home
user-header

                        
                        
Художница Танья Коистинен: «Для меня свободная река сама по себе является большой ценностью»
sakhamuseum
Pro аккаунт
13 октября 2021 г., 16:51 2489

 


 

 

Национальный художественный музей РС (Я) при поддержке Гёте Института участвует в проекте «The Right to be cold» («Право быть холодным»), посвященном знаниям коренных народов, проблемам экологии и культурным аспектам проживания в районах Севера.

 

В рамках проекта, представляющего собой цепочку арт-резиденций в циркумполярном регионе, в Якутске пребывает финно-лапландская художница Танья Коистинен. В сегодняшнем выпуске «Прямой речи» в формате интервью Танья поделилась размышлениями о реке, вопросе идентичности, схожестях якутского и лапландского искусства.

 

 

 

 

– Добрый день Танья! Не могли бы Вы немного рассказать о себе?

 

– Привет! Меня зовут Танья, мне 37 лет. Я художница и человек из Лапландии. Мне нравятся пешие прогулки, катание на сноуборде, подледная рыбалка и наблюдение за огнем камина дома.

 

– Чем для Вас является искусство и как бы Вы определили слово «художник»?

 

– Для меня искусство – это язык общения с окружающим миром. Это также медитативный процесс для понимания мира и самого себя. Художник является человеком, который использует язык искусства для тех целей, которыми он считает наиболее ценным поделиться с другими людьми.

 

– Расскажите, пожалуйста, о своей художественной практике.

 

– С одной стороны, я социальный человек и мне нравится работать с сообществами – для меня искусство социального взаимодействия является своего рода формой исследования. С другой стороны, я интроверт и чувствительный человек, отшельник: чтобы обработать все, что я вижу и слышу, мне также важно работать в одиночестве, наедине с собой. Я «рисую» то, что вижу. Я привыкла не нуждаться в большем, чем том, что у меня есть, и я теряюсь, если появляется слишком много возможностей. Это проявляется в моем искусстве в выборе материалов для работы и некой простоте поднимаемых тем.

 

 

 

 

 

– Откуда Вы родом и влияет ли это каким-либо образом на Вашу художественную практику?

 

– Я из Лапландии. Досадно, что в наши дни само название «Лапландия» сильно перекликается с массовым туризмом и пробуждает в сознании людей глобального мира множество стереотипов. Когда человек жил во многих городах по всей Финляндии, в некотором смысле он не укорененный, но обычно я говорю, что мой родной город – Рованиеми, а корни происходят из восточной Инари. Все эти места имеют непосредственное отношение ко мне и моей практике, к тому, как я вижу мир и какой диалог я веду с миром с помощью искусства.

 

– С какими культурами Вы себя идентифицируете?

 

– Я идентифицирую себя с лапландской культурой с частицей инари-саамской и меанской* культур. Также как городской человек, который любит спокойно пить свой капучино.

 

– Не могли бы Вы рассказать, пожалуйста, как оказались в Якутске?

 

– Услышала от друзей о том, что Гёте Институт приглашает художников и исследователей участвовать в проекте  «The Right to be cold» («Право быть холодным»). Я подала заявку на опен-колл и была отобрана для участия в программе культурного обмена с Якутией. Так получилось, что в прошлом году я загадала желание, что когда-нибудь хочу поехать в Республику Саха на арт-резиденцию – нужно быть осторожным в своих желаниях, они могут сбыться (Смеется).

 

– Можете ли Вы немного рассказать о проекте «Право быть холодным»?

 

– В этом проекте обсуждаются темы, касающиеся изменения климата, прав человека, арктической культуры и знаний коренных народов. Будучи арктическим человеком с индигенным происхождением, но также и современным человеком – результатом ассимиляции, эти темы близки моему сердцу.

 

– Поделитесь, пожалуйста, своим отношением к поднимаемым темам экологии, знаний коренных народов.

 

– Мне интересно, как жить с традиционным или даже современным образом жизни в условиях, которые так быстро меняются. Есть множество вопросов, о которых я часто задумываюсь: Соединяются ли с природой люди нашего времени или нет? Что происходит с нами – теми, кто живет в этих районах Севера, где изменение климата сказывается сильнее всего? Какие возрастающие угрозы существуют для человечества под тающим льдом? Как мы можем адаптироваться или что мы можем сделать, чтобы изменить направление? Будет ли в будущем чистая вода?

С точки зрения коренных общин, я в некотором роде аутсайдер, особенно для высказывания в этой области. Для меня это также процесс переучивания ценностей предков. Я размышляла о том, как можно ответить на эти вопросы чувствительно, с полным уважением к местным жителям и локальным контекстам.

 

 

 

 

 

– Над чем Вы работаете в Якутске?

 

– Заглавной темой моего пребывания здесь стала река, в частности река Лена. Река – один из важнейших источников пресной воды в мире, ее экосистемы представляют ценность, например, для всего птичьего сообщества земли. Для меня свободная река является ценностью уже самой по себе. Я хотела обсудить с местными жителями, какую связь они разделяют с рекой, поднять вопрос о реке в целом. К этой теме я обратилась с разных углов: с помощью дискуссий, наблюдений, художественных воркшопов и самостоятельного творческого процесса.

 

– Как проходят все эти социокультурные и художественные процессы?

 

– Весь опыт пребывания здесь был действительно глубоким и ценным для меня. Я думаю, все идет хорошо. Было много изменений и ограничений из соображений безопасности ввиду эпидемиологических мер, но я прыгнула в поток и с большим интересом плыву по течению.

 

– Находясь здесь уже третью неделю, что бы Вы могли сказать об этом месте?

 

– Весь период резидентуры я пробыла в Якутске. Я вижу урбанистический и индигенный город. Я впечатлена тем, как люди с уважением относятся к уличным собакам, и как люди, которых я встречала, все еще остаются людьми природы, даже если бы они прожили здесь всю свою жизнь. Якутск – действительно яркое, творческое и очаровательное место.

 

– На Ваш взгляд, существуют ли схожести между Лапландией и Якутией?

 

– Есть много общего: деревья, растительные существа и животные в северной Якутии. Якутск очень похож на мой родной город Рованиеми, но больше. В обеих областях, Лапландии и Якутии, люди имеют сильное чувство принадлежности к месту.

 

– Вы посвятили некоторое время на знакомство с локальным искусством.

 

– Да, было очень интересно узнать об искусстве Якутии. Я обнаружила некоторые пересечения с искусством моей родной области, что видно, например, в народных художественных промыслах и декоративно-прикладном искусстве. Например, на картине «Древний якутский танец» Михаила Носова я заметила роговую шапку – такой головной убор, по форме напоминающий рог оленя, раньше надевали в Сапми. Вопрос исчезновения роговой шапки исследовала, обнаружила и вернула саамская художница Оути Пиески. Я восхищаюсь традиционными ремеслами и выбором материалов, которые используют мастерицы – из этих наблюдений я начала создавать инсталляцию о движении воды. Важно также отметить, что меня поразила графика Якутии и художественный опыт, связанный с резьбой. Методы графики глубоко укоренены в якутской культуре и во время своего пребывания здесь мне хотелось улучшить и расширить свои навыки в этой области.

 

 

 

 

 

– Что Вы можете сказать об искусстве Якутии?

 

На мой взгляд, искусство в Якутии имеет два разных крыла. Первое – реалистическое и делящееся традиционным культурным ландшафтом. Второе – современное крыло с уличным искусством, панком и абстрактными способами самовыражения. У обоих есть что-то общее: свобода творчества, присутствие сильной якутской идентичности и желание людей представить себя такими, какие они есть, а не исходя из предположений, которые приходят извне.

 

– Что на счет искусства Лапландии?

 

– В лапландском искусстве часто поднимаются вопросы, связанные с природой, самобытностью и культурным ландшафтом. Существует также много способов выражений и мироощущений – столько же, сколько художников в Лапландии.

 

– Не могли бы Вы подробнее рассказать о Вашем творческом процессе?

 

– Художественный процесс чаще всего начинается с наблюдений, которые я вижу и слышу вокруг. Затем много размышляю и, наконец, когда близится «дедлайн», приступаю к практическому освоению идей. В конце всего этого процесса я работаю день и ночь. На самом деле все зависит от проекта. Порой меня приглашают сотрудничать в области коллаборации искусства и науки, а также в смежных проектах, связанных с университетами, у которых всегда есть временные рамки, так что это не совсем «свободный художественный труд». Мне это тоже нравится, и тогда я работаю над достижением целей, не отходя от своих ценностей.

 

– С какими выразительными средствами Вы предпочитаете работать и какие характеристики делают их особенными * важными * интересными для Вас?

 

– Мой подход мультидисциплинарный. Живопись и рисунок являются для меня формой медитативного размышления, а так называемый «смысл» моего искусства заключается в самом материале и методах работы, полностью согласуясь с темой или проектом, над которым я работаю. Если это экологическое искусство, использую только материалы, которые не наносят вреда окружающей среде. Если проект в поле искусства социального взаимодействия, я стараюсь донести голоса людей и сообществ, быть более чувствительной и выражать все это через искусство. С одной стороны, мне нравится работать в каких-то определенных рамках – на мой взгляд это способствует повышению творческого потенциала. С другой стороны, одиночество и независимость тоже важны. Я думаю, все это органично сочетается в моей личности.

 

 

 

 

 

– Кто и что Вас вдохновляет?

 

– Меня вдохновляют другие женщины, добрые и мудрые люди, искренность животных, лес и все его жители.

 

– Какие темы близки Вам как человеку и художнику?

 

– Мне близки обычные вещи. В своей практике я часто обращаюсь к изображению того, на что мы могли забыть взглянуть – это могут быть камни, стаканы с водой или стул. Внутри своего сознания я также переживаю и пытаюсь подступиться к осмыслению более глубоких явлений, таких как проблемы идентичности, проблемы природы и прав человека. Также мне важно обращаться к ценностям самой природы, что все и вся ценно. Для меня само занятие искусством является самым важным и я доверяю этому процессу. Например, часто выбираю цвета интуитивно. Бывает еще, что иногда мне нужно направление от мудрых людей или духов природы.

 

 

* Меан (на фин. яз. Meän) – культура и язык пограничной долины Торнио на финской и шведской сторонах в Лапландии.

 

 

 

Итоговая выставка арт-резиденции состоится в Доме художника. Следите за новостями в официальных интернет-представительствах НХМ РС (Я).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации
Обратная связь