home
user-header
17. Арчи. Митрич
28 сентября 2018 г., 22:18 412

Его звали Митрич. Причем уже со школы. Одноклассник Арчи, переехавший из Сайсар в маленький городок под Питер. Русский, крепко скрепленный, жилистый мужик. Не по возрасту потерявший часть волос, с прической а-ля вождь пролетариата, от чего с постоянным прикрытием в виде кепки. Было ощущение, что он в ней спит. Арчи и Митрич встретились в доме его деда, маленьком 5х5, с печкой и кроватью.

- а помнишь, как мы сордония поймали, килограмм на 15! Здесь такие крокодилы не водятся, наверное и не водились, - Митрич часто с нежной тоской вспоминал жизнь в Якутии, - условия были ужасные, а люди прекрасные.

- а что ж уехал? - подкалывал Арчи.

- К русским хотелось. Думал, что здесь среди своего народа заживу. А вишь, как обернулось. Боженька забрал мою Анюту. А она же не хотела переезжать, вся родня с Еланки была против, а я уговорил. Дебил.

Митрич посмотрел на общую кровать и тихонько заплакал. Как-то неуклюже, стыдливо отворачивая лицо, но быстро собрался, смахнул слёзы кепкой и вздрогнул.

- С другой стороны, здесь, когда я одеваю косоворотку, вышитую моей бабушкой, я меняюсь. Не новодел сегодняшний из современных материалов, а грубую ткань, неизнашиваемую, подвязываюсь как мои деды веревочкой, одеваю хромовые сапоги на скрипучем ходу, падаю в стог сена и смотрю на глубокое синее небо. И обязательно спеваю какую-нибудь степную раздольную песню. Хожу в клуб, пою в хоре, - вот это новости от сайсарского пацана, - хорошо бы предварительно махнуть стакан самогонки, - Митрич привычно занюхал рукавом и начал растапливать печку, - У моего деда в Псковской области была банька по чёрному, знаешь, когда нет трубы, в четырёхстенке растапливают берёзовые поленья, камни разогреваются, потом в окна вставляют слюдяные стекла и закрывают двери. Отец называл её "орбитальная космическая станция". Видимо потому, что дверь закрывалась на достаточно большой период времени, ну и конечно там они отделялись от всех земных забот и улетали в космос. Вместо половых досок лежали жерди, на полках тоже. Досок не было тогда еще. Температура вроде не высокая, градусов 65-70°С, но влажный пар горяч и в то же время нежен и заботлив, не то что эта финская душегубка. Как правило, хозяин начинает тебя парить дубовыми вениками. Он их заранее замочил в холодной воде, а потом переложил в кипяточек, они стали гибкими и податливыми. Распаривают тебя медленно, вначале одними взмахами, нагоняют температуру. Ты в войлочной катаной шапке, на которой кто-то красной ниткой неумело вышил "в бане генералов нет", а он есть и генерал этот - ты, лежащий на полке. Думаю, ни одного генерала так не обхаживают на службе, как того кого парят. Тебя переворачивают с живота на спину, машут вениками, как опахалом. Один свежезапаренный веник кладут тебе на лицо и ты дышишь этим чудодейственным оздоровительным ароматом. Твои почки и печень растапливают всю отраву, что ты ел и пил. Она ручьями вытекает из твоего бренного тела. Постепенно веник касается тебя, не сильно, но пар проникает в тебя сквозь жировую прослойку, через твои поры. Поверхностная часть организма нагревается, а внутренности скукоживаются и ждут. Парильщик с длинного ковшика добавляет пара. Он шипит на камнях и акустически воздействует на тебя. Ты просто лежишь. Твоё тело словно пластилин начинает таять и растекаться по полкам. Тебе стыдно, но ты ничего поделать не можешь. Запах веников. Просыпается дух бани. Обычно в бане по чёрному очень своеобразная смесь запахов дыма, веника, трав. Тебя наполняет чистое и незапятнанное здоровье, как сосуд, всё плохое и нездоровое вытекает из тебя. Надо выйти и отдышаться. Попить чай с малиной. Второй заход. Парильщик радуется экзекуции, обычно они слегка садисты. Его улыбка до ушей слегка напрягает, но хороший парильщик, тем хорош, что он чувствует тебя и никогда не переборщит. Второй заход плотный. Тебя парят по полной. Экзекутор начинает петь "Прощай, от всех вокзалов поезда, уходят в дальние края" , - и сам себе подпевает, - "прощай, прощаааа-ай". Начиная с пяток лёгкие удары веников поднимаются до головы. Организм закипает. Капельки пота увеличиваясь превращаются в лужицы, образуя овраги в твоём пластилиновом теле. Парильщик увеличивает амплитуду захвата воздуха, удар богатеет жаром и хлестко ложится на твоё тело. Его насквозь прожигает солнечный горячий ветер, - Митрич методично водил ножом по полену, заготавливая щепу для растопки, - Никогда нельзя скрывать своих эмоций в бане! Особенно в бане! Ты должен выказывать голосом ли, движениями ли своё состояние. У меня есть друг, который при парении выдаёт горловой низкий тон, переходящий в хихикание. Вот от такого парильщик получает двойное эстетическое наслаждение. Это как ублажать бабу и слышать ответную реакцию. Понимаешь? - взгляд через плечо и брови знаком вопроса, - Ты выходишь и ложишься на плетёные тканевые коврики. Смотришь на шифер подсобки, а он начинает бежать словно шпалы, уходящего поезда. Твой поезд удовольствия набирает обороты. Закрываешь глаза и душа твоя отделяется от тела. Некоторое время ты в нирване. "Выход в открытый космос!" - затуманенные глаза деда вглядываются в тебя. Он улыбается и показывает кривой большой палец руки. Если сейчас тебя тронуть, можно не услышать ответа. И только:

- О-о-ой, Божечки, О-о-ой, Божечки, - произносят благодарность твои уста.

А потом обязательно, тебе жёсткой вехоткой надо натереть спину. Спину, лопатки, шею, верх жопы. Вынь да положь, а эту процедуру не упускай. Но это должен сделать твой друг. Жену учи не учи, никогда не сможет грамотно помыть спину, будет елозить туда сюда без толку.

- А баню-то топить будешь? - Арчи уже представлял себя распаренным генералом.

- Нет, давай в следующий раз.

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться
с помощью аккаунта в соц.сети
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации
Обратная связь