home
user-header

                        
                        
О трудовом подвиге якутских медиков в годы войны
sachaja
Pro аккаунт
12 декабря 2020 г., 23:18 в Author.Ykt.Ru 2002

 

Испокон веков людям приходилось сталкиваться с различными инфекционными заболеваниями. Периодически возникающие эпидемии чумы, сыпного тифа, холеры, малярии, туберкулеза, гриппа и ряда других опаснейших болезней выворачивали наизнанку даже целые государства, унося намного больше человеческих жизней, чем все самые кровопролитные войны вместе взятые. Но вопреки всем трудностям, человечеству удавалось успешно справляться с большинством из них на протяжений многих столетий. Однако, реальность такова, что несмотря на бурное развитие медицинских технологий, научных достижений, со стороны инфекционных заболеваний будут появляться все новые и новые угрозы. Сегодняшняя пандемия COVID-19 является доказательством этому факту. Однако речь сегодня не о нем, а о первых годах работы той самой больницы, являющейся в настоящее время передовой в борьбе в этим коварным заболеванием в г. Якутске. А для этого перенесемся в 1942 год...


 

Именно тогда, в это крайне сложное для нашей страны время, начала свою деятельность городская инфекционная больница г. Якутска. Учреждение находилось по адресу ул. Стаханова, 31 и обслуживало как город Якутск, так и близлежащие районы. Главным врачом назначили врача-невропатолога Анаскина Владимира Матвеевича.

 

Первоначально в больнице имелось 50 детских «дизентерийных коек» и 20 коек для взрослых с желудочно-кишечными заболеваниями. Количество медработников составляло 26 человек, в т. ч. два врача-педиатра, врач-терапевт по совместительству, а также средний и младший медперсонал в количестве 24 чел. Кроме того, в больнице имелась административно-хозяйственная часть, но полноценно укомплектовать её постоянными работниками было крайне затруднительным из-за нехватки людей.

 

 

Кроме выполнения своих прямых обязанностей, медицинские работники активно проводили просветительскую работу не только среди своих пациентов, но и среди горожан, участвовали в санитарно-эпидемиологических мероприятиях по очистке города. 

 

 

Но следует отметить, что условия в учреждении никак не соответствовали больничным, поэтому с мая по сентябрь 1942 г. в детском отделении проводился капитальный ремонт. Детей перевели во взрослое отделение, а взрослых разместили в дизентерийный стационар, располагавшийся в те годы по ул. Пушкина.


 

Медицинские работники детской инфекционной больницы вместе с больной и ее родственниками.

 

 


Позже главный врач Анаскин вспоминал, что все материалы для реконструкции и ремонта больницы были подготовлены еще в конце зимы. Согласно планам, все основные работы должны были закончить за 1,5 месяца, однако в апреле имеющихся 4-х рабочих призвали на фронт, и Анаскин остался один в женском коллективе. Все попытки получить помощь от стройтреста остались безуспешны, т. к. больница не имела никаких денежных средств, тогда как стоимость работ была оценена в 60 тыс. руб. Поэтому решили провести реконструкцию своими силами. Коллектив больницы взял на себя соцобязательства и разделился на бригады. Бригаду штукатурщиков возглавила няня Купрякова, бригаду плотников няня Рябинина, бригаду маляров уборщица Петрунина, бригаду чернорабочих сестра-хозяйка Девяткина. О том, что именно тогда было сделано в ходе реконструкции, можно узнать из отчета больницы за 1943 г.: 

 

«…возведено 13 новых отопительных приборов, устроены три изолятора с отдельными входами из коридора и общим входом во двор. Изоляторы с общим коридором сообщаются стеклянной фрамугой, имеется материнская, процедурная, санпропускник с душем и ванной, приемная, теплая уборная на два отделения. На территории двора построены прачечная, гараж, конторка, предизоляторная, конюшня и кладовая...
В здании больницы произведена штукатурка стен, потолков, застеклены и установлены двойные рамы, произведена покраска полов, дверей и оконных рам. Все наружные двери утеплены, внутри в палатах поставлены полустеклянные двери, вокруг всего здания сделаны завалины, произведена засыпка потолков. Кухня и прачечная из помещения больницы вынесены в отдельный флигель. 
...Заготовлено коллективом больницы 307 кубометров дров, из которых завезено 43 кубометра. Из дров, отпущенных Гортопом в количестве 100 кубометров, завезены все. Силами коллектива заготовлено 10 тонн сена, посажено 1 тонна 43 кг картофеля на площади 1 га, снят урожай 1 тонна 500 кг…» 

 

 

 

Напоминаем, всю эту работу выполнил коллектив из 26 человек, состоящий преимущественно из женщин. Кстати, нелишним будет сказать, что в этот же период коллектив сдал для Красной Армии 1854 рубля деньгами и собрал теплых вещей в количестве 42 штуки.


Скорее всего, что в этот год количество пролеченных больных в городской инфекционной больнице было относительно небольшим, а основная нагрузка тогда легла на республиканскую больницу. По крайней мере известно, что в одном только тифозном отделении этой больницы было пролечено 322 чел. 

 

Из годового отчета республиканской больницы за 1943 год.
 

 

В то же время надо указать, что согласно приказу Наркомздрава ЯАССР от 30.06.1942 г. «за проявленную инициативу и оперативность в организации сыпнотифозного стационара в течение 24 часов» главному врачу Якутской инфекционной больницы Анаскину была объявлена благодарность с занесением в трудовую книжку.
 

 

 

В 1943 г. через городскую инфекционную больницу прошло 892 человека, в т. ч. 738 детей, из которых 445 чел. находились в тяжелом состоянии. Неудивительно, что смертность на этот период составила около 18%. Основными причинами смерти являлись туберкулез, обостренный на фоне дизентерии и хроническая дизентерия.

 

 

Примерно 14% (70 чел.) детей находились на грудном вскармливании, но по возможности их старались кормить грудным молоком, в качестве доноров используя матерей, пребывающих в больнице с детьми. В качестве витаминов давалось дрожжевое молоко, а также настой хвои, который изготавливался в галеновой лаборатории, открытой в начале 1942 г. при Якутском аптекоуправлении. 
 

 

Годовое количество взрослых пациентов составило 154 человека, в тяжелом состоянии поступило 44 чел., смертность составила 2,6%. Основными причинами госпитализации являлись паратиф «В», брюшной тиф, колиты, дизентерия.
При больнице имелась лаборатория, проводившая клинические анализы крови, мочи. Несмотря на недостаточное обеспечение расходными материалами, лаборатория при больнице произвела 3665 анализов, 105 больным провела рентгеноскопию. Больные, нуждающиеся в хирургической или гинекологической помощи, направлялись в республиканскую больницу.

 

В качестве наиболее эффективных средств лечения упоминаются сульфидин-терапия по методу Планельеса (при дизентерии), кварцевание, переливание крови. Кроме того, в отчете указано, что хороший эффект дает т. н. «райутерапия». Возможно, автор отчета имел в виду «райттерапию», т.е. лечение, основанное на занятиях верховой ездой. Насколько эффективны были применяемые способы лечения сказать трудно, но ясно, что в эти суровые для нашей страны годы медицинские работники делали все возможное для  того, чтобы выполнить свой священный долг.

 

 

В дополнение к вышесказанному, необходимо рассказать и о первом главвраче больницы Анаскине Владимире Матвеевиче. Анаскин родился в 1906 г. в семье ротного фельдшера. В 16 лет остался круглым сиротой.  В 1922-1923 гг. учился в военно-фельдшерской школе, в 1926 г. окончил фельдшерско-акушерский техникум, в 1935 г. – Иркутский  мединститут. 
 

 

До декабря 1937 г. работал в железнодорожной поликлинике на станции Иркутск-I, с 26.01.1938 г. переведен в Алданский район Якутии. Вскоре ему было предъявлено обвинение, что он «достаточно изобличается в том, что является участником шпионско-диверсионной организации, по заданию которого проводил контрреволюционную деятельность». Обвинение было основано на показаниях одного из его бывших коллег, который вынужден был оговорить Анаскина под давлением следствия.
В протоколе допросе гражданина Ч. от 14.03.1938 г. записано следующее:

 

«…Анаскина Владимира Матвеевича я завербовал в мае 1937 г. в санитарном вагоне, когда мы ним там совместно работали. Его я знаю, как антисоветски настроенного элемента. Зная его враждебное отношение к Советской власти, после некоторой предварительной его обработки предложил ему принять участие в фашистской организации, обещая ему хорошее вознаграждение, на что он охотно согласился. Его кандидатуру я выбрал потому что, на мой взгляд, Анаскин является хорошим организатором, может убедительно агитировать, а поэтому мог быть подходящим человеком для распространения идеи фашистов…»

 

 

11 августа 1938 г. Анаскина арестовали с конфискацией всего имущества. Он был обвинен по статье 58, пункты 2, 7, 9, 11. Но очевидно, что кроме показаний, выбитых силовым методом, никаких доказательств в деле не имелось, поэтому следствие велось вплоть до февраля 1939 г. В конце концов, пункты 2 и 11 был сняты с обвинения. Тем не менее, суд приговорил Анаскина к 10 годам лишения свободы с поражением в правах на 5 лет и этапировал в Севвостлаг  НКВД СССР. 
 

 

Что касается оставшихся обвинений, например, т. н. «подрыв государственной промышленности» или «всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению контрреволюционных преступлений», но они напрямую были связаны с профессиональной деятельностью Владимира Матвеевича. Дело в том, что на момент ареста Анаскин работал врачом на прииске Незаметный и входил в состав медкомиссии, имеющей право выдавать различного рода справки, например, для перевода рабочих с ослабленным здоровьем из подземных работ на верховые. Кроме того, комиссия могла выписывать направления на курортное лечение.


Прииск Незаметный. Скупка золота у старателей. Середина 1920-х гг. (источник фото)

 

 

Прииск Незаметный. 1932 год (источник фото)

  

 

Именно в тот период на прииске Незаметный из-за недоедания у рабочих массово начались серьезные проблемы со здоровьем, и одному из больных туберкулезом  Анаскин выписал направление на курортное лечение в Анапу. Кроме того, нескольким рабочим дал справки, временно освобождающие от работ. Но следствию показалось, что таких справок выдано слишком много. Кроме того, выяснилось, что имели место случаи, когда вышеупомянутая комиссия поставила больным неправильный диагноз.

Уже находясь в заключении, Анаскин написал жалобу в Прокуратуру РСФСР, где он изложил все подробности своего уголовного дела. Владимир Матвеевич признавал, что в некоторых случаях из его мягкого характера он действительно мог допустить халатность при выдаче справок, но подчеркивал, что никаких корыстных целей он не преследовал. И этом длинном письме есть строки, которые прекрасно характеризуют Анаскина как врача: «…Я иначе не мог поступить с больными и отнимать право на лечение. Пусть это даже будет преступление…»


Из письма В.М. Анаскина, адресованному прокурору РСФСР А.Я. Вышинскому от 03.03.1939 г.

 

 

16 октября 1941 г. дело врача Анаскина было пересмотрено и вышло постановление, что его необходимо немедленно освободить. Это действительно произошло, но лишь спустя три месяца. Но пока он находился в исправительно-трудовом лагере, в  его жизни произошла другая трагедия – в возрасте 14 лет умерла Алевтина – единственная дочь Анаскина.

 

 

 

 


С февраля 1942 г., как упоминалось выше, Анаскин начал заведовать городской инфекционной больницей и проработал на этой должности до 04.06.1945 г., а затем  по состоянию здоровья переехал в Иркутск к супруге Бакой Марии Прокопьевне. Как в дальнейшем сложилась судьба Владимира Матвеевича, неизвестно.

 

Представленные исторические сведения свидетельствуют о героизме медицинского персонала, оказывавшего медицинскую помощь при инфекционных заболеваниях в тяжелые военные годы в условиях Крайнего Севера. Гуманизм и инициативность врачей и медицинских сестер, младшего медицинского персонала внесла огромный вклад не только в снижение уровня смертности от инфекционных патологий, но имела значимую роль в победе советского народа в этот тяжелый период времени. Биография врача Анаскина В.М. – пример верности клятве Гиппократа, имя его достойно вечной Памяти в истории инфекционной службы нашей республики.

 

P.S. Автор благодарит за ценные советы д.м.н. С.С. Слепцову, а также работников архива УФСБ России по Республике Саха (Якутия) за содействие в поисковой работе. 

 

с. н.с. ФГБНУ «Якутский научный центр
комплексных медицинских проблем»
 С.С. Слепцов 

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации
Обратная связь