home
user-header
16. Арчи. Лиза
10 октября 2018 г., 08:55 403

Осень в Якутске обозначает свой приход с заморозка - преждевременного, хлёсткого и беспощадного. В августе. Иногда со снегом и температурой до -5-7°С. Он подползает по низу и переламывает позвоночник цветам и травинкам. Они теряют свою зелень, выдыхают жизненные ресурсы, накреняются и чернеют. Осенние туманы это души умирающих растений. Они напоследок отдают свое тепло мирозданию и растворяются в воздухе. А в этих туманах зарождается "бабье лето" - солнечное, теплое, безкомариное межсезонье. Торжество деревьев над травами - "не обращали на нас внимание, а мы есть!" Листва берёз становится ярко желтой, боярышник краснеет, малина вопреки всему остаётся зеленой. Сбор дачного урожая. В это время Арчи всегда вспоминает о Лизке-Лизавете своей двоюродной или троюродной сестрёнке. Лиза старше его на год. 

В детстве, когда Арчи был маленький, семья Моисея Петровича часто приходила в гости в дом на проспекте. Высокие потолки. Окна с человеческий рост. Широкие подоконники, на которых можно посидеть, наблюдая людское копошение у близ стоящего магазина, утреннего дворника, прячущего мусор под высокое крыльцо. Просторные комнаты. Паркет ёлочкой. Поражали двухстворчатые двери, "как в кино" и газовая печка с духовым шкафом на кухне. Поход назывался "помыться в ванне". Чугунная ванна с человеческий рост и горячая вода из под крана - не достижимая мечта сайсарских аборигенов. Можно было скрытно от хозяев напустить шампуня, наполнить ванну пеной и безостановочно нырять и выныривать, играя в подводников Кусто.  И конечно, много-много пластинок. Разных-разных направлений. Это завораживающее действо: поднять прозрачную откидную крышку, сдувая пылинки, обязательно попереварачивать пластинку в руках, нежно уложить её на тяжелый прорезиненный диск, запустить вращение и включить микролифт. Это удивительно мягкое снижение иголки завораживало. Словно всё вокруг замедлялось в ожидании чуда. И оно приходило. Накрывало. Немного скрежетания и из колонок открывался Мир. В детстве Ланчик и Лизка слушали завораживающий Голос сказочника, подростками привезённые издалека ритмы зарубежной эстрады. Одно время, школьник Арчи приходил снимать обложки с "пластов" на отцовский "Зенит", потом распечатывал и продавал в школе, как плакаты. Особым успехом пользовались экстравагантные "Kiss". У Лизиных родителей в зале стояла "стенка" - мечта мамы, не якутской фабрики "Сардаана", а привозная. Кресла и диваны были обтянуты кожей и имели высокие спинки, что казалось непонятным. Венские стулья были прикрыты белыми вязанными салфетками. Арчи всегда хотелось вскрыть хоть один стульчик, чтобы прочувствовать ощущения Остапа Бендера. Они играли в карты - баарыс на щелбаны и в девятку на копейки.

Кроме мамы, лишь Лиза писала письма в иркутскую колонию. Они были такими мясистыми, конверт прямо распирало от информации. Лиза писала, как поступила в МГУ, как жила в общаге с девочками, о московской моде, о популярных исполнителях - это был отчет о проведённых днях, неделях, месяцах. А самое главное, она откровенно писала о своих симпатиях и влюбленностях. Арчи читал и перечитывал эти пухлые письма с гражданки и впитывал такую недоступную и непознанную студенческую жизнь, как-то даже гордился своей сестрёнкой. Этот красивый женский почерк с резкими глубокими "р" и выпирающие "в", не на тетрадных листах,, а на белых А4, надушенные французским парфюмом и духом столицы, описывающие многоэтажки с десятками подъездов, теплую бесснежную зиму и интернациональную гвардию поклонников Лизы. Болгарин, еврей, русский, татарин, кореец. Это нельзя было назвать беспорядочной половой жизнью, Арчи это воспринимал, как глоток свободы, как освобождение, что для человека находящегося в заточении было очень важно. А Лизка, что Лизка? Она "оттачивала практику с носителеми языка".

Вот и сейчас, он пришёл в ту же квартиру. Елизавета обрадовалась и накрыла на стол. Стол в этом доме всегда ломился от яств. Картошечка, фирменный борщ, квашенная капустка, острая корейская морковка, о которой в Корее ничего не знают, грибочки маринованные, обожаемый Арчи свекольный салат с грецкими орехами, изюмом и чесноком. И всё это произрастало у них на даче. В том числе, предложенная черёмуховая настоечка - темно-бурого цвета, мягонькая, пилась, как сок, а под разговор тет-а-тет, как душевная смазка. Весь осенний ассортимент Якутска на одном столе.

- Лизка, везде ем свёклу и только у вас она такая сладкая

- мама её солёной водой поливает

- не знал, - век живи, век учись, - как жизнь, сестричка?

- дом-работа-дом, - улыбнулась Лиза, - родители провели на дачу газ и теперь обитают там, я здесь кукую.

- создают тебе условия для выхода замуж? Замануха?

- не теряют надежды, - хохот заполнил высокие потолки.

- ты же умная, вполне симпатичная женщина с хорошей зарплатой и шикарной квартирой в центре?

- как оказалось, это недостаток, мужичок пошел мелкий плегавый, ему нужно накрывать бабу с ног до головы, она не может быть умнее, успешнее, богаче. Ты сам знаешь, я молчать не могу, - и опять "разрази меня гром" смех саксофоном вначале взял верхнюю ноту, а потом на выдохе ступенчато сполз вниз, - и мало кто со мной может просто побеседовать, поддержать беседу. Плюс к тому же все мои подружки русские и общение происходит только по-русски, хотя как ты знаешь, я могу и по инглиш, и по идиш, и "Заген зи мир биттэ", но здесь таких нету, здесь только "Кыысчааан, ааккын эт эрэ", а я не знаю, не умею, не понимаю. И не хочу, честно говоря. Я счастлива без этого языка. Мне комфортно в моем состоянии, мне не комфортно среди своих сородичей. Да, я якутка, но городская якутка. Я родилась в Якутске, всё моё окружение всегда было русскоговорящим. Не говорю, что русским, потому что были разные народы. И тут вдруг мой город резко становится сахаязычным. Меня не было 5 лет, приехала и тут такие перемены! Как быть? Как жить? Я могу разговаривать со всем миром, а дома только молчать и вникать? Не согласна! Я говорю, вы меня понимаете, разве это не главное в общении? Или так, говорите как хотите, меня только не трогайте! Почему меня все подряд должны стыдить, чмырить, учить, на каком языке мне говорить! Вера, язык, любовь сугубо интимные вещи! Человек определяет сам для себя в кого верить, как говорить и кого любить! Учите своих детей и внуков! Посмотрим, на каком языке они у вас заговорят! И ведь эти люди настолько яростны и глупы, что мне кажется, мы готовы к войне.

- почему?

- потому что войны происходят тогда, когда критическая масса яростных и глупых перетягивает умных и спокойных.

- но ведь они всего лишь хотят чтобы ты говорила на языке наших предков? - как-будто парировал Арчи.

- да, кстати, моя бабушка, когда приезжала к нам зимовать, разговаривала со мной только по-якутски. Но от этого мне казалось, что она меня не любит, потому что я многое не понимала и честно говоря ревновала к тем внукам, которые жили с ней в деревне. Они понимали друг друга и они были реальным продолжением друг друга, как и должно быть в семье, а мы в цепочку никак не протискивались, мы были выкинуты или находились в стороне. И не сказать, что я её не любила, любила даже очень, расшитые ею якутские рукавички, я до сих пор храню. Покурим?

- я бросил, - соврал Арчи

- травку?

- нет, травку не курю, мне и водки хватает.

- а я покурю, иногда так хочется. Причем хочется чаще, а нету - на "нету" был выведен акцент.

Арчи не мог признаться, что вся эта зараза распространяется и с его помощью. Как-то стало душно и противно, он стал задыхаться, чья-то рука стала сдавливать его лёгкие словно использованный надувной матрац, он не мог вдохнуть воздуха, сказал "извини, человек подъехал, сейчас вернусь", выскочил в подъезд, бегом по лестнице, на улицу. Маленький двор. Подростки оккупировали детскую площадку и пили пиво из коричневых полуторолитровых бутылок.. Нет ничего прекраснее, чем вдохнуть чистый воздух, когда это тебе надо.

- я же не дура, Ланчик, - Лиза называла его детским именем и от этого получала удовольствие, - наше министерство готовит предложение по мосту через Лену, думая что федералы выделят копейку. Я им говорю: "Кому он нужен в России? Зачем? Думаете, они будут строить для якутов, чтобы им легче жить было?" Брат, некоторые там за Уралом уверены, что Якутия это заграница! Зачем им мост? Надо найти кому это надо больше! Например, китайцам! Мы от Китая два километра а до Москвы двадцать! Пусть построят железку через нас в Америку! Пусть возят свои баулы поездом, но через нас! А мы им тут будем "Сахалыы билэҕин дуо?", - и опять саксофон сверху вниз, сверху вниз.

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации
Обратная связь