home
user-header

                        
                        
Австралийские заметки (часть 2-я)
sachaja
Pro аккаунт
23 декабря 2013 г., 12:32 в ФОТОМАНЫ 4821

             На Большом барьерном рифе обитает около 1500 видов морских рыб. Число же только массово встречающихся видов истинно рифовых рыб, максимально приспособленных к жизни именно в этой экосистеме - около 500. Здесь обитает крупнейшая рыба на земле - китовая акула, множество видов рыб-попугаев, кузовков, рыб-бабочек, мурен и многих других (часть 1-я здесь).

ЛОВИСЬ РЫБКА, БОЛЬШАЯ И ТОЛЬКО БОЛЬШАЯ

 

       


   Рыбалка начиналась с раннего утра. Катамаран и днем оставался внутри атолла.

          А нас возили катера, о которых я писал выше, а также небольшое спортивное судно Saltaire,  которое в основном специализировалось для поимки черного  марлина.  В судне был даже туалет, душевая кабина и самое главное – навес с защитой от солнца и воды. Но всё же, первые дни я плавал на одном из катеров.

           Большой плюс у «Contender» заключается в том, что они очень маневренны и на них можно достаточно близко подплыть к рифам.

          А это позволяет не только существенно увеличить видовой состав пойманных рыб, но и сделать более разнообразные снимки природных локаций. Главное вовремя спрятать фотоаппарат в гермомешок.

         Тем более, с таким гидом-сорвиголовой как Гленн.

         Да, взрыв адреналина с ним был неизбежен. Не знаю точно, до какой скорости мы разгонялись, но достаточно приличные расстояния преодолевали с ним за считанные минуты. Этот лихач выжимал из своего 300-сильного четырехтактного «Suzuki» буквально всё.

            Один только  нарастающий рев мотора заставлял нас трястись, не говоря уже о том, когда катер длиной 7-8 метров на огромной скорости, отскочив от очередной большой волны, отрывался от поверхности моря. Наверняка «Contender» пролетал не более 10-12 футов, но те моменты совсем не казались мгновеньями. Возникающее при этом ощущение невесомости, страх того, что тебя выбросит вон, а также ожидание удара корпуса лодки об воду и сам удар, при котором твои суставы грозятся вылететь из шарниров, напрочь заставляли забыть дискомфорт от того, что ты весь мокрый с ног до головы. Но зато было весело.

            Во время первой рыбалки у рифов, гид взял мой спиннинг и сделал заброс. Я подумал, что в его обязанности входит демонстрация клиентам правильной техники проводки поппера или что-то в этом роде, поэтому только наблюдал. Затем он забросил еще пару раз и наконец, когда у него клюнуло, он, радостный, вручил мне снасть и жестами показал, что пора тянуть. Уже не помню, кого я вытащил, но после отцепления рыбины, Гленн поздравил меня с началом рыбалки и снова собрался сделать заброс. 

            И тут до нас дошло, что если мы сейчас его не остановим, он так и будет сам забрасывать и давать нам «палку» лишь тогда, когда что-то попадется. Мы дали ему понять, что такой иждивенческий способ нам не по душе и австралиец этому был только рад. А между собой же договорились, что при поппинге с малого катера будем использовать один спиннинг на двоих (нас было по четыре человека на катер). В первую очередь, это для того, чтобы не мешать друг другу при забросах. К тому же, морская спортивная рыбалка требует гораздо больше физических затрат, чем речная.

           Лодку постоянно качает, крутит и стоит немалых усилий не только забросить тяжелую приманку в нужное место, но и элементарно сохранить при этом равновесие.

              Задача еще более усложняется, когда на конце шнура начинает биться добыча. Рыба здесь сильная, после поимки крупного экземпляра требуется не одна минута, чтобы отдышаться.

             В первый же день поймали больше  десяти видов рыб, чему несказанно были рады, и их количество ежедневно увеличивалось.

              Через пару дней мы уже совсем запутались в названиях рыб и выражения «эту ловили» или «такую еще не ловили» стали основным определением вида после поимки трофея.

           Проплавав несколько дней на катере, я, как и многие мои друзья, успел пару раз обгореть под жарким тропическим солнцем. Поэтому, чтобы этого не повторилось в третий раз, решено было перебраться на Saltaire. Если на «Contender» мы практиковали в основном ловлю на поппер и отвесное блеснение (вертикальный джиггинг), то здесь  ведущее место было отведено троллингу (способ рыбалки, при котором приманка волочится на определенном расстоянии от плавсредства). 

            До обеда занимались ловлей небольших рыб. Всех выпускали обратно, кроме макрели.

            Из мелкой скумбрии (или как иначе называют эту рыбу) готовили наживку для черного марлина, а крупную, точнее, испанскую узкополосую макрель забирали для употребления в пищу.

          Испанская макрель - действительно отменный боец! По литературным данным, в длину она может достигать до 2-х метров и весить до 45 кг. И хотя наиболее крупная пойманная мною особь весила не более 25 кг, она не дала мне расслабиться. Только дотягивал её до  поверхности, как она рвалась прочь и никакие усилия не могли её остановить. Отдалившись от судна, она видимо переводила дух, и в это время я подтаскивал её обратно. Такое повторилось не раз. Джон, глядя на мои приятные мучения улыбался, предложил даже помощь, но она не понадобилась. Уже из последних сил, я сам выволок «испанку» на палубу и на радостях её даже поцеловал.

            Не меньшее удовольствие доставляет и борьба с гигантским каранксом, который больше известен среди любителей морской рыбалки под аббревиатурой GT (giant trevally). Эта рыба не умеет сдаваться. До самого конца она отчаянно борется, изматывая так, что потом уже валишься с ног от усталости.

           После обеда начиналась рыбалка на марлина.

          Готовясь к ней, персонал распускал аутригеры, заменял искусственные приманки на заготовленную за день до этого макрель с душком (делается это специально, чтобы сильнее привлечь хищника), забрасывал их за борт, и мы отправлялись подальше от рифов в поисках высоких волн.

          По словам капитана, чем больше волнение на море, тем выше шанс того, что мы встретим нашу главную цель.

           Но порой приходилось сидеть без дела больше часа.

          Качка и монотонный шум двигателя приятно убаюкивают, и стоит принять горизонтальное положение, как начинают слипаться глаза. 

          Только треск фрикциона и радостные крики Джона вынуждали всех нас вскакивать, и мы по очереди бежали к той снасти, в которой предположительно была рыба. Если гид был уверен, что на крючке крупняк, рыбак садился на приваренное к палубе кресло, и, пристегнувшись к нему цепями, начинал подмотку. 

           Множество раз вместо марлина мы выволакивали то барракуд, то акул, попадался даже парусник.

           Марлин же клевал не так часто, как хотелось, но долгое ожидание его поклевки с лихвой компенсировало то представление, которое он показывал, попавшись на наш коварный крючок.

           В попытках освободиться от него, рыбина, под аккомпанемент наших охов и ахов стрелой вылетала из воды, и, сделав замысловатый кульбит, уходила обратно в морскую пучину, где набравшись сил, снова повторяла попытку.

           Иногда были и обидные сходы, но в любом случае, пойманную рыбу без острой необходимости мы не затаскивали на палубу и выпускали на свободу, даже не вынимая её из воды.

           Вечером в 18 00 все лодки возвращались на базу.

            За ужином делились впечатлениями за день, которых было немало, ну а затем, несмотря на усталость продолжали занимать себя джиггингом прямо с борта катамарана. Рыба уже была другая - в основном групперы, бычки, попадались и акулы.

            Как-то раз во время очередной ночной рыбалки у Дмитрия клюнул кто-то очень большой. Несмотря на все старания и опыт рыбака, борьба вскоре закончилась обрывом шоклидера. Наш неутомимый Дима снова собрал снасть, модифицировал её, заменив стандартный морской поводок на стальную проволоку толщиной не менее 1 мм. Подводный гигант не заставил себя долго ждать. Снова последовала поклевка, которая также закончилась неудачей – металл был перекушен словно кусачками.             Местные предположили, что возможно, под катамараном поселился крупный каменный окунь, чья масса может достигать до 400 кг. Ведь не зря говорят, что рыбацкий азарт заразителен – австралийцам тоже захотелось на него посмотреть, и они предложили попробовать вытянуть монстра с помощью троллинговой снасти на Saltaire.

              Пока к шнуру прикрепляли поводок из металлического тросика (вроде того, который есть в стартерах бензопил), некоторые занялись ловлей живцов. …И вот, все приготовления завершены. Снасть забросили, но опустить на дно такую приманку оказалось сложнее, чем казалось. 

            Снующие под катамараном в поисках добычи акулы не могли не учуять столь лакомый кусочек и не раз портили нам наживку.

            После нескольких попыток все-таки удалось закинуть рыбешку на дно, но как бы мы ни старались, так и не смогли вытащить загадочного гиганта.

          Схватив рыбу, он ушел под катамаран, а шнур, не выдержав трения об корму судна, порвался. Мы попробовали еще разок, но история повторилась, и было решено оставить «окунька» в покое. Пусть тайна остается тайной...

НЕМНОГО О ЛИЗАРД-АЙЛЕНД И КАПИТАНЕ ДЖЕЙМСЕ КУКЕ

              Незаметно пролетели дни. Удивительно, но почти беспрерывная рыбалка нам совсем не надоела, и немного было даже жалко расставаться с «Одиссеем», хотя надо признать, что выйдя на берег, мы все поняли, как все-таки  здорово  ходить по твердой земле. 

           До прибытия самолета из Кернса у нас было достаточно времени, и мы решили прогуляться по острову. В тридцатых годах двадцатого века этот небольшой скальный остров (не более 10 кв. км.) с тремя другими островками (Палфри, Южный и Оспри), входящими  в состав группы островов Лизард, был объявлен заповедной зоной в рамках национального парка и свое название получил благодаря мореплавателю Джеймсу Куку. 

             А история такая… В далеком 1770 году во время своей 1-й кругосветки его корабль «Индевор» (Endeavour - «усилие») серьезно повредил обшивку у восточных берегов Австралии и вынужден был ремонтироваться в течении 7 недель в устье реки, которую позже назвали именем корабля (сейчас там находится городок Куктаун, что в 180 км севернее Кернса).

              Вскоре выяснилось, что корабль отрезан от моря рифами и экспедиция оказалась заперта в узкой полосе воды между австралийским берегом и подводными скалами. Огибая их, «Индевору» пришлось пройти на север не одну сотню миль. Тут-то и на горизонте возник этот спасительный остров. Кук немедля взобрался на вершину горы и оттуда, внимательно осмотрев окрестности, понял, каким образом он сможет вывести корабль в открытый океан. С тех пор это место и называется  «Cook's Look», а открытый им проход именуется проходом Кука.            Вернувшись на корабль, капитан описал в журнале погодные условия,  а также будучи первооткрывателем острова описал и его рельеф, а также указал на то, что здесь очень много ящериц. После этого на картах и появилось название «Lizard Island» («Остров ящериц»). 

 

 

«…Как я уже говорил, остров лежит почти в 5 лигах от материка, в окружности он около 8 миль и довольно высок, так что его видно на расстоянии 10–12 лиг. Он неровный, скалистый и бесплодный, за исключением северо-западной стороны, где находится несколько песчаных заливов и низменный участок с редкой высокой травой и деревьями, как на материке. Есть в двух местах пресная вода: в небольшом ручейке (правда, она имела солоноватый вкус, но пробовал я ее недалеко от моря) и в стоячем водоеме сразу же за прибрежной песчаной полосой, где вода оказалась очень хорошей. Предполагаю, что еще один такой водоем должен быть недалеко от берега. Из животных мы видели только ящериц, которых здесь, кажется, много, поэтому я назвал остров Лизард. Туземцы с материка, несомненно, посещают его; мы обнаружили развалины нескольких хижин и груды раковин. В 4-5 милях к юго-востоку лежат два других высоких острова; они меньше острова Лизард. Неподалеку расположено еще три более мелких и низких острова, а также несколько мелей или рифов - их особенно много на юго-востоке. От мыса Флаттери к островам и даже к крайней гряде рифов ведет свободный проход; мелкие острова лежат к юго-востоку, а Лизард - к северо-западу от этого прохода…»

 

                                                                  Отрывок из журнала Джеймса Кука

                                                                  «Плавание на "Индеворе" в 1768-1771 гг».

 

 

           Так что первым делом мы направились по маршруту этого знаменитого капитана. Подъем не занял много времени. Высота над уровнем моря была чуть более 350 метров, крутых склонов тоже не было, и весь путь проходил по натоптанной тропинке, примерно такой же, как и у нас, на Ленских столбах.

          Треть пути шли в тени различных деревьев и кустарников, так какое-то время были относительно защищены от палящего солнца.

Плоды хлопкового дерева ( Cochlospermum fraseri)

            К слову, главный минус жизни в Австралии – это избыточное ультрафиолетовое излучение, являющееся первопричиной возникновения рака кожи. По частоте встречаемости меланомы, страна занимает одно из лидирующих мест в мире и для борьбы с ней ежегодно выделяются немалые средства. Даже дошло до того, что к 2015 году запланировано закрытие всех соляриев, излучение в которых даже более опасно, чем естественный ультрафиолет.

            В местных СМИ активно пропагандируют использование защитных кремов и рекомендуют не находиться длительное время на солнце без одежды. Но некоторые наши гиды на вторую часть социальной рекламы, видимо, особо не обращали внимания и зачастую даже днем ходили с голым торсом. При этом в отличие от нас, они совсем не страдали от солнечных ожогов.

           Не обошлось и без встреч с эндемиками Австралии - варанами Гульда, или песчаными варанами ( Varanus gouldii). К сожалению, сфотографировать их не успел. Видели также множество мелких ящериц. Время от времени они шустро перебегали тропинку и скрывались в густой растительности.

             По дороге встретили одного пожилого туриста. Он рассказал, что существует примета, по которой надо обязательно прихватить с собой на вершину камешек и положить его в основании каменной пирамиды. Это должно принести удачу. Мы послушно захватили с собой по булыжнику, хотя и не поняли, о какой пирамиде идет речь, пока не увидели это своими глазами.

            А неподалеку от этого нагромождения валунов стоял указатель направлений и расстояний.

             Также обнаружили небольшой деревянный ящичек, в котором лежала книга отзывов и пожеланий.  Пролистав всю тетрадь, мы не нашли ни одного отзыва от соотечественников, хотя надпись на внутренней стороне крышки сундучка ясно давала понять, что наши уже тут были.

          Алекс от имени всей нашей группы оставил там небольшое сообщение.

        Очередное фото на память.

         Парочка панорамных снимков на скорую руку.

           Мы быстро спустились вниз, чтобы успеть ещё искупаться в лагуне у Южного острова. 

           Вечером за нами прилетел самолет, и мы вернулись на материк, чтобы уже на следующий день отправиться домой.

 

ЭПИЛОГ

            Человеческая природа такова, что некоторые моменты из жизни могут полностью забываться. Оно и понятно -  ежедневно узнавая что-то новое и не имея способностей к забыванию, мы бы просто сошли с ума… Но все же, наиболее сильные впечатления выбить из памяти невозможно. После приезда из Австралии времени прошло немало, но я помню наше путешествие, как будто оно закончилось лишь вчера и не сомневаюсь, что так будет и дальше.

          Автор благодарит своих друзей из «Русской рыбалки» за предоставленную возможность побывать на «затылке мира» и увидеть своими глазами то, о чем он мечтал, будучи совсем еще мальчишкой.

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации
Обратная связь