home
user-header

                        
                        
Вершины Афанасия Осипова
sakhamuseum
Pro аккаунт
2 марта 2019 г., 11:07 3078

 

Афанасий Николаевич Осипов (1928-2017)

 


Ася Габышева

заслуженный деятель искусств РФ и РС (Я), 

действительный член Академии духовности РС(Я)

 

 

Все гармонично было в этом талантливом мастеровитом человеке – художнике,  романтике, эпически-спокойном философе. Ярко и выпукло сконцентрирован в нем национальный якутский характер – неторопливая уверенность, сознание своего достоинства, основательность и человеческая теплота. Все у него получалось ладно, добротно. Алгыс сказать, на хомусе сыграть, олонхо петь и коновязь поставить, а главное, проникнуть в существо жизни и все это воплотить в художественные образы. Он был убедительно красив, таким бывает человек, находящийся в согласии с самим собой и окружающим миром. Весь корнями в родной северной земле, Афанасий Николаевич Осипов самозабвенно любил эту землю и ее удивительные дары, считая высшим ее даром – человека. И, вероятно любовь к человеку давала его многим произведениям жизнь и дыхание во времени. 

 

 

Афанасий Николаевич Осипов (1928-2017)

 

 

1968 год. Первая встреча с художником, мы – выпускники Якутского художественного училища. В дипломной комиссии известный график Афанасий Петрович Мунхалов (конечно, мы испытывали трепет перед ним), но он все же свой, наш преподаватель, а вот мэтр живописи Афанасий Николаевич Осипов... И вот, входит художник, стремительный, легкий, во всем блеске своей собранности, свежести мышления, брови вразлет, как будто он все время чему-то удивляется или восхищается. Вопреки нашим ожиданиям, никакой ужасной критики и разгрома. Афанасий Николаевич во время просмотра работ, справедливо отмечая недоработки и отдельные удачи в дипломах, для каждого нашел добрые пожелания. Затем были напутственные слова наших дорогих преподавателей и заключительное слово художника о том, что мало иметь способности к рисованию, необходимо ставить перед собой творческие задачи, трудиться и вкладывать в это дело всю свою душу, вот тогда, возможно, что-то и получится. Человек широкого кругозора, талантливый в человеческом общении, он на равных общался со студентами. И мы стояли такие счастливые, окружив преподавателей с вещающим Осиповым в центре, и не верилось, что диплом сдан, и мы навсегда покидаем деревянные стены нашего старенького, но бесконечно дорогого училища. 

 

Думается, что только очень сильный духом человек может до преклонных лет сохранять живую отзывчивость на все современное. И он умел радоваться этому современному, не противопоставляя многого из того, что уже стало привычкой, не чувствуя разрыва между двумя, даже тремя поколениями и принимая ход времени со всем тем новым, что оно принесло. «Племя младое, незнакомое» ему также близко, как и друзья прошлого, которых он вспоминал, и среди которых незабвенный Валериан Васильев. Помню, была невольным свидетелем интересного диалога летом 1970 года между двумя художниками на экспозиции западноевропейского искусства. Составляла свою первую экскурсию и вдруг услышала горячий разговор об итальянской живописи. Выглянув, увидела художников Афанасия Осипова (весь в белом как японец, наши так тогда не одевались) и Валериана Васильева (в джинсах – это уж совсем, разве что на обложках опять таки не нашенских журналов!). Молодые, красивые, ни на кого не похожие, светящиеся в музейном полумраке, как небожители. Они свободно рассуждали о колорите, перспективе, поразительной материальной ощутимости в живописи старых мастеров, о подвижности краски, что делает ее духовным фактором, о том, что цвет помогал венецианским художникам воплотить наблюденное ими в жизни единство предметов окружающего мира, что каждый предмет на холсте не просто заполняет и уравновешивает пространство, а  имеет смысловую нагрузку и оттеняет основную задачу… Для меня это был просветленный «момент истины» – прекрасный урок. Я всегда с благодарностью вспоминаю этот летний день, тот интеллектуальный заряд, так счастливо давший мне прозрение и источающие мысль одухотворенные лица художников. В декабре этого же года графика Валерьяна Романовича Васильева не стало…

 

Еще в самом начале своего художнического пути Афанасий Осипов не случайно выбирает драматургическую форму изложения в постижении характеров, интуитивно отставив занимательную повествовательность и социально-идеологическую проблематику первой картины «Изгнание шамана» (1958). Его произведения показывают, как художник, воспитанный в условиях академической школы, с легкостью впитывает в себя то, что было достигнуто предшествующими поколениями и на этой основе создает свой, чрезвычайно самобытный образный мир, быстро достигая творческой зрелости. Во всех тематических картинах живописца присутствует гуманизм, уважение к незаметным героям труда, людям крепким и суровым, типичность которых для наших северных просторов неоспорима («Крик», 1959; «Строительство дома в наслеге Мытах» 1972; «Путник» 1979; «Добытчик» - правая часть триптиха «Золотые жилы Индигирки» 1990; «Разговор о буднях» 1997 и др.). Удивительна целостная завершенность, правдивость образов, и та жизненная диалектичность, заложенная во внутренней структуре произведений. Взыскательный мастер, Афанасий Осипов, подкупает простотой и ясностью мышления. 

 

 

Осипов А.Н. Хозяйка очага (левая часть триптиха «В краю предков»). 1971

 

 

Неутомимый первопроходец, ищущий все живое, настоящее, художник запечатлевает увиденное в многочисленных этюдах. Не только живопись, но и графика – рисунки-штудии, рисунки-размышления – свидетельствуют о профессионализме и образной емкости. Ему от природы дано художническое зрение и та внутренняя совестливость, которая определяет истинный талант. Многоплановость, глубокое философское осмысление коренных вопросов бытия, национальный аспект характеризуют поэтику его произведений, таких как триптихи «Седой Вилюй» (1969), «В краю предков» (1971), картины «Коневоды. Белые ночи» (1975), «Мунха – праздник подледного лова карасей» (1985). В каждом штрихе,  каждом мазке кисти художника – непререкаемая простота и ясность, истинная народность и огромная любовь к Человеку. Мастер славит личность человеческую, побеждающую, покоряющую. 

 

Обращаясь к общественной деятельности Афанасия Осипова, поражаешься его неутомимости. Он участвовал почти в каждом новом начинании Союза художников СССР, РСФСР и Якутии, участвовал широко, как депутат Верховного Совета СССР XI-го созыва, первый якутский действительный член Российской Академии художеств, Президент Академии Духовности РС (Я), не пропускал ни одного случая послужить делу искусства. Как он работал на республиканских, зональных, российских выставках! Как точно выстраивал произведения в общей системе выставки по живописным, декоративным и профессиональным качествам. Конечно, за этим стоял огромный опыт и острый наблюдательный взгляд художника, который на протяжении многих лет возглавлял выставком по региону «Дальний Восток», был членом правления Союза художников СССР, председателем Союза художников Якутии. Как-то на очередном творческом обсуждении выставки молодых, он горячо говорил о том, что путь художника должен быть всегда в гору. Для Афанасия Осипова это не метафора, а линия жизни, обращенная к одной цели – совершенствованию духа и тела – жизни, обогащенной нравственным опытом, богатством духовных радостей, покоем только в действии и не угасающим ни на миг волей и талантом.

 

 

 

Осипов А.Н. Мунха - праздник подледного лова карасей. 1985

 

 

Когда появилась на свет картина  «Мунха – праздник подледного лова карасей» (1985), сразу ярко вспомнилась поездка в 1975 году с группой художников в Харбалахскую картинную галерею Таттинского улуса и подледный лов карасей на обратном пути. Впечатлений на всю оставшуюся жизнь! Яркий, мартовский день, застывший неестественно голубой лед озера, ослепительное солнце, синие тени на весеннем, блистающем рефлексами сугробе и воздух, обогащенный на этом фоне сложными оттенками. Мы с подружкой, молодым художником Зиной Курчатовой буквально пили этот воздух! Помню ощущение глубинной связи с природой и переполнявшего всех присутствующих пьянящего счастья жизни, полного растворения в окружающем просторе и захватившего коллективного действия. Впервые присутствовала на таком воистину народном торжестве! Прорубкой льда занимались местные жители, также ловко со знанием дела орудовали разными приспособлениями Афанасий Николаевич и Элляй Семенович Сивцев, скульптор Максим Максимович Павлов. Приготовление прорубей шло к концу, подошли взглянуть на толщину льда, заглянули внутрь и ахнули… Красотища! Прорубь была глубокой, вырублена ровными, идущими вниз по кругу бороздами, образуя канелюры как в греческих колоннах, и вся светилась небесной бирюзой…. Осипов первым под ободряющие возгласы начал «крутить» лунку и рыба мгновенно ее заполнила. Передав эстафету другим, Афанасий Николаевич запел, созывая всех в круг осуохая. Его слегка глуховатый голос звучал гипнотически, пробуждая в недрах  памяти, что-то дремучее, и ноги сами подчинились ритму танца, который постепенно убыстрялся, а неутомимый Афанасий Николаевич продолжал запевать, круг танцующих ширился, и вот уже эта мощная энергетика сама несла по кругу. 

 

Глубоко народно полотно «Мунха – праздник подледного лова карасей», естественно родившееся из копилки жизненных наблюдений, из самой системы  художнического мышления. Насыщенная многоплановая декоративная живопись, с искусно обыгранными цветовыми отношениями, ритмическими паузами в расположении фигур, атмосфера живой увлеченности происходящим – весь этот своеобразный симфонизм содержит полноту взгляда автора, талантливо воссоздающего поэзию традиционного уклада жизни села, добросердечного обычая, когда все присутствующие, независимо от вложенного труда и «стар и млад» поровну получают улов. Каждый раз, глядя на это произведение, заново постигаешь дух народного праздника, глубокий философский смысл коренных вопросов бытия и этических начал народной жизни, настоянной на глубокой мудрости предков. 

Картины художника всегда, так или иначе, являются отражением его личности. В этом смысле произведения Афанасия Осипова полностью выражают его существо. Осипов умел увлекать за собой, он всегда в центре внимания – личность творческая, пассионарная, ему чужды пессимизм и безучастность ко всему происходящему. При всей сложности своей натуры, он во внешних проявлениях прост и  располагал к себе,  всегда интересен людям, сильный и рассудительный, деятельный и патриотичный, размышляющий и критичный, тесно связанный с  судьбами своего народа. 

 

 

Курчатова Зинаида Капитоновна (1948-1983)

 

 

Он обожал свою молодую жену Зиночку… нашу подругу, однокурсницу по художественному училищу (на курсе нас было 13 человек: три девочки и 10 мальчишек; выпуск 1968 г.). В 1974 г. Зина окончила живописное отделение Дальневосточного художественного института искусств (мастерская академика К.И. Шебеко. Владивосток). Следующий 1975 год был для нее значительным – она в составе всесоюзной молодежной группы «Художники – флоту Севера» едет  в Тикси, возвращается с интересными этюдами, там же ближе знакомится с А.Н. Осиповым, который возглавлял группу. В пейзаже раскрылся ее дар колориста, тяготение к декоративности. Чистота и звучность цвета!.. которые в ее творчестве получили развитие в портретном жанре. С этой поездкой связано не только начало творческой деятельности Зинаиды (уже в 1977 г. – она была принята в члены Союза художников России), но и дальнейшая судьба... Как пылко и страстно, как ярко и стремительно эта любовь, как весна, расцветала на наших глазах. Зина была красивой и одаренной необычайно, она успела за свою короткую жизнь познать сладкие муки творчества и всеобъемлющую любовь. Легкость и изящество, своеобразие ее личности, резко остановленной в полете, особенно ярко предстают предо мной в безжалостном свете ее раннего ухода. На той весенней рыбалке 1975 г. она призналась, что давно влюблена в Афанасия Осипова. Глаза ее сияли, сердце переполняли мечты, чувство нежности, и любовь настоящая, окрыляющая... Как трудно сейчас дотянуться до той девчонки, догнать ее на пути, коснуться ее ускользающей тени – дотянуться до той далекой нашей юности, по которой мы шествовали в простеньких платьицах, с летящими на ветру волосами, уверенные в своем светлом будущем… время для нее давно остановилось, но порой я слышу ее тихие шаги и легкое дыхание ... 

 

 

 

Курчатова Зинаида и Осипова Анна. 1983

 

 

С Зиной я будто бы вновь обрел себя – так, примерно, говорил Афанасий Николаевич, поднимая бокал искрящегося красного вина на новоселье... «Моя жизнь  преисполнилась смыслом и счастьем, любовь – это самое прекрасное чудо, она исцеляет,… у меня перестало болеть сердце! Я полон сил, моя жизнь наполнена красками!». Это было необычное новоселье! Просторная по тем временам квартира, пустые комнаты, мебели еще не было. Все гости сидели по периметру большой комнаты на газетах, расстеленных на полу. Но это нисколько не мешало, наоборот, было по-особенному искренне весело и радостно за их счастливый союз. Осипов говорил Зине, давай не будем покупать мебель, не будем обрастать вещами, смотри, сколько друзей вместила комната, а за столом и диваном их было бы гораздо меньше.  В доме  всегда витал особый творческий дух, строились планы о будущих поездках на этюды, рядом подрастала маленькая дочка Анечка, очень серьезный не шумливый ребенок. Афанасия и Зину объединяла идея поиска красоты и гармонии, любовь c ее зовущими глубинами и настоящая добрая дружба мэтра и его музы.  Конечно, эта любовь щекотала чопорную благопристойность многих. Но они, были выше пересудов, много ездили, чтобы напитаться новой энергией и почерпнуть нового вдохновения. Впечатления от поездок у обоих – такие красочные и живые: потом они станут почвой, на которой взрастут художественные образы… Он, воплощенное великодушие, умел осветить собой любую компанию, она его любящая женщина, верная подруга, талантливый художник и нежная заботливая мать. Как давно это было… Но эта прекрасная пара, как фата-моргана, сотканная из светящегося эфира, всплывает в моей памяти. Любовь была сокрушена в одну ясную августовскую ночь …, Зины не стало. 

 

 

Курчатова З.К. Спешат к стаду. 1983

 

 

Потом была другая жизнь, новая любовь, новая семья и дети. Но всё же навсегда останется в художнике этот неизгладимый образ его Женщины, его музы.  И эта боль была далеко спрятана в потаенных уголках его души (пусть простит меня семья Осиповых, но я не могла не вспомнить о своей незабвенной подруге, Зиночке). Прошли годы, время умеет убаюкивать сердце сладостью страдания. Но в короткие, неофициально редкие встречи, когда художник заходил в музей на чашку чая и потаенно выкурить одну сигаретку, он говорил о Зине и слезы катились по лицу… да! Афанасий Осипов любил, страдал – думается,  все это он преобразил в энергичный импульс всей своей жизни, творческое вдохновение, воплощенное в масштабах северной природы. Постоянными персонажами его живописи станут горы, вздымающиеся вершины властные и эротичные, в них он приобщался к началам всего сущего; через них он дал нам прочувствовать то, что так притягивает и чарует его самого. Там, она всегда рядом… – как то сказал художник, забежав на минутку. Теперь они упокоены под мириадами звезд в вечности, несущей умиротворение… Плод этой удивительной любви, дочь Анечка, поэтичный думающий утонченный художник, сильная индивидуальность, соединившая в себе талант и красоту отца и матери. У нее другой, свой блистательный путь…

 

 

Осипова Анна Афанасьевна 

 

 

 

Зная художника много лет, всегда с интересом ждала встреч с его новыми произведениями. Восхищалась неутомимой и деятельной натурой художника. Афанасий Николаевич поспевал всюду: его можно было повидать за день на открытиях нескольких художественных выставок, вечером на премьере в Саха театре, а на следующий день может спешно позвонить и сообщить, что до обеда у него открывается выставка последних работ, а после обеда  уже летит на этюды в горы. «Погода сейчас там прекрасная! Писать и писать, поднимусь в горы, кругом дали, дышится легко. Один на один с природой, небо – бездонная чаша! Душа очищается, уходит все наносное, пишется легко». Горы звали ежегодно, и неутомимый дух творца поднимал его на дорогу высших познаний. Легко и с радостью шел художник к своим вершинам. Эта удивительная духовная связь человека и гор происходила почти на генном уровне. Заполярье, Алтай, Гималаи, Альпы… В его интерпретации это емкая, многозначная концепция. Горы необыкновенно суровые и мужественные, пессимистичные и мрачные, трагические и прекрасные, в то же время с удивительно оптимистичной аурой и потаенной фантастической силой энергетического заряда – это духоподъемный пейзаж о внутреннем скрытом жизненном ресурсе человека. В его музыке гор ощущение механики мира, смещение каких-то тектонических подвижек земли, свист вселенских ветров, словно художник управляет природными стихиями. Он полновластно вторгается в общий космический хор, творя свой суровый художественный миф, свою великолепную музыку красок, и вероятно, в этом была суть его национального характера. 

 

 

Осипов А.Н. В ауре космоса. 2001

 

 

В картине «В ауре космоса» (2001) – пластика якутской земли, ее своенравный характер, пространство холста, заполненное силовыми линиями излучения. Пейзаж предстает как живое воплощение душевных волнений, проникновенных авторских интонаций, в нем запечатлелся острый диалог художника с вершинами гор и грандиозностью мироздания. Космичность и эпичность, затронутых художником проблем очевидна. Вторгаться, творить, изменять, эта его активная творческая жизненная позиция воплощается в светоносной живописи и целостном восприятии действительности.

 

Человек проникновенного душевного тепла, Афанасий Николаевич был всегда сердечен и всегда благожелателен, но непримирим ко всему тому, что создано не путем самоотверженного, неутомимого труда, без «святого беспокойства» о настоящем искусстве. И любил он жизнь как-то по-эллински, со всем торжеством ее утверждения. Сам внешний облик художника был чрезвычайно пластичен. Стройный, всегда строго подобранный, с красиво посаженной головой, казалось, он не несет на своих плечах возраста: так легка была его походка. Слушая его страстные речи об искусстве, людях культуры и старых мастерах, о критериях профессионального мастерства, нравственных, этических и духовных проблемах жизни, судьбах народа и преемственности поколений невольно думалось, что он избранный, «ведущий», яркий представитель народа саха. О таких говорят «соль земли», «цвет нации». 

 

 

 

 

 

 

 

 

               

Избранное
  • 2 марта 2019 г., 13:50
    viktev   Пожаловаться

    Спасибо за замечательный пост. Интересные красивые люди, прекрасные картины, и написано так задушевно, с любовью

Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации
Обратная связь