home
community-header

                    
                    
Pro аккаунт
ПО СЛЕДАМ КАЗАКОВ-ЗЕМЛЕПРОХОДЦЕВ
sachaja
Pro аккаунт
21 ноября 2020 г., 02:12 в Author.Ykt.Ru 1527

 

 

В те далекие времена, когда большая часть Сибири на картах мира была запрятана под надписью Terra Incognita, наверное, никому и в голову не приходило, что где-то в её юго-восточной части запрятан уголок, в котором зимой бывает так холодно, что от стужи начинают трещать даже вековые лиственницы. И в то же время, словно бросая вызов лютому морозу, здесь, в распадках гор, украшая все вокруг себя сверкающей бахромой из инея, беззаботно и весело журчат незамерзающие ручейки…


 

Оймякон, как географический объект, упоминается в архивных документах начиная с XVII века. Правда, больше не как местность или село, а как река. Предполагалось, что Омекан, сливаясь с Момой, впадает в Индигирку. При этом верховьем последней считали один из левых её притоков, расположенный приблизительно между местом впадения р. Момы и р. Сюрюктях. Позднее начали считать, что Индигирка образуется «от соединения речек Омекона и Кундусуня».

 

Верховья Индигирки на карте Якуцкого уезда (1745 г.)

 

 

В настоящее время даже точно неизвестно, когда в этих краях обосновались якуты. Ученые предполагают, что это произошло в начале XVII века. По крайней мере, когда в конце 1640-го года до Оймякона добрались казаки, он был уже заселен немногочисленной группой якутов, а также ламутами (предками эвенов). Последние в основном были из племени кукугиров, с которыми с запада соседили мемельские ламуты, а с юга — ламуты-годниканы.

 

 

А первыми русскими, ступившими на землю Оймякона, стали служилые люди Якутского острога Третьяк Карпов и люди его отряда, в том числе Елисей Рожа. Летом 1640-го года они вызвались поехать за Алдан на восток, на территорию современного Оймяконского улуса, и собрать ясак с местных жителей — прежде всего, с якутов «шамана Бычика» (Саһыл Бытык). В толмачи, то есть в переводчики, Карпов выбрал себе некоего Григория Лятиева, потому, что тот «того князца Бычика и детей ево знает», а сам он «якуцкого языку не умеет».

 

Казак Северо-Востока России (Камчатка), кон. XVII- нач. XVIII вв.

Реконструкция по материалам исследований Е. Багрина

 

 

Кроме того, сохранилась так называемая «Поручная запись служилых людей Якутского острога» от 6 августа 1640 года, в которой говорится, что «..и ему, Григорью [Лятиеву], в том государеве деле за нашею порукою ехать на государеву службу за Алдан реку за Камень месте с Тренькою Хомяком».

Поясним, что под «Камнем» подразумевалось северная часть хребта Сунтар-Хаята, через которую должен был пролегать путь до Оймякона. Осенью того же года отряд Карпова выдвинулся из Якутска в сторону Алдана. Нам неизвестны детали их похода и сколько их было, однако ясно, что карповцы благополучно добрались до назначенной цели. Им даже не пришлось сооружать зимовья, так как устроились русские у местного якутского князца Бычика-шамана, жилище которого было расположено в местности Сэттэ Сирэй Хая.

Видимо, отсюда Карпов отправил обратно гонцов в Якутск и те передали сообщение о существовании за «Камнем» реки «Оемокон» (Омекан, Емокон), при которой и по соседству с которой живут якуты Бычика, мемельские тунгусы и группа «ламунских тунгусов» (кукугиры). Со всех них Карпов пытался собирать ясак.

 

Встреча с ламутами

 

 

 

В первой половине 1641 года эта новость дошла до служилого человека Стадухина. Не теряя времени, Михаил Васильевич получил разрешение у якутского воеводы Головина для похода в эти неизведанные края на смену Карпову и его людям и начал собираться в путь.

В отряде Стадухина было 14 человек, в том числе небезызвестный Семен Дежнев. Помощником был назначен Фтор Гаврилов. Чуть позже они сообщат, что прибыли «на Емокон реку к Третьяку Карпову на перемену к якуцким князцам Бычику шаману, к ево детям, и к ево улусным людем, и мемельским тунгусам, и к ламунским тунгусам для государева ясачного збору».

 

Вид на реку Агаякан

 

 

В отличие от большинства своих людей, Михаил Стадухин не получил от воеводы ни хлебного, ни денежного жалованья. Остальным, в том числе и Семену Дежневу, выдали деньги на год вперед в размере 4–5 рублей. Но этих средств не хватало на подготовку к походу, поэтому казаки вынуждены были готовиться к нему, взяв взаймы у торгового человека Никиты Агапитова. На занятые деньги (по 15 рублей) купили лошадей и оружие.

 

КРАТКАЯ СПРАВКА:

 

Михаил Стадухин, один из должников Никиты Агапитова, осенью 1645 года прибыл с Колымы на Лену и был привлечен кредитором к суду за неуплату долга в срок, так как в им подписанной кабале было сказано «где ея кабала выляжет, тут по ней и суд и правеж». Семен Дежнев и другие заимщики остались на Колыме, откуда они вскоре после этих событий предприняли свой исторический поход вокруг Чукотки.

 

Впоследствии в челобитных Семена Дежнева неоднократно упоминается о том, что ему приходилось снаряжаться на царскую службу на свои средства, которые иногда стоили ему по 100–150 руб. Это, конечно, не означает, что Дежнев был состоятельным казаком, а показывает, что он принадлежал к казачьей голытьбе и, как большинство своих товарищей, «одолжал великими и неокупными долги».

Стадухин и его люди выехали из Якутска в конце лета. Сначала добрались до реки Алдан, оттуда попали на Восточную Хандыгу. Затем, перевалив через «Камень» достигли бассейна Индигирки и по одному из ее левых притоков (скорее всего, р. Кюенте) добрались до отряда Карпова. Путь до Оймякона в целом занял девять недель.

 

Долина Восточной Хандыги

 

 

 

Река Кюенте образована от слияния рек Сунтар (слева) и Агаякан (справа)

 

 

Стадухин выстроил на Оймяконе зимовье и стал успешно собирать ясак с жителей всего огромного «Омеконского податного округа», основанного Карповым и включавшего мемельских тунгусов с Томпо, якутов Бычика на верхней Индигирке и соседних с ним «ламунских тунгусов». Однако хотя он и был послан сменить Карпова и его людей, Стадухин не отпустил их в Якутск, а включил в свой отряд, тем самым приумножив свои силы. От местных жителей казаки узнали, что на западе, «на Томке реке», то есть на реке Томпо, остались еще люди, которые «ясаку с собя не давывали», а за южным хребтом, к морю, в краю «Ламунских вершин» течет река Охота (Бургагчан), на которой по слухам тоже живет много людей. Эти данные необходимо было проверить.

 

 

В сторону Томпо для «государева ясачного збору» с еще необложенных податью эвенов, решено было отправить Ивашку Новика с проводником-ламутом Серденчей Симакановым. Собрав там ясак, Новику велено было отправиться в Якутск. Поэтому с ним Стадухин отправил и отчет о текущем положении дел в Оймяконе. Для обследования же «Ламунских вершин» посчитали целесообразным выделить целый отряд.

 

"И услыша господь моление раб своих..."

 

 

В начале 1642 года Новик, получив от Стадухина «государева жалованья таз меди зеленой», благополучно добрался до томпонских ламутов, о чем Стадухин и его люди узнали из донесения Серденчи, который вернулся в Оймякон 25 марта. В том же году по пути из Томпо в Якутск Новик был убит. Позже, в 1646–1647 гг. в убийстве обвинили родственника Бычик-шамана, баягантайского богача Бахсыгыра, который заплатил за это штраф в 28 соболей.

 

КРАТКАЯ СПРАВКА:

 

Под «государевым жалованьем» подразумевались подарки от имени царя тем туземцам, которые покорились русской власти и уплатили ясак. Такой подарок обычно состоял из кусков меди, ниток одекуя (цветного бисера-стекляруса), пластинок металла и т. д.

 

Поход казаков из Оймякона на «Ламунские вершины» возглавил Андрей Горелый, который потом достаточно подробно описал всё это путешествие в своих «Распросных речах», начав с самого начала — с того, как он пошел на Оймякон со Стадухиным:

 

«…А шли они через Алдан реку до той Омокона реки девять недель с вожи (с проводниками. — прим. С.С.) и на Омоконе реке зимовье поставили… …на государя ясак с якутов, которые с Лены реки сходили и жили на той Омоконе реке на вершинах, взяли. И с той реки тот Михалко Стадухин посылал ево, Ондрюшку, с товарищи, с служилыми людьми, которые тут наперед их были, с осьмьюнатцатью человеки да с ним же якутов человек з дватцать коньми через горы на Охоту реку на вершины...»

 

Подчеркнем, что половину отряда Горелого составляли, таким образом, воины-якуты, предоставленные Бычиком. Это говорит о большом доверии русских к Бычику и, по сути, на Оймяконе распоряжались соединенные силы Стадухина и Бычика. Причем тех и других было примерно поровну. Путь отряда Горелого на юг, скорее всего, пролегал по долине реки Куйдусун.

 

Вид на реку Куйдусун

 

 

Во время этого путешествия казаками был захвачен в аманаты годниканский князец Чюна (или, по записям в других челобитных, Чона), которого казаки именовали ламским, то есть приморским или приохотским тунгусом. Но добраться им до устья Охоты не довелось, хотя они были всего в трех днях езды от отряда Ивана Юрьевича Москвитина. Их соединению помешали родичи Чюны, которые пытались освободить своего вождя. Казаки не стали рисковать и решили повернуть назад. Но эвены пошли за ними следом. Догадываясь об этом, уже на подходе к Оймякону, 2 апреля казаки отправили на разведку двух людей — Григория Фофанова и Федора Михайлова. Но выяснить им ничего не удалось, так как по пути туда «пошел тот Федька по якуцким постям, и попал тот Федька на лук, пострелился, и тут тому Федьке смерть случилась».

 

Выход Ивана Москвитина к Ламутскому Морю, 1639

 

 

В начале апреля 1642 года казаки вернулись на Оймякон. В целом поход до Охоты и обратно занял всего пять недель. О приохотских ламутах-эвенах («ламских тунгусах», «ламутцких людях») Горелый рассказывал следующее: «У тех ламутцких мужиков по той реки юрты сидячие, как есть большие руские посады. А запасы у них все рыбные, сушеная юкола в рыбных же мешках и рыбная икра. А того запасу у них запасают много, что руские хлебные анбары запасы, так у них той пасеной рыбы по юртам много… …А бой у них лучной, стрелы-копейца костяные, а бьютца на оленях сидя, что на конях гоняют. И в те де поры у них, служилых людей, ранили двух человек...»

 

Ламутский (эвенский) предводитель Некрунко.

Нападение на Юдомском волоке

 

 

Сородичи Чюны, надеясь освободить его, 7 апреля 1642 года напали на лагерь казаков и в ходе сражения убили Третьяка Карпова, а также еще пятерых ясачных (то есть якутов). Кроме того, чтобы лишить русских средств передвижения, нападавшие целенаправленно старались уничтожить лошадей. В позднейшей челобитной Семена Дежнева есть строки:

 

«…И собрався неясачные ламутцкие тунгусы, сот с пять и больши, кони наши перестрелили и с нами, холопи твоими, учинили бой; и мы, холопи твои, с ними бились, из оружья стреляли, а ясачные тунгусы и якуты за нас стояли и по них из луков стреляли. И Божиею милостию и твоим, великого государя счастием, на том бою убили мы, холопи твои, тех ламутцких тунгусов десять человек, а иных многих переранили. А меня, холопа твоего Семейку, на том бою Ламутцкие тунгусы стрелою ранили в правую руку в локоть, а другою стрелою ранили в правую ногу в стегно. Да они ж тунгусы на том бою убили у нас Якутцкого ясачнаго князя Удая, да улуснов мужика Тюсюка и иных многих ясачных людей побили до смерти, а иных переранили и разорили их до основания. И мы, холопи твои, на достальных своих лошадех твою государеву ясачную соболиную казну с Оемокона реки выслали в Якутцкий острог с служилыми людьми, з Денисом Ерилом да с Иваном Кислым» (в другой отписке, кроме Ерило и Кислого указан еще Трошка Иванов. — прим. С.С.).

 

 

Однако Чюну отбить не удалось, и в итоге его родичи все же покорились власти пришельцев и стали платить ясак в зимовье стадухинцев.

«…И мы, холопи твои, на Оемоконе с Тунгусково князца Чоны и с ево братьи и родников и с якутов взяли твоего государева ясаку против прежнего с прибылью...», писал в упомянутой выше своей челобитной Семен Дежнев. Казалось бы, у казаков дела шли хорошо. Действительно, только за зиму-весну 1641–1642 гг. казаки получили от Бычика-шамана и его людей, а также «мемельских и ламунских тунгусов» 132 соболя. После весны 1642 года добавился и ясак от родичей Чюны (14 соболей). По данным А.С. Парниковой (1960), в списке у стадухинцев среди плательщиков, с которых они собрали ясак в Оймяконское зимовье, якутов числилось 25 человек, среди которых 6 внесли ясак «вново» (то есть впервые — при Стадухине, в то время как остальные уплатили еще Карпову), а также 6 тунгусов Мемельского рода. Число «ламунских тунгусов» (кукугиров) трудно установить, так как самостоятельно платили ясак лишь несколько человек. Тем не менее надежды Стадухина и его соратников не оправдались.

 

 

«Оемокон» для них оказался «местом пустым и голодным». Якуты Бычика летом 1642 года вдруг покинули этот район. Тем самым Стадухин лишился фактически половины своих сил и поддержки среди местного населения. Ясаком нельзя было кормиться, а припасов не хватало. Так что оставаться в Оймяконе не имело никакого смысла. Стадухин решил, в нарушение отданных ему в Якутске приказов, бросить Оймякон и, вместе со всеми своими людьми, отправился открывать и объясачивать новые земли. Он надеялся, что если земли эти окажутся богатыми, в Якутске ему простят это самостоятельно принятое решение.

 

Фрагмент челобитной Стадухина и Дежнева,

составленной в Оймяконе, 1642 г.

 

 

Летом 1642 года Стадухин и Гаврилов с досадой отпишут в Якутск в оправдание этого шага: «…А на Емоконе не осталось единого человека, а жить служивым людем не у чего и кормица нечим. А Емокон река идет с Камени, по Емокону реке пашеных мест, ни дубровных, ни лугов травных нет, все согры да болота, да камень. А в Емоконе реке рыбы нет, ни зверя по Емокону нет. А отнють на Емоконе реке жить служивым людем не мошно, кормица жить не у чего, людей по той реке нет нигде. А ламунские тунгусы ходят мимо, а не живут на той реке… …А на Емоконе отнюдь жить не у кого, только голодною смертью умереть…»

 

Людишки против мишки.

 

 

Уточнив у пленного Чюны о примерных местах «для прииску новых неясачных людей», тринадцать казаков построили коч и отправились по Индигирке к морю. По пути, вероятнее всего в Подшиверском зимовье, встретили Федора Чукичева, а также Прокопия Краснояра и других казаков, отправленных в Якутск с ясаком из отряда, который некогда, в 1639 году привел сюда Посник. Андрея Горелого прикрепили к ним. Об этом можно узнать из расспросных речей самого Горелого: «…встретили служилых людей Федьку Чукичева на коче, сама четверта, з государевым ясаком и с аманатом идут в Ленской же острог, и с ними вместе в Ленской и пришли. А были они, Федька с товарыщи, посыланы на ту ж Собачью реку до их посылки преже их». Летом 1643 года отряд Чукичева благополучно добрался до Якутска. Тем временем команда Стадухина осенью 1642 года, достигнув р. Алазеи, присоединилась к казакам Дмитрия Михайловича Зыряна, прибывшим несколькими месяцами ранее. В конце июня 1643 года объединенный отряд вновь вышел в море, и примерно 13 июля добрался до устья Колымы.

30 июля 1643 года Стадухин и Зырян поставили на Колыме зимовье с нагородней. По мнению одних исследователей, это был будущий Среднеколымский острог, по мнению других — Нижнеколымский. В 1645 году Стадухин вернулся в Якутск, оставив начальником в Колымском зимовье Семена Дежнева.

 

Закладка зимовья - будущего села Анциферова Енисейского уезда, 1639.

 

 

На смену ему в Оймякон из Якутска так никого и не прислали. Так завершился первый поход казаков на оймяконскую землю, в результате которого русские посчитали нецелесообразным содержать здесь отдельное ясачное зимовье. И в эти края они еще долго не возвращались. Едва ли могут быть сомнения в том, что как только русские служилые покинули Оймякон и забросили оймяконское зимовье, то местные жители — если и не все, то подавляющее большинство — прекратили платить ясак. Правда, это случилось не со всеми сразу: по сведениям А.С. Парниковой (1971) в росписи книг и тетрадей Якутской съезжей избы 7150–7153» (1641–1645) наряду с другими помечены «книги ясачные с Емокона реки с якутов и тунгусов 153 году (1644–1645)».

Таким образом, еще в середине 1640-х гг. кто-то из Оймяконского «податного округа» продолжал платить ясак. Очевидно, это были жители западной окраины этого округа — мемельские тунгусы и жившие с ними якуты.

 

  

 

Но все это не означает, что оймяконцы надолго остались свободны от подати. После того, как в 1653 году в среднем течении Индигирки было основано Зашиверское зимовье (с 1667 года оно стало именоваться также Индигирским верхним), основную массу кукугиров обязали сдавать пушнину именно туда. Но, видимо, несколько лет они все же уклонялись от уплаты податей. Ведь согласно сохранившимся документам, в первое время основными поставщиками «мягкой рухляди» в Зашиверское зимовье были только юкагиры, населяющие окрестности реки Мома. Затем, с 1656 года начали выплачивать ясак ламуты Дельянского рода (в основном их момские группы). Это произошло после того, как служилые люди взяли в аманаты сына их князца Лаузеня-Лабуту. А вот когда именно и каким образом казаки повторно вынудили оймяконских кукугиров и их южных соседей годниканов платить ясак, история умалчивает. Установлено лишь, что с 70-х годов XVII века имена представителей Кукугирского рода постоянно упоминаются в ясачных книгах Зашиверского зимовья.

 

Очевидно, что ясак был тяжким бременем северян. И хотя казакам было велено собирать подати «ласкою и приветом, а не жесточью и правежом», для гарантированного взыскания ясака широко было распространено взятие аманатов. Нередки были и вымогательства имущества с применением мер физического воздействия, иногда даже открытый грабеж. Также с появлением казаков пришли в край страшные болезни. Например, оспа, из-за которой порою вымирали целые роды аборигенов. Вполне понятно, что коренному населению не нравилось новое соседство, и кровавые стычки между ними и русскими были довольно обычным делом.

 

Пётр Головин. Подавление якутского восстания, 1642

 

 

По данным А.С. Зуева (2002), уже первое знакомство отряда И.Ю. Москвитина с ламутами ознаменовалось несколькими вооруженными столкновениями в 1639–1640 гг. Участник этого похода, служилый человек Нехорошко Колобов сообщал, что с ламутами «бои были у них беспрестанные» и ясак брали «на погроме за саблею».

 

Штурм Косого Острожка (ныне  Охотска) ламутами.

 

 

В дальнейшем на протяжении всей второй половины XVII в. русским с боями пришлось покорять ламутов, которые то вносили ясак, то выходили из подчинения и брались за оружие, уничтожая даже крупные отряды служилых и промышленных людей и захватывая русские остроги и зимовья. К примеру, в 1664 году кукугиры, объединившись с годниканами, «гонялись» за служилыми людьми, которые шли из Якутска в Охотск с ясачной казной. В 1666 году кукугиры напали на служилых людей, шедших с Яны к Зашиверску, а в 1678 году, снова объединившись с годниканами, принимали участие в осаде Охотского острога. В 1692 году ламуты убили ясачных сборщиков Григория Пущина, Петра Крыжановского. Но к началу XVIII в., используя практику захвата заложников и опираясь на укрепленные пункты, русским все же удалось смирить и охватить ясачным обложением большую часть ламутов. В последующем с их стороны уже не было заметно выраженного сопротивления.

 

 

Несмотря на все вышесказанное, с высоты сегодняшнего времени мы можем сказать, что отписки казаков-землепроходцев и приказных людей, их пометные списки, приправочные книги, челобитные и другие документы остаются важными, а порой и единственными источниками по истории коренного населения Сибири XVII — первой четверти XVIII в. и по сей день.

Казаки внесли свой исключительный и неоценимый вклад в изучение малоизвестных районов нашей страны и существенно обогатили географические познания человечества.

Отдельной и не менее важной заслугой землепроходцев является и то, что они оставили местные названия различным географическим объектам, сохранив самобытность нашего края даже на карте. В честь Михаила Васильевича Стадухина назван посёлок в Чукотском автономном округе, его имя носит улица в Якутске и в поселке Зырянка Верхнеколымского улуса.

В память о Семене Ивановиче Дежневе названы улицы во многих городах России, а также в Минске, Киеве, Днепропетровске и Запорожье, установлены памятники в Якутске и Великом Устюге. Его имя носит ряд географических объектов — мыс Дежнева (Берингов пролив), остров Дежнева (море Лаптевых), залив Дежнева (Баренцово море), ледник Дежнева на острове Октябрьской Революции в архипелаге Северная Земля, а также село (Дежнёво — село в Ленинском районе Еврейской автономной области). Кроме того, в честь Дежнева названы портовый ледокол Морского порта Санкт-Петербург и пассажирский теплоход Амурского речного пароходства. Имя Третьяка Карпова до сих пор остается малоизвестным даже среди оймяконцев.

 

 

P.S. Автор благодарит за ценные советы и помощь кандидата исторических наук, с.н.с. Института всеобщей истории РАН Александра Аркадьевича Немировского, а также замечательного художника Николая Дмитриевича Фомина за любезно предоставленный иллюстрационный материал (кстати, подписи к рисункам сделаны самим художником). Уверен, если перейдете по ссылкам на их сайты, то откроете для себя много нового. Всем добра!

 

Избранное
  • 21 ноября 2020 г., 12:01
    Карандашик   Пожаловаться

    Как казаки могут быть первопроходцами когда как здесь уже жил народ Саха

    • 21 ноября 2020 г., 12:14
      Даганча   Пожаловаться

      Карандашик, ну первопроходцы государства расейского получается

    • 21 ноября 2020 г., 12:51
      Север50   Пожаловаться

      Карандашик, слово саха,появилось 90 годы прошлого века , на этих землях жили племена, якутское было самое большое по численности

    • Автор
      21 ноября 2020 г., 14:56
      sachaja   Пожаловаться

      Карандашик, читайте внимательно

      • 21 ноября 2020 г., 15:08
        UncleSem   Пожаловаться

        sachaja, ахах ссыкунишка исправил название, но люди то успели сделать скрин🤣 а насчёт веками я конечно слукавил, уже сейчас археологи находят доказательства того что Саха жили на этой земле как минимум уже тысячи лет

        • Автор
          21 ноября 2020 г., 16:10
          sachaja   Пожаловаться

          UncleSem, вообще-то за основу поста взята моя статья, написанная еще в 2016 г.  Что касается "находок археологов", приведите хотя бы одну ссылку. Только не надо писать про труды Мочанова, там о саха и речи нет  

           

           

        • Автор
          21 ноября 2020 г., 16:17
          sachaja   Пожаловаться

          UncleSem, кстати, а где скрин, о котором вы говорили? 

        • 21 ноября 2020 г., 17:56
          Фантазер   Пожаловаться

          UncleSem, если считать, что в этногенезе саха принимало участие и аборигенное население (те же эвенки и юкагиры), то можно сказать и так. Но достоверных данных именно о народе саха ранее 14 века пока не имеется. Профессор А.И. Гоголев считает, что якуты как этнос сложились относительно недавно - в 14-16 вв. Если бы этнос сложился раньше - русским землепроходцам не было бы нужды выбирать между хангаласскими Тыгынидами и борогонским Легоем.

          Но проникновение тюрских конников на территорию Средней Лены зафиксировано уже с 5 века нашей эры. А вот что здесь происходило с 5 по 14 вв. - вопрос открытый.

  • 21 ноября 2020 г., 14:57
    UncleSem   Пожаловаться

    Какие первопроходцы? Когда они только приплыли здесь уже веками жили народ Саха!

    • Автор
      21 ноября 2020 г., 15:04
      sachaja   Пожаловаться

      UncleSem, ну во-первых, нельзя сказать, что к моменту прибытия русских саха жили  тут веками, а во-вторых, где вы нашли слово "первопроходец"? 

  • 21 ноября 2020 г., 15:02
    J100   Пожаловаться

    Многих Саха погубили убийцы они

  • 21 ноября 2020 г., 15:42
    nOyi   Пожаловаться

    Круто

  • 21 ноября 2020 г., 15:50
    такиживем   Пожаловаться

    Интересный, познавательный материал, большое спасибо автору за публикацию. Жаль, что комментаторы увидели в этом только то, что кто и когда  там жил, и кто кого убил.

  • 21 ноября 2020 г., 17:50
    Фантазер   Пожаловаться

    Интересные данные, было занимательно читать. Благодарю!

  • 21 ноября 2020 г., 19:33
    tylen   Пожаловаться

    Как всегда, отлично, очень познавательно.

  • 21 ноября 2020 г., 21:17
    Кыыдан   Пожаловаться

    варвары  и убийцы! вот кто они. 

  • 21 ноября 2020 г., 22:43
    kaimihvas   Пожаловаться

    Красиво челобитные писали.

    Интересно, они с собой бумагу и чернила и писаря возили?

    Или это уже тут в Якутске красиво переписывали писцы?

    • Автор
      22 ноября 2020 г., 00:46
      sachaja   Пожаловаться

      kaimihvas, интересный вопрос. Точно не знаю, переписывали или нет, но читал, что Дежнев владел грамотой.

  • 22 ноября 2020 г., 14:42
    Constantin-D.   Пожаловаться

    Называть казаков, разбойником наемных, первопроходцами ну никак язык не переворачивается. Какими бы они небыли рисковыми, шли они по протоптанному и разведанному пути, чтобы хотя бы гарантированно знать у кого и сколько всего ясака смогут отобрать.

    Вы написано слишком однобоко.

    Как будто они просто собирали ясак, а их за это убивали, обижали хэхэх.

    Представьте себе сами:

    Вы живете в алаасе, ни кого не трогаете, никому и ничего не обязаны, торгуетесь с соседями, ну и еще конечно с спец.торговцами торгуетесь, когда они приезжают 1-2 раза в год. И вот сидите вы зимой в своем доме в ожидании ужина, который готовите, тут на тебе какие то лохматые ванючие бомжарики врываются к вам в дом и говорят (если поймете конечно) что вы еще кому то там издалека, который никаким боком не связан с вашей жизнью, должны платить какой то там налог, притом не мелоч, а значительная сумма. КОМУ ЭТО ПОНРАВИТСЯ?

    Это если более порядочные казаки попадутся, иной раз было много случаев, когда они разоряли семьи которые жили в глуши, приходили в дом пока отец семейства занимался промыслом, убивали стариков, насиловали женщин и похищали их и детей превращая их в рабов. Когда отец семейства возвращался домой, то он просто находил трупы родителей в лучшем случае, а в худшем бывали случаи когда убивали всех, даже детей. Представьте себе те ужасы жизни, которые эти самые казачки устраивали, под видом того что занимаются ясачным делом, хотя и это дело само по себе представляло лишь экономически рекетирский характер. Поэтому и случались эти стычки, в которых как и вы, описывают в обвинительной манере именно местных, а казаки белые и пушистые.

    Конечно не все казаки были такими зверьми, были и те кто за ясак предоставлял спокойствие, порядок и закон, что уже нормально, на тех земляк кто платил ясак. Но как правило из-за жажды наживы и беспредела в казачки набирались и преуспевали авантюристы с паталогичным наклоном на насилие и убийство.

    Мне вот нынче на сибирские казачье полка смотреть просто смешно, все такие из себя доблестных и храбрых представляются еще и припоминая лжеисторию хэх.

    Я все это знаю так как в отличие от центральной якутии, в наши края эти разбойники явились позже, и о них как эхом уст в уста еще передались сказания, почему они не смогли одолеть моих предков и как после этого поменяли отношение на более продуктивную с торговым отношением, нормальный государственный строй и закон принесли только большевики. что конечно же в истории не опишут.

  • 22 ноября 2020 г., 15:12
    Constantin-D.   Пожаловаться

    В отличие от казачков и русской империи, Саха в основе своем не занимались рекетирством, а активно торговались, особенно железными изделиями, и не конкурировали с КМНС так как те занимались оленеводством (у которых кардинально отличается кормовая база от КРС и лошадей) и речным рыболовным промыслом, которым соответственно наши в промысловых масштабах не занимались. Были конечно стычки, но они ничем не отличались от других схожих стычек и междоусобиц как внутри одного народа, так и между соседствующими народами, бытовуха и непонятки можно сказать. Основная же конкуренция шла за валюту того времени, за мех, а значит за охотугодные территории, но в принципе за нее не слишком уж так войнушки устраивали, так как основным видом деятельности у нас было все таки домашнее хозяйство, ну а у КМНС оленеводство и рыболовство как уже и описал выше.

    Основные междоусобицы проходили внутри одной нации, так как шла борьба за схожие условии жизнедеятельности.

    К примеру у нас боролись за пастбища издревне, и карасиные озера. А КМНС боролись между собой за тундровые и горные территории для корма оленя, и особо рыбные территории крупных рек.

Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации
Обратная связь