home
user-header
Кэлэҕэй (Заика)
4 марта 2019 г., 09:05 193

Поздним февральским вечером Кэлэҕэй вглядывался в глубину бездонного неба. Оно было неисчерпаемо усыпано звёздами.
- П-п-п-похоже, у Быка от-от-отвалился второй рог, потеплеет, - скороговоркой закончил длинную фразу. Удивился - даже наедине с собой заикание не отпускает, сидит в подсознании.
В детстве отец научил сына различать на небосклоне созвездие Тельца. По нему ориентировались древние саха о приближении весны. "Погасала" одна звезда - "отваливался один рог", потом вторая - "второй рог", а потом и третья - "слетала с плеч долой голова". Теплый воздух преломлял пространство или шар земли проворачивался определенным образом и звёзды предсказывали признак скорого потепления. Свет побеждал тьму и с каждым днём отвоёвывал всё большую территорию. День удлинялся. Тёплый пушистый снег повторно укрывал землю белым покрывалом. Берёзки у края алааса сбросили зимнюю красоту из инея. Ветер разбудил дремлющую птичью стаю. Бледно-голубое небо стало глубоко синим. В дневном воздухе появлялась неуловимая влажность. Белое мутное солнце веселело и обретало теплую улыбку. 
Кэлэҕэй оглянул приготовленные для продажи болгуо (крицу). Она была разделена на кучи для разнокалиберных кузнецов. Запас угля постепенно истощался. Мастер знал, что на сосновых углях железо получается чище,  звонче, ярче, в отличии от лиственничных. Но сосновые угли выгорают, как порох. Отец рассказывал, что пробовал использовать березовые угли и хотя они плотнее и горят дольше, железо выходит тусклое, вялое и не выразительное. Надо будет летом побольше заготовить соснового угля. Хорошо, что есть сыновья. Сыновья в семье - первые помощники. Также, как и когда-то сам Кэлэҕэй, они потихоньку приобщаются к семейному делу. Делу, которое передается от отца к сыну уже пять поколений. Знания, которые держатся в секрете даже от близких родственников. 
Кэлэҕэй собирал руду и обогащал ее до крицы. Камни выбирались с ржавым оттенком у обнажившегося берега. По обыкновению это бурый и красный железняки. Этот берег нашёл прадед, но не ожидал, что будет столько много металла. Они выбирали руду в течении пяти семи лет и двигались дальше. А тут кормилось уже третье поколение семьи. 
Кэлэҕэй зашел в балаган, оглянул спящих сыновей, дремлющую за столом жену, подложил дров в камелёк и лёг спать.
Усталого человека сон поглотил мгновенно. 
Тёмная закопчённая землянка, тлеют угли камелька, в углу на трехножном столе колышется пламя от лучины. Кэлэҕэй с двумя сыновьями в три руки куют железо. По глиняному полу видны движения сизого дыма. Перебегает из угла в угол. Иногда можно увидеть два горящих огонька глаз. Это предвестник появления покровителя кузнецов Кудай Бахсы, выгнанного богами Айыы из верхнего мира в нижний. Звук кыстык-наковальни усиливается, мерные удары молотов отстукивают время. На наковальне не металл, а жизнь человеческая. Как они сейчас постараются, так и будут жить люди. Сизый дым усиливается и цедит силу из под земли. Глиняный пол нагревается и растрескивается. Нижний мир пытается прорваться в мир людей. Дым сгущаясь образует сгусток, напоминающий чёрного ворона с моргающим глазом, заглядывающего в горнило кузни, а потом перерождается в самого Великого Мастера Кудай Бахсы! Жар кузни сменяется холодом страха. Кэлэҕэй старается смотреть только перед собой и так не вовремя у него начинает крутить живот. Великий Мастер заходит за спины мальчиков, неимоверно большие мозолистые ладони гладят чёрные юношеские волосы. Оглядывает инструменты и изделия кузни. Кладет руки на плечи молодым кузнецам. Капли пота застилают глаза. Стены кузни сотрясаются от грома. Крупные капли предваряют тёплый летний дождь.
Этот сон повторяется раз от разу и Кэлэҕэй уверен, что это предзнаменование - дети из сборщиков камней и варильщиков крицы перерастут в кузнецов. Это подгоняет отца семейства к своему ремеслу. Он собирается и спешит к речке.
На берегу видны навалы шлака, называемого в народе тимир саа5а. Здесь семья Кэлэҕэй добывает из руды крицу. В стороне от людских глаз, из камней строится плавильная печь высотой с жеребёнка. Основание и внутренняя часть печи обкладывается пережжёной огнеупорной глиной. Снизу из глины же изготавливается сорҕо-поддувало, к которому крепятся меха, сделанные из кожи, снятой чулком с кобыльего зада. Необходимо было сделать так, чтобы поддувало выходило ровно посередине печи, чтобы шихта не растекалась по стенке. Далее печь обжигается. Обжиг аккуратный, постепенный. И только затем Кэлэҕэй укладывает в сыродутную печь послойно древесный уголь и размолотую руду. Печь нагревается от рассвета до заката. Необходимо поддерживать жар печи на заданном уровне. Сыновья попеременно качают тяжелые меха. Руда плавится и превращается в пористую болгуо (крицу). Настроение поднимается и состояние металла передаётся человеку. Ярко красная лава щекочет нервы, внутри начинает всё бурлить. Пузырьки радости передаются присутствующим. Острый глаз Кэлэ5эя различает в крице металлический блеск. Кто-то начинает прыгать, кто-то бегать, а Кэлэҕэй начинает петь. Заикание чудесным образом пропадает. Слова льются складно и бесконечно. Кэлэ5эй размашисто поднимает деревянную колотушку над головой и с силой бьёт о крицу, откалывая нагар и шлак пылающего металла. Он уже видит, как принесёт крицу в кузню к Хатат Уусу, как кузнец разделит её на разные фракции, как из под его молота выкуются топоры, пешни, копья, пальмы. Из простого металла появится домашняя утварь, а из лучшего железа выкуется звонкий язычок хомуса. 
Кэлэ5эй грезит о том, чтобы сыновья стали кузнецами, людьми за которыми стоит народ. А они высшая каста людей саха.
Шёл 1462 год. Металл добыли и значит жизнь на алаасе Кэлэҕэй продолжается.


 

Избранное
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться
Включите премодерацию комментариев
Все комментарии к этому посту будут опубликованы только после вашего подтверждения. Подробнее о премодерации
Обратная связь