Как оказалось, в то время на оймяконской метеостанции старшим техником работала Лина Винокурова. Она каждый день звонила в отдел кадров, просила выслать им работника, так как из нехватки специалистов ей приходилось работать почти круглосуточно. Поэтому со мной даже не провели собеседования. Начальник отдела обслуживания народного хозяйства Филиппович подписал все необходимые документы и направил в бухгалтерию, где мне вручили проездные. Мало того, даже выдали машину начальника управления, чтобы я съездила до авиакассы. А следующим утром, 25 августа 1957 года, на этом же автомобиле меня привезли в порт и посадили на Ли-2. Это был первый мой в жизни полет на самолете!


Не успела я вся оглохшая выйти из крылатой машины, как ко мне подошел командир корабля Денисов, и, указав на стоящего неподалеку высокого мужчину в форменной робе сказал:
 -Вон, тебя твой начальник встречает, иди…
Так я познакомилась с Таймуразом Галактионовичем Иванидзе.

 

 

У самолета. Т.Г. Иванидзе в центре (в кепке), Проценко слева от Иванидзе (в светлом платье). Конец 1950-х г.
 

На следующий день с утра отправилась на метеостанцию. Увидев меня, Лина очень обрадовалась:
 - Ну что, приступай к работе, а я домой сбегаю…
Она пообещала, что к вечеру вернется, но сама явилась только через сутки. К счастью, благодаря Иванидзе, адаптация на новом месте прошла у меня безбоязненно. Таймураз Галактионович всё мне показал, подсказал, дал немало ценных советов. Вот так я и стала сразу работать старшим техником.

 

Снимок с оленями на фоне «дома с мезонином». 1 - рабочий аэропорта Оймякон А.А. Фитин; 2 – не определен; 3 -  работник АМСГ Оймякон Г.Я. Агеева. 1958 г.
 

Поселили в общежитии барачного типа, предназначавшееся раньше для проживания охранников исправительно трудового-лагеря. С другой стороны здания находилась почта. Всего в общежитии было четыре комнаты, соединенных общим коридором. В одной из них проживали ребята, в остальных - девушки. В каждой комнате была своя кирпичная печь, вдоль стен располагались двухярусные нары, по три на комнату. С наших двух окон открывался вид на склады и радиоветровую станцию. Со мной в комнате жили Аня Округина, Валя Нечаева, Тамара Андрецова и Лида Любарская. Если парни с общежития питались в основном в столовой, то мы, девчонки, старались готовить сами, иногда даже пельмени лепили, весело, задорно, с частушками...

 

На первом фото - слева направо радиооператор аэропорта Оймякон Тамара Александровна Андрецова, техник-наблюдатель АМСГ Оймякон ПОНОМАРЁВА Валентина Михайловна, техник-наблюдатель АМСГ Оймякон  АГЕЕВА (ГРОМОВА) Галина Яковлевна. На втором фото радист АМСГ Оймякон  НЕКРАСОВА (ОКРУГИНА) Анна Николаевна. Оймякон, 1950-е гг.
 

Наступила зима, морозы с каждым днем становились всё крепче. Однажды вечером, во время дежурства, я в очередной раз отправилась на метеоплощадку, чтобы снять показания приборов. Но не успела пройти и десятка шагов, как возникло стойкое ощущение, что за мной кто-то крадется, и при этом как-то очень тяжело дышит... А накануне слух прошел, что в окрестностях Куйдусуна бродит медведь-шатун... Как говорится, у страха глаза велики – вскрикнув, я забежала обратно в штаб. А в здании на тот момент находился только Иванидзе. Он обычно засиживался на работе допоздна, видимо, дописывал диссертацию. Услышав мой сбивчивый рассказ, Таймураз Галактионович лишь усмехнулся, быстренько накинул шубу и вместе со мной вышел на улицу. Кстати, как бы ни было холодно, Иванизде часто ходил без шапки, даже в -60 °С… И вот, мы вместе дошли до площадки, но прежде чем я начала записывать данные, Иванидзе говорит:
- Выдохни и слушай...
Я так и сделала, и только тогда осознала, что испугалась от звука своего же дыхания. Ведь воздух в Оймяконе сухой, и на сильном морозе пар моментально превращается в кристаллики льда, и при этом слышится легкое потрескивание. Именно этот звук якуты поэтично называют шепотом звезд...

 

В центре — А.Н. Некрасова, Л.К. Проценко, Т.Г. Иванидзе, 1960 г.
 

Слева направо Любовь Проценко, Рудольф Шошин, Анна Некрасова, 1960 г.

Другой случай, тоже связанный с морозами, случился чуть позже, в новогоднюю ночь. Весь порт отмечал праздник в клубе. И вот Ида Арбатская нам, молодым девчонкам объясняет: 
-    Вот если пойдете на танцы, обязательно поверх капроновых чулков одевайте рейтузы...
Но одна девчонка не стала к совету прислушиваться. Пошла она в клуб в чулках, повеселилась от души, ну а когда домой прибежала, капрон уже успел примерзнуть к коленям... Ой, как мы потом промучились отдирать его от кожи! Потом Тамара еще долго ходила с забинтованными коленями, но произошедшее для всех нас стало ценным уроком...

 

На метеоплощадке АМСГ Оймякон, 1957 г. Слева направо: Г.Я. Агеева, И.М. Арбатская, М. М. Кисёлева

 

Моего будущего мужа, Владимира Ивановича Прилуцкого, на тот момент в Оймяконе не было, хотя он со своим однокурсником и товарищем Александром Шуваевым прибыл из Херсона на полюс холода несколькими годами раньше меня. Дело в том, что еще за год до моего приезда его и еще нескольких человек призвали в армию. Правда, Шуваев по состоянию здоровья остался, позже его перевели начальником метеостанции в Зырянке.

 

КРАТКАЯ СПРАВКА:

 

ПРИЛУЦКИЙ Владимир Иванович - род. 06.06.1936 г. в г. Ефимов Московской обл. Русский, член ВЛКСМ (1952). окончил Херсонский гидрометеорологический техникум по специальности метеоролог (1955). На АМГС Оймякон проработал с 1955 по 1957 гг. и с 1960 по 1962 гг. Награжден знаком «Отличник гидрометслужбы СССР» (18.08.1964 г.). Умер 30.04.1997 г. в Якутске.


В.И. Прилуцкий. Оймякон, 1960 г.

 

Володя вернулся в 1958 году, а уже через год мы поженились. Но свадьбы как таковой не было. Начальник порта нам выдал справочку, что мы семья и выделил отдельную комнатку. Жили по соседству с семьей Русаковых, с которыми у нас была общая кухня. Так что хозяйственными делами занимались с ними всегда совместно.

 

Семья Прилуцких, 1962 г.

 

 

В порту имелась своя пекарня, где готовили очень вкусный хлеб. Его мы даже не резали, а разламывали, до того он был мягкий. Пекарями работали Рустэм Белял, Варя Готовцева и Татьяна Чиликина.
Молоко и сливки приобретали в Томторе, а вот ассортимент товаров в продуктовом магазине в одно время был был скуден – имелась только мука, макароны, китайский компот из ананасов и чай. Поэтому работники порта и метеостанции нередко пользовались услугами летчиков и шоферов-дальнобойщиков – заказывали в Магадан или Якутск сахар или крупы.

 

Труженики ГВФ. Оймякон, 1952 г. Крайний справа начальник аэропорта П.Я. Колобашкин
 

Проводы Л. Любарской на «материк», 1959 г.

Слева направо: Т.А. Андрецова, В. Петухов, Л.К. Проценко, А.А. Фитин, Л.И. Любарская.

 

Еще одно фото у самолета.

 

 

Как-то в Оймякон прилетел Петр Аполлонович Кухто, он руководил испытаниями вертолетов. Попутно они где-то порыбачили, и нас, синоптиков, угостили целым ведром икры. А в тот день к нам заехала грузовая машина, направлявшаяся с картофелем в Бёрёлёх. Так вот, мы эту икру обменяли на картошку - каждому досталось почти по полведра клубней. Ох, какой это был праздник! Ведь мы два года свежую картошку не видели!

 

КРАТКАЯ СПРАВКА:


КУХТО Петр Апполонович – один из первых авиаторов Якутии, участник перегона самолетов по ВТКУ. В 1957-1970 гг. – командир Маганского ОАО, пилот-инспектор ЛШО Якутского УГА, командир Батагайского ОАО и Тиксинской отдельной авиаэскадрильи. Награждён орденами Трудового Красного Знамени (1963), Красной Звезды (30.08.1943), медалью «За трудовую доблесть» (1957). Присвоено звание «Заслуженный работник транспорта Якутской АССР» (1965). Имя авиатора с 2014 г. носит самолет Л-410 авиакомпании «Полярные авиалинии».

 

Однажды с Тамарой Петровной на небольшой грядке вырастили морковь. Хотя уродилась она с палец толщиной, мы очень обрадовались, собрали её, помыли. А тут как раз дядя Ваня Лычкин мимо проходил, добродушный такой мужичок был. Увидев наш урожай, взмолился:
- Как давно я морковку не ел! Угостите, девушки!
Мы угостили его, а у Лычкина ведь только один зуб и был. Он эту тощую морковь и так и сяк пробовал раскусить, но вот не получается и всё... Я не выдержала и специально для него еще одну морковочку на тёрке растерла. Получилось горстка с чайную ложку. Он её в рот положил, и закрыв глаза, долго-долго наслаждался вкусом...

 

В гостях у Т.П. Русаковой. Слева направо М.М. Киселёва, М.Я. Чебакова, В.А. Чебаков, Н.Н. Симановская
 

Прогулки по Колымской трассе. Г.Я Агеева и Громов

Народ в порту почти не пил, а вот среди бывших заключенных любителей чифиря было немало. Особенно часто собирались мужики в гараже, но Труханов, тогдашний начальник порта, постоянно гонял их оттуда. И вот что интересно, как люди они все были очень хорошие, добрые, по-отечески к нам относились, хотя вроде как сидели в лагерях помногу лет.

 

Радиооператор П.А. Киселёв и начальник аэропорта И.В. Труханов

Слева направо: 1 – не определен; 2 - бывший заключенный ИТЛ Дальстроя А.Д. Пономарев (справа)

 

КРАТКАЯ СПРАВКА: 


ПОНОМАРЁВ Афанасий Дмитриевич — род. в 1921 г. в д. Бурково Пермско-Сергинского р-на Пермской обл.  18.05.1941 г. призван в ряды Красной Армии. В июле 1941 г. в/ч 8575, в которой служил Пономарёв, во время боёв у г. Туров из-за угрозы окружения вынуждена была отступить. В суматохе боя юноша отстал от своих, а затем в попытке последовать за ними, случайно ушёл в другую сторону.  В протоколе от 27.05.1942 г. Пономарёв объяснял, что вину он признает лишь частично, так как целый ряд фактов были записаны следователем неправильно, причем не с его слов, «но следователь настаивал на том тексте, который сам записал». Тем не менее, в обвинительном заключении от 18.07.1942 г., признавая отсутствие вещественных доказательств, Пономарёва приговорили к расстрелу, но 09.01.1943 г. высшую меру наказания заменили на 10 лет ИТЛ. Почти весь срок Афанасий провёл в лагере Куранах-Сала, в 80 км восточнее с. Томтор. После освобождения, будучи без права выезда, обосновался в аэропорту, работал шофёром. Пусть ненадолго, но именно здесь он нашёл своё счастье — обзавёлся семьей, детьми. Однако работа на рудниках не прошла бесследно, после продолжительной болезни в возрасте 45 лет его не стало. Реабилитирован 16.06.1989 г.

 

Фото из уголовного дела А.Д. Пономарева
 

Запомнила и дядю Федю Шпнёва. Он был нашим бригадиром, когда мы с девчонками ездили на субботники по заготовке дров. Обычно это происходило по 2-3 раза за зиму. А однажды как-то зашла к Бебишеву в гости по выборным делам, а там яблоку негде упасть, даже из Томтора пришли – собачатину есть. Оказывается, таким образом от туберкулеза лечились. Егор Макарович и мне предложил отведать, так я сразу убежала...

 

Уроженец Омской области Федор Степанович Шпнев (1913-1984) – один из первых строителей аэропорта Оймякон.  

 

Ф.С. Шпнев на праздновании своего 70-летнего юбилея (Томтор, 1983 г.)

В целом же, условия в Оймяконе были довольно тяжелыми, но поскольку мы были молоды, на сложности мало обращали внимания. К тому же и до приезда в Оймякон жизнь нас не баловала. Ведь в послевоенном Харькове тоже было трудно. А вот с 1960-х годов в Оймякон уже начали прибывать люди нового времени, с определенными запросами. Да и быт постепенно налаживался, существенно выросла зарплата.

 

Дети портовского садика, 1960-е гг.

В 1962 году по приглашению Кухто мы с Володей переехали в Маган, где проработали до 1978 года. Но Оймякон до сих пор считаю своей малой родиной. Когда слушаю метеосводки, всегда обращаю внимание на тамошнюю погоду. И невольно всплывают в памяти шепот звезд, красно-желтые разводы северного сияния, куйдусунские ягодники и, конечно же, наша юность... С высоты своих лет могу сказать – всё, что могли отдать Родине, людям, любимой работе, мы отдали. И хотелось бы пожелать нынешним работникам АМСГ, чтобы в будущем они тоже не забывали о своих годах работы на полюсе холода. Чтобы нить истории не прерывалась...

 

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации
Обратная связь